От редактора

Предлагаемая книга представляет собой посмертное издание заключительной части более обширного исследования на тему Шотландской школы просвещения, проводимого в течение многих лет сотрудником сектора истории политической философии Михаилом Александровичем Абрамовым (1933—2006). Как и предполагалось изначально, работой «Два Адама. Классики политической мысли» ставится точка в галерее ин-теллектуальных портретов блестящих мыслителей, шотландцев по происхождению, чьи имена вошли в сокровищницу европейской философской мысли (Д.Юм, ТРид, Ф.Хатчесон, А.Смит, Ф.Фергюсон, Д.Стюарт). В ранее изданной части исследования в центре внимания автора находились фигуры Ф.Хатчесона и Д.Юма, творчество которых представляет непосредственный интерес для истории политической философии[1] . И вот перед нами заключительная часть труда М. А. Абрамова.

«Два Адама» это, во-первых, знакомый каждому современному школьнику Адам Смит, а во-вторых — предтеча современной социологии Адам Фергюсон, имя которого также весьма почитаемо (правда, только среди специалистов). В настоящей работе оба классика выступают прежде всего как представители политической мысли. В этом качестве их имена мало что способны сказать отечественному читателю. Между тем в евро-американской традиции, весьма умудренной в области политической теории, все вышеупомянутые

деятели прочно ассоциируются с прославившим Шотландскую школу политико-философским направлением, известным как «контр-просвещение».

Вторая часть настоящего издания содержит впервые осуществленный перевод работы, озаглавленной «Рассказ о жизни и творчестве Адама Смита». Работа представляет интерес не только как рассказ очевидца и не только как памятник историко-философской мысли XIX в.; ее присутствие в данной публикации объясняется прежде всего тем, что принадлежит она перу Дугальта Стюарта, одного из главных представителей младшего поколения «шотландцев». Издание этой работы (с минимальными сокращениями) в качестве Приложения к труду М.А.Абрамова об Адаме Смите является воплощением замысла самого автора. Михаил Александрович считал необходимым познакомить читателя также и со следующим поколением представленной школы мысли, но, к несчастью, не успел посвятить этому поколению отдельное исследование.

* * *

Данное краткое введение будет неполным, если в нем не найдется места нескольким словам о личности недавно ушедшего от нас автора исследования. Друзья и коллеги Михаила Александровича не раз отмечали поразительную духовную близость автора к персонажам названных трудов, его удивительно личностное отношение к ним. Утверждают даже, что сам выбор им Шотландской школы в качестве объекта увлеченного многолетнего изучения свидетельствовал о пристрастии автора к выдвинутому школой учению о моральном чувстве - особом свойстве человеческой натуры, проявляющемся в таким чертах, как благожелательность, дружелюбие, терпимость, отзывчивость, способность к сочувствию.

Правоту подобных предположений доказать так же трудно, как и опровергнуть. Несомненно другое: самому Михаилу Александровичу все эти качества души были присущи в наивысшей степени. Это придавало особое обаяние его отношениям с окружающими, притягивало к нему даже самых неконтактных людей. Утомительную официальную процедуру он мог каким-то чудесным образом превратить из сухой формальности в очень человеческое и комфортное общение, обладая даром расположить к себе людей в любой ситуации. Человек в сущности скептичный и чуждый самоуспокоенности, он умел не превращать эти свои черты в несчастье для ближних, привнося в любую компанию очарование такта, мягкого юмора и неподдельного интереса к окружающим.

Разумеется, такой человек не мог принадлежать к разряду холодных аналитиков, ценящих в исследуемом «материале» только движение идей. Изучая теорию, он желал вести диалог не с чистыми академическими выкладками, а со стоящими за ними живыми людьми. Докопаться до них сквозь века, суметь «видеть их и осязать» — вот какая цель служила действенным импульсом к его многолетним скрупулезным поискам. Результат — оставшиеся нам в наследство работы Михаила Александровича. Мы рады, что можем представить их на суд читателей — нынешних и будущих.

От лица сотрудников сектора истории политической философии

Ирина Мюрберг

  • [1] См.: Абрамов М.А. Шотландская философия века Просвещения. М., 2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >