Сценарии жизни и ауто деструктивные сценарии больных алкоголизмом

Берн (Berne, 1972) определил сценарий как план жизни, выбранный в детстве, подкрепленный родителями и подтвержденный последующими событиями жизни, достигающий кульминации при альтернативном выборе. Он утверждал, что ребенок сам выбирает свой сценарий, принимая раннее решение, основанное на происходящих с ним событиях (до 6 лет), а также на основе оценки качества ухода за ним и необходимости выживания.

Штайнер (Steiner, 1974), предлагая свою сценарную матрицу (рисунок 8), наглядно показал процесс формирования сценария.

Основу сценария составляют предписания, полученные ребенком в невербальной (часто) форме от биологических родителей либо лиц, их заменяющих. Р. Гулдинг и М. Гулдинг (Goulding, Goulding, 1979) предложили список наиболее частых неблагоприятных предписаний, передаваемых детям родителями. Одно из них «Не живи!» составляет основу гамартического (трагического) сценария жизни, следуя которому ребенок во взрослой жизни может выбрать сценарную расплату

Сценарная матрица

Рис. 8 Сценарная матрица: 1 — контрпредписания (драйверы), 2 — программа, 3 — предписания в виде неестественной смерти — быть убитым, покончить жизнь самоубийством, стать жертвой несчастного случая. Предписания, как показано на рисунке 8, идут от Ре родителей к Ре ребенка.

Следующей важной составляющей сценарной матрицы являются контрпредписания, вербальные команды, идущие от Р родителей к Р ребенка, указывающие что и как надо делать или как быть, чтобы не следовать предписанию. Калер (Kahler, 1974) выделил пять основных негативных управляющих сообщений или драйверов, соотносящихся с соответствующими контрпредписаниями: «Угождай другим!», «Будь первым!», «Будь сильным!», «Торопись!», «Старайся изнурять себя работой!».

В матрице Клода Штайнера представлена и программа действий, которую ребенок копирует у своих родителей. Данная программа позволяет ребенку понять, что и как нужно делать, чтобы «правильно» выполнять предписания или контрпредписания. Данные сообщения идут от В родителей к В ребенка.

Общее в гамартических алкогольных сценариях

Предписание «Не живи!» читается нашими пациентами как «Убивай себя с помощью водки!», либо «Убивай себя!». Различные способы этих убийств составляют специфику каждой из выделенных групп. Предписание «Не живи!» в той или иной форме было выявлено у БА в 45±4,28% случаев, тогда как в контрольной группе пациентов амбулаторного психиатрического приема неалкоголиков (2-я группа) — только в 21,7±8,6% случаев (Р<0,02). Внутри группы предписание БА «Не живи!» диагностировалось в таком соотношении: в подгруппе парасуицидиентов (п=23) — в 95,6±4,3% случаев; в подгруппе имеющих суицидальные мысли и самоповреждения (п=36) — 38,8±8,1% случаев (Р<0,001); в подгруппе БА без признаков классической аутоагрессии (п=76) — 34±5,43% случаев (Р<0,0001 в сравнении с парасуицидиентами). Таким образом, количество пациентов с предписанием «Не живи!» возрастает параллельно диагностированию наиболее опасных форм аутоагрессивного поведения.

Программа «Выпивай!» копировалась нашими пациентами у родителей и близких лиц, когда наши пациенты находились в детском и подростковом возрасте. Понятно, что социальные моменты в становлении алкоголизма имеют основополагающее значение, поскольку еще ни один человек, даже имеющий генетическую предрасположенность к алкоголизму, не стал алкоголиком, не употребляя спиртные напитки и не употребляя их весьма интенсивным способом. Мы полагаем, что послание «Выпивай!» является частью сценарной программы еще и потому, что наши пациенты «учились» у биологических родителей справляться или совладать с проблемами с помощью водки.

Специфичность аутодеструктивных алкогольных сценариев

Специфичность аутодеструктивных алкогольных сценариев определяется комбинацией предписаний и контрпредписаний так, что каждому направлению соответствует вполне определенный личностный стиль поведения, описанный Ba (Ware, 1983), Джойнс (Joines, 1986) и Хойт (Hoyt, 1989) как личностная адаптация. Следует отметить, что основной жизненный стиль, который позволяет пациентам выживать и достигать зрелого возраста, строится на основе стратегий, направленных на избежание наиболее одиозной сценарной расплаты, детерминируемой предписанием «Не живи!». При этом наши пациенты делают это, следуя контрпредписаниям или выполняя менее одиозные предписания. Злоупотребление алкоголем облегчает эти выборы, в особенности на ранних стадиях развития алкоголизма.

Сценарий классического суицидального поведения при алкоголизме приведен на рисунке 9, где патогенное значение «Не живи!» наиболее очевидно.

Сценарная матрица классического суицидального поведения

Рис. 9. Сценарная матрица классического суицидального поведения: Р — Родитель, В — Взрослый, Ре — Ребенок

Родительские суициды служат источником трагического предписания и программой действий. О роли алкоголизма, облегчающего сценарный исход у данной группы алкоголиков, написано достаточно; наиболее суицидогенными признаются следующие факторы: повышение импульсивности на фоне приема алкоголя, наличие токсической абстинентной депрессии, снижение антимортальных барьеров и появление специфического чувства биологической вины за свое существование.

Сценарий рискованного поведения (рисунок 10) при алкоголизме соответствует истерической личностной адаптации. Употребление алкоголя здесь в сочетании с контрпредписанием «Спеши!» приводит к массе необдуманных рискованных поступков, соответствующих имиджу «истерического самовыражения». Создается масса возможностей для реализации предписания «Не живи!» косвенными, несуицидальными способами.

Сценарий антисоциальной группы (рисунок 11) соответствует антисоциальной личностной адаптации. Алкоголизация делает социально приемлемым совершение нелепых, «детских» поступков, вытекающих из предписания «Не вырастай!», а сосуществующая параллельно программа «Будь криминальным!» представляет возможности для реализации предписания «Не живи!» через криминальную смерть.

Сценарий семейной аутоагрессивности (рисунок 12) имеет черты как шизоидной («Не принадлежи!»), так и параноидной личностных адаптаций («Не доверяй!»). В этой группе двумя полярными точками поведения становятся развод и сверхценные идеи ревности. Алкоголизация в сочетании с контрпредписанием «Угождай другим!» предопределяет «хорошее» поведение для кого угодно, но не для членов семьи алкоголика. Следование же предписанию «Не принадлежи!» как контрверсии «Не живи!» возводит развод в ранг замаскированного суицида.

Сценарий группы профессиональной аутоагрессии (рисунок!3) соответствует обсессивно-компульсивной личностной адаптации или адаптации «ответственного работоголика», сизифов труд, призванный уберечь от суицидальной расплаты, приводит к краху наиболее ценного для данных личностей имиджа успешного работника.

Сценарий группы соматической аутоагрессивности (рисунок 14) соответствует пассивно-агрессивному личностному стилю. Алкоголики используют так называемое прямое токсическое действие этанола в рамках предписания «Не будь здоров!». С завидным упорством они разрушают свое физическое здоровье алкоголем. Понимая последствия

Сценарная матрица рискованного поведения

Рис. 10. Сценарная матрица рискованного поведения

Сценарная матрица антисоциального поведения

Рис. 11. Сценарная матрица антисоциального поведения

Сценарная матрица семейной аутоагрессии

Рис. 12. Сценарная матрица семейной аутоагрессии

Сценарная матрица профессионального аутоагрессивного поведения

Рис. 13. Сценарная матрица профессионального аутоагрессивного поведения

Сценарная матрица соматического аутоагрессивного поведения

Рис. 14. Сценарная матрица соматического аутоагрессивного поведения

Сценарная матрица пациентов с двойным диагнозом этого и обращаясь к специалистам в области соматической медицины, они вместе с тем склонны обесценивать усилия врачей и возможности лекарственно

Рис. 15. Сценарная матрица пациентов с двойным диагнозом этого и обращаясь к специалистам в области соматической медицины, они вместе с тем склонны обесценивать усилия врачей и возможности лекарственной терапии.

Сценарий группы двойного диагноза (рисунок 15) соответствует как шизоидной, так и нарциссической адаптации. Алкоголизация позволяет данной категории больных чувствовать свою принадлежность к группе, социализироваться. Вместе с тем, обнажая эндогенную почву, прием алкоголя разрешает им не выполнять предписание «Не живи!», постепенно становясь психически больными («Будь сумасшедшим!»). На фоне психотического состояния или тяжелой депрессии их аутоагрессивные акты становятся «объяснимы» и «выводимы» из клиники коморбидного расстройства.

Глава 5

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >