Особенности острого похмельного статуса (ААС, алкогольные психозы) у алкогольных парасуицидентов. Варианты отношения к смерти в состоянии острого похмельного статуса

Актуальность изучения аутоагрессивных феноменов с точки зрения острых похмельных нарушений диктуется рядом следующих обстояГлава 3. Суицидальное и несуицидальное аутоагрессивное поведение

тельств. Во-первых, наша работа в области наркологии представлялась бы неполной при игнорировании исследования алкогольного абстинентного синдрома (ААС), связанного, по словам С. Г. Жислина (1965), «со всеми проблемами алкогольной клиники и патологии». Во-вторых, как было показано выше, понимание клинического разнообразия аутоагрессивных проявлений невозможно вне контекста острой алкогольной патологии. В-третьих, состояния ААС и острых алкогольных психозов, обнажая преморбидную личностную почву, а также имея характер стрессоров, особенно наглядно могло бы демонстрировать отношение наших пациентов к экзистенциальной, в том числе мортальной, проблематике.

ААС изучался у больных алкоголизмом по преимущественной представленности симптомов, составляющих его психический и соматоневро-логический компоненты. Симптомы анализировались при непосредственном клиническом наблюдении и нацеленном расспросе пациентов. У пациентов, поступивших в стационар в состоянии острого психоза, симптомы ААС оценивались ретроспективно. Преимущество психического или соматоневрологического компонента определялось по субъективной значимости для больного той или иной симптоматики, а также согласно описанию острых алкогольных психозов, ААС с психическими расстройствами и ААС с вегетативно-соматическими и неврологическими расстройствами (Качаев и др., 1976). В психическом компоненте ААС учитывались следующие симптомы и симптомокомплексы: психопатоподобные проявления, суицидальное поведение (мысли и тенденции), незавершенные попытки суицида, чувство депрессии (ведущий аффект тоски), «тревожно-параноидная» установка (ведущий аффект тревоги) (Жислин, 1965; Качаев и др., 1976), астенические расстройства (вялость, раздражительная слабость, разбитость, безынициативность, бездеятельность), агриппнические расстройства (бессонница, нарушения засыпания, ранние пробуждения, кошмарные сновидения, частые пробуждения в состоянии страха, акустические феномены), ипохондрические навязчивые идеи, идеи виновности, в том числе утренние раскаяния, различные страхи (нозофобии, страх смерти, агарофобии, лиссофобии). В сомато-неврологическом компоненте ААС учитывались следующие симптомы: головная боль, эпипароксизмы с потерей сознания, тремор, кардиа- и га-стралгии, вегетативные симптомы (гипергидроз, тахи- или брадикардия с возможной экстрасистолией, гипер- или гипотония, диспепсии — анорексия, рвота, тошнота, понос или запор). Оценивая симптомы вегетативной дисфункции, мы исходили из того, что данная симптоматика возникает при ААС на ранних стадиях алкоголизма, проникает в соматонев-рологический компонент на поздних стадиях и может быть обнаружена

Таблица 1 1

Особенности параметров ААС у стационарных больных алкоголизмом с парасуицидами в анамнезе и без таковых

Критерий

С суицидальными попытками п=13

Без суицидальных попыток п = 183

t-критерий Стъюден-та

Психический компонент ААС (%):

Психопатизированное поведение

15,38

13,11

0,22

Тревога

30,76

20,76

0,76

Астения

15,38

22,4

0,67

Агриппния

46,15

40,98

0,36

Ипохондрия

15,38

17,48

0,2

Идеи виновности

15,38

11,47

0,38

Депрессия

76,92

50,8

2,13

Сомато-неврологический компо-

нент ААС (%):

Цефалгия

38,46

26,23

0,88

Эпипароксизмы

15,38

12,02

0,33

Тремор

7,69

31,69

2,94

Кардиагастралгии

23,07

31,19

0,67

Ведущий компонент ААС (%):

Психический

61,5

38,8

1,63

Сомато-неврологический

69,23

69,94

0,05

Примечание. Жирным шрифтом выделены значения t при Р<0,05.

практически у каждого больного в ААС. Поэтому при учете симптомов данного ранга обращалось внимание на их субъективную значимость для пациента.

Результаты сравнительного исследования представлены в таблице И.

Таким образом, полученные результаты представляются несколько неожиданными. Только по двум параметрам были найдены статистически достоверные (Р<0.05) различия, причем по параметру депрессии в ААС эти различия подразумевались, что еще раз подчеркивает важность этого критерия при прогнозировании суицидального поведения. Параметр «тремор в ААС», достоверно частый у лиц без парасуици-дального поведения, возможно, объясняется меньшей субъективной значимостью подобного рода симптоматики на фоне депрессии, о чем косвенно свидетельствует и выявленная тенденция по параметру «веГлава 3. Суицидальное и несуицидальное аутоагрессивное поведение дущий психический компонент ААС», возрастающий в парасуицидальней группе (61,5% против 38,8%).

Варианты отношения к смерти в состоянии острого похмельного статуса. Интересным и важным, на наш взгляд, явилось распределение контингента больных по отношению к фактору смерти. Острый похмельный статус (в том числе и острый алкогольный психоз) как критическое состояние или состояние острого дистресса (Крыжановский, 1985; Risher-Frowers et al., 1988) в определенной мере способен обнажить истинное или в самой наименьшей степени субъективное отношение к проблеме смерти. Имеется в виду, что сознательное психическое здесь использует минимум психологических защит (которые надо учитывать, интервьюируя пациента в «холодный» период) или не использует их вовсе (в случае психоза). В процессе клинического интервью было замечено, что пациентов по отношению к фактору смерти можно разбить по крайней мере на три группы. Выделить тех из них, которые относятся к смерти манипулятивно, т. е. используют эту идею для достижения внутрилич-ностных или межличностных целей — парасуициденты, сообщающие о намерении самоубийства или имеющие подобные мысли, актуализированные ААС (1-я группа — «суициденты»). Другая группа пациентов (2-я группа — «жертвы») испытывает страх смерти, неприятие ее атрибутов, ипохондрический страх, однако без аутоагрессивных устремлений. Третья группа пациентов («преследователи») относится к смерти или толерантно, когда мортальная проблематика не актуальна для клиники ААС, для острого психоза, или экстрапунитивно и агрессивно. Эти три группы сравнивались друг с другом с помощью факторного анализа.

Таблица 12

Результаты сравнения 1-й и 2-й групп при Р<0,05

Критерии

1 -я групг

а, % 2-я

ОТ^Аный психоз в анамнезе

80,95

50

Ипохондрическая симптоматика

20

70,6

Страх смерти при ААС

15

61,7

Паранойяльная симптоматика

40

11,7

Идеи смерти в клинике психоза

33,3

68,7

Самоидентификация с ролью «жертвы» в психозе

25

75

Шизофреноподобная симптоматика

19

0

Психастеническая симтоматика

0

14,7

Негативное отношение к лечению

19

0

Естественно, нас больше интересовали отличия аутоагрессивной группы (1-я группа) от двух других.

В таблице 12 приведены данные, касающиеся статистически достоверных отличий 1-й и 2-й групп.

Как видно из таблицы 12, в структуре ААС 1-й группы достоверно чаще (Р<0,05) встречается тревожно-параноидная установка и достоверно реже страх смерти, ипохондрические опасения. В клинике острых алкогольных психозов достоверно реже в 1-й группе присутствует мортальная тематика, а также поведение «жертвы», когда больные прячутся, убегают от мнимых преследователей, сообщают в милицию, жалуются персоналу, требуя принятия мер и проч. Следует отметить, что в 1-й группе встречалось достоверно больше алкогольных психозов. Из симптомов «патологической почвы» или коморбидных симптомов в 1-й группе достоверно чаще не было психастенических личностей и, наоборот, чаще встречались лица, структура острых похмельных нарушений которых была атипична с эндогенной точки зрения. 19% (или каждый пятый) пациент из 1-й группы негативно относился к лечению, т. е. нарушал режим отделения или был досрочно выписан.

Сравнение со 2-й группой характеризует аутоагрессантов как лиц без невротических наслоений ипохондрического и обсессивно-фобического типа.

В таблице 13 приведены данные, касающиеся статистически достоверных различий 1-й и 3-й групп.

Как следует из таблицы 13, в 1-й группе в структуре ААС чаще наблюдался страх смерти, тревожно-параноидная установка. Реже — явления астении. В 1-й группе чаще наблюдалось поведение «жертвы»

Результаты сравнения 1-й и 3-й групп (Р<0,05)

Таблица 1 3

Критерии

1 -я группа, %

3-я группа,%

Страх смерти при ААС

15

0

Паранойяльная симптоматика

40

9,2

Астеническая симптоматика при ААС

5

40

Тревожная симптоматика при ААС

70

35

Самоидентификация с ролью «жертвы» в психозе

25

0

Олигофреноподобные личностные черты

14,28

2,7

Шизофреноподобная симптоматика

19,04

2,7

Таблица 14

Критерии

1-я группа, %

4-я группа,%

Алкогольный делирий

62,5

85,1

Ипохондрическая симптоматика при ААС

70

15

Агарофобия при ААС

20,5

7,6

Страх смерти при ААС

61,7

0

Астеническая симптоматика при ААС

0

40

Тревожная симптоматика при ААС

79,4

35,4

Идеи смерти в клинике психоза

68,75

32,6

Толерантное отношение к идее смерти в психозе

31,25

65,2

Самоидентификация с ролью «преследователя» в психозе

6,25

41,3

Роль «стороннего наблюдателя» картин преследования в психозе

25

60,7

Самоидентификация с ролью «жертвы» в психозе

75

0

Отсутствие дополнительного к алкоголизму психиатрического диагноза

32,3

55,4

Психастеническая симптоматика

14,7

1,3

Позитивное отношение к антиалкогольному лечению

20,5

4,05

Негативное отношение к антиалкогольному лечению

0

10

Результаты сравнения 2-й и 3-й групп (Р<0,05)

в момент алкогольного психоза, чаще обнажалась эндогенная (шизоф-реноподобная) почва, встречалось также больше личностей, измененных по органическому типу с наличием олигофреноподобного дефекта.

Сравнение этих двух групп «высвечивает» органическую и эндогенную «почвы» аутоагрессантов, характеризуя последних с точки зрения коморбидности.

В таблице 14 сравниваются «жертвы» и «преследователи».

Как видно из таблицы 14, во 2-й группе достоверно чаще встречались: страх смерти, ипохондрический страх, агарофобия, тревога. В 3-й группе чаще встречалась апатоастеническая симптоматика. Клиника психозов также чрезвычайно разнилась. В 3-й группе чаще встречался алкогольный делирий и реже психозы с мортальной тематикой. Соответственно отличалось и поведение. В группе «преследователей» было меньше пациентов с двойным диагнозом (коморбидных), а также пациентов, положительно настроенных на антиалкогольное лечение, тогда как каждый десятый был выписан из стационара за нарушение режима.

Глава 4

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >