Введение

Основное определение

О ценностях российского государства после двадцатилетия либерально-космополитических реформ вновь начали говорить с самой высокой трибуны. К ним апеллирует в своих обращениях президент Российской Федерации. Тема ценностей присутствует в Посланиях Федеральному собранию. Однако разъяснений, что понимается под высшими ценностями российского государства не содержится ни в одном официальном документе. Содержание провозглашаемого ценностного выбора становится в отсутствие государственного и политического определения его смысла и статуса предметом субъективного и даже личного понимания. В такой ситуации о едином, устойчивом ценностно определенном стратегическом курсе государства не может быть и речи. Но ясно, что любое управление, как и осмысленное движение, в социальном развитии без ценностей как целевых генераторов не обходится. Вопрос в их конкретном выборе, в том — являются ли они явными или теневыми, осознанными или навязанными лоббистами или внешним влиянием, гармоничны ли стране или противоречат ее традициям и цивилизационным кодам и формулам успеха, относятся ли к конституционным константам страны.

Реальная политика России выстраивается на основе определенного набора ценностей, но что он собой представляет и откуда он взялся в общем-то непонятно. Необходимость преодоления сложившейся парадоксальной ситуации стала главным побудительным мотивом настоящего исследования.

В ходе него предстояло ответить на ряд вопросов. Что есть ценности применительно к государственному управлению? Откуда берутся ценности соответствующего государства? Кто их генерирует? Каковы формы и механизмы их трансляции? В чем они могут состоять? Как они сохраняются и преемствуют, как они закрепляются в материальной практике? Есть ли для них правовая и даже конституционная форма закрепления?

Ключевыми для разрабатываемой темы категориями являются «государство» и «высшие ценности». Под государством в данном случае понимается организованность и упорядоченность (пассивная и активная) существования территории, деятельности проживающего на ней населения при единой системе государственного управления. Речь, таким образом, идет не о государстве в узком смысле слова, а именно о государственности — понятии, близком к понятию страны.

Сущностные признаки страны выражаются триадой необходимых компонентов: территорией, народонаселением, публичной властью.

Фундаментальность (необходимость и достаточность) этих составляющих вытекает из факта их неустранимости. Невозможно в обозримой ретроспективе найти государство без территории, народонаселения и власти. Все обнаруживаемые исключения относятся к племенным временам и потому не могут быть экстраполированы на современную эпоху. В этом смысле гибель государства при изъятии любого из компонентов: завоевании — захвате территории, этноциде — истреблении, ассимиляции или деидентификации народа, безвластии — анархии или управленческой дерегуляции — становится неизбежной. Попытки применения каждой из этих, по существу, агрессий неоднократно делались противниками России, подводя российское государство к черте гибели.

Под высшими ценностями российского государства понимаются специфические желаемые состояния и характеристики наиболее важных для его жизнеспособности факторов, выступающих и деятельностными мотиваторами для народа и государственной власти. Соответственно, жизненно важные факторы государства определяются как внешние и внутренние обстоятельства, существенно влияющие на сам факт и устойчивость его существования (развития). Эти дефиниции основываются на развиваемой Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования методологии витального подхода к сложным социальным системам. Государственность, сообразно с ним, понимается как форма существования сложного социального живого организма.

Еще В.И. Вернадский развивал идею о разноуровневых формах жизни[1]. В качестве одного из уровней ноосферного существования в настоящей работе видится функционирование сложных социальных систем. Главная ценность для живого организма — это жизнь. Следовательно, высшая ценностная номинация государства заключается в целеполагании — «страна должна быть». Потенциалы, значимые для ее существования, в совокупности формируют степень ее жизнеспособности. Жизнеспособность страны, соответственно, зависит от действия широкого круга факторов. Соподчиненные единой интегральной ценностной цели — жизни государства, они составляют перечень его ценностей. Одни из них имеют более, другие менее весомое значение для жизнеспособности страны. Наиболее значимые факторы для жизни страны, находящиеся на первых уровнях факторной декомпозиции, составляют категорию высших ценностей. Таким образом, понятие высших ценностей государства не носит вкусового релятивистского характера, они введены как четко определенная категория. Она, как

будет видно в дальнейшем, носит объективный характер, цивилиза-ционно вариативна и вычислима для каждого конкретного большого государства или цивилизации. Именно поэтому высшие ценности государства являются критически значимыми для реальной практики государственного строительства и управления. Они ведут государство к успеху. Пренебрежение ими, соотвественно, ведет страну к краху.

Рассматриваемые применительно к «живой» системе факторы должны иметь деятельностно-мотивационный характер. Деятельностными субъектами государства выступают власть и народ. Следовательно, ценности становятся факторами жизнеспособности тогда, когда они являются активной принадлежностью государственной власти и общества, неотъемлемой атрибутикой их ритуала, мотивации и самой многообразной деятельности.

Возможно, например, что жизнеспособность страны зависит от неких космогонических процессов. А.Л. Чижевский открыл влияние солнечных ритмов, а Л.Н. Гумилев предложил теорию пассионарности[2]. Однако, не являясь социальным мотиватором, космогонический процесс не может быть отнесен к высшим ценностям России. Необходимо, чтобы соответствующая ценность была воспринята в качестве таковой на уровне массового сознания, мотивировала бы народ и власть на свершения во имя дальнейшего существования Родины.

Применение витального подхода к социальной системе позволяет занять твердую и обоснованную позицию в аксиологическом дискурсе. Высшие ценности государства, сообразно с ней, не могут быть даны свыше и не могут быть искусственно выдуманы. В этом смысле интенция типа — придумать национальную идею — принципиально неприемлема. Ценности не изобретаются, они присущи системе, они выявляются посредством изучения особенностей функционирования и факторов жизнеспособности каждого конкретного государства.

  • [1] Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М., 1989; Вернадский В.И. Живое вещество и биосфера. М., 1994; Философия и методология науки: В.И. Вернадский. Учение о биосфере / Ред. П.С. Карако. Мн., 2007.
  • [2] Чижевский А.Л., Шишина Ю.Г. В ритме Солнца. М., 1969; Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976; Карнаух В.К. Космические циклы и социальные ритмы: концепция А.Л. Чижевского И Деятели русской науки XIX-XX веков. Вып. I. СПб., 2001. С. 122-137; Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1992; Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М., 1993.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >