ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ИНВЕНТАРЬ

Вооружение и снаряжение воинов

Каждое мужское захоронение сопровождалось оружием, количество и качество которого было различным и зависело, вероятно, от причин социального порядка, от военных заслуг погребенного и его положения в общине. Длинные И короткие обоюдоострые мечи Hair дены в отдельных могилах, однако кинжалы и ножи есть во всех погребениях, в том числе женских и детских.

Мечи найдены в двух погребениях, всего их насчитывается четыре экземпляра. В одном случае длинный меч обнаружен в сравнительно бедном погребении № 76, частично разрушенном. Длина лезвия меча составляла 76,2 см, рукояти — 6,8 см, его общая длина около 82,8 см. ширина лезвия 4,4 см вверху и 0f8 см перед острием. В связи с нарушениями могильной ямы расположение меча определено примерно. Меч находился справа от погребенного. Около его рукояти с внешней стороны лежал нож (длиной 15 см), с другой стороны рукояти меча и ниже ножа помещался наконечник копья острием вниз. Не вызывает сомнения, что погребение принадлежало мужчине-воину.

Три меча найдены в двойном воинском погребении №94- Ио форме и размеру они почти совершенно одинаковые. В могиле №94А меч лежал справа от погребенного, под скоплением оружия. Длина его лезвия составляла 77,6 см. рукояти 9,2, см, общая длина 86,8 см. ширина лезвия вверху 1,8 см, Около острия 1,2 см.

В погребении №94 Ь меч также был помещен справа от скелета, у самого края могильной ямы, сохранились остатки деревянных ножен. Орудие оказалось сломанным на три части. Длина его лезвия 84,0 см, рукояти 9,2 см, общая длина меча 93,2 см, ширина лезвия 5,2 см вверху и 2,3 см внизу

Сверху изд свертком оружия в ногах погребенных (№94В) лежал еще один меч со сломанным острием (таблица 64). Длина его лезвия 82,0 см. рукояти 14,4 см, ширина лезвия 5,6 см вверху и 2,0см у острия-

Таким образом, все мечи примерно одинаковы по размеру и деталям (таблица 64). Их длина вместе с черешком составляет 80-90 см, гарды и эфеса они нс имеют, отверстий для крепления рукояти па черешке у них тоже нет. Следов использования в виде повреждений лезвия нет. возможно, они были изготовлены специально для Совершения погребального обряда. Удивительно, что во всех случаях в могильнике Тюм-Тюм мечи лежали у правой руки погребенных, что говорит об особенностях погребального ритуала, но не соответствует обычному положению боевого вооружения, как это прослежено в других могильниках аэс-линекой культуры. Например, в Суворовском могильнике целые длинные мечи или их фрагменты найдены в четырех погребениях, при-чем всегда они лежали около левой руки скелета. Длина мечей от 80 см до 93 см, установлена здесь в трех случаях, Все мечи Суворовского могильника сохранили детали оформления медную накладку, бусину или халцедоновый кружок в торце рукояти, остатки деревянной рукояти или деревянных ножен, окрашенных красной минеральной краской. В одном слу чае (погребение 30) левая рука погребенного обнимала меч с длинной рукояткой (30 см)» покрытой железной пластиной (Генинг, 1963, с. 125). В Азелинском могильнике (погребение 5) найден один меч с длинной рукоятью {20 см), в которой сделаны отверстия для прикрепления обкладок рукояти из дерева или металла и остатки ремней от портупеи- Деревянные ножны сохранили следы красной минеральной краски. В этом случае меч также лежал слева от скелета. Положение оружия в Азелинском и Суворовском могильниках и их оформление соответствуют его прямому назначению. В могильнике Тюм Тюм мечи лежали справа от погребенных воинов, нс имели никаких накладок на рукояти (черешке), отверстий для прикрепления ремней или сложных наверший рукоя ти, а также следов применения. Поэтому их можно считать оружием, изготовленным специально для погребальной церемонии. В полной мере это относится и к многочисленным железным топорам.

Для трех мечей из могильника Тюм Тюм Л.С. Розановой в свое время было проведено металлографическое исследование. В итоге установлено» что орудия изготовлены из высококачественной стали, происходят из одного центра металлообработки» выполнены мастерами высокой квалификации (Терехова, Розанова, др. 1997, с.113).

Короткие обоюдоострые кинжалы найдс* пы в трех погребениях могильника Тюм-Тюм (№36. №94Б и №77), Орудия длиной от 30см ло 55 см мало отличаются по размерам от многочисленных однолезвийных ножей из муж-с ких погребений, разве что последние чаще сохраняют остатки массивных деревянных рукоятей 1 1о размеру в эту группу оружия можно включить кинжал или нож с одним лезвием из погребения №76 (длиной 30см) и нож из погребения №102 (45 см). В расположении кинжалов в погребениях системы не было, они находились у пояса, лежали рядом с мечом или н свертке предметов в ногах погребенного (№102) Лучше других сохранился кинжал или короткий меч из погребения №36. у кото* рого напершие рукояти и гарда (перекрестие) были вырезаны из кости, а деревянные ножны обтянуты тонкой красной кожей и обшиты по краям бронзовой пологой с заклепками (таблица 10). Меч располагался слева у пояса погребенного, к поясу мог быть прикреплен. В погребении № 94 Б широкий обоюдоострый кинжал (длиной 35 см) лежал под мечом, справа от захоронения.

Аналогичные короткие кинжалы найдены в Суворовском могильнике. Один из них был в деревянных ножнах, которые хорошо сохранились (Генинг, 1973, с. 123. таблица ХГХ-7).

Ножи — наиболее популярный предмет в погребениях могильника Тюм-Тюм. Они присутствуют в мужских, женских и детских погребениях, чаще по одному экземпляру, иногда их несколько. В мужских захоронениях ножи более массивные, длиной 18-20 см, прикреплены к поясу или находятся в свертке с оружием. Иногда сохраняются остатки деревянных ножен, деревянные или даже костяные рукояти. В женских погребениях ножи маленькие» от 7 до 12 см, как правило, прикреплены снизу к нагруднику вместе с небольшим шилом. Нож и шило часто имеют короткую деревянную рукоятку. В одном случае, в погребении 105» короткий ноже деревянной рукоятью помещался в маленьких кожаных ножнах, прошитых по краям крученой нитью. Это захоронение могло принадлежать молодой женщине или подростку, судя по размеру могилы и составу находок.

Всего в 77 погребениях могильника железные ножи обнаружены в 40 захоронениях, их общее число 44 экземпляра, причем некоторые орудия могли быть разрушены коррозией. Распределение ножей достаточно характерно. Ножи среднего размера и длинные, похожие на кинжалы, встречены в 21 погребении, в трех случаях их было по два экземпляра. В женских захоронениях маленькие подвесные орудия представлены в 10 случаях. В пяти детских погребениях найдены самые маленькие ножи (9 см). В погребениях предполагаемых подростков в двух случаях длинные ножи найдены вместе с наконечниками копий, лежащих острием вниз, как у взрослых мужчин. В упомянутом выше погребении № 105 набор сопровождающих предметов и небольшой нож соответствовали девочке-подростку. Таким образом, в жизни рассматриваемой группы населения оружие, в том числе ножи, играли важную роль, являлись одним из главных атрибутов в погребальном обряде и показателем возраста, пола умершего и также его общественного статуса.

Наконечники копий сопровождали только мужские захоронения. Всего в 17 могилах найдено 29 экземпляров наконечников, причем ни в одном случае не обнаружено деревянных древков или их обломков, хотя фрагменты изделий из дерева часто неплохо сохранялись. Расположение наконечников в погребениях также предполагает» что их помещали сюда без древков. В большинстве случаев наконечники копий лежали около погребенного острием вниз, в направлении стоп, располагались около пояса, бедра или голени, реже около правого или левого плеча. Над головой они были помещены только в двух случаях, в воинских погребениях (№ 40, №41). Иногда наконечники копий парные. В погребении № 94Б примерно около правого плеча умершего размещались два наконечника остриями в разные стороны. В ногах этого же двойного захоронения № 94. в общем скоплении вещей (94В) лежали пять наконечников копий, обращенных остриями в разные стороны (рис. 33; таблица 51), а над свертком оружия в ногах погребения № 102 находился большой наконечник копья.

Размеры наконечников копий от 22 см до 40 см, форма пера и соотношение длины пера и втулки различны (таблицы 65» 66). В ряде случаев у этих орудий асимметричное и грубо обработанное перо, при этом массивный насад с завернутым вверх краем, не выровненным дополнительной обработкой. Лучше других оформлен наконечник копья из погребения № 102, у которого перо имеет двусторонние углубления вдоль стержня (таблица 65, 3). Самый большой наконечник происходит из погребения № 38. У него тонкое перо правильной формы, в два раза превышающее длину насада (таблица 65,4). Некоторые копья имеют кольцо на конце насада, его использовали для лучшего укрепления наконечника на древке при помощи стягивания.

Наконечники стрел достаточно редкая находка. Они обнаружены только в четырех муж ских захоронениях. В погребении №40 справа на груди лежали два наконечника, еще один был у ног умершего. В погребении №41 около левого колена находилась пачка из шести наконечников стрел, но следов колчана не обнаружено. Шесть наконечников, и том числе один так называемый тупой, найдены в скоплении орудии №94 В. Три наконечника были в погребении №102, среди них представляет интерес орудие с волнистыми краями пера.

Топоры найдены только в мужских погребениях, где они составляют заметную часть вооружения Нет ни одного случая, чтобы сохранились деревянные рукояти или их обломки, иными словами оружие всегда новое, сделанное специально для погребального обряда. Обычно в захоронение помещен один топор. Он лежит над головой или рядом с нею слева, лезвие при этом направлено к голове или вниз. Если топор находится на груди, лезвие направлено вниз, если около бедра или пояса лезвие обращено к телу. В отдельных случаях в погребении было несколько топоров, а в двойном погребении №94 всего обнаружено 20 топоров. Из 16 мужских погребений с топорами только одно могло принадлежать подростку. В женских и детских погребениях топоров нет. Всего коллекция насчитывает 36 орудий нескольких типов и разных размеров.

Наиболее распространенным типом топора является проушной среднего размера. Это небольшие массивные орудия, длиной от 14,5 см до 17,0 см, с массивным прямым обухом и круглым сквозным отверстием для рукояти — форма орудий, как полагают, наиболее распространенная в пьянобарское время (Иванов» 1984» с.28; Останина» 1992, с.71). Лезвие таких топоров округлое, закраины или симметричны, или один конец лезвия заметно Оттянутый. Некоторые экземпляры отличаются законченной формой. Орудия этого типа представлены 10 экземплярами. По форме лезвия и обуха к ним следует отнести небольшой топорик из погребения №45, у которого лезвие расположено поперек относительно оси топорища (таблица 18). Этот инструмент не соответствует определению, согласно которому топором считается орудие, лезвие которого параллельно топорищу (Брей, Трамп, 1990, с.24В). Функционально этот топор мог служить теслом.

Оригинальный образен оружия происходит из погребения №102, где он находился в свертке вместе с двумя втульчатыми топорами. Небольшой топорик-чекан выполнен из светлого металла (определение не проводилось). Его длина 15,5см, обушок почти круглый, большое расширение н середине с овальным отверстием для рукояти, лезвие округлое, с сильно оттянутыми закраинами. Обух завершает двойной шаровидный выступ декоративного характера и молоточковидный выступ (таблица 53.6). Находка представляет собой редкую форму боевых топоров, которые изредка встречаются в европейских степях от скифского времени до средневековья (Кирпичников, 1966, с,33),

Отделы[ую группу составляют узкие боевые топоры из погребения №94. Орудия почти стандартной формы, длиной 24,4-25,0 см, с округлым лезвием без закраин, массивным обухом с очень узким и длинным отверстием для рукояти. Они найдены только в погребении №94. Пять узких боевых топоров находилось в чехле из луба в ногах погребенных (№94В). десять экземпляров вместе с гигантским топором составляли прямоугольник из И орудий, который располагался под скоплением вещей рядом с погребением №94А. Все топоры этого типа выкованы из примерно одинаковых длинных полос железа, у них закругленное лезвие и небольшие симметричные закраины. Топоры такой формы редко встречаются в памятниках Прикамья и бассейна Вятки, ио хорошо представлены в рязанско-окских могильниках, где датируются преимущественно периодом от середины 111 до начала IV века (Ахмедов, 2007, t, 139; схема 1,28; рис.2,5; 6,12 и др.)

Упомянутый большой топор длиной 32,0см, с массивным обухом и асимметричным лезвием имеет слишком маленькое отверстие для рукояти (1,4см). Топор цельный, при его высоком весе рукоять такого диаметра выдержать орудие нс могла (таблица 43,1), У остальных узких топоров отверстие также слишком узкое и укрепление топорища могло быть не слишком надежным. Возможно, все эти орудия составляли специально подготовленный погребальный инвентарь

Втульчатые топоры, которые иногда именуют железными кельтами, представлены в нескольких погребениях могильника, в том числе входят в набор оружия в погребении №94. Только в одном случае, в погребении №102, в свертке оружия, оказались два втульчатых топора, абсолютно одинаковой формы и размера, у одного из них вокруг отверстия сохранились отвороты металла (таблица 53, 9,10). Очевидно, орудия были новыми.

Возвращаясь к двойному воинскому захоронению №94, можно видеть особенности распределения топоров относительно объектов — №94А и №94Б и в чехле с оружием — №94В. Над головой погребенных, в общем пространстве, лежал один крупный проушной топор. Под скоплением вешей около погребения №94А были выложены прямоугольни ком 11 боевых топоров, включая описанный выше гигантский топор (таблицы 41 и 43,1). Здесь же находился один втульчатый топор (таблица 43.3), Около захоронения №94Б найден только один проушной топор. В чех ле с оружием №94В были пять узких боевых топоров и один втульчатый (таблицы -14,6.8 и 43,2). Таким образом, всего в могиле помеща лись 20 топоров трех типов.

В других могильниках азелинской культуры такого большого количества оружия, в том числе топоров, не обнаружено. Так, в Суворовском могильнике найдены топоры двух типов — про-утиные и втульчатые, в погребении 30 их насчитывалось всего три экземпляра (Генинг, 1963, таблицы XVI, XXIV).

Особую группу составляют плоские железные изделия необычной продолговатой формы, треугольного сечения, с ребром па одной плоскости и коротким изогнутым черешком, найденные в нескольких погребениях могильника Тюм-Тюм (№45, .№94, №102, №123).

Когда подобные предметы были впервые обнаружены в захоронениях Суворовского (погребение 30) и Азел и некого (погребение 1) могильников, В.Ф. Генинг описал их как орудия сельского труда или косы. При сравнении с косой из Тураевского могильника было очевидно, что эти изделия имеют совершенно разную форму (1снинг, 1963, рис. 6). В дальнейшем несколько подобных предметов (из Пятого Рождественского. Тураевского, Тарасовского и др. могильников) были исследованы современными металлографическими методами. Выяснилось. что рассматриваемые орудия выполнены специальными способами металлообработки, что в этом случае кузнечные технологии изготовления и качество металла аналогичны образцам ножей и топоров азел ине кого круга изделий (Терехова, Розанова, др., 1997.с. 134-138).

Вопрос о назначении орудий оказался спорным. Полагают, что эти изделия, названные «стригалями», могли быть особым видом метательного вооружения (Голдина. 1999, с.262). Интересно, что в могильнике Тюм-Тюм во всех случаях они найдены в воинских погребениях. Показательно их расположение в могилах. Например, в погребении №94А по одному орудию лежало около головы умершего, у пояса и в ногах. а в погребении №45 три экземпляра найдены в скоплении железных кузнечных орудий.

Согласно другой точке зрения так называемые «стригили» являются жатвенными ножами или косарями. Аналогичные по форме и назначению орудия найдены на памятниках разных территорий и культур железного века (Краснов, 1971, с.66, 67, рис.40). Жатвенные ножи подобные азелинским известны у сарматов, где их могли использовать для заготовки травы для скота (Мошкова. 1989, с. 187; таблица 78).Хозяйство азел и некого населения было основано на разведении и использовании лошадей и овец. Здесь могли ценить качественные жатвенные ножи, предназначенные для заготовки кормов. В этой связи их могли помещать в погребения, в том числе в воинские. Предположение о том, что «стригали» использовали как метательное оружие представляется не слишком убедительным. Возможно, в дальнейшем вопрос о назначении жатвенных ножей будет уточнен

Защитные изделия — кольчуги и шлемы, естественно помещали только в мужские захоронения. Кольчуги из мелких железных колец были найдены в трех могилах. В погребении №41 какая кольчуга, собранная из мелких железных колец располагалась слева от головы, лежала на плетеной из лыка подстилке. Она была свернута в несколько слоев и оказалась сильно разрушенной коррозией. Во втором случае, в погребении №102, кольчуга найдена в скоплении предметов у ног захоронения. Кольца похожие на фрагменты разрушенной кольчуги также найдены около шлема в погребении №94А.

Важной частью воинских доспехов являлся шлем, при изготовлении которого учитывалось не только его защитное назначение, но также внешний вид и представительские характеристики. Шлемы найдены в трех воинских погребениях №36 и №94А. обломки еще одного шлема обнаружены в погребении №123 (таблица 58,5). Лучше других сохранился шлем из погребения №36. Он был собран из железных полос, узких вверху и расширенных к ободу» На вершине шлема полосы соединялись с круглой пластиной при помощи серебряных заклепок, расположенных правильными рядами. Внизу боковые пластины укреплял железный обод, расположенный по краю шлема. К ободу боковые пластины крепились двумя рядами парных серебряных заклепок, расположенных по краям пластин. В нескольких местах на ободе размещались железные петли, предназначенные для прикрепления защитной металлической пластины, может быть края кольчуги или покрывала (рис.9, таблица 67), Шлем из погребения №94А собран из таких же боковых желез ных пластин, скрепленных в верхней части с круглым диском. Широкая бронзовая пластина полукруглой формы была прикреплена к затылочной части шлема и предназначена для защиты шеи и спины воина (рис. 31,8; таблица 86).

Интересной деталью погребального обряда оказалось расположение шлемов в могилах. В погребении №36 он лежал примерно на коленях погребенного, в захоронении №94 А на скоплении оружия и над мечом, также над средней частью тела или над коленями, но не над головой. В погребении №123 остатки железных полос и бронзовый диск, украшенный по краю одним рядом выдавленных изнутри полугорошии, лежали в области левого колена погребенного. Диск служил верхней деталью шлема, к которой крепились железные полосы, его составлявшие. Внутри шлемы могли иметь мягкую подкладку из ткани или кожи.

В Суворовском могильнике азелинской культуры найдены два шлема более сложной формы.

Th-----------------

В погребении 27 шлем лежал около пог погребенного. Он состоял из 32 железных пластин шириной I см, которые были собраны на ободе. Шлем высотой 16 см и диаметром 2] см разделялся на четыре сектора, из них каждый заполнялся и середине длинной полоской и по бокам от нее короткими полосками металла. Сверху шлем был похож на сложную розетку. Второй шлем найден в погребении 30, где располагался в и> головы»» справа от черепа. Размеры шлема тс же, но конструкция другая. К ободу прикреплялась верхняя часть, состоявшая из целой медной пластины прокованной крест-накрест декоративными медными заклепками. Медный обод внизу укрепляла железная полоска с выступом, прикрывающим нос. Сзади обод имел две железные петли, на которых висела серебряная пластинка, крепившаяся к одежде или кольчуге на спине. На рисунке шлема показаны еще две сломанные петли, расположенные по бокам от петель с подвешенной пластиной (Генинг, 1963, с.70. рис.37). Таким образом, шлемы должны были иметь серьезное устройство для прикрытия шеи и спины воина во время военных столкновений,

Несмотря на менее сложную конструкцию шлемов из могильника Тюм-Тюм. они представляются достаточно прочными и соответствующими прямому назначению, защите при боевых столкновениях. При этом шлем из погребения №36 был украшен вертикально стоящим бронзовым диском с продетым в его узкое отверстие меховым султаном. Назначение сложного головного убора было не только декоративным, по и представительским. Воинским доспехам и вооружению, очевидно, уделялось большое внимание, как предметам, отмечавшим заслуги и статус погребенных

В могильнике Тюм-Тюм, только в мужских захоронениях найдены многочисленные поясные ремни с пряжками и наконечниками, с простыми или фигурными накладками, а также ремни портупеи, застежки одежды и обуви. В мужских погребениях часто находилась конская сбруя, с пряжками и накладками, бронзовыми или в исключительных случаях серебряными. Весь набор пряжек, накладок и застежек отличаете я простой формой (таблица 6В). сложных пряжек и застежек. получивших распространение в 5-7 веках в лесостепной зоне и Приуралье здесь нет.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >