Святость Церкви

По своей Богочеловеческой сути Церковь — несомненно, единственная организация в земном мире. В этой ее природе и вся ее святость. На самом деле, Церковь — Богочеловеческая мастерская освящения людей, а через них — и остальной твари. Она свята, как Богочеловеческое тело Христово, которому Сам Господь Христос — бессмертная глава, а Дух Святый — как бессмертная душа. Потому в ней все свято: и ее учение, и ее благодать, и ее таинства, и ее добродетели, и все силы ее, и все ее средства, собранные в ней для освящения людей и твари. Из беспримерного человеколюбия став Церковью, Бог и Господь Иисус Христос освятил Церковь Своим страданием, воскресением, вознесением, учением, чудотворением, молитвою, постом, таинствами и добродетелями — словом, всецелой

Своей Богочеловеческой жизнью. Потому и произнесено боговдохновенное благовестие: Христос возлюби Церковь и Себе предаде за ню, да освятит ю, очистив банею водною в глаголе: да представит ю себе славну Церковь, не имущую скверны, или порока, или нечто от таковых, но да будет свята и непорочна (Еф. 5, 25-27).

Но евангельская реальность, наблюдаемая в ходе истории: Церковь полна и переполнена грешниками. Умаляет ли, нарушает ли, уничтожает ли ее святость Их присутствие в Церкви? Ни за что и никаким образом. Ведь неумалимо и неизменно святы Господь Иисус — глава ее, и Дух Святый — ее сердце, и ее Божественное учение, и ее таинства, и ее добродетели. Церковь терпит грешников, хранит их в своем лоне, поучает, дабы пробудить их к покаянию и к духовному оздоровлению и преображению, и они не препятствуют Церкви быть святой. Лишь нераскаянные грешники, упорные во зле и богоборческом зловолии, отсекаются от Церкви или видимым действием церковной Богочеловеческой власти, или невидимым действием суда Божиего, и таким образом сохраняется святость Церкви. Измите злаго от вас самех (1 Кор. 5, 13).

Святые отцы и в своих писаниях и на Соборах апостольски ревностно и богомудро исповедали святость Церкви как ее сущностное и неизменное свойство. Отцы II Вселенского Собора догматически определили это в девятом положении Символа веры, а следующие Вселенские Соборы подтвердили это печатью согласия.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >