Типы зеркального переноса: классификация В СООТВЕТСТВИИ с генетико-динамическими ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ

Предыдущая классификация переносов, возникающих вследствие терапевтической реактивации грандиозной самости, основывалась на генетических представлениях. В этой главе мне бы хотелось обсудить типы зеркального переноса, связанные не столько с (наследственно обусловленными?) стадиями созревания грандиозной самости, сколько с внешними факторами, действовавшими в прошлой (детской) и нынешней (терапевтической) ситуации. В частности, я бы выделил три разных способа — (1) первичный, (2) вторичный и (3) реактивный, — которыми в процессе анализа устанавливается зеркальный перенос (в широком понимании этого термина), и показал, каким образом эти различные способы его возникновения связаны (а) с трансформациями грандиозной самости в детстве и (б) с определенными текущими переживаниями при формировании клинического переноса. Следовательно, терапевтическая мобилизация грандиозной самости может возникать либо непосредственно (первичный зеркальный перенос), либо временно в качестве отступления от идеализирующего переноса (реактивная ремобилизация грандиозной самости), либо в виде повторения при переносе специфической генетической последовательности (вторичный зеркальный перенос).

Первичный зеркальный перенос

Нет необходимости специально подробно обсуждать первичный зеркальный перенос, поскольку эта форма представляет собой обычный способ клинического проявления реактивированной при переносе грандиозной самости. Достаточно будет повторить то, о чем уже говорилось раньше, — что, если аналитик занимает соответствующую позицию и не вмешивается, первичный зеркальный перенос установится у анализанда спонтанно. Специфическая форма переноса (будь то слияние, перенос по типу второго «я» или зеркальный перенос в узком смысле) определяется патогномоничной точкой фиксации, а специфические страхи, которые испытывает пациент в процессе установления переноса (такие, как страх неконтролируемой регрессии, выражающийся в снах о падении, страх неконтролируемой гиперстимуляции реактивированным примитивным эксгибиционизмом, страх потери контакта с реальностью, вызванный усилением грандиозных фантазий, и т.д.), связаны со специфическим типом возникающего переноса. То же самое, разумеется, относится и к специфическим сопротивлениям, обусловленным специфическими опасениями пациента, которые препятствуют установлению переноса. Тщательное изучение разнообразных проявлений переноса, специфических страхов и связанных с ними сопротивлений имеет большую ценность для аналитика, поскольку может дать ему ключ к пониманию не только возникновения патологии, но и специфического динамического взаимодействия между центральной грандиозностью и эксгибиционизмом, с одной стороны, и близлежащими личностными структурами — с другой, которое на поздних стадиях анализа далеко не всегда проявляется столь отчетливо.

Если страхи анализанда вызывают у него непозволительный дискомфорт или если в течение долгого времени они мешают его попыткам снова привлечь интерес архаичного объекта самости к реактивированной грандиозной самости, то тогда аналитику следует объяснить пациенту значение этой возникшей проблемы. Такие объяснения, разумеется, не должны содержать специфического генетического материала, и аналитику не следует сообщать о своих интуитивных генетических реконструкциях, поскольку пациент склонен воспринимать их как призыв к установлению неспецифических, защитных, архаичных отношений со всеведущим объектом. Если же аналитик ограничится дружеским разъяснением пациенту движущих сил существующей ситуации, то пациент увидит, что аналитику знакомо нарушение, которое заставляет его страдать, он почувствует себя в большей безопасности, а его тревога и с нею связанные сопротивления ослабнут.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >