Алкогольные парасуициды

Данный вопрос успешно изучается в суицидологии, поскольку субъекты парасуицидального поведения доступны для прямого общения с исследователем. Зачастую полученные данные переносятся на весь спектр суицидального поведения (в том числе и на завершенные суициды), что не всегда корректно. В то же время не следует сбрасывать со счетов и данные, о которых уже говорилось в главе 3: у каждого пятого суицидента, летально завершившего попытку, были в анамнезе указания на ранее перенесенные акты аутоагрессии. Поэтому детальное изучение клинических особенностей парасуицидального поведения не лишено смысла и по-прежнему актуально.

Нами были клинически изучены 49 парасуицидов, совершенных 37 БА. Данный контингент состоял из пациентов, поступивших на стационарное лечение в Рязанскую Областную клиническую психиатрическую больницу им. Н. Н. Баженова для купирования алкогольного абстинентного синдрома или острого алкогольного психоза, а также пациентов, обратившихся с просьбой амбулаторного психотерапевтического лечения на кафедру психиатрии Рязанского государственного медицинского университета им. акад. И. П. Павлова. Данные группы парасуицидентов дополнялись пациентами, сообщавшими об осознанных суицидальных мыслях или тенденциях в поведении, а также БА, совершавшими аутоагрессивные акты — самоповреждения без цели лишения себя жизни. Таким образом, контингент БА, представленный в данной главе, проявлял весь спектр основных «классических» форм суицидального поведения. В качестве пациентов контрольной группы выступали 200 БА, клиника заболевания которых изучалась параллельно с наблюдением за ними теми же методами и способами с использованием аналогичных специальных опросников. Пациенты основной и контрольной группы достоверно не различались по возрасту и полу. Различия в клинической картине алкоголизма будут приведены ниже.

Клинические варианты парасуицидального поведения

С суицидологической точки зрения были проанализированы 49 парасуицидов 37 БА. По способу совершения суицида больные распределились следующим образом: самопорез — 22 случая (44,9%), са-моповешение — 14 случаев (28,6%), 9 случаев падения с высоты (18,4%), отравления (угарным газом, фармпрепаратами, спиртом) — 4 случая (8,1%).

Клинически все парасуициды могли быть разделены на 4 группы: 1) импульсивные, 2) депрессивные, 3) манипуляционно-шантажные, 4) психотические.

Импульсивные парасуициды. При импульсивных парасуицидах попытка заранее не планировалась и не обдумывалась, совершалась без

Глава 3. Суицидальное и несуицидальное аутоагрессивное поведение четко осознанного намерения лишить себя жизни. Попытки совершались в состоянии аффекта во время конфликта с родственниками (33%). Часть попыток больными объяснялась постфактум либо никак не объяснялась (12%), либо объяснялась «непсихогенными» причинами (55%) («захотелось вдруг болевых ощущений», или «чтобы кровь пошла, и стало легче», или «дурью маялся», «ради смеха»). 91% попыток совершались в состоянии опьянения. Самым частым способом совершения суицида в этой группе был самопорез (75%), затем падение с высоты (15%), отравление угарным газом (5%) и повешение (5%). Отметим, что больные, неоднократно совершавшие парасуициды, использовали один и тот же способ парасуицида. Среди психологических смыслов суицидальных попыток преобладал протест (45%), реже отмечено самонаказание (35%), избегание страдания (15%) и парасуи-цидальная пауза (5%); больные, совершавшие парасуициды неоднократно, могли придавать разный смысл совершению каждой последующей попытки.

Депрессивные парасуициды. Парасуициды отмечались на фоне ярко выраженной депрессии, сопровождающейся аффектами тоски и тревоги. Наиболее часто суицидогенная депрессия встречалась в конце запоя, на фоне ААС. Данная группа парасуицидов характеризовалась более длительным временным интервалом между возникновением намерения лишить себя жизни и его реализацией. Причины и мотивы суицидальной активности были более психологически понятны, основательны и лежали во внутрисемейной плоскости. Каждому парасуициду предшествовали значимые для личности суицидента конфликты. На фоне опьянения было совершено 53% попыток, причем алкоголь играл не стимулирующую, а скорее разрешающую, облегчающую реализацию намерения роль. На фоне ААС было совершено 47% попыток. Среди способов парасуицида доминировало самоповешение (62,5%), гораздо реже отмечен самопорез (12,5%), падение с высоты (12,5%), отравление таблетками (6,25%) и этиловым спиртом (6,25%). Психологические смыслы парасуицидов распределились следующим образом: отказ (31,25%), протест (18,75%), самонаказание (12,5%), избегание страдания и призыв (по 6,25%). Один парасуицид мог иметь несколько психологических смыслов («протест и самонаказание» или «отказ и самонаказание»).

Манипуляционно-шантажные парасуициды. Манипуляционношантажные парасуициды характеризуются осознанностью, отсутствием намерения лишить себя жизни, расчетливостью. В определенной степени пациенты не расценивали свои действия как суицидальные, а скорее как намеренные самоповреждения. От самоповреждений эти действия отличались интенсивностью, желанием выдать эти действия за суицид, наличием психологически понятной «веской» причины, разрешение которой, с их точки зрения, было возможно только в условиях шантажа смертью. 50% этих действий совершались в состоянии опьянения и 50% в трезвом состоянии (не в состоянии ААС). В 67% случаях использовался самопорез и в 33% самопове-шение. Психологический смысл в 50% был расценен как призыв, В 33% как чисто манипуляционно-рентный, в 17% как избегание страдания. Отметим, что лица, совершившие попытку самоповешения с демонстративными целями, в дальнейшем не прибегают к повторным действиям такого рода.

Психотические парасуициды. Психотические парасуициды совершались в состоянии психоза. Наиболее частым способом было падение с высоты (57%), затем повешение, самопорез и отравление (по 14,3%) соответственно. Существует мнение, что психотические суициды не являются суицидами в строгом смысле этого слова, поскольку отсутствует ясность сознания, а поведение, детерминируемое галлюцинаторными образами и неадекватным аффектом, во многом непреднамеренно и не имеет цели расстаться с жизнью.

Представляется, что психотические суициды вообще, возможно, не являются однородной группой, о чем свидетельствует, казалось бы, парадоксальный выбор способа суицида: при завершенных суицидах у психотиков, больных алкоголизмом, не встречался «естественный» для непреднамеренного, «случайного» хода события способ падения с высоты, тогда как у психотиков-парасуицидентов он был основным. В то же время, как будет показано ниже, у других пациентов, находящихся в состоянии острого алкогольного психоза и переживающих эпизоды мнимого преследования, направленность поведения может быть противоположной вышеописанной, отражая, например, пассивно-оборонительные внутриличностные тенденции.

Случаи падения с высоты, как, впрочем, и трагические случаи на воде, — не редкость у больных алкоголизмом. В обыденном сознании они связываются с последствиями прямого токсического действия алкоголя и снижением критики вместе со снижением чувства опасности. Если падение с высоты заканчивается летально, особенно при отсутствии свидетелей и отсутствии предсмертной записки, то эти случаи относят к несчастным и случайным. И все же тщательное изучение трагического события либо в рамках психологической аутопсии, либо при клиническом исследовании оставшегося в живых после падения пациента может обГлава 3. Суицидальное и несуицидальное аутоагрессивное поведение наружить аутоагрессивные причины алкогольного «полета». Ниже приведенный пример может служить тому подтверждением.

Наблюдение 1. Пациент Г., механик-высотник, 23 февраля пришел на прием по поводу амбулаторного лечения алкоголизма. Из анамнеза стало известно, что 23 февраля его мать 57 лет, страдавшая инволюционной депрессией, покончила жизнь самоубийством, выбросившись с балкона. Так как умерла она не сразу, то стало известно, что причиной суицида стало ее желание «освободить» сына: освободить ему квартиру и сделать его второй брак более счастливым, чем неудавшийся первый. Спустя несколько лет, тоже 23 февраля Г., будучи в состоянии алкогольного опьянения, случайно упал с того же самого балкона и сломал позвоночник. Сопоставление этих фактов поразило воображение Г., который упорно твердил, что все было, как и при суициде матери, с той лишь разницей, что она упала преднамеренно, а он — случайно. Чуть позже Г. признался, что с момента гибели матери его постоянно преследует чувство вины, поскольку он «косвенно причастен к ее смерти». Интересно, что 23 февраля родилась его вторая дочь.

Следующее наблюдение, сделанное с позиций сценарного анализа, может в определенном смысле иллюстрировать и выбор подобного способа смерти.

Наблюдение 2. Пациент Ж. родился от нежеланной беременности раньше срока, поскольку преждевременные роды были спровоцированы падением матери. В состоянии похмельного синдрома на фоне депрессии постоянно отмечает суицидальные мысли. Несколько раз пытался выброситься с балкона, останавливаясь в самый последний момент. При психологическом исследовании в ответе на вопрос о возможном способе смерти выражал убежденность в том, что умрет от падения с высоты, более того, в качестве посмертной эпитафии на памятнике Ж. предложил следующую фразу: «Говорила тебе мать, не прыгай в колодец!»

Таким образом, парасуицидальное поведение БА имеет свои особенности в сравнении с завершенными суицидами. К этим особенностям относится: широкое разнообразие клинических типов АП, разнообразие способов аутоагрессии, на первое место выходит не самоповешение, относящееся к наиболее рискованным способам АП, а самопорез, дающий наименьший процент фатальности и большую степень свободы для сознательного регулирования ситуации, обращает на себя внимание и наличие более широкого диапазона психологических смыслов, вкладываемых в попытку самоубийства, самонаказание как наиболее характерная черта фатального суицида уступает место другим, характеризующим диалогичность парасуицида.

В нашем исследовании мы выделили четыре клинических типа парасуицидов у БА, что в целом соответствует опубликованным результатам исследований (Амбрумова, Чуркин, 1980; Трайнина, 1983; Ка-нивец, 1992; Robinson, 1989). Отметим, что психотические суициды, по-видимому, в силу объяснимости их происхождения, многие авторы оставляют за чертой рассмотрения, что, по нашему мнению, не всегда оправданно. Наибольшее количество парасуицидов мы наблюдали в группе импульсивных и депрессивных; последние наиболее близки завершенным суицидам, здесь максимально выражена суицидогенная эмоция — депрессия, подмеченная еще Е. Блейлером в 1912 г. связь с проявлениями ААС. Данный тип АП в большей мере «человеческий» и психологический, нежели импульсивный, где внезапность и внутренняя навязанность попытки заставляют предполагать наличие острых биологических катаклизмов, может быть, сходных с пароксизмальностью, о чем писал, характеризуя алкогольные суициды, И. П. Лебедев (1896).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >