Социальное расслоение и особенности здоровья в различных группах населения трудоспособного возраста (1999—2000 гг.)

Неравенство в здоровье проявляется при анализе разных социально-экономических индикаторов, таких как образование, профессиональный уровень (занятие, профессиональная деятельность), доход, наличие собственности, благосостояние и т.п. В исследованиях специалистов США чаще анализируются особенности, связанные с образованием, в европейских исследованиях — с уровнем профессиональной деятельности.

Аргументы «за» и «против» использования разных социально-экономических индикаторов различны, но очевидно, что вычленить отдельный, независимый эффект влияния социально-экономического статуса на здоровье возможно только при элиминации других факторов, и, соответственно, выявить наиболее важный социально-экономический индикатор. Соответственно, необходимо и измерить взаимосвязи

Раздел подготовлен при участии к.м.н. В.Б. Белова. между ключевыми социально-экономическими индикаторами (E.Lahelma, 2004).

Например, если рассматривать такой фактор, как образование, то специфической особенностью его уровня по сравнению с другими факторами являются знания и так называемые нематериальные ресурсы, которые прежде всего определяют особенности образа жизни, стимулируя более здоровый образ жизни, кроме того, очевидно, что в этих группах более высокий социально-экономический статус и доход. В нашей стране лица с высоким уровнем образования в результате социальной трансформации оказались в разных слоях общества, что сказывается на формировании здоровья и, в определенной мере, нейтрализует негативные влияния низкой материальной обеспеченности.

Социально-экономический статус связан с профессиональной деятельностью, определяет место в социальной иерархии, оплату труда и, соответственно, доход. Сам доход в семье определяет материальные возможности, в том числе необходимые для поддержания хорошего здоровья.

В период социальных преобразований происходит приспособление различных групп населения к новым реалиям общественной жизни, с учетом основных демографических характеристик (возраст, пол), уровня образования, а также психологических особенностей, личностных характеристик человека и даже физических возможностей, вт. ч. состояния здоровья.

В современных условиях формирования новых общественных структур в нашей стране (так называемых коммерческих структур, реализации возможности создания собственных предприятий или частного предпринимательства) наряду с сохранением прежних учреждений и организаций государственного характера и появлением новой категории населения — безработных, происходит перераспределение в занятости и доходах населения. По данным демографов, к середине 90-х годов 8—10 млн. населения страны достигли высоких западных стандартов потребления, сконцентрировали у себя половину доходов. По профессиональной принадлежности они включают руководителей, предпринимателей, работников банков, фирм и т.п. (И.Поляков, 2001). По его данным к бедным принадлежали социально-экономические группы рабочих и служащих, семьи бюджетников (около 40 млн. чел.), средний доход которых составлял около 70% прожиточного минимума.

По данным Т.П.Заславской, основной базовый социальный слой охватывает 60-65% населения. В него входят все социальнопрофессиональные группы с ограниченным имущественным достатком и социально-политическим влиянием — от массовой интеллигенции (учителя, медицинские работники, инженеры и т.д.) до многочисленных категорий лиц физического труда. В нижнем слое до 12% населения преимущественно неквалифи-цированнного труда с самыми низкими доходами и на самом дне (7—9%) — десоциальные элементы (Ю.В. Арутюнян, 2002).

Можно предположить, что каждая из категорий населения, отличающихся по характеру занятости объединяет, отличающихся по разным характеристикам людей, в т.ч. по особенностям здоровья, формирует специфическое отношение к здоровью, определенные особенности, которые представляют интерес в фундаментальном плане и важны для организации медицинского обеспечения и социальной поддержки конкретных групп населения.

По данным проведенного опроса из всего населения трудоспособного возраста — основная масса, более половины, продолжала (2000 г.) работать в государственных бюджетных организациях, почти каждый пятый (18,7%) работает в коммерческих организациях и фирмах, около 8% лиц являются частными предпринимателями. По данным Минтруда РФ будет расти число рабочих мест в негосударственном секторе. Основная часть работающих (53,2% мужчин и 75% женщин) продолжают трудиться в государственных бюджетных организациях, определенная часть (среди них почти 70% женщин) в настоящее время не работают (табл.5.9).

Таблица 5.9

Распределение населения трудоспособного возраста по видам занятости (%)

Место работы

Мужчины

Женщины

всего

среди работающих

всего

среди работающих

Бюджетные организации

43,4

53,2

56,6

75,1

Коммерческие предприятия

25,6

31,2

14,1

18,7

Частные предприниматели

12,8

15,6

4,6

6,2

Неработающие,

17,8

24,6

в т.ч. инвалиды

7.4

-

4,8

-

По некоторым данным (Л.Г.Жаворонок, 2004) в последние годы произошло перераспределение работающих: численность занятых в производственной сфере уменьшилась, а в непроизводственной — возросла. Значительно снизилась доля промышленно-производственного персонала, снизилась численность работающих на предприятиях государственной собственности и увеличилась численность на предприятиях частной формы собственности, в т.ч. с участием иностранного капитала, а также работников, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. Так, в г. Москве на государственных предприятиях было занято 33,5% рабочих в 2002 г. против 73,3% в 1992 г.

По данным опросов, проведенных ВЦИОМ (Ю.Левада, 1999) иметь собственное дело, вести его на свой страх и риск в 1999 г. хотели бы 6% населения, тогда как в 1989 г. их было 9%.

В возрастной структуре работников коммерческих фирм, так же как и в бюджетных организациях, преобладают лица в возрасте от 30 до 50 лет (около 60%). Среди частных предпринимателей основную часть (почти 2/3) составляют молодые люди до 30 лет. В составе работающих в бюджетных организациях преобладают женщины в возрасте старше 50 лет. Доля лиц старшего трудоспособного возраста (50—59 лет) существенно меньше среди частных предпринимателей и особенно среди работников коммерческих структур. Среди неработающих в основном как молодые люди в возрасте от 20 до 29 лет (29,6%), так и лица предпенсионного возраста (30,9%). В возрасте до 49 лет не имеют постоянного места работы чаще мужчины 16,1% — 37,1% (женщины 13,7% — 26,8%), а в возрастной группе 50 — 59 лет примерно в два раза чаще женщины 35,1%, соответственно у мужчин 19,4%.

Из всех респондентов мужчин 17,8% указали, что они не работают, а 42% из них имеют инвалидность. Большинство неработающих мужчин (60%) предпенсионного возраста. Женщины могут не работать по причине инвалидности или по другим причинам, таким как семейные обстоятельства, находятся на иждивении мужа и т.д., и в связи с отсутствием уточняющего вопроса в анкете не могут рассматриваться строго как безработные.

Около 60% неработающих, из них 11% мужчин должны рассматриваться как безработные в настоящее время (в 1997 г. в РФ безработными были 11 % активного населения (Л.А. Гордон, Э.В.Клопов, 2000). Примерно 15% относящих себя к безработным отметили, что потеряли работу за последний год и это стало для них сильным переживанием или даже стрессовой ситуацией.

Методологической основой исследования причин современного положения низшего класса в развитых странах Запада является тезис о том, что роль важнейшего классообразующего признака в информационном обществе играет способность человека к усвоению и производству знаний. На первом этапе это проявилось главным образом в том, что американские исследователи называют «существенным расслоением по признаку образования», когда в результате быстрого технологического прогресса возник избыток работников низкой и средней квалификации, вызвавший сильное давление на рынок рабочей силы. Поданным А.Б.Паркенского (1998), среди всех занятых на производстве американцев 55% работают на рабочих местах, созданных в последние годы, после 1980 г., в связи с существенной реструктуризацией и переориентацией производства, с окончанием противостояния с СССР.

Резко изменяется традиционная структура занятости населения, в связи с развитием новых технологий и компьютеризацией общества. Всего сто лет назад в мире соотношение занятых в сельском хозяйстве, промышленности и других отраслях (госаппарат, образование, медицина и др.) выражалось как 90:9:1, во второй половине 20 века — это соотношение стремилось к противоположному — 1:9:90. Сегодня экономисты в мире спорят, сколько процентов в годовом балансе времени будет относиться к традиционным видам деятельности в связи с компьютеризацией (И.В.Бестужев-Лада, 2002). Обсуждается вопрос о необходимости создания принципиально новых рабочих мест, для работы с информацией на дому и внутрикорпоративное общение с использованием современных средств связи, Internet, соответственно, новые требования к качеству жилищных условий (J.P.Mackebach, P.Howdechapman, 2002).

Реальность социально-экономического расслоения в российском обществе непосредственно связана с особенностями сложившейся социальной структуры, проблем, связанных с образованием и его качеством, особенностями занятости населения в переходном периоде, появление новых видов деятельности и различных видов безработицы (И.В.Бестужев-Лада, 2002), резкой смены ценностных ориентаций населения в условиях отсутствия государственного патернализма. В этих условиях остро стоят все социальные проблемы, но особую значимость приобретает охрана здоровья населения, спасение человеческих жизней.

Поданным Минтруда РФ, численность работников высшей квалификации в России составляет лишь 5% от экономически активного населения, тогда как в Германии этот показатель составляет 56%, в США — 43%. В целом в стране отмечается высокая занятость (с 1990 по 1998 гг. ВВП сократился на 42,5%, а число занятых — на 15%), идет падение производительности труда. Структура занятости населения существенно отличается от западных стран (А.В.Яблоков, 2000). У нас больше работающих на производстве (50% и 20%, соответственно), больший процент лиц связан с армией (5% и 1 %) и работает в сельском хозяйстве (16% и 3—5%), примерно одинаковая доля людей занята научной деятельностью (8% и 7-8%) и гораздо меньше людей занято в сфере обслуживания (18% и 60%).

По некоторым данным (В.Г.Былков, 2001), проводимые в обществе преобразования привели к значительному сокращению занятых в промышленности и увеличению занятых в торговле и общественном питании, причем до 73% функционирующих предприятий в ряде отраслей относится к частной собственности или по крайней мере не являются чисто государственными.

Важный показатель качества трудового потенциала — уровень образования (Ю.А.Симагин, 2004).

Из полученных данных видно, что по уровню образования среди неработающих меньше всего лиц, окончивших высшие учебные заведения (табл.5.10).

Среди работников бюджетных организаций основную долю составляют лица со средним или со средним специальным образованием, в т.ч. закончивших ПТУ (мужчин до 71 %). У тех, кто работает в коммерческих структурах и особенно среди частных предпринимателей доля лиц со средним уровнем образования существенно ниже. В этих структурах значительно больше рабоТаблица 5.10

Распределение работающих в организациях с различной формой собственности и неработающих*> по уровню образования (%)

Образование

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

Неработающие (без инвалидности)

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен

муж.

жен.

8 классов и меньше

5,3

0,8

3,5"'

0,9

1,4’’’

5,1

3,2"’

16,7

Среднее, в т.н. среднее специальное, ПТУ

70,7

63,3

56,3"’

57,7

54,1"»

46,2

66,1

59,5

Высшее

18,3

31,2

31,9"’

39,8

36,1"»

41,0

14,5

16,7"'

"> Остальные не ответили.

Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

тает лиц, окончивших высшие учебные заведения (31,9—41,0%), так как они не находят приложения своих знаний и адекватной оплаты труда в организациях финансируемых из бюджета.

Необходимо отметить также высокую долю лиц с высшим образованием среди женщин, продолжающих работать в бюджетной сфере. В этом, по-видимому, сыграла роль приверженность к профессии, ожидание благоприятных перемен в обществе, определенные психологические особенности женщин, имеющаяся в бюджетных организациях возможность совмещения семейных и производственных обязанностей. Исследование Ю.А.Симагина (2004) выявило факт несоответствия уровня образования и содержания реальной трудовой деятельности, во многих случаях уровень образования выше того, который требуется для ее выполнения — это отмечает практически каждый третий работающий.

Женщины-частные предприниматели, отвечая на вопрос о своем семейном положение, примерно в два-три раза (18,0%) чаще, чем мужчины (6,9—9,7%) отмечают, что они не состоят в браке или официально не оформили свои семейные отношения. Каждый шестой мужчина или каждая четвертая женщина, работающие в коммерческих структурах отмечают, что никогда не состояли в браке. В составе неработающих в 1,5 раза выше, чем во всех других группах экономически актив ного населения, доля разведенных и семейно неустроенных людей (соответственно 12—13% и 8—9%).

Наряду с отмечаемыми некоторыми особенностями семейного положения в сравниваемых группах, большинство работников различных организаций состоят в браке (55—70%%).

В связи с массовым перераспределением в обществе трудовых ресурсов прежде всего необходимо определить, есть ли особенности здоровья в группах населения, оказывающихся по роду своей деятельности, силой обстоятельств или личного выбора в условиях различных производственных отношений.

У лиц трудоспособного возраста, работающих на предприятиях с различной формой собственности или неработающих на момент опроса, отмечены резко выраженные особенности самооценки здоровья как среди мужчин, так и среди женщин (табл.5.11).

Таблица 5.11

Самооценка здоровья в разных группах населения (%)

Самооценка здоровья

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

Неработающие (без инвалидности)

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Отличное

6,9

3,0

9,0

7,6

29,2*

10,3

14,5

5,4

Хорошее

33,3

20.5

44,5'1

37,3*'

43,1

46,2”)

35,5

20,2

Удовлетворительное

53,3

61,6

39,6''

33,9‘>

26,3*

30,8’

41,9

46,4‘>

Плохое

6,1

14,1

6,9

20,3

1,4*

10,3

8,1

23.8'1

Очень плохое

0,4

0,8

-

0,9

-

2,4

-

4,2'

*’ Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

Среди частных предпринимателей трудоспособного возраста более часто отмечалась высокая оценка здоровья и существенно реже по сравнению со сверстниками из других групп населения низкая оценка здоровья (рис.5.1), т.е. ярко выраженный градиент. Наиболее плохую оценку своему здоровью дали неработающие женщины.

Сравнение состава и уровней распространенности ряда заболеваний в различных группах населения, отличающихся по характеру занятости, выявляет достаточно выраженные особенности этих характеристик (табл. 5.12).

111

Таблица 5.12

Особенности распространенности некоторых заболеваний среди различных групп населения (%)

Заболевания

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

Неработающие (без инвалидности)

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Гипертоническая болезнь

9,8

22,6

10,4

15,3

4,2

12,8

8,1

22,0

ИБС

6,5

6,5

4,2

2,5*>

1,4’»

5.1

1,6’'

13,7’’

Цереброваскулярные болезни

6,7

11,6

6,9

9,3

1,4’>

5,1

1,6’'

18,5''

Хронический бронхит

14,2

18.6

11,8

14.4

12.0

10.3

6,5’1

17,0

Бронхиальная астма

2,0

3.4

1,4

1,7

1,4

3.2

3.0

Сахарный диабет

1,6

1,5

0,9

3,2

4,8

Гастрит

21,1

31,0

11,8’>

28,0

2,0’>

33,3

9,7*>

32,7

Язвенная болезнь

14,2

4,6

10,4

1,7

5,6

2.6

8,1

5.4

Холецистит

3,2

15,8

3,4

9,3'

5,6

10,3

3,2

17,3

Заболевания предстательной железы

3,6

-

5,6

-

1,3

-

4,8

-

Гинекологические заболевания

-

33,8

-

26,3

-

12,8*’

-

24,4''

Заболевания почек и мочевыводящих путей

8,1

20,9

10,4

20,3

6,9

18,0

3,2

23,2

Невротические расстройства

8,1

16,9

6,9

11.0

4,1

15,4

4,8

23,2

Остеохондроз

39,0

55,3

30,1

47,5

11,1

35,9’1

19,4’’

54,2

Болезни суставов

15,5

24,1

10,4

20,3

6,9’1

15,4’1

9,7

35,7’i

Переломы

6,1

2,5

13,9’>

0,9

11,1

9,7

3,0

Сотрясения головного мозга

2,9

0,9

5,6

0,9

6.9

6,5

2.4

Ожоги

2,0

2,7

4.9

5,1

9,Г

2.6

3,2

4.2

Отравления

1,2

3,4

6,3’'

2,5

8,3’1

5,1

1,6

3,0

Другие

13,0

16,0

9,0

9,3’>

7.0

18,0

4,8’1

17,9

*> Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

Соматические заболевания в большей мере распространены как у мужчин, так и у женщин среди работников бюджетной сферы, а также у неработающих не по причине инвалидности. Особенно часто в этих группах отмечаются сердечно-сосудистые заболевания, достаточно тяжелые и ограничивающие жизнедеятельность заболевания — сахарный диабет, бронхиальная астма, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной

Рисунок 5.1 Самооценка здоровья в разных группах населения (трудоспособный возраст)

  • ? Работники бюджетных организаций
  • ? Работники коммерческих организаций
  • ? Частные предприниматели

кишки, остеохондроз, у женщин — гинекологическая патология. По данным Американской гастроэнтерологической ассоциации, жалобы на органы пищеварения предъявляют 44% мужчин и 55% женщин, а наличие болезни подтверждалось соответственно у 22 и 17% лиц (Н.В.Элыитейн, 1996).

По данным Н.В.Эльштейна (1996), в 70—90% случаев болезни органов пищеварения сочетаются между собой в трудоспособном возрасте, что должно учитываться, в том числе при сравнительном анализе.

Избравшие частное предпринимательство — определенно более здоровый контингент, т.к. хронические заболевания среди них отмечались значительно реже, чем в других группах, а наиболее тяжелые — сахарный диабет, бронхиальная астма, за редким исключением, не были отмечены, выше субъективные оценки здоровья (рис. 5.1). По данным зарубежных исследований наиболее наглядно социальный градиент проявляется во взаимосвязи распространенности хронических заболеваний и уровней социально-экономического благополучия — чем выше социальный статус, тем ниже распространенность хронических болезней, таких как остеоартрит, гипертензия, рак шейки матки и вообще наличие какого-либо хронического заболевания (N.F.Adler et al., 1993). Вместе с тем остается вопрос, действует ли градиент в отношении всех заболеваний, всех групп населения и т.д. Наблюдается так же градиентная зависимость факторов риска развития заболеваний — курения, сидячего образа жизни, эта связь так же носит ступенчатый характер (M.A.Winkleby et al., 1992).

В большинстве случаев необходимо отрицательно ответить на вопрос о том, все ли болезни связаны с социальным статусом, в то же время при изучении ряда болезней стабильно выявляется эта связь. Сильно и устойчиво градиент проявляется при формировании сердечно-сосудистых заболеваний, диабете, артритах, туберкулезе, хронических болезнях органов дыхания, болезнях органов пищеварения, неблагоприятных исходов родов, смертельных исходов.

Сложная связь между социально-экономическим статусом и исходами злокачественных новообразований. В двух случаях (рак молочной железы и злокачественная меланома) социальный градиент имеет противоположную направленность. Однако выживание при раке молочной железы выше у женщин с более высоким социальным статусом, что может быть связано как с более ранней диагностикой, так и более адекватными медицинскими мерами, применяемыми у более обеспеченных женщин (S.S.Devessa, E.L.Diamond, 1989).

Связь рака легких и социально-экономического статуса имеет свои особенности среди различных возрастно-половых групп по мнению E.Pamuk et al. (1998). Это связано с особенностями распространенности курения. Раннее курение было более распространено среди мужчин с более высоким статусом, но в последние годы именно они более быстро, и в более массовом порядке отказались от этой привычки, и распространенность курения стала выше среди мужчин с низким социально-экономическим статусом, среди них сейчас и выше смертность от рака (E.Pamuk et al., 1998).

Особенности связей социального статуса и возникновения заболевания в отличие от выживания при болезни предполагают, что смертность населения в высоком социальном слое ниже при тех видах заболеваний, где более значительна роль здравоохранения, что особенно важно при анализе преждевременной смертности, т.к. именно исходы болезней в большей мере связаны с доступностью и качеством медицинской помощи, неравенством в оказании медицинской помощи.

Социальный градиент действует на уровне общества. У населения, проживающего на территориях с большим неравенством в доходах, ожидаемая продолжительность жизни меньше независимо от медианного (среднего) уровня доходов, таким образом, социально-экономические характеристики места проживания позволяют прогнозировать и уровни заболеваемости, и показатели смертности.

Все накопленные данные о наличии социального градиента требуют аналитического перехода к анализу механизма его формирования, изучаются социальный, психологический, поведенческий и биологический механизмы.

Окружающие условия, связанные с социальным статусом, включают особенности детальных возможностей и различия в подверженности различным угрозам, стрессу, психологическому напряжению, как в производственной, так и в домашней среде.

Окружение также формирует поведение, связанное со здоровьем, — у бедных меньше доступ к качественным продуктам, меньше возможностей для занятий спортом. Реакции центральной нервной системы и эндокринной системы, связанные с повторяющимися стрессовыми ситуациями, могут оказывать долговременное воздействие на иммунную и сердечно-сосудистую системы, видимо, существуют и сложные механизмы взаимодействия факторов.

Фактически стоит вопрос о сокращении неравенства в здоровье, связанное с различными, в особенности социальными детерминантами. Это может достигаться, прежде всего, законодательными мерами и мерами социальной политики.

В группах населения, отличающихся по социально-экономическому статусу, отличаются не только субъективные оценки здоровья, но и распространенность конкретных за болеваний ниже в более благополучной социальной среде, реже отмечается и обострение хронических заболеваний в течение года. Вместе с тем, в этой группе практически с той же частотой отмечались невротические расстройства и достаточно высокие уровни ишемической болезни сердца у женщин. Сравнение уровней распространенности ряда заболеваний у нашего населения с соответствующими характеристиками населения других стран показывает, что относительные показатели ряда заболеваний практически не отличаются от соответствующих данных, полученных в зарубежных исследованиях. Так по данным опроса M.N. Upton et al. (2000), за 20 лет с 1972 г. по 1996 г. увеличилась распространенность астмы с 3—6% в 1972 г. до 15—19% в 1996 г. Наши данные выявляют уровни, зарегистрированные в ряде стран в 60-х годах. Для объяснения этой ситуации могут рассматриваться два аспекта: или наши медицинские работники используют другие критерии диагностики и, соответственно, ориентируют население (в сумме с распространенностью хронического бронхита показатели близки к зарубежным данным), или увеличение распространенности этой патологии — это наши перспективы.

Высокий уровень распространенности по некоторым заболеваниям (ИБС, гипертоническая болезнь, цереброваскулярные болезни, болезни суставов) отмечен и среди неработающего населения, особенно среди женщин.

Частота различных видов острых патологических состояний, возникающих в течении года имеет выраженные особенности в сравниваемых группах трудоспособного возраста.

Сотрудники бюджетных организаций чаще отмечали простудные заболевания и имели достоверно более высокие показатели частоты обострений хронических заболеваний. Но частота различных видов тяжелых травм (переломы, сотрясения головного мозга, отравления и ожоги) значительно выше среди сотрудников негосударственных учреждений, достигая 5—8 кратного превышения у частных предпринимателей мужчин.

Наличие в течение года значительных уровней острой патологии требует медицинской коррекции, как и лечение обострений хронических заболеваний у работников различных структур. В большинстве случаев при существующей практике при таких заболеваниях необходимо проведение лечения с освобождением от работы, что выражается в оформлении временной утраты трудоспособности и которую в данном случае необходимо рассматривать в большей мере как вид медико-социальной помощи. Отношение к оформлению больничного листа по временной утрате трудоспособности среди работников предприятий с различной формой собственности, обратившихся в поликлинику, неоднозначно (табл. 5.13).

Таблица 5.13

Отношение к оформлению временной утраты трудоспособности в разных группах населения (%)

Больничный лист

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

муж.

жен.

муж

жен.

муж.

жен.

Всегда берут

41,9'*

33,1

36,1

36,4

27,84

28,2

Почти всегда

29,7'

31,2

17,44

26,3

6.9'1

20,5

Берут, но ходят на работу

5,3

5,9

9,7

9,3

5,6

2,6

Болеют, но не берут

19,5*>

24,5

32,6’

22,0

45,84

30,8

*’ Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

Очевидно, что возможностью освобождения от работы в связи с заболеванием в большей мере пользуются сотрудники бюджетных организаций, среди работников коммерческих структур мужчины в среднем каждый третий не использует свое право, а среди частных предпринимателей почти половина просто не берут больничного листа, продолжая работать, возможно, используя неформальные пути получения освобождения, необходимого для выздоровления.

Все эти аспекты, естественно, сказываются и на величине итоговых общих показателей заболеваемости с временной утратой трудоспособности. Вряд ли в современных условиях можно поддержать в отношении населения в целом мнение В.И.Стародубова и А.Е.Ивановой (2003) о том, что в бедных группах населения распространен феномен рассмотрения болезни и связанных с ней льгот как дополнительных источников средств к существованию, хотя нельзя не учитывать, как пишут авторы, что рост показателей инвалидности тру доспособного населения в значительной мере связан как с обеднением населения, так и ростом напряженности на рынке труда, в том числе для ранее адаптированных лиц со стойкими нарушениями здоровья. Рассматривая вопросы временной утраты трудоспособности в разных группах населения, необходимо учитывать, что практически каждый третий случай в связи с болезнью (27,2% в 2002 г.) относится к острым респираторным заболеваниям и другим болезням верхних дыхатель-ных путей, средняя длительность случая этой патологии чуть более 7 дней, а для случаев только ОРЗ — и ниже. Эти данные в комплексе с результатами нашего исследования, показывающими, что даже сотрудники бюджетных организаций в 20—25% не оформляют больничный лист в случае болезни, а среди частных предпринимателей-мужчин — фактически до половины, поднимают вопрос о необходимости другого подхода к освобождению от работы в случае болезни, например, законодательного закрепления возможности отсутствия на работе в течение нескольких дней в течение года без предоставления медицинского документа.

Медицинская активность, характеризующая частоту контактов групп населения, отличающихся по месту и содержанию своей работы, также имеет свои особенности, что должно приниматься во внимание при организации медицинской помощи различным контингентам больных (табл. 5.6).

Подавляющее большинство представителей разных групп населения обращаются в поликлинику, госпитализируются 16—20% обратившихся. Уровни госпитализации достаточно близки в разных группах населения (показатели рассчитаны только на лиц, обратившихся за медицинской помощью). Хотя отмечается тенденция к большей частоте госпитализации среди работников внебюджетной сферы, так у женщин частных предпринимателей уровень госпитализации чрезвычайно высок — 30,8%. Среди них и более высока частота обращений за скорой помощью. Остальные представители рассматриваемых групп населения вызывают скорую помощь практически с одинаковой частотой. У неработающих более достоверным является то, что мужчины госпитализируются чаще (29%), а женщины чаще вызывают скорую помощь (24,4%) (табл. 5.14).

Таблица 5.14 Соотношение обращений среди работающих и неработающих в течение года (%)

Обращались в течение года

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

Неработающие (без инвалидности)

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

К стоматологу

34,6

49,6

34,7

53,4

45,8

64,1

33,9

42,9

Были госпитализированы

16,3»

12,5*»

20,8

14,4

19,4

30,8*»

29,0'>

13,7

Вызывали скорую помощь

17,1

14,8

17,3

14,4

20,8

28,2

25,8

24.4'1

В платные мед.уч.

12,2’»

10,3''

13,9

20,3»

26,4'1

28,2”»

21,0

14,9

К народным целителям, экстрасенсам

6,5

6,8''

9,7

5,9

12,5

20,5')

12,9

6,0

*» Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

Более обеспеченные в материальном плане частные предприниматели имели возможность обращаться и обращались за медицинской помощью в новые медицинские структуры, в платные медицинские учреждения (практически каждый третий частный предприниматель), к народным целителям, экстрасенсам, чем сотрудники бюджетных организаций.

Особо необходимо выделить более частые обращения к стоматологу со стороны частных предпринимателей, которого посетил в течение года почти каждый второй. При близких уровнях поражения зубов у разных групп населения это может быть связано, в том числе с формирующимся культом здоровья, осознанием необходимости поддержания своего организма в здоровом состоянии. Конечно, имеют значение и материальные возможности: каждый пятый частный предприниматель полностью оплатил стоматологические услуги, среди работников бюджетных организаций — 7%.

Безработные не образуют гомогенного слоя, который находится в устойчивом определенном материальном положении. 50% ответивших на вопрос, что они в настоящее время не работают, одновременно основным источником своего дохода назвали подсобное хозяйство и случайные заработки разного рода. По-видимому, эти доходы позволяют им обращаться за платной медицинской помощью.

Вопросы оценки осознанного поддержания хорошего уровня собственного здоровья связаны с осознанием человеком здоровья как ценности, а также формированием собственной ответственности за здоровье. Соблюдение современных профилактических установок и рекомендаций — в известной мере целенаправленное подчинение своего образа жизни поддержанию необходимого уровня здоровья и даже достижению определенных параметров. Практически представители всех рассматриваемых групп населения осознают здоровье как ценность, осознают и личную ответственность за здоровье.

Меньшую удовлетворенность своим здоровьем, но и меньшую личную ответственность за его поддержание, и укрепление проявляют неработающие лица с худшими характеристиками здоровья. Каждый пятый из неработающих считает, что о его здоровье должны заботиться государство и медицинские работники (у работающих каждый десятый). Философскую мысль о том, что здоровье дано от природы в большей мере поддерживают частные предприниматели (15,3%), среди других групп показатели примерно одинаковы — 6,3% — 8,0%.

Проблемы поддержания здорового образа жизни имеются в каждой из сравниваемых групп населения. Среди работников коммерческих структур и частных предпринимателей больше курящих и меньше тех, кто никогда не курил, а среди частных предпринимателей более чем каждый десятый употребляет алкоголь каждый день. Частные предприниматели-мужчины существенно чаще отмечают злоупотребление алкоголем у супруги и особенно у детей (около 10% среди частных предпринимателей и 2—5% в других группах). Практически та же картина наблюдается и среди неработающих.

Тяжелые психологические проблемы, стрессовые ситуации практически с одинаковой частотой возникают в разных группах населения. 11 — 14% представителей выделенных групп населения считают жизненной проблемой, доставляющей им психологическое напряжение, ситуации с учебой или работой у детей, больше этих проблем у неработающих (17%). Достаточно близка в разных группах частота семейных конфликтов (до 40%), но разводы в течение последнего года более часто отмечали как стрессовую ситуацию частные предприниматели (15,3% — мужчины и 20,5% — женщины), в других группах населения — 10%. Проблемы на работе как нарушающие психологическое состояние также были чаще отмечены частными предпринимателями. В то же время такая проблема, как резкое ухудшение материального положения в течение последнего года была больше выражена у представителей бюджетной сферы и неработающего населения, где его отмечали более 40%, а среди работников коммерческих структур, в основном — 25—28%%. Естественно, что особенно резко материальное положение ухудшилось у тех, кто по тем или иным причинам не работал на момент опроса (52,2%).

Проблемы со здоровьем отчасти вызваны тем, что на нехватку материальных средств наслаиваются психологические переживания, связанные с бременем нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне, падением престижа собственного труда и уважения окружающих. Для многих они оказываются более существенными, нежели чисто материальные потери. Разрушается уважение к себе как квалифицированному работнику — приходится трудиться бесплатно. На задержку зарплаты указали от 18% до 46% трудоспособных лиц во всех группах работников из организаций с различной формой источников финансирования. В сентябре 1999 г. задолженность по заработной плате по данным Госкомстата РФ имели 39% предприятий. У 48% предприятий-должников задолженность по заработной плате была небольшой, у 12% — средней, у 40% — значительной. Но по сравнению с предыдущим месяцем, задолженность по заработной плате сократилась на 1,2%, а темп ее погашения достигал 30%.

Поданным специального опроса, проведенного «Российским экономическим барометром» (РЭБ) в 1999 г., 77% из общего числа предприятий-должников еще не сумели выплатить полностью зарплату. Причем почти каждый пятый не получал в течение месяца вообще никакого денежного вознаграждения. У многих предприятий действительно часто не хватало средств на выплату задержанной зарплаты и выходных пособий уходящим работникам. По оценке респондентов, окончательный расчет растягивался в среднем на полгода (5,4 месяца). Наиболее типичная реакция на появление задержек носила спонтанный характер и выражалась в падении трудовой дисциплины и снижении производительности труда. Свыше половины опрошенных руководителей признавали, что задержки ухудшают трудовую дисциплину, а 2/3 — что они ведут к падению производительности труда. Простой способ реагирования на невыплаты — смена места работы. В результате примерно половина выбывших работников покидала предприятия, не получив полного расчета. Это плохо согласуется с предположением, что страх навсегда лишиться задержанной зарплаты способен крепко «привязывать» людей к их нынешним рабочим местам. Невозможность получить расчет, скорее, подталкивала работников к уходу, чем тормозила его. Неспособность рассчитаться с выбывающими работниками не мешали предприятию активно прибегать к увольнениям по сокращению штатов. Влияние задолженности по заработной плате на мобильность рабочей силы — один из наиболее важных и активно обсуждавшихся аспектов проблемы. Решение работника об уходе с предприятия зависело не только от регулярности выплат на его нынешнем месте работы, но и от того, как обстоят дела на других предприятиях, куда он может обратиться в поисках трудоустройства. Если там невыплаты еще больше, смена работы теряет смысл. Но почему многие работники, которым своевременно не выплачивается зарплата, несмотря ни на что, остаются на месте? По мнению руководителей предприятий, это происходит по нескольким причинам, главные из которых связаны с неблагоприятной ситуацией на местных рынках труда. Вместе с тем в мире формируется принципиально иной более активный тип трудовой мобильности: на смену пожизненной занятости на одном предприятии, приходит ситуация, когда «ни один разумный человек не предполагает провести всю трудовую жизнь, либо даже значительную ее часть в одной компании». Согласно некоторым данным, молодых людей в США со средним уровнем образования в течение их трудовой жизни ожидает по крайней мере одиннадцать перемен рабочих мест, лозунгом дня стала «гибкость», что применительно к рынку труда означает конец трудовой деятельности в известном и привычном для нас виде, переход к работе по краткосрочным контрактам, трудовая жизнь насыщается неопределенностью (Э.Бауман, 2004). По нашим данным, до 60% лиц боятся потерять работу и, соответственно, в этой ситуации предполагают лишь снижение своего социального статуса. По результатам наших прошлых опросов смена работы воспринималась в основном как стрессовая ситуация, по результатам исследования Ю.С.Денисовой (2004), 32—35% рабо тающих как основу позитивных перемен в своей жизни считают смену работы. Как социологический аналог экономического понятия специальных инвестиций в человеческий капитал можно рассматривать «привязанность к трудовому коллективу» и можно предположить, что накопление этого специфического капитала также служит серьезным фактором, ослабляющим стимулы к уходу. Подавляющее большинство работников, страдавших от невыплат, ждали, когда же ситуация изменится к лучшему. В итоге доминирующей оказывается чисто выжидательная стратегия: надежда на то, что задолженность будет вскоре погашена (второй по значимости фактор); предпенсионный возраст и возможность подработок, многим не хватает уверенности в себе. Как пишет Э.Бауман (2004), весьма затруднительно формировать климат доверия в организациях, которые постоянно пребывают в состоянии упадка, разукрупнения и перестройки. Тот факт, что значительная часть работников, занятых на постоянной основе, получает доход, не достигающий черты бедности, усугубляется распространением неполной занятости, низким уровнем МРОТ. Подобная практика в значительной мере вызывает к жизни растущую самостоятельность высококвалифицированных специалистов и, как следствие, распространяется на трудовые отношения в других сферах. Однако, если для представителей «класса интеллектуалов» она оказывается наиболее приемлемой и удобной, большинство низко квалифицированных индустриальных работников и лиц, занятых в сфере услуг, существенно теряют в своих доходах.

В этих условиях можно предположить развитие невротических расстройств, связанных с ними патологических отклонений или утяжеление на фоне неврозов уже имеющихся заболеваний. К симптомам невротических нарушений отнесены такие признаки, как головные боли (при отсутствии других заболеваний), невозможность сконцентрировать внимание, чувство депрессии, раздражительность, несдержанность, снижение работоспособности, сексуальные нарушения. При близкой распространенности этих отклонений в разных группах населения, необходимо отметить их меньшую выраженность у частных предпринимателей, которые реже испытывают чувство депрессии, реже становятся раздражительными и несдержанными, а также достоверно реже по сравнению с работниками бюджетных организаций отмечают снижение работоспособности. Сексуальные нарушения отмечаются в разных группах с частотой 1—3%. Это еще раз подтверждает неспецифические реакции организма людей на состояние стресса.

Таким образом, часто встречающиеся социально-психологические дискомфортные состояния достаточно распространены и характерны для всех групп населения, хотя имеют как различную частоту, так и различные причины. Но, несмотря на существенные различия в спектре вызывающих социальнопсихологический стресс факторов — у работников бюджетных организаций более выражении материальные проблемы, у представителей коммерческих структур и частных предпринимателей — психологические стрессы в семье и на работе.

Таблица 5.15

Особенности производственных ситуаций и производственных проблем в разных группах населения (%)

Производственные ситуации и проблемы

Работники бюджетных организаций

Работники коммерческих организаций

Частные предприниматели

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

В подчинении сотрудников -нет —до 10 человек -более 10 чел.

  • 81,Г 12,6
  • 5,7

78, Г 15,4*' 5,9

66,7'1 24,3’’ 9,0

  • 66,г 28,8’'
  • 5,1

52,8’> 33,2» 14,0

  • 69,2
  • 23,1
  • 7,7

Боязнь потерять работу

54.1

62, Г

59,7

63,6

41,7

41,3’’

Ощущают недостаточность квалификации

17,5

18,5'»

20,8

19,5

25,0

35,9»

Состояние здоровья не позволяет выполнять работу в полном объеме

12,6

11,4*'

15,3

13,6

19,4

28,2’’

"> Различия статистически значимы t>2 (t-тест к значениям у работников бюджетных организаций).

Больше всех боятся потерять работу рядовые сотрудники коммерческих структур (60%), это доля высока и среди женщин, занятых в бюджетной сфере, среди частных предпринимателей — около 40,0% (табл.5.15). Каждый пятый не имеет интереса к своей работе или отмечает недостаток квалификации для выполнения работы, и среди частных предпринимателей таких больше — каждый четвертый считает себя недостаточно квалифицированным (женщины 36%), но среди них также как и среди работников бюджетных организаций, каждый третий отмечает отсутствие возможности для профессионального роста. Необходимо отметить, что мужчины молодого трудоспособного возраста, для которых работа как жизненная ценность имеет высокую значимость (это отмечают более 90% лиц), рассматривают ситуации, связанные с личной реализацией способностей в период трудовой деятельности как важные, и отсутствие такой возможности может быть фактором психологического дискомфорта.

Состояние здоровья как фактор, ограничивающий самореализацию в процессе производственной деятельности отметили 12—15%, лишь среди частных предпринимателей доля лиц, связывающих с состоянием здоровья недостатки в своей профессиональной деятельности выше (19%—28%). Это отмечается при существенно более высоких самооценках здоровья этого контингента, низком уровне распространенности основных заболеваний, устойчивости этих лиц к психогенному стрессу и т.п., т.е. работа в данных структурах требует повышенных затрат эмоциональных и физических ресурсов человека, при этом они реже состоят под диспансерным наблюдением или подлежат профилактическим осмотрам, чем представители бюджетных организаций.

Поддержание здоровья у данного контингента требует внедрения соответствующих профилактических методов и организационных решений с учетом того, что они имеют большие материальные возможности, чем представители других групп населения.

Во всяком случае, каждый четвертый частный предприниматель считает свою семью обеспеченной, а в единичных случаях и богатой, среди мужчин работающих в бюджетной сфере — единицы считают свою семью обеспеченной.

При этом еще половина частных предпринимателей полагают, что материальное положение их семей должно улучшиться в следующем году (среди бюджетников на это надеются лишь каждый пятый), т.е. материальные возможности семей этой группы населения еще более расширятся. По данным Л.С.Ржанициной (2000), заработная плата лиц занимающихся общекоммерческой деятельностью более чем в 7 раз выше, чем заработная плата в наименее оплачиваемых отраслях.

Вместе с тем необходимо понимать, что оценки уровня материального обеспечения относительны, они связаны как с уровнем образования, условиями предшествующей жизни, уровнем представлений человека о возможных в современных условиях жизненных стандартах и т.п.

По ряду данных, субъективная оценка своего социального статуса очень важна, более того именно она более связана с характеристиками здоровья, чем так называемые объективные индикаторы (N.C.Adler, E.Epel, 1999).

В исследовании, проведенном под руководством В.В.Радаева, отмечается, что ситуация отражается и на общих оценках собственного положения. До того, как дела пошли худо, более 90% работающих относили себя к среднему классу или даже ставили себя немного выше. Сегодня более 80% потерявших стабильный заработок считают, что их общественное положение ниже среднего, а к верхнему среднему слою себя уже не относит никто. При этом более половины уверены, что за последние годы их положение по сравнению с окружающими ухудшилось. Особенно часто это подмечается пожилыми работниками. Что же касается будущего, то многие уже не строят никаких планов, перспектива потеряна. Имело место снижение жизненного уровня у работников индустриального сектора и значительной части сферы услуг, и некоторый рост его у занятых в наукоемком производстве, прежде также принадлежавших к среднему классу. Происходят изменения этой прежде достаточно однородной массы населения, и, вне всякого сомнения, большая ее часть имеет перспективы пополнить ряды низшего класса.

По нашим данным, несмотря на более высокую самооценку материальных возможностей своей семьи, лишь 50% частных предпринимателей считают, что имеют возможность приобрести продукты питания в соответствии с личными желаниями, 60—70% — полагают, что в случае необходимости они могут приобрести лекарства за любую цену. Менее обеспеченным работающим приходится экономить — на отдыхе, на одежде и на еде. Имеются данные (Материалы III Конгресса: мировая революция в продолжительности жизни, 1998), в западных странах за последние несколько десятилетий не только увеличились доходы населения, но и значительно изменилась структура расходов. Если в 1975 г. 64% средств расходовались населением на приобретение продуктов, 12% — на одежду, 15% — на отдых, то в 1994 г. основная масса средств (61%) расходовалась на различные виды отдыха, лишь 5% — на еду и 2% — на одежду, т.е. произошла и смена возможностей и смена интересов.

Среди работников бюджетных организаций доля лиц, свободная в осуществлении своих пожеланий в отношении оплаты необходимого лечения существенно ниже (20—30%%). Более того, значительная часть больных из этой группы населения считают, что даже в случае необходимости они не смогут заплатить за лекарства, и им придется отказаться от лечения даже при серьезных заболеваниях (15,8%).

Несмотря на разные материальные возможности, реально платными услугами в здравоохранении пользовались в основном при получении стоматологической помощи. Частные предприниматели пользовались платными услугами в стоматологии в два и более раз чаще (62,5%), чем бюджетники и работники коммерческих организации (25,8% и 30%).

Значительная часть (20% — среди работников бюджетной сферы и больше 40% — среди частных предпринимателей) населения неофициально доплачивала по собственной инициативе за медицинские услуги либо деньгами, либо в основном подарками или какими-то услугами.

Различные материальные возможности формируют и специфику требований пациентов к работающим с ними врачам и среднему медицинскому персоналу.

Более половины опрошенных удовлетворены медицинским обслуживанием в поликлинике (45,8—58,5%). По сравнению с другими группами населения к оценке работы поликлиники по месту жительства частные предприниматели более требовательны (но и более часто неофициально оплачивали получаемые услуги), и более 15% мужчин и 18% женщин хотели бы сменить своего участкового врача, среди других групп эта доля вдвое ниже. Среди частных предпринимателей больше лиц знающих свои права как пациента, хотя различия в осведомленности в этом вопросе не так выражены, как по другим позициям.

Таким образом, особенности состояния здоровья, психоэмоционального напряжения, связанного с трудовой деятельностью, а также резко различающиеся материальные возможности по поддержанию своего здоровья и коррекции возникающей патологии требуют дифференцированного подхода к медицинскому обеспечению работников учреждений с различной формой собственности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >