Преобразование в галлюциноз

Бион предлагает третий тип трансформации: преобразование в галлюциноз. Конечным продуктом этого процесса может быть, помимо прочего, галлюцинация, которая может как проявляться, так и не проявляться у пациента клинически. Поведение, язык и действия, характеризующие функционирование психотической части личности (см. главу 2), являются проявлениями (в контексте теории трансформаций) преобразований в галлюциноз. Для наблюдателя задача обнаружения и понимания этого типа преобразования является даже более трудной, чем в случае преобразования проекции, так как аналитик часто не имеет доступа к конечному продукту (Т^). В Главе 5 читатель найдет более подробный разбор проблем, присущих этому типу трансформаций, а также предложенные Бионом некоторые специальные методы работы с ними.

Преобразования из «О» и в «О»

Описывая три группы преобразований, мы говорили о процессах трансформации, началом которых является исходное переживание или ситуация, представленная категорией О трансформации.

Теперь необходимо более детально классифицировать О. Мы говорили об О в конкретных ситуациях, которые всегда были связаны с некоторым аспектом физической или психической реальности. Хотелось бы обратить внимание на неопределенность этого знака, так как именно это свойство Бион связывал с ним. Символ О используется как экстраполяция всего того, что в другой понятийной системе могло бы быть названо «полностью непознаваемой реальностью», «абсолютной истиной», «реальностью», «вещью-в-себе», «бесконечностью», «неизвестным».

В психоанализе, имея дело с психической реальностью или бессознательным, мы будем использовать символ О для обозначения всего неизвестного о пациенте, другими словами, для обозначения его психической реальности, проявляющейся во множестве трансформаций.

Катастрофическое изменение: Развитие и интуиция

Преобразования в О всегда носят подрывной характер. В модели Биона это описывается как катастрофическое изменение.

Этот термин крепко увязывает события, для которых характерны насилие, подрыв системы и инвариантность по отношению к контсйнсру-контсйнирусмому. Реализации, соответствующие этой устойчивой связи, можно найти в самых разных областях. Если контейнером является психика или личность (с характерной для нее в данный момент структурой), а контей-нируемым является О, то их взаимодействие, при соответствующем О, обнаружит все описанные выше свойства, то есть насилие, подрыв существующей системы и инвариантность в процессе трансформации.

Невротическая личность сталкивается с проблемами, происходящими из вытесненных инфантильных конфликтов, которые в аналитической работе могут стать явными, благодаря тому, что явления переноса подразумеваются, например, теорией эдипова комплекса. В теории трансформаций данную область охватывает термин преобразования движения и в данном контексте О лучше всего соответствует «бытию» осознания инцестуозпых тенденций и сопровождающей их кастрациониой тревоги. Сопротивление личности трансформации К^О включает в себя классическое явление сопротивления, описанное Фрейдом.

Область личности, в которой доминирует преобразование проекции, отчасти была определена в теории Кляйн, касающейся бессознательных фантазий, частичных объектных отношений и психотической тревоги. Таким образом, эта область соответствует теории параноидно-шизоидной и депрессивной позиций со свойственными им защитами, в особенности патологическим расщеплением и проективной идентификацией. В этом контексте подходящим О является, например, «бытие ответственности», или «бытие жадности», или «бытие садизма»; сопротивление трансформации К^О связано с этими явлениями.

Если область, с которой мы работаем, соответствует преобразованиям в галлюциноз, то подходящее О близко к тому, что известно как «бытие сумасшествия», или «бытие убийцы», или «бытие Бога». Реализации этого типа связаны с состоянием, которое не вошло в упомянутые выше теории. Необходима новая теоретическая формулировка, которая бы включала в себя не только реализации, но также и представляющие их умственные и эмоциональные состояния.

В этих случаях катастрофическое изменение имеет особое качество, неистовство которого, вместе с недостаточной способностью психики-контейнера удержать его, может вызвать эффект, который выйдет за рамки психоаналитической ситуации и, подобно взрыву, распространится на другие области — группу, общество и т. д. Соответственно, сопротивление психотической личности катастрофическому изменению будет более бурным и настойчивым, поскольку конфронтация угрожает подрывом, гораздо более болезненным и неистовым.

В книге «Внимание и интерпретация»''’ Бион разбирает, в частности, и эти проблемы. Его подход часто акцентирован на аналитике во время сессии, в аналитическом опыте переживания, где он должен взять на себя сложную задачу усмотрения трансформаций из О с тем, чтобы интерпретировать их в надежде вызвать в пациенте трансформацию К^О.

Можно сказать, что реальность, с которой мы имеем дело в качестве аналитиков, а именно, психическая реальность, является безграничной и имеет множество аспектов. Обычно, она не является объектом наших чувств. Бион предлагает использовать слово интуиция для обозначения наблюдения психической реальности, в отличие от методов наблюдения, используемых в медицине (зрение, осязание, слух, обоняние).

Психоаналитическая точка зрения, или, как Бион предпочитает ее называть, психоаналитическая позиция, является О, неизвестным, новостью и чем-то, еще не получившим оценку. Мы полагаем, что О можно развить настолько, что наша интуиция сможет ухватить его и сделать связным. Проявления или эволюция О предстают перед интуицией аналитика, и он должен оценить наличие каждого проявления развития прежде, чем сформулирует интерпретацию.

Интерпретация и процесс придания ей формы — Т(анали-тик)^ и Т(аналитик)а — задаются с помощью терминов, являющихся производными чувств, и могут быть квалифицированы как мысли.

Процесс под названием эволюция является объединением в результате внезапного озарения (интуиции) массы кажущихся разрозненными явлений, таким образом им придается связность и смысл. Эти процессы аналогичны тем, что были описаны Пуанкаре как появление «избранного факта»6, как гармонизирующий фактор открытия, который появляется (или должен появиться) в душе аналитика во время аналитической сессии, если он находится в соответствующем психическом состоянии. Этот процесс также может быть описан в терминах перехода от параноидно-шизоидной позиции к депрессивной, или как движение от бытия терпения к бытию спокойствия (secure). Пациент, неспособный пройти через эти две фазы: терпения и спокойствия — не сможет проделать работу, которая требуется для того, чтобы получить интерпретацию. Что есть адекватное состояние ума, необходимое для интуитивного постижения эволюции О? Бион предлагает систематически избегать воспоминаний и желаний, поскольку они коренятся в чувствах, вмешиваются в интуицию и поэтому — в возможность контакта с О в процессе эволюции.

Эта концепция очень похожа па концепцию свободно парящего внимания и ее легко уяснить, если под «желанием» понимать, например, «желание, чтобы сессия подошла к концу», или «вдохновенный восторг при лечении» («furor curandi»), а под

«воспоминанием» — скажем, навязчивое воспоминание о последней психоаналитической статье, прочитанной с целью понять материал, представляемый пациентом. Ясно, что эти желания и воспоминания вмешиваются в психоаналитический контакт с пациентом. Однако Бион идет дальше. Он распространяет «воспоминание» на всю память; он предлагает аналитику забыть все, что он уже знает о пациенте, и на каждой сессии рассматривать его как нового пациента. Это может помочь аналитику увидеть то, что он прежде игнорировал. Бион также распространяет «желание» на все желания, включая желание понять, и признает трудности, связанные с достижением и поддержанием этого состояния. Он удовлетворяет этим условиям, выдвигая гипотезу, согласно которой психическую реальность нельзя воспринять посредством органов чувств, а значит, наши чувственные средства мешают способности схватывать ее. Он указывает на важное значение способности терпеть страдание и фрустрацию, связанные с «незнанием» и «непониманием». Недостаточная терпимость к этому виду фрустрации может быстро привести аналитика к тому, что он будет искать «факты и причины», чтобы облегчить свое чувство неизвестности. Интерпретации, исходящие из этого рано развившегося поиска определенности, даже несмотря на то, что он может способствовать большему знанию, направлены против открытия и инсайта, которые тесно связаны с подходящим О.

Язык достижения происходит из возможности терпеть полусомнения, полутайны и полуправду. Это язык, который одновременно является и прелюдией к действию, и видом самого действия. Это язык, который аналитик должен освоить. Кроме того, этот язык связан со «способностью забывать, с возможностью настойчиво избегать желаний и понимания»7, находясь в контакте с пациентом, во время уникального и непередаваемого опыта каждой психоаналитической сессии.

Примечания

  • 1. W.R. Bion, Transformations // Heinemann, London, 1965.
  • 2. Там же.
  • 3. S. Freud, Remembering, repeating and working-through // S.E. 13.
  • 4. W.R. Bion, цитируемое произведение.
  • 5. W.R. Bion, Attention and Interpretation // Tavistock, London, 1970.
  • 6. W.R. Bion, Elements of Psycho-Analysis // Heinemann, London, 1963, p. 39.
  • 7. W.R. Bion, Attention and Interpretation // p. 51.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >