О КУЛЬТУРНОЙ И ЭТНИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

Своеобразная культура раннего железного века была вь(дслсна после раскопок Азелин-ского и Суворовского могильников и названа ВФ Генипгом азелинской согласно принятым правилам обозначения культуры ио характерно му эпонимному памятнику. Задолго до этого уже были известны подобные могильники, начиная с .Айши, большей частью разрушенные, а также могильники, исследованные в свис время М.Г. Худяковым (1929). При составлении характеристики культуры были также использованы находки с городищ, расположенных на высоком правом 6epeiy Вятки, и случайные находки из музейных собраний. Средн этих материалов выделяется серия вещей, не относящихся к азелинским древностям. Особенно это заметно в отношении керамики, например, фрагментированной глиняной посуды из культурного слоя Буйе кого городища. Вообще сравнение погребальной посуды и фрагментированной керамики с городищ мало результативно, поскольку в погребения могли помещать специальный набор вещей, но не кухонную утварь, которая в большинстве остаст ся в культурном слое поселений, в данном случае городищ Формальное сравнение керамики из погребений Ткгм Тюма и, например, Буйского городища, выявляет между ними существенные отличия В погребениях найдены маленькие сосуды из пористой глины, тонкостенные, с круглым дном, с прямым или слегка отогнутым краем вен чиха, всегда без какого-либо орнамента. Керамика Буйсксно пзродища представлена фрагментами, ее форма неясна. Сосуды профилированные, с отогнутым венчиком, с орнаментом по горлу и венчикам (Генине, 1963, рис,5). На городищах в верховьях Вятки, таких как Кривоборское, представлена подобная посуда, но тоже отличная от находок в могильнике Тюм-Тюм (1Ълдина, 1999, рис. 108,109). Других находок, типичных для азелинской культуры, в культурных слоях городищ как будто нет. Исключением являются отдельные находки, например, зполстовидная застежка из Ошкипского могильника ЦЪлдина, 1999, рис. 112), который по общему составу находок отличается от типичных азелинских памятников. Вероятно, основными местами обитания населения азелинской культуры оставались селища Подобное селище обнаружено около деревни Тюм Тюм. Оно расположено на высокой пойме ниже по течению реки Вятки, на се правом берегу, где раскопок не производилось, но найдена типичная литая фигурка лошади.

Что же касается отдельных художественных изделий из бронзы, они могли распространяться довольно далеко от основной территории азелинской культуры. Например, во время раскопок М.Ф. Жиганова около села Абрамово Нижегородской области (бывш. Горьковской), в женских погребениях грунтового могильника были найдены две арочные подвески и полая фигурка лошади (Бэлубева, 1979, с.74). Эти и подобные отдельные находки, тем нс менее, нс дают оснований для расширения ареала азелин-ской культуры так далеко на запад.

Заслуживает также внимания замечание В.Ф. (енинга. что по характеру материальной культуры аэелипские памятники в иравобережье нижнего течения Вятки имеют отчетливое сходство с пьяноборской культурой, и не имеют сходства с более поздними памятниками, известными в верхнем течении Вятки и на ее верхних Притоках (Гснинг, 1963. с.21). Современные исследования только подтверждают подобные выводы. Действительно памятники азелинской культуры занимают хорошо очерченную территорию от низовьев Вятки до Ветлуги» нс переходят на левый берег Камы, занятой в раннем железном веке Группами тюркского населения, и существуют в регионе достаточно долго, flee выше сказанное позволяет думать» что азелинскую культуру следует считать отдельным и самостоятельным культурным образованием раннего железного века, с собственной территорией и сложившимися культурными и этническими традициями.

Обращаясь к вопросу об этнической принадлежности азелинской культуры, В.Ф. Гснинг при шел к выводу; что оставившее эти памятники древности население составило основу удмуртского парода (1енинг> 1963» с.7). Этот вывод не соот-истствует очевидным различиям в материальной культуре азелинского населения и материалов из могильников и городищ северных районов бассейна Вятки, где сейчас выделена худяковская культура с ее азелинским этапом (Голдина, 1999. с.226). Не вызывает сомнения, что на территории, ограниченной нижним течением Вятки, правобережьем Камы и на западе левыми берегами Волги и Ветлуги (рис 1), в раннем железном иске обитало население азелинской культуры, связанное происхождением с пьяноборской культурой, образовавшейся в Прикамье.

С другой стороны, при сравнении материалов могильника Тюм-Тюм с памятниками позд-несарматской культуры Южноуральского ре гиопа, существовавшими здесь во II-IV веках л э., можно заметить между ними определенней.4 системное сходство. Для сарматов позднего периода характерна ориентация погребенных в меридиональном направлении, на север. Погребенные лежали на спине с руками вдоль тела. Мужчин сопровождало оружие и орудия труда, женщин главным образом украшения. < >ружис состояло из длинных (1 >0 м) двулсзвий-пых мечей без металлического навершия и перекрестия, которые появились на вооружении в I веке и получили распространение во II, кин-жллов и ножей. Мечи носили на поясе справа, а кинжалы с деревянной или костяной рукоя I ью на бедре и прикрепляли к ноге ремешками. Рукоять мечей завершали халцедоновыми дисками. Наконечники копий встречаются редко. Но в погребении Лебедевского могильника найдено копье с древком, которое в нескольких местах было обвито спиралью из тонкой серебряной полоски (Мошкова, 1989, с 197), что напоминает тонкий бронзовый жезл, обвитый спиралью из красной сафьяновой ленты, из могильника Тюм-Тюм, погребение №94А.

Как сказано выше, в позднесарматских могильниках найдены бронзовые котлы, но форме аналогичные находкам из могильника Тюм-Тюм. Кроме того, среди посуды из позд-нссарматских памятников есть деревянные сосуды. в том числе с серебряной обкладкой по краю (Мошкова, 1989, с. 195), что напоминает деревянный сосуд с железным ободом по краю их могильника Тюм-Тюм» погребение №117,

В некоторых позднесарматских погребениях встречены бронзовые колокольчики, которые помещали около головы или рут. Полагают, что их могли использовать при культовых церемониях. Отдельные бронзовые колокольчики найдены о шести погребениях могильника Тюм-Тюм (№№1, S3. 31, 52, 80,102), причем в четырех случаях это были мужские погребения, где они лежали в области шеи или на груди. Показательно расположение колокольчика в погребении №1, где на шейной гривне было надето малое кольцо из дрота, а на него колокольчик. Эта незначительная деталь вместе с другими аналогиями позволяет говорить о существовании определенных связей между населением азелинской культуры и позднесарматским населением Приуральского региона. Возможно, в этих фактах следует видеть только культурные и торговые связи Не исключено од| 1ако, чго в середине IV века н.з. часть cap ыатского населения была вытеснена из степей в лесостепную зону, где возникли поселения и памятники подобные могильнику Тюм-Тюм.

Регион, занятый в раннем железном вгкг азелинской культурой (рис.1), впоследствии стал местом формирования марийского народа. Древние традиции, сложившиеся здесь в раннем железном веке, имели по-видимому продолжение и развитие, существовали длительное время и сохраняются как реплики в этнографических сторонах жизни и прикладном искусстве современного марийского народа.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >