Эрозия идейно-духовного состояния российского общества и ценностные инверсии

Ценностный выбор и методика выявления аксиологических трансформаций

Определенная сложность в фиксации ценностных трансформаций связана с отсутствием длительных социологических проектов, связывающих замеры в дотрансформационный советский и современный периоды. Выход из создавшегося положения был найден в сравнении опросных данных различных групп населения. В данном случае акцентировалось внимание на различиях ответов генераций, сформировавшихся в периоды существования СССР и постсоветского государства. Проверка на наличие расхождений шла по базовым аксиологическим категориям. Выделялись три группы.

  • 1. Сформировавшиеся в среднесоветский период истории.
  • 2. Сформировавшиеся в позднесоветский период истории.
  • 3. Сформировавшиеся в постсоветский период истории.

Гипотеза заключалась в предположении, что произошедшая в истории России общественная трансформация второй половины

1980-1990-х гг. привела к установлению ориентиров, направленных в противоположную по отношению к ценностным идеалам развития человечества сторону (рис. 2.4.1).

Пространство ценностной трансформации России

Рис. 2.4.1. Пространство ценностной трансформации России

Ценность коллективизма

Косвенным индикатором ценности коллективизма выступают ответы на вопросы о доверии (недоверии) респондента к ближайшему окружению (рис. 2.4.2)[1]. Казалось бы, для юношества в целом в силу возрастных причин должно быть характерно более наивно-доверительное отношение к окружающим. Однако вопреки этой возрастной предрасположенности российская молодежь оказывается гораздо менее, в сравнении с предыдущими генерациями, ориентирована на доверительность к людям. Определенные симптомы ценностной трансформации выявляются уже на уровне позднесоветского поколения россиян. Они стали заметно меньше доверять ближайшему окружению на уровне дома, улицы, населенного пункта. При этом возросло их доверительное отношение к человечеству в целом. Весьма показательный симптом — подмена коллективизма как групповой солидаризации апелляцией к абстрактному человеку. Очевидно, в данном случае сказалась пропагандистская обработка в горбачевскую эпоху с характерными концептами «общечеловеческих ценностей» и «нового мышления».

Доверяете ли Вы большинству жителей вашего дома, двора, улицы?

Доверяете ли Вы большинству жителей вашего города?

И 55 лет и старше (среднесоветская генерация)

И 36-54 лет (позднесоветская генерация)

И18-35 лет (постсоветская генерация)

Не доверяю

Можно ли доверять большинству людей?

? 55 лет и старше (среднесоветская генерация)

Распределение ответов респондентов на вопрос о доверительном отношении к людям

Рис. 2.4.2. Распределение ответов респондентов на вопрос о доверительном отношении к людям

Правильность сделанных выводов подтверждается при изучении социологического опроса по выявлению отношения россиян к необходимости воспитания в детях качеств индивидуализма (рис. 2.4.3).

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности индивидуализма, % давших утвердительный ответ

Рис. 2.4.3. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности индивидуализма, % давших утвердительный ответ

Индивидуализм и коллективизм находятся в дихотомическом соотношении. Соответственно, развитие у детей индивидуалистических ориентиров означает снижение значимости коллективистских установок. Рост позитивного отношения к индивидуализму отражает процесс ценностной девальвации. Оппоненты ставят под сомнение имманентность присущей русской цивилизации ценности коллективизма. Посмотрите, говорят они, русский человек гораздо в большей степени индивидуалист, чем европеец или американец. Если эта констатация и верна, ее репрезентативность соотносится с современной эпохой инверсионного аксиологического состояния. Еще в среднесоветский период российской истории значимость ориентира индивидуализма была в 12 раз ниже.

Ценность труда

Особенно наглядно ценностная инверсия постсоветской России раскрывается через индикатор труда. Отношение респондентов замерялось по двум вопросам: а) качества, которые в них воспитывались родителями; б) качества, которые следует воспитывать в детях (рис. 2.4.4, 2.4.5). Результаты замеров показывают значимость ценностного ориентира трудолюбия для различных генераций. Получена четкая нисходящая по возрастам траектория снижения ценности труда. Особенно резко ее падение фиксируется именно для поколений, сформировавшихся в постсоветский период истории России.

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности трудолюбия,% давших утвердительный ответ

Рис. 2.4.4. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности трудолюбия,% давших утвердительный ответ

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности трудолюбия, % давших утвердительный ответ

Рис. 2.4.5. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности трудолюбия, % давших утвердительный ответ

Показательно в плане выявления различий поколенческих ценностных ориентиров выглядят результаты распределения ответов респондентов на вопрос: «Бросили ли бы Вы свою работу, имея достаточно денег, чтобы не работать?» (Рис. 2.4.6). Для генерации среднесоветского периода доля лиц, давших утвердительный ответ на него, оказывается минимальна. Но уже в поколение позднесоветской эпохи их удельный вес превышает треть. Сегодня, имея более четверти процентов молодого населения, работающего исключительно из-за денег, Россия находится в деформированном по отношению к собственным цивилизационным накоплениям состоянии.

Распределение ответов респондентов на вопрос

Рис. 2.4.6. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Бросили ли бы Вы свою работу, имея достаточно денег, чтобы не работать?», % давших утвердительный ответ

Ценность нематериальное™

Индикатором соотношения материальных и нематериальных ценностных ориентиров в обществе являются деньги. По степени их значимости в аксиологической иерархии человека косвенно замеряется уровень духовности. Поколенческая деградация российского общества в этом плане налицо (рис. 2.4.7). Еще в среднесоветский период в СССР в соотношении один к трем преобладал тип нематериально ориентированного человека. Для позднего советского общества уже характерна обратная пропорция. Для современной российской молодежи ориентир материалистичности доминирует. Удельный вес лиц, руководствующихся императивом максимизации денежных доходов, в 4,6 раза превышает численность молодых россиян, не подчиняющихся материальной максиме (рис. 2.4.8). Перекос в сторону «черного ценностного пакета» в данном случае более чем очевиден.

  • 80 -
  • 70 -
  • 60 ?
  • 50 -
  • 40 -
  • 30 -
  • 20 -
  • 10 -
  • 0 -?

78

  • 50 лет и старше (среднесоветская генерация)
  • 36-50 лет (позднесоветская генерация)
  • 18-35 лет (постсоветская генерация)

Рис. 2.4.7. Распределение ответов респондентов на вопрос о наличии у них стремления иметь как можно больше денег, % давших утвердительный ответ

  • 55 лет и старше (среднесоветская генерация)
  • 18-35 лет (постсоветская генерация)
  • ? Стремлюсь
  • ? Не стремлюсь
  • ? Затрудняюсь ответить
  • ? Стремлюсь

П Не стремлюсь

  • ? Затрудняюсь ответить
  • 36-55 лет (позднесоветская генерация)
  • ? Стремлюсь
  • ? Не стремлюсь
  • ? Затрудняюсь ответить

Рис. 2.4.8. Соотношение ответов респондентов на вопрос о наличии у них стремления иметь как можно больше денег

Ценность любви

Разрушенной в результате пропаганды половой распущенности в СМИ оказалась ценность любви. Произошла подмена самого понятия. В качестве любви номинируется свальный грех. О трансформации отношения к ценности любви косвенно свидетельствует показатель опроса о количестве прецедентных случаев влюбленности в жизни человека (рис. 2.4.9). Характерная для позднесоветской генерации интенция «одна любовь до гроба» оказалась девальвирована. Осуществился переход на установку полилюбовной активности человека.

Распределение ответов респондентов на вопрос о количестве влюбленностей в жизни человека

Рис. 2.4.9. Распределение ответов респондентов на вопрос о количестве влюбленностей в жизни человека

Вместе с тем возрос удельный вес лиц, не испытывавших чувства любви вообще. Последний факт особо показателен как иллюстрация тезиса о связи поведенческой модели множества влюбленностей с выхолащиванием самой базовой ценности. Характерно, что ценностный надлом фиксируется опять-таки в генерационной когорте позднесоветского поколения.

Традиционная семья базировалась на сравнительно жестком распределении гендерных ролей: мужчина — «добытчик», женщина — «хранительница очага». Произошедшая трансформация стирает различия социальных функций полов. Дегендеризация объективно подрывает основания института семьи. В этом плане показательно проследить изменение отношения возрастных групп к феномену гендерных дисфункций (рис. 2.4.10). Фиксировалась в данном случае динамика представлений о нормальности ситуаций, когда: а) домашним хозяйством занимается в основном муж и б) жена зарабатывает больше мужа. По обоим индикаторам между опросами среднесоветского и постсоветского поколений наблюдается рост числа респондентов, оцениваюших гендерные дисфункции как нормальное явление.

? 55 лет и старше (среднесоветская генерация)

в основном муж?

Рис. 2.4.10. Распределение ответов респондентов на вопрос о нормальности смещения гендерных ролей, % давших утвердительный ответ

Ценность альтруизма

Ценность альтруизма противоречит внедренным в массовое сознание поведенческим ориентирам «рационального прагматика». Альтруистом быть в современной Росси не принято. Главным универсальным мотиватором поведения номинируется меркантилистский интерес. Представление о происходящей в России девальвации ценности альтруизма подтверждается результатами социологических замеров (рис. 2.4.11, 2.4.12).

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности альтруизма, % давших положительный ответ

Рис. 2.4.11. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности альтруизма, % давших положительный ответ

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности альтруизма, % давших положительный ответ

Рис. 2.4.12. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности альтруизма, % давших положительный ответ

Ценность терпимости

На рубеже 1980- 1990-х гг. в поле дискурса находилось понятие «толерантности». Толерантные установки должны были заменить идеологемы классовой непримиримости. Однако лишенная мировоззренческо-смысловых оснований идея толерантности на уровне массового сознания воспринята не была. Вместо этого получили развитие различного рода фобии. Прежде всего, был нанесен удар по исторически сформировавшейся в России межэтнической комплиментарности. В постсоветские годы происходит ее резкая девальвация. Уровень значимости терпимости оказался ниже, чем даже в период декларируемой классовой непримиримости (генерация 65 лет и старше) (рис. 2.4.13, 2.4.14).

генерация) генерация) генерация)

Рис. 2.4.13. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности терпимости, % давших положительный ответ

(среднесоветская (позднесоветская (постсоветская

генерация) генерация) генерация)

Рис. 2.4.14. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в воспитании детей ценности терпимости, % давших положительный ответ

Ценность креативности

Одним из индикаторов аксиологии креативности выступает значимость в воспитании фактора воображения (рис. 2.4.15). В советское время значимость этого ценностного ориентира возрастала. Исторический максимум был достигнут для поколения, сформировавшегося на закате существования СССР. В постсоветский период, несмотря на все связанные с интернет-технологиями условия для развития потенциалов воображения, его аксиологическая значимость резко снизилась. Распространенное утверждение о формировании нового типа креативно ориентированной личности («постчеловека») обнаруживает несоответствие реальным ценностным ориентирам постсоветской российской молодежи.

Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности воображения, % давших положительный ответ

Рис. 2.4.15. Распределение ответов респондентов на вопрос о значимости в их воспитании ценности воображения, % давших положительный ответ

Ценность души (религиозная вера)

Казалось бы, поколения, сформировавшиеся в СССР, должны быть менее религиозны, чем более молодые генерации россиян. В Советском Союзе действовала атеистическая пропаганда, и в старших возрастных группах следовало ожидать меньшую долю верующих. Однако данные социологического опроса дают прямо противоположную картину (рис. 2.4.16).

Распределение ответов респондентов на вопрос о религиозной самоидентификации, % давших положительный ответ

Рис. 2.4.16. Распределение ответов респондентов на вопрос о религиозной самоидентификации, % давших положительный ответ

Религиозность по кластерам поколений, родившихся в более близкие исторические эпохи, снижается. Характерно, что генерация, мировоззренчески сложившаяся в период перестройки, одним из компонентов которой была легализация религиозной жизни, оказалась уже не столь религиозной, как возрастная группа среднесоветской эпохи. Вероятно, формальный подход к вопросам веры перестроечного руководства имел лишь негативные последствия для распространения религиозных ценностей.

Устойчивое снижение обнаруживается также при определении доли воцерковленных (рис. 2.4.17,2.4.18). Фильтрация религии и квазирелигиозности (моды на религию) позволяет прийти к парадоксальному выводу, что в СССР ценность веры (души) имела большее значение, чем в постсоветской России. Конечно, в Советском Союзе ситуация, связанная с религиозными ценностными ориентирами, была крайне неблагополучной. Однако в РФ она, в плане значимости мотиваторов веры, даже хуже, чем в период официальной материалистической идеологии государства.

  • ? 55 лет и старше (среднесоветская генерация)
  • ? 36-54 лет (позднесоветская генерация)
  • ? 18-35 лет (постсоветская генерация)
Распределение ответов респондентов на вопросы, индексирующие степень воцерковленности населения, % отрицательных ответов (абсолютная невоцерковленность)

Рис. 2.4.17. Распределение ответов респондентов на вопросы, индексирующие степень воцерковленности населения, % отрицательных ответов (абсолютная невоцерковленность)

вы причащаетесь? ли вы ли вы Богу? религиозную посещаете храм? религиозные литературу?

посты?

Рис. 2.4.18. Распределение ответов респондентов на вопросы, индексирующие степень воцерковленности населения, % ответов, указывающих на высокий уровень воцерковления

Проведенный анализ позволяет, таким образом, констатировать факт современной ценностной деградации России. Определяющие движение в сторону прогресса человечества компоненты «белого ценностного пакета» оказались в российских трансформационных условиях сущностно подорваны. По большинству ценностных индикаторов эта деградация фиксируется уже для поколения, сформировавшегося в позднесоветский период российской истории. Следовательно, аксиологическая трансформация началась хронологически раньше распада Советского Союза. Эта констатация подтверждает выдвигаемый авторами тезис о приоритетной значимости несиловых оснований жизнеспособности государства.

Разрушение системы ценностных ориентиров стало фактором гибели СССР. Сохранение инвертированного «ценностного пакета» в современной России продолжает играть деструктивную роль, снижая жизненные потенциалы российского государства.

  • [1] Здесь и далее — данные опросов Фонда общественного мнения. URL: http://bd.fom. ru/cat/.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >