Сторонники и противники биотехнологий в сельском хозяйстве

ГМО безопасны

Если не доказано, что ГМО или операции с ними наносят ущерб окружающей среде или человеку или установлено, что этот ущерб незначителен, то запрещение проведения работ в области ГМО — нарушение прав выбора деятельности. Если потребитель не получает информацию о том, использовались ли ГМО в изготовлении товара, который он приобретает, то нарушается его право выбора. Более того, бездоказательные заявления как об опасности, так и безвредности ГМО также нарушают право выбора потребителя, поскольку не дают ему возможности сделать этот выбор объективным [35].

Доказать полную безопасность того или иного продукта невозможно. Можно лишь доказать, что он не представляет опасности при оценке по конкретным традиционным показателям. Это относится, естественно, не только к ГМО, но и ко всем продуктам, явлениям, исследованиям и т.п. С этой точки зрения ГМО даже более безопасны, чем продукты, полученные методами традиционной селекции. Действительно, последствия отбора в большом числе поколений, часто с индуцированием мутаций радиационными и химическими методами, без исследования произошедших генетических изменений трудно прогнозируемы. Когда же вводят в наследственный аппарат растения или биоагента вполне определенный ген, то просчитать результат этих действий все-таки проще. Опасность использования ГМО, как и большинства агрохимикатов, исходит в большей степени не от самих продуктов, а от технологии их получения и применения. Это и неумеренное использование гербицидов на глифосатоустойчивых культурах, и неконтролируемое опыление родственных растений, и т.п.

Бабочка-монарх — символ движения противников ГМР. В 1999 г. в научной печати появилось сообщение, что смертность личинок этого насекомого возрастает, если они питаются листьями трансгенной кукурузы. Однако в 2001 г. Верховный суд США оп-72

роверг этот факт. Оказалось, что пыльца трансгенной кукурузы для личинок не опасна, а вот от инсектицидов они действительно погибают.

Правительства и общественность в разных странах относятся к проблеме трансгенеза по-разному. Если, например, в США расширяются рамки законопроектов, допускающих включение продуктов трансгенного сельского хозяйства в коммерческий оборот, а сами выращивают такие растения на больших площадях, то в странах ЕС пока только признают необходимость научно обоснованной оценки безопасности растений и животных, получаемых в результате трансгенеза [9].

Уже сегодня ТП в значительной степени составляют питание американцев (сыр, мясо, гамбургеры, не говоря о сое, кукурузе, томатах, картофеле). Более того, в тех же США разрешено не указывать на этикетке происхождение пищевого сырья, поскольку создатели глубоко уверены (и смогли это доказать своему министерству здравоохранения) в безопасности трансгенной пищи.

В США лицензионная политика в области биотехнологии в большей степени сфокусирована на продукте, а не на процессе, при использовании которого производится данный продукт. В странах ЕС лицензионная политика в области биотехнологии, наоборот, в первую очередь контролирует процесс получения биотехнологического продукта. В ЕС защищают рынок от американцев, лидирующих в биотехнологиях, здесь сильны протесты разных общественных организаций против производства ТП.

По мнению США, отказ ЕС снять мораторий, введенный де-факто в отношении ГМ продукции, подрывает экономическое положение американских фермеров. США настаивают, что мораторий ЕС противоречит положениям ВТО, поскольку во многих странах в течение ряда лет миллионы людей используют в пищу ТП. 3 тыс. ученых, в том числе 20 нобелевских лауреатов, заявили о том, что ГМО совершенно безвредны, что речь на самом деле идет о заурядном европейском протекционизме.

Так как Всемирная продовольственная организация (ФАО) ООН и Всемирная организация здравоохранения официально пока не заявили об «однозначной» опасности генетических товаров, ограничение их импорта подпадает под санкции со стороны ВТО и даже Международного суда ООН.

10-Зак. 535

В работах [101-118] приводятся аргументы в пользу применения биотехнологии сельскохозяйственных растений.

  • 1. Биотехнология привносит в селекцию растений высокую точность. При традиционном кроссбридинге тысячи генов растения комбинируются с тысячами генов растения-партнера. При этом процессе одновременно с передачей полезных признаков возможна передача и нежелательных, ранее невыраженных признаков. Например, гибридное растение может давать более крупные фрукты, однако фрукт может иметь неприятный, ранее не присутствующий вкус. Это требует от селекционера «удаления» всех нежелательных признаков, что может занять около 15 лет. При использовании биотехнологии возможно помещение одного требуемого признака в ДНК растения.
  • 2. Всемирные научные организации заявили о своей убежденности в безопасности пищевых биотехнологических продуктов. Среди них ВОЗ, ФАО, Организация экономического сотрудничества и развития, представляющая 29 промышленно развитых стран, Орган контроля пищевых продуктов Австралии и Новой Зеландии, Национальная академия наук США, Королевское общество в Лондоне, национальные академии Бразилии, Китая, Индии, Мексики и многие др.

Национальный научно-исследовательский совет США выявил, что «не существует какого-либо строгого отличия в сфере рисков для здоровья и окружающей среды, вызванных ГИ растениями и полученными методами традиционной селекции».

  • 3. При испытаниях на безопасность особое внимание уделяется пищевой аллергии. При помещении в биотехнологические культуры генного материала последний подвергается обширным исследованиям на аллергенность. В настоящее время проводятся биотехнологические исследования по сокращению числа аллергенов во многих пищевых продуктах, включая зерновые культуры и сою.
  • 4. Применение биотехнологии тщательно регулируется тремя агентствами федерального правительства США: Управлением по контролю за продуктами и лекарствами, Управлением по охране окружающей среды и Службой контроля состояния животных и растений при Министерстве земледелия. Государственный надзор за биотехнологиями осуществляется непрерывно, начиная от фазы создания концепции и заканчивая внедрением продукта. Сущест-74

вуют девять специальных этапов, при которых требуется одобрение государственных органов для дальнейшего продвижения проекта. При этом три регулирующих органа обладают юридическим правом немедленного запрещения любого продукта, если новые достоверные данные поставят под вопрос безопасность этого продукта. Во время процесса запрещения продукта имеются шесть возможностей общественного слушания дела.

  • 5. Ни одна биотехнологическая культура не может получить разрешение на продажу до проведения тщательной экологической экспертизы, которую проводят Управление по охране окружающей среды (ЕРА) и Служба контроля состояния животных и растений (APHIS). Растения с функцией пестицида, как и устойчивые к насекомым растения, проходят проверку на воздействие «встроенного» в растение пестицида на иных, «не целевых» насекомых. Все растения, включая малочувствительные к гербицидам, проходят проверку на вероятность их трансформации в сорняки или на вероятность их скрещивания через пыльцу с другими растениями, так что дикорастущее растение может стать сорняком.
  • 6. Биотехнологические продукты должны иметь особую маркировку в случае наличия отличий такого биотехнологического продукта от традиционного. В настоящее время ниша «органических продуктов» на рынке уже предоставляет возможность полноценного выбора для потребителя, если он по каким-либо причинам не желает потреблять разработанные ГИ продукты.
  • 7. Применение биотехнологии позволяет улучшить питательные и терапевтические свойства пищевых продуктов. Ученые Швейцарии и Германии создали обогащенный витамином А и железом сорт риса. В развивающихся странах сотни миллионов женщин испытывают проблемы со здоровьем при беременности и в других случаях из-за нехватки в организме железа, 400 миллионов детей страдают от недостаточности витамина А, что приводит к 25 тыс. — 50 тыс. случаев детской слепоты каждый год. Исследования университета штата Невада сфокусированы на повышении содержания витамина Е в растительных маслах. Витамин Е связывают со снижением риска заболевания некоторыми видами рака и болезнями сердца, а в питании в терапевтических дозах он не присутствует.
  • 8. Биотехнология позволяет повысить эффективность фермерских хозяйств. Фермеры получают преимущества от использования двух типов ГИ растений: культур со встроенным механизмом защиты от насекомых и культур, малочувствительных к определенному гербициду. Фермеры отмечают множественные преимущества использования биотехнологических культур, включая повышенную гибкость в обработке культур, более высокие урожаи и более высокое качество зерна. Прямая прибыль фермерских хозяйств США от выращивания кукурузы, хлопчатника и картофеля типа Bt превысила в 1999 г. 100 млн долл.
  • 9. Применение биотехнологии может помочь удовлетворить возрастающий мировой спрос на продукты питания. Прогнозируется, что за время жизни наших детей население земного шара увеличится на 50%. А поскольку развивающиеся страны нуждаются в обогащенном белками питании, прогнозируется удвоение или даже утроение мирового спроса на продукты питания, при этом технологии, используемые для удовлетворения спроса в сельском хозяйстве после второй мировой войны, уже достигли максимума своих возможностей. Маловероятно, что при использовании современных технологий можно накормить ожидаемое к 2020 г. население в 8 млрд человек.

Современные ГМК по сравнению с традиционными обладают большими преимуществами как для фермеров и потребителей, так и в сфере охраны окружающей среды:

гербицидоустойчивые хлопчатник и соя — обычно гербициды вносятся только на зараженные сорняками участки поля, что позволяет минимизировать воздействие на окружающую среду и сократить производственные затраты;

устойчивые к насекомым культуры — определенные культуры, включая хлопчатник, кукурузу и картофель, были модифицированы с использованием одной и той же почвенной бактерии Bt для производства ядовитого для некоторых насекомых белка, в некоторых регионах выращивание культур Bt не требует использования каких-либо других инсектицидов, что позволяет фермерам сократить производственные затраты;

устойчивые к заболеваниям рис, батат (сладкий картофель), кукуруза и кассава (маниока) — при модифицировании культур на вырабатывание их собственных «вакцин» биотехнология может помочь фермерам, в первую очередь в развивающихся странах, от разить ранее неконтролируемые и опустошительные вспышки заболеваний.

Сторонники ГМК делают упор на то, что производство является спасением против большого количества химикатов, которые применяют фермеры и растениеводы. Они якобы разрушили огромные секторы живой природы, погубили много птиц. Утверждается, что ГМК являются настоящей альтернативной этому, избавляя, по крайней мере, от необходимости опрыскивания растений «для подстраховки», а также от необходимости тратить значительную долю средств из тех 400 млн фунтов стерлингов, которые только в Великобритании ежегодно расходуются на обработку урожая. Во всем же мире цифра составляет 30 млрд долл.

В ближайшие несколько лет на рынок выйдет все более увеличивающееся число и разнообразие культур с «дружественными потребителю свойствами». Например, используемые в пищеперерабатывающей промышленности масла сои, кукурузы и канолы модифицируются для того, чтобы выдерживать высокие температуры, а это позволит сократить время их переработки. Некоторые из этих масел будут иметь более низкие уровни насыщенных жиров.

Замедляющие созревание продукта признаки придадут овощам и фруктам аромат еще не сорванного плода и позволят сохранять их в свежем виде в течение более долгого времени. Потребители смогут получить продукт с улучшенным вкусом, повышенной питательной ценности, это относится как к уже модифицированным томатам, так и модифицируемым в настоящее время клубнике, малине, бананам, ананасам и другим культурам. Такие продукты не только будут иметь улучшенные вкусовые характеристики, но и смогут включать в свой состав вакцины против таких заболеваний, как гепатит, холера и малярия.

Опросы в США показали:

каждые два из трех потребителей выступают в поддержку производимых при использовании биотехнологии пищевых продуктов;

каждые семь из десяти американцев поддерживают современную политику Управления по контролю за продуктами и лекарствами США в области этикетирования/маркирования продуктов, которая требует, чтобы произведенные с использованием биотехнологии продукты имели специальную маркировку только в случае, если пищевой продукт был значительно изменен;

81% американских потребителей соглашаются, что вместо особого маркирования содержащих биотехнологические ингредиенты продуктов «для производителей пищевых продуктов, правительства, специалистов в области здравоохранения и иных лиц было бы лучше обеспечить более детальную информацию по данному вопросу через бесплатные телефонные службы, брошюры и компьютерные вэб-сайты».

Ведущие ученые мира из академии наук Бразилии, Китая, Индии, Мексики, Америки и лондонского Королевского общества в 2001 г. объединились для издания совместного документа, опровергающего неверные, некорректные и обычно обоснованные исключительно идеологией предположения, касающиеся ГМ растений [20]. Они признали, что отдают предпочтение постепенному и тщательному отрегулированному внедрению ГМ растений, перечислили их преимущества:

помощь в борьбе с вирусами, губительными для посевов растений, и паразитами, уничтожающими до 40% мирового урожая;

обеспечение более разумного использования неосвоенных земель и сохранности диких территорий;

увеличение содержания питательных веществ в продуктах питания, что приведет к уменьшению случаев ухудшения зрения, снижению детской смертности и других заболеваний;

уменьшение влияния человека на окружающую среду;

помощь в производстве пищевых вакцин и большого количества фармацевтических препаратов, которые положат конец таким заболеваниям, как холера, гепатит В и малярия;

усовершенствование методов диагностики и лечения рака;

помощь в поддержке и увеличении объемов производства продуктов питания и снижении цен на них.

Низкие цены и обилие продуктов питания — простейший способ для самых бедных регионов мира разрешить проблему, связанную с обеспечением пищей еще 2,3 млрд человек, которые родятся к 2025 г.

В марте 2005 г. нижняя палата конгресса Бразилии одобрила законодательство, полностью легализирующее производство биотехнологических культур. «Бразильский агробизнес одержал ключевую победу», — так прокомментировал это событие министр сельского хозяйства страны Роберто Родригес. По его словам, фермеры, уже несколько лет выращивающие биотехнологическую сою нелегально, теперь смогут законно покупать ее семена. После нескольких месяцев оживленных дебатов законодатели Бразилии, наконец, приняли биотехнологический закон, который отменяет все существовавшие запреты на продажу и выращивание ГМК. Принятие закона стало законодательной констатацией факта, который уже ни для кого не является секретом: практически вся соя в мире, а она в основном выращивается в США, Аргентине, Бразилии — трансгенная.

Как известно, выращивание гербицидоустойчивой сои требует применения только одного гербицида 2-3 раза за сезон вместо многократных внесений многих гербицидов, включая высокотоксичные почвенные, при культивировании обычных сортов сои. Биотехнологическая соя сокращает не только общее количество вносимой на поля «химии», но и расходы на топливо, технику, рекультивацию земель. Вот почему новая, биотехнологическая соя так быстро «завоевывает сердца» фермеров и мировой рынок [54].

Сообщения об успехах генной инженерии приходят чуть ли не ежедневно. Ученые уже вводят не один, а несколько новых генов в рис, кукурузу, томаты. Культуры становятся не только сильными и выносливыми, но и несут в себе витамины, которые в естественных условиях не вырабатываются.

ТР могут выдерживать засуху и заморозки, расти на бедных почвах, противостоять сорнякам, болезням и вредителям, а следовательно, давать гигантские урожаи. Кроме того, они могут вызревать в другие, более благоприятные для данного климата сроки, приобретать дополнительные питательные качества, значительно дольше храниться, а еще они дешевы, не требуют ядохимикатов и удобрений.

Главный аргумент противников ТР — непредсказуемость отдаленных последствий их использования как для человека, так и природы. С начала исследований и разработки новых продуктов прошло лишь 20 лет. Это мало для достоверных прогнозов. Сторонники модифицированной пищи утверждают, что содержащиеся в ней белки расщепляются еще на стадии кулинарной обработки и уже, наверняка, в нашей пищеварительной системе, а значит, не могут встраиваться в наши клетки и как-то их видоизменять. Как пример приводят картофель, устойчивый к колорадскому жуку, вокруг которого было больше всего шума. Этот картофель содержит белок, который в кишечнике колорадского жука связывается с особыми рецепторами и повреждает его клетки. Однако этот белок не опасен для человека, ведь в нашем кишечнике нет таких рецепторов.

Для проверки Институт питания РАМН провел независимые расследования трансгенного картофеля, поскольку именно эта культура в перспективе наиболее интересна для России. А набеги колорадского жука на картофельные поля и делянки за последнее десятилетие становятся все более свирепыми. Эксперименты проводили на крысах и затем на людях-добровольцах. И тем, и другим скармливали довольно большие количества картофеля и внимательно следили за многими медико-биологическими показателями. У крыс за время годичного эксперимента успело родиться несколько новых поколений, в организме которых не было замечено никаких изменений. Понятно, люди-добровольцы за год не успели обзавестись потомством, но все они чувствовали себя прекрасно.

В России также двойственное отношение к ГМ технологиям. По мнению академика В.С. Шевелухи [100], основная часть средств массовой информации больше настроена на погоню за сенсациями, чем на объективное освещение важнейших научных проблем. Они мало связаны с наукой и больше занимаются перепечатыванием информации, взятой друг у друга. Бывают ситуации и иного характера. В Краснодарском крае, например, развернутая прессой компания борьбы с биоинженерией и ГМО привела к тому, что его руководство отдало распоряжение отправить назад в США 20 тыс. т завезенной трансгенной сои и уничтожить все посевы ГМР на территории края. Только активное вмешательство известных ученых и специалистов-представителей Минсельхоза и Минздрава, РАН и Россельхозакадемии позволило нормализовать обстановку.

Правительству необходимо как можно быстрее принять окончательное решение обеспечить создание в стране национального проекта по биотехнологии и биоинженерии, профинансировать его, оснастить современным оборудованием лаборатории, институты и центры.

Правительство Российской Федерации в конце 2000 г. приняло постановление о порядке регистрации ГМО на биобезопасность. Оно открывает дорогу ГИ деятельности в России. Быть может, ко-80

гда употреблять обычную пищу — на душе спокойнее. Но не зарегистрировано еще ни одного случая, когда ГМР принесли бы человеку вред. Кроме того, иного пути, кроме как развивать трансгенные технологии, у человечества не имеется [20]. Академик В. Шумный, директор Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН считает, что жаркие дискуссии по поводу их вреда в мировой прессе объясняются, в основном, жесткой конкуренцией между компаниями, производящими продукты питания. Ученый пояснил, что ТР проходят строжайшие испытания для получения лицензии. «Я знаю лишь один случай, — подчеркнул он, — когда у ТР появились аллергенные свойства и оно было снято с испытаний». Проверка ГМП на животных, по словам академика, надежна, так как проводится на 40-50 поколениях. В то же время проверка на человеческом организме требует многих десятков лет.

Сторонники развития производства ГМП в России настаивают на ее безопасности как для человека, так и окружающей среды. При этом основной упор они делают на экономический эффект. По данным директора центра «Биоинженерия» Россельхозакадемии К. Скрябина, в Китае, к примеру, в 2002 г. доля трансгенного хлопчатника достигла 50%, а доходы фермеров возросли на 500 долл, с 1 га. Академик объяснил быстрое распространение биотехнологий в сельском хозяйстве «экономическими преимуществами, которые они дают фермерам и обществу в целом». Сегодня в странах, где разрешено выращивание ГМК, живет более половины мирового населения. Европейцы, до недавнего времени запрещавшие выращивать ГМ и выпускать продовольствие с трансгенными составляющими, импортируют эти культуры для пищевой промышленности и производства кормов. По данным ученого, в 2002 г. ЕС импортировал только из Аргентины 12 млн т трансгенной сои. По словам К. Скрябина, в 2001 г. страны ЕС также ввезли из США одной только сои на сумму более 1 млн долл. При этом США, «фигурально выражаясь, собирают весь урожай в один общий амбар», не различая генномодифицированную и традиционную продукцию. «Поэтому не совсем правы те, кто заявляет, что Европа не признает ГМ культуры и продукты на их основе», — говорит он. Как член Межведомственной комиссии по генноинженерной деятельности, руководитель центра «Биоинженерия» полагает, что и России пора внедрять новые технологии в сельскохозяйственную практику. Од-

Q 1 11-Зак. 535 ° нако к повсеместному выращиванию не допущено ни одно ТР, хотя два отечественных сорта картофеля уже зарегистрированы и имеют свидетельства о биобезопасности. «Такое положение следует менять, — убежден К. Скрябин. — Наши сельхозпроизводители должны получать такую же выгоду от новых технологий, как и другие страны» [54].

В России создана Общенациональная ассоциация генетической безопасности. Между тем, сторонники биотехнологий уверяют, что бояться не нужно и за этими технологиями — будущее страны [80].

«Биологические технологии относятся к числу основных в XXI веке. И сегодня нет ни одного факта, говорящего против ГМП. Все растения, которые мы получаем, — говорит К. Скрябин, тщательно проверяются: мы смотрим, чтобы встроенный ген ничего не нарушил, затем медики в течение 3-5 лет изучают токсикологию, аллергические реакции. Параллельно с этим следим, передается ли ген от одного растения к другому, изменяются ли среда обитания и микробы. Если все безопасно, происходит регистрация этого растения.

Полтора года назад я объявил в прессе, что центр «Биоинженерия» РАН выплатит 10 тыс. долл, тому, кто принесет научную статью из реферативного журнала, где показано, что картошка, устойчивая к колорадскому жуку, может нанести хоть какой-то вред человеку. Ни одной статьи не принесли.

Говорят, эта картошка не выдерживает хранения. Действительно, есть два американских сорта картошки, устойчивых к жуку, которые выведены для немедленной переработки. А мы сейчас получили сорта «Невский», «Луговской» и «Елизавета», которые потрясающе хранятся, потому что это российские сорта. Пятый год мы проводим с ними эксперименты. И ушли бы далеко вперед, если бы не было этих истерик, к которым так внимательно прислушиваются в России. Первый канал ТВ показал женщину, которая сказала, что у нее семена «заражены генами»! Говорят об аллергии, которую якобы вызывают ГМП. На самом деле в мире усиливается аллергия у людей. Это один факт. Люди едят все больше трансгенных продуктов — это второй факт. Но почему эти два факта связаны, я не понимаю.

В мире трансгенными растениями засеяно уже 67 млн гектаров. Неужели вы думаете, что это сделали злоумышленники, которые 82

не беспокоятся о своем и чужом здоровье? США, Канада, Аргентина, Бразилия, Мексика, Австралия, ЮАР вовсю используют биотехнологии. В Китае и Индии — вообще бум. Мне могут возразить: а как же большинство африканских стран, которые отказались от ГМ продуктов? Был один лидер африканской страны, который сказал: «Мы не позволим генной инженерии убить наших людей». И несколько тысяч людей у него в стране умерло от голода, но трансгенную сою не завезли. Между тем, ее используют в пищу американцы. а Европа в 2002 г. завезла 17,5 млн т ГМ сои из Америки и Аргентины и кормила этой соей птиц, коров и прочих животных.

В Китае 9 млн фермеров выращивают трансгенные культуры. Индусы приняли национальную программу, по которой в 2005 г. они должны создать 14 новых типов растений. К ним сейчас присоединяются Филиппины.

Противники ГМО предлагают нам органическое земледелие «с лучиной». Тем временем Россия ежегодно теряет только от колорадского жука 30% урожая картошки, то есть 1,2 млрд долл, в год. Мы получаем сотни писем от серьезных хозяйств и простых бабушек и дедушек, которые готовы испытывать у себя на полях наши ГМ семена. Но вынуждены ждать решения экологов и бюрократов.

Тони Блэр недавно в своем выступлении призвал Европу одуматься: она на 10-15 лет отстает от Америки, Японии и Китая, где основное направление развития — генно-инженерное. Нужно понять, что борьба против ГМ-технологий — это чистой воды политика, тесно связанная с экономикой. Европе невыгодно выращивать и ввозить на свою территорию ТП — вот она и утверждает, что они опасны.

Однако, по моим прогнозам, через два года Европа одумается и полностью разрешит у себя ТР. А общемировая площадь полей под ТК достигнет 100-120 млн га. Это примерно вся посевная площадь России. Но у нас под ГМ культурами будут всего десятки гектаров. Если будут. И все потому, что в России экология — это политика, и пока мир идет вперед, мы теряем время».

По словам академика РАН К.Г. Скрябина, в центре «Биоинженерии» есть база данных с информацией обо всех зарегистрированных в мире ТК.

Отечественных ТК, разрешенных для коммерческого использования, пока нет. На данном этапе в России проводятся испытания восьми сортов таких растений — сои, кукурузы, сахарной свеклы, картофеля, причем из трех сортов картофеля всего один отечественный. Даже если ГМ картофель успешно пройдет все этапы испытаний в России, у его производителей могут возникнуть проблемы со сбытом. Многие крупные торговые организации говорят, что никогда не продавали и не будут продавать ГМП.

Судьбу ГМП решат не переработчики и не продавцы, а сами потребители. Именно от общественного мнения зависит, будут выращивать в России ГМК или нет [21].

10 марта 2004 г. в рамках выставки «ХимАгроЭкспо-2004» прошел практический семинар «Биотехнология для сельского хозяйства». Ведущим семинара выступил К. Г. Скрябин — член совета при Президенте Российской Федерации по науке и высоким технологиям, директор центра «Биоинженерия» РАН, академик Рос-сельхозакадемии [8].

Ситуация с применением биотехнологий в сельском хозяйстве России странная. С одной стороны, отечественная научная биотехнологическая база признана одной из лучших в мире — существует масса институтов, достижений и успехов, постоянно ведутся новые разработки. С другой стороны, текущее состояние российского сельского хозяйства без слов говорит о необходимости развивать его всеми возможными способами. Внедрение достижений отечественной биоинженерии в сельское хозяйство могло бы дать чувствительный толчок к развитию последнего. На деле, как утверждает К.Г. Скрябин, все иначе: «Россия импортирует 5 видов ГМ культур для корма скота и 13 видов пищевых продуктов с ГМ составляющими. При этом, имея всю необходимую базу, Россия самостоятельно не выращивает ни одного квадратного сантиметра ГМ растений».

А.Л. Конов, вице-президент компании «СуперАгро», придерживается такого же мнения. В ходе семинара он представил доклад «Биотехнологии для защиты растений: состояние дел в мире и перспективы для России». По его словам, распространению биотехнологий в России мешают многочисленные мифы, которые необходимо развенчивать. Среди них он выделил несколько мнений, распространенных среди всех слоев населения. Было упомянуто распространенное заблуждение о запрете на культивацию ГМР в странах ЕС. На самом деле европейские страны выращивают несколько 84

видов ГМК: сою, кукурузу, хлопчатник. Не менее нелепым выглядит утверждение, что в скором будущем методы органического сельского хозяйства вытеснят биотехнологии, что тоже неверно, поскольку простой анализ темпов роста земельных площадей, отданных под ГМК по всему миру, доказывает обратное. По утверждению А.Л. Конова, за последние семь лет такие площади выросли в 35 раз, тогда как земельные площади, отданные под обычные культуры, расширились в среднем в 3-4 раза. Еще одно заблуждение, распространенное в среде противников развития биотехнологий для сельского хозяйства, прямо противоположно предыдущему: многие сторонники ГИ утверждают, что традиционная сельскохозяйственная селекция больше не нужна. Общее мнение участников семинара сводится к тому, что традиционные сельскохозяйственные методы, как и биотехнологические, не могут считаться универсальными. Для современного сельского хозяйства в равной степени важны и метод современной селекции, и достижения ГИ. Только при условии сотрудничества специалистов обеих областей становится возможным появление экологически чистых, безопасных сельскохозяйственных культур, производство которых будет экономически выгодным.

Биолог с мировым именем, вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук Л.К. Эрнст — сторонник ГМО: «Есть три основных направления ГИ работы с животными, которые «имеют смысл». Первое — продовольственное. Мяса мы должны есть столько, сколько нужно. Причем хорошего качества. И за разумную цену. Конкретный пример. Сегодня мы изучаем уже восьмое поколение созданных нами в лабораториях Всероссийского института животноводства трансгенных свиней, которые растут гораздо быстрее «традиционных». Кроме того, такие свиньи «откладывают» значительно меньше жира, то есть их мясо полезнее для здоровья. Результат получен всего за несколько лет — в геном животных внедрен один ген. Традиционной селекции понадобились бы десятилетия.

Второе направление — животные, генетически устойчивые к болезням. В цену килограмма мяса, среди прочего, заложены немалые расходы на вакцинацию. Ведь, например, лейкозом крупного рогатого скота в России заражено 25% поголовья. Нами уже получены животные с геном, который препятствует развитию лейкоза.

Жизнь заставляет идти дальше по этому пути — взять то же коровье бешенство или птичий грипп...

И третье, пожалуй самое важное направление — животные, продуцирующие лекарства. Например, препараты с гормоном роста для детей, которые из-за нарушений в эндокринной системе рискуют остаться карликами на всю жизнь. Сегодня производить их сложно и дорого. Животное-продуцент все удешевит. Мы уже получили свиней, которые выделяют данный гормон... в своем молоке. Ну со свиньи, конечно, много не надоишь, поэтому работаем теперь с трансгенными коровами, и обнаружилась интереснейшая вещь. Для того чтобы получать лекарственные вещества, не обязательно генетически изменять все животное целиком. Мы научились модифицировать отдельные органы, в данном случае на генном уровне меняется лишь структура молочных желез.

В ближайшем будущем лекарства от опаснейших гематологических и онкологических недугов смогут себе позволить не просто богатые, а очень богатые. Только с помощью трансгенных животных эти препараты могут стать доступными всем. Легко представить, сколько жизней может быть спасено».

«Не надо тормозить трансгенные разработки! Поступая так, Россия постепенно теряет конкурентоспособность на мировом рынке», — такое мнение высказал председатель Зернового союза России А. Злочевский.

Предубеждения о вреде ТП, бытующие в России, затормозили наши разработки в области ГМ технологий.

«Сейчас Россия с трудом продвигается в этом направлении», — считает Злочевский. — Все, что потребляют в пищу россияне — пиво, сыры, мясо, «ножки Буша», молочные продукты, конфеты-батончики, хлопок — все имеет трансгенное происхождение». «Какая-то долька ТП» используется и при выпечке хлеба. Однако зерно для выпечки хлеба в России применяется только отечественное, «никакого заграничного». В связи с этим он пояснил, что нигде в мире пока не выращивают трансгенное зерно в больших объемах — есть только разработки такого зерна за рубежом. Злочевский также отметил, что все корма для скота, ввозимые в Россию, также трансгенные.

«Мы настаиваем, и давно, что надо развивать собственное производство (трансгенных кормов), мы способны произвести живот-86

новодческую продукцию в достаточном количестве для собственного потребления и более того, способны ее экспортировать. Сейчас в России рынок открыт для импортной продукции, надо его постепенно закрывать».

По данным Российской академии сельскохозяйственных наук, опубликованным в книге «Современные системы защиты и новые направления в повышении устойчивости к колорадскому жуку», применение ГМ картофеля — наиболее дешевый метод защиты растений от колорадского жука. По оценке академии, вредоносное насекомое губит 20-40% урожая, нанося ущерб 19 млрд руб. в год. Россия собирает картофеля на 150 млрд руб. в год. ГМ картофель может стать хорошей стартовой площадкой для внедрения в России более массовых видов ГМ растений — сои и кукурузы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >