Социологическое отражение цивилизационноценностного своеобразия стран мира

Каждая цивилизация исторически выработала собственный оптимум ценностных установлений. В целом набор человеческих ценностей для всех цивилизационных систем один и тот же. Где, например, будут отрицать высокое аксиологическое значение любви к Родине или крепости семейных уз? Другое дело, что вес этих факторов в соотношении друг с другом может быть различным. Задача заключается в определении уникального собственного ценностного облика России в шкале цивилизационного аксиологического спектра. Необходимо определить ее близость и удаленность по отношлению к различным цивилизациям по максимально широкому перечню ценностных установлений.

Ценностные (факторные) профили цивилизаций

Решить поставленную задачу помогают данные социологических замеров в рамках международного проекта World Values Survey. Положение России сравнивается с показателями стран, традиционно относимых к типичным носителям соответствующих цивилизационных ценностных профилей. Западно-атлантическую (англо-саксонскую) цивилизацию представляют США и Германия, латиноамериканскую — соотвествующие страны, китайскую, естественно, Китай, японскую — Япония, индийскую — Индия, исламскую — Иран. Были взяты также данные общемирового усредненного уровня, по стране максимума и минимума значимости соответствующего ценностного индикатора. На чистоту полученных результатов, впрочем, оказало определенное воздействие использование в проекте World Values Survey методики социологических опросников. Замеряя ценности, ее составители были в определенной степени заложниками сбственных цивилизационных ценностных стереотипов. Это отразилось в том, что в вопросах, связанных с выявлением отношения респондентов к религии, было продемонстрировано абсолютное непонимание дальневосточного типа религиозности.

Современная социология имеет ограничение, выражающееся в том, что она выявляет не столько базовые (имманентные) ценности цивилизации, сколько ее текущее отражение в массовом сознании. Но надо иметь в виду текучесть сознания, которое как вариация меняется вокруг фундаментальных социо-генетических ценностных установлений,

1

http://www.worldvaluessurvey. org/ носящих более устойчивый во времени характер. Вариации могут быть значительными, в особенности в современных условиях информационной манипуляции. Применительно к современной России, имея в виду постсоветскую аксиологическую инверсию, расхождение текущих показателей с цивилизационной базой может быть довольно значительным.

Тем не менее из представления об инерционности факторных оснований жизнеустойчивости цивилизаций следует возможность странового сопоставления социологических замеров. На рис. 3.2.1-3.2.35 даны показатели для лиц, однозначно признающих ценностное значение определенных параметров.

Ценность свободного времени (очень важно)

Рис. 3.2.3. Ценность свободного времени (очень важно)

— Мировой уровень

Максимум: Эфиопия

— Минимум: Финляндия

Рис. 3.2.4. Ценностное отношение к политике (очень важно)

  • 100 -1 %
  • 80 -
Ценностное отношение к работе (очень важно)

Рис. 3.2.5. Ценностное отношение к работе (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: Гана

— Минимум: Гонконг

  • 100 -1
  • 90 -
  • 80
  • 70
  • 60
  • 50
  • 40
  • 30
  • 20
  • 10
  • 0
  • 94,7
Ценность религии (очень важно)

Рис. 3.2.6. Ценность религии (очень важно)

— Мировой уровень

Максимум: Индонезия

— Минимум: Гонконг

— Мировой уровень

Максимум: Норвегия

— Минимум: Гонконг

Рис. 3.2. 7. Воспитательные ориентиры: самостоятельность (очень важно)

М ооо

--Мировой уровень

Максимум: Китай

— Минимум: Швеция

Рис. 3.2.8. Воспитательные ориентиры: труд (очень важно)

Воспитательные ориентиры

Рис. 3.2. 9. Воспитательные ориентиры: чувство ответственности (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: Швеция

— Минимум: Гонконг

Воспитательные ориентиры

Рис. 3.2.11. Воспитательные ориентиры: толерантность и отношение к другим (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: ЮАР

— Минимум: Гонконг

Рис. 3.2.12. Воспитательные ориентиры: бережливость к деньгам и вещам (очень важно)

Воспитательные ориентиры

Рис. 3.2.13. Воспитательные ориентиры: настойчивость, решительность (очень важно)

— Мировой уровень

Максимум: Швейцария

--Минимум: Китай

Рис. 3.2.14. Воспитательные ориентиры: религиозность, вера (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: Уругвай

— Минимум: Гонконг

Рис. 3.2.15. Воспитательные ориентиры: благожелательность (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: Гана

— Минимум: Япония

Рис. 3.2.16. Воспитательные ориентиры: покорность (очень важно)

--Мировой уровень

Максимум: Турция

^—Минимум: Япония

Рис. 3.2.17. Ценность патриотизма (готовность сражаться за Родину)

  • 50-| %
  • 45 - ---------------------------------------- 45,4
  • 40-
  • 35-

— Мировой уровень

Максимум: Турция

— Минимум: Япония

Рис. 3.2.18. Ценность творчества (очень важно)

Ценностный ориентир нестяжательства (очень важно)

Рис. 3.2.19. Ценностный ориентир нестяжательства (очень важно)

  • --Мировой уровень
  • — Максимум: Уругвай
  • --Минимум: Гана

Рис. 3.2.20. Ценность безопасного окружения (очень важно)

Ценность социального успеха (очень важно)

Рис. 3.2.22. Ценность социального успеха (очень важно)

  • 30 -1 %
  • 24,5

^—Мировой уровень

--Максимум: Иордания

^—Минимум: Япония

Рис. 3.2.23. Ценностные ориентиры, связанные с риском (очень важно) (пассионарные ориентиры)

Ценностные ориентиры, связанные с должным поведением (уровень поведенческой нормативности) (очень важно)

Рис. 3.2.24. Ценностные ориентиры, связанные с должным поведением (уровень поведенческой нормативности) (очень важно)

Ценностный ориентир экологичности (параметр природной адаптивности) (очень важно)

Рис. 3.2.25. Ценностный ориентир экологичности (параметр природной адаптивности) (очень важно)

— Мировой уровень

Максимум: Иордания

— Минимум: Япония

Рис. 3.2.26. Ценность традиций (очень важно)

Ценностный ориентир соответствия ожиданиям родителей (параметр почитаемости родителей) (очень важно)

Рис. 3.2.27. Ценностный ориентир соответствия ожиданиям родителей (параметр почитаемости родителей) (очень важно)

Значимость для страны высокого уровня экономического роста (главная цель)

Рис. 3.2.29. Значимость для страны высокого уровня экономического роста (главная цель)

  • 50 -i %
  • 45 - _________________________________________________
  • 40 -
  • 43,7
  • 35 -
  • 30 -
  • — Мировой уровень
Ценность свободы слова (главная цель)

Рис. 3.2.30. Ценность свободы слова (главная цель)

Ценностный ориентир имущественного равенства (равенство доходов)

Рис. 3.2.31. Ценностный ориентир имущественного равенства (равенство доходов)

Уровень неприятия гомосексуализма (ценность традиционного брака) (категорическое неприятие)

Рис. 3.2.32. Уровень неприятия гомосексуализма (ценность традиционного брака) (категорическое неприятие)

120 i%

Уровень неприятия проституции (ценность любви) (категорическое неприятие)

Рис. 3.2.33. Уровень неприятия проституции (ценность любви) (категорическое неприятие)

Уровень неприятия абортов (ценность детей) (категорическое неприятие)

Рис. 3.2.34. Уровень неприятия абортов (ценность детей) (категорическое неприятие)

Уровень неприятия суицида (ценность человеческой жизни) (категорическое неприятие)

Рис. 3.2.35. Уровень неприятия суицида (ценность человеческой жизни) (категорическое неприятие)

Приведенные показатели социологических замеров противоречат ряду сложившихся страновых стереотипов. Не выдерживает, в частности, проверки представление о безразличности, несемейственности, культе работы и стяжательских ориентирах американского общества. По всем обозначенным показателям США при сопоставлении с Западной Европой имеет более высокие значения.

С другой стороны, Япония, позиционируемая по инерции как оплот традиционности и поведенческих кодексов, обнаруживает сегодня крайне низкую по отношению к мировому уровню значимость указанных ценностей.

Тем не менее в большинстве своем существующие представления о характерном «факторном профиле» различных цивилизаций подтвердились, что говорит о корректности примененного методологического подхода.

В перечне 8 стран, представляющих различные типы цивилизаций, Россия по пяти ценностным параметрам оказалась в экстремумных точках максимума (первое место) или минимума (последнее место). Максимальное значение в страновом спектре имели российские показатели ценностей помощи людям и высокого экономического роста, минимальное — отношение к политике, свободе слова, развитию воображения. Из пяти перечисленных три ценностных ориентира традиционно считаются в литературе специфическими цивилизационными особенностями России. Это следующие ориентиры:

  • 1) общинное вспомоществование (ценность помощи людям);
  • 2) автосубъектность власти, самодержавие, отказ народа от прямого участия в политической жизни в пользу верховного суверена (минимизация ценности политики);
  • 3) неакцептность в российской аксиологии либеральных свобод и самой идеологии либерализма (минимизация ценности свободы слова).

Сравнительно низкий показатель ориентированности воспитания на раскрытие воображения объясняется российской традицией политехнического образования. Художественно-образное обучение здесь не играет той роли, которая ему придается в ряде иных цивилизаций. Значимость показателя высокого экономического роста для российского населения, вероятно, имеет не ментальные, а пропагандистские основания, характерные для периода реформ.

Степень ценностной близости мировых цивилизаций к российской

Как соотносятся показатели России с аксиологическим профилем других цивилизаций? Может ли российская цивилизация идентифицироваться в рамках других цивилизационных систем или представляет собой цивилизационно-уникальный феномен?

Первая оценка заключалась в установлении для каждой из семи сравниваемых с Россией цивилизаций количества фактов (частоты) наибольшей близости к ее уровню показателя по одному из параметров сравнения. Полученный результат позволяет делать утверждение о ценностной уникальности России. Обнаруживается широкий разброс стран, имеющих наибольшую степень близости к ней по тому или иному параметру. Обнаружение неповторимости ценностного профиля России означает доказательство справедливости утверждения о самобытности российской цивилизации (рис. 3.2.36).

Частота наибольшей близости к России стран (по ансамблю определенных ценностных параметров)

Рис. 3.2.36. Частота наибольшей близости к России стран (по ансамблю определенных ценностных параметров)

Ни одна из сопоставляемых цивилизационных систем не приближается даже к трети потенциально высшей степени близости. Наиболее высокие показатели, соответственно 9 и 8, имеют Бразилия и Германия. И это, вероятно, не случайно ввиду общей христианской основы их цивилизационного генезиса. Символично, что перечисленные страны представляют три различные версии исторической имплементации христианства: Бразилия — католицизма, Германия — протестантизма, Россия — православия.

Менее других показателей частоту наибольшей близости к России имеют США. Это подтверждает гипотезу о принципиальной разнородности российского и американского ценностных типов. Наибольшая близость между ними обнаруживается по индикаторам воспитания самостоятельности детей и отношения к абортам.

Степень ценностной удаленности мировых цивилизаций от российской

Наряду с вопросом о цивилизационной близости возникает симметричная проблема идентификации ценностного антипода России. Необходимо ответить на вопрос, существует ли альтернативная (дихотомическая) по отношению к ней цивилизация?

Или наоборот (что логически то же самое), является ли российская цивилизация альтернативной каким-либо цивилизациям. Именно так она рассматривается в теории бинарности западной цивилизации. Россия, согласно ей, цивилизационно формировалась как оборотная модель Запада, служа историческим примером возможности альтернативного выбора путей развития. Проверка этого положения осуществлялась через оценку частоты наибольшей удаленности от России ценностных показателей исследуемой группы стран.

Обнаружилось, что ни одна из цивилизационных систем не выглядит как устойчивый российский антипод. Устойчивость дихотомического противопоставления не достигает и 30%. Запад оказывается в полярном положении по отношению к России реже, чем страны Востока. Максимальную частоту ценностных оппозиций России демонстрируют Япония — 8 раз, Индия — 7 раз и Иран — 6 раз. Альтернативность здесь, очевидно, является следствием ментальных различий народов, восходящих не в последнюю очередь к вариативности религиозной платформы. Страны, цивилизационно сформировавшиеся на фундаменте христианства, реже находятся в ценностной оппозиции России, чем имеющие нехристианские религиозные истоки. В целом же данные о наибольшей удаленности от России также свидетельствуют о ее цивилизационной самодостаточности (рис. 3.2.37).

При вычитании из показателя частоты наибольшей близости частоты наибольшей удаленности парадоксальным, на первый взгляд, образом самой аксиологически близкой к России страной оказалась Бразилия (самый высокий показатель в первом случае, самый низкий — во втором). Данную близость нельзя объяснить культурным влиянием. Исторически контакты между Бразилией и Россией были минимальны. Следовательно, причины ценностного сближения следует искать в факторных совпадениях цивилизационного генезиса. Таких с очевидностью совпадающих факторов два: большая государственная территория и традиционалистская версия христианства (ортодоксальное католичество в одном случае и ортодоксальное православие — в другом).

Частота наибольшей цивилизационной удаленности от России стран по отдельным ценностным параметрам

Рис. 3.2.37. Частота наибольшей цивилизационной удаленности от России стран по отдельным ценностным параметрам

При этом соизмеримым территориальным масштабом обладают и другие сопоставляемые страны — США, Китай. Значит, дело не в территории. Остается лишь фактор традиционалистского христианства. Модернизированная христианская вера, сформировавшаяся на почве протестантизма, создавала иной аксиологический тип, а потому речь идет именно о ценностной перекличке католицизма и православия. Таким образом подтверждается значимость религиозных оснований цивилизации для генерации и воспроизводства ее ценностных ориентиров.

Своеобразным историческим экспериментом стало изолированное друг от друга развитие двух основанных на традиционалистской христианской парадигме цивилизационных систем. Совпадение показателей ценностных параметров свидетельствует об успешности эксперимента, подтверждающего определяющую роль религии в генезисе цивилизаций. Другое дело, что эта роль в иерархии ценностных предпочтений современного общества не столь весома. Генезисные факторные основания и текущие аксиологические ориентиры социума, подвергаемого манипуляции, далеко не тождественны.

Цивилизационные ценностные иерархии

Иерархия ценностей по их значимости варьирует для различных цивилизаций. Доказательством этого положения служит рейтинг десяти наиболее значимых ценностных ориентиров. Для каждой из рассматриваемых стран их рейтинговое распределение оказалось специфичным. Ни одна из аксиологических иерархий не совпала. Нет совпадений и с усредненным общемировым рейтингом ценностей (рис. 3.2.38).

Рейтинг высших ценностей в мире

Рис. 3.2.38. Рейтинг высших ценностей в мире

Определенное исключение на фоне высокой ценностной вариативности представляет ценность семьи. В шести из восьми рейтингов она оказалась на первом месте. Это указывает на фундаментальную значимость института семьи для человечества вне зависимости от цивилизационного коридора развития. Впрочем, даже по этому ценностному показателю абсолютного универсализма в иерархии аксиологических ориентиров цивилизаций не наблюдается. Для германского социума семья в иерархии ценностей находится на втором, а для китайского — на четвертом месте.

Исходя из выстроенной аксиологической иерархии, триада базовых ценностей России выглядит следующим образом: семья — труд — патриотизм. Эти ценностные ориентиры вполне могли бы быть положены в основу формирования стратегии государственного развития Российской Федерации (рис. 3.2.39-3.2.46).

Показательно несовпадение не только первой десятки, но и триад цивилизационных ценностей (рис. 3.2.47). Единственным исключением стало совпадение трех высших ценностных ориентиров для России и Индии. По-видимому это не случайно. И Индия, и Россия исторически позиционировались в качестве духовного полюса мира, сакрального центра мироздания. Известна также высокая степень комплиментарное™ русского и индийского народов.

Рейтинг высших ценностей в России

Рис. 3.2.39. Рейтинг высших ценностей в России

Рейтинг высших ценностей в США

Рис. 3.2.40. Рейтинг высших ценностей в США

Рейтинг высших ценностей в Германии

Рис. 3.2.41. Рейтинг высших ценностей в Германии

Рейтинг высших ценностей в Бразилии

Рис. 3.2.42. Рейтинг высших ценностей в Бразилии

Рейтинг высших

Рис. 3.2.43. Рейтинг высших

Рейтинг высших

Рис. 3.2.44. Рейтинг высших

ценностей в Китае ценностей в Японии

Рейтинг высших

Рис. 3.2.45. Рейтинг высших

Семья

Любовь

Традиционный брак

Ответственность

Патриотизм

Вера

Работа

Человеческая жизнь

Религиозное воспитание

Труд

Рейтинг высших

Рис. 3.2.46. Рейтинг высших

ценностей в Индии ценностей в Иране

Россия

США

Германия

Бразилия

Китай

Индия

Иран

Рис. 3.2.47. Триады высших ценностей разных стран

Цивилизационно-ценностный «реостат»

Исходя из установленной разности ценностных весов естественна постановка задачи определения ценностной суммарной удаленности каждой из исследуемых стран от России. Рассчитывалась эта дистанция для обобщенного аксиологического диапазона рассматриваемых цивилизационных систем. В результате получена социологическая модель своеобразного цивилизационно-ценностного «реостата».

В зоне наибольшей удаленности от России оказались страны, представляющие интегрированную западную цивилизацию (США и Германия). Гипотеза о ценностном диссонировании российской цивилизационной системы с Западом таким образом наглядно подтверждается на социологическом материале. Речь идет не об их антиномичности. Полярных противоречий между ними по сравнению с нехристианскими цивилизационными общностями не так уж и много. Расхождение между Россией и Западом заключается не столько в номинации ценностей, столько в различии суммарного многофакторного оптимума их цивилизационного развития (рис. 3.2.48).

о

Россия >

  • 6 8 10 12 14 %
  • 1--------*-?------*-•----
  • 7,4 10,5 12,5 12,7 14,2 14,7
  • 14,1

к

>s

гс

ГС

X

<

ГС

S

го

S

го

X

X

1-

Щ

q

о

=1

X

о

S

О

го

с

со

(X

ГО

О. ш

ф

Рис. 3.2.48. Диапазон цивилизационной удаленности от России

Состояние ценностной деструкции цивилизаций

При выявлении значимости ценности для той или иной цивилизации необходима, естественно, поправка на время. Ценностные показатели не остаются исторически неизменными. Они могут как повышаться, посредством целенаправленных усилий государства и общества, так и подвергаться разрушению. Традиционное общество было функционально ориентировано на укрепление традиционных ценностных ориентиров. Ценности устанавливались как сакральные законы. Действовала предохраняющая их от разрушения система табу. Эпоха модерна вызвала процесс разрушения ценностных констант цивилизаций. Еще более ускорил ход разрушительных процессов период постмодернистских инверсий.

Косвенным индикатором аксиологического состояния каждой цивилизации выступает в данном случае соотношение ценностных показателей с общемировым уровнем их значимости. Низкая степень важности той или иной ценности может служить указателем как ее разрушения, так и невысокого факторного значения для соответствующего цивилизационного контекста. В аксиологической иерархии цивилизаций незначимость одного фактора компенсируется повышенным уровнем другого. Поэтому для установления уровня ценностного разрушения следует брать интегрированный показатель по всем аксиологическим параметрам. Превышение мирового уровня будет означать сравнительно благополучное состояние в плане сохранения ценностей, более низкое же по отношению к нему положение — сигнал об угрозе аксиологической деструкции.

Полученные таким образом результаты имеют, естественно, относительный характер. Замеряется в данном случае не уровень разрушения (сохранения) традиций, а его динамика (опережение — отставание) на фоне общего мирового состояния.

Результатом проведенных расчетов стало подтверждение тезиса о цивилизационно-ценностной деструктивности модерна. Показатели шести из восьми сопоставляемых цивилизаций оказались ниже мирового уровня. Выше него только Индия и Иран. Именно представляемым ими цивилизационным системам удалось, как известно, сохранить в наибольшей степени связь с принципами традиционного общества. Напротив, худшие по отношению к мировому уровню показатели

Ценностное состояние стран по отношению к мировому уровню ценностного состояния демонстрируют страны «золотого миллиарда»

Рис. 3.2.49. Ценностное состояние стран по отношению к мировому уровню ценностного состояния демонстрируют страны «золотого миллиарда»: США, Япония, Германия.

Характерно при этом наиболее благополучное в «золотомиллиардной» группе положение Соединенных Штатов Америки. Страны, принявшие американские ценностные ориентиры развития, оказались в худшем состоянии, чем сами США. Их опыт есть определенное назидание для России.

Положение стран «золотого миллиарда» в мире по-прежнему доминирующее. Однако анализ их ценностного состояния позволяет предсказывать грядущие цивилизационные потрясения. Общество с девальвированными ценностями не имеет перспектив долгосрочного существования. Без учета стран «золотого миллиарда» Россия оказывается на последнем месте в рассматриваемом цивилизационном перечне. Это позволяет квалифицировать ее положение как угрожающее (рис. 3.2.49).

Угрозы ценностной деструкции в России

Конкретные «болевые точки» России в ее аксиологических потенциалах могут быть определены из соотношения доли населения, однозначно принимающего соответствующие ценностные ориентиры, с удельным весом лиц, категорически их отрицающих. Именно группа отрицающих определяет уровень распространения антиценностей. По ее величине можно оценивать уровень угрозы аксиологической деструкции. Сопоставление с мировым уровнем указанного соотношения позволяет более точно идентифицировать пораженные сегменты российского ценностного арсенала.

Ввиду отсутствия соответствующих данных в опросниках проекта World Wales при рассмотрении антиценностей не использовались индикаторы воспитательных ориентиров и рекомендаций респондентов в отношении стратегии государства.

По ряду исследуемых параметров положение России действительно характеризуется как кризисное. Первую группу по уровню угроз составляют те показатели, по которым удельный вес носителей антиценностей оказывается выше доли приверженцев соответствующих ценностных ориентиров. При этом в мире по аксиологическим индексам такого рода инверсии не наблюдаются, указывая тем самым на девиантность российской ситуации. Угрозы этой группы имеют катастрофическое значение и требуют незамедлительного исправления. Подобная ситуация наблюдается по двум показателям: религия и социальная успешность. Особенно катастрофична ситуация в религиозной сфере, в которой диссонанс по отношению к мировому уровню соотношения ценностно и антиценностно ориентированных частей общества показывает отставание России более чем в шесть раз.

Весьма опасным является также доминирующее в российском социуме настроение социальной апатичности. Неверие населения в возможность личной успешности напрямую оборачивается его маргинализацией.

Вторую по уровню угроз группу составляют ценностные ниши, в которых доминирование антиценностей обнаруживается не только в России, но и в мире. К ним относятся ценностные ориентиры политики, имущественного равенства и склонности к риску. Последний из параметров, как латентный индикатор пассионарности, не может выражаться доминированием соответствующей ценности. Уровень пассионариев в обществе всегда ограничен. Другое дело, что и доля населения, абсолютно лишенного пассионарной энергии, не должна превышать некой критической массы. В России к ней относится сегодня более четверти социума.

Показательна в российском цивилизационном контексте инверсия ценности равенства. Традиционно эта ценностная установка была особо значима для России. На сегодня доля лиц, категорически отрицающих ценность имущественного равенства, составляет почти треть российского населения. Это более чем в два раза превосходит соответствующий мировой показатель.

Более половины российских респондентов (третья групповая принадлежность) выражают категорическое неприятие ценности творчества. Ситуация в мире принципиально иная. Факт девальвации ценности творчества в России прямо соотносится с подрывом ее научных и образовательных потенциалов.

В четвертую группу входят ценностные сферы, по которым преобладание ценностно ориентированной части общества над отрицающей их, находится в диапазоне от двух до пяти раз. Угроза деструкции социума на таком уровне отрыва имеет актуальный характер. Существующего уровня представленности антиценностных сил достаточно для уничтожения любой социальной общности. В России этот уровень угроз наблюдается для ценности патриотизма, нестяжательства, экологичности, безопасности и отношения к детям.

Угрозы пятой группы находятся в диапазоне до 10-кратного превышения удельного веса ценностно ориентированной когорты общества над отрицающей их. Но и этой разницы не всегда бывает достаточно для обеспечения цивилизационного самосохранения. Опыт гибели ряда государств и цивилизаций является тому яркой иллюстрацией. На данном уровне угроз разрушения находятся ценности традиций, работы, свободного времени, должного типа поведения. Положение по ним, хотя и не является, исходя из приведенной методики расчета, катастрофическим, но все же достаточно угрожающе для жизнеспособности России. Фиксация аксиологически пораженных сфер дает основания для разработки государственной стратегии ценностного оздоровления страны, направленной на излечение указанных болевых участков (рис. 3.2.50-3.2.65).

Соотношение удельного веса лиц, однозначно признающих и отрицающих указанные ценности в России и мире Первая группа угрозы

49,1

11,3

Россия

Мир

Рис. 3.2.50. Ценность религии

14 п %

Россия

  • ?Да
  • ? Нет
  • 1,4-.
  • 1,2-1,0 -0,8-0,6-0,4-0,2-0,0--

Соотношение, число раз

1,2

Мир

Россия

Рис. 3.2.51. Ценность социального успеха

Вторая группа угрозы

Ценностные ориентиры, связанные со склонностью к риску

Рис. 3.2.52. Ценностные ориентиры, связанные со склонностью к риску

Ценностное отношение к политике

Рис. 3.2.53. Ценностное отношение к политике

Россия

? Да

Нет

14,9

Мир

Ценность имущественного равенства

Рис. 3.2.54. Ценность имущественного равенства

Ценность творчества

Рис. 3.2.55. Ценность творчества

Четвертая группа угрозы

Соотношение, число раз

Россия Мир

Россия

Мир

Рис. 3.2.56. Ценность нестяжательства

Ценность безопасности

Рис. 3.2.57. Ценность безопасности

Ценность детности

Рис. 3.2.58. Ценность детности

Ценность экологичности

Рис. 3.2.59. Ценность экологичности

Ценность патриотизма

Рис. 3.2.60. Ценность патриотизма

  • 81
  • 7 -
  • 6 -
  • 5 -
  • 4 -
  • 3 -
  • 2 -
  • 1 -

О -

Соотношение, число раз

Ценность традиций

Рис. 3.2.61. Ценность традиций

  • 35
  • 30
  • 25
  • 20
  • 15
  • 10
  • 5
  • 0
  • 29,9

Россия

Мир

Соотношение, число раз

Ценность свободного времени

Рис. 3.2.62. Ценность свободного времени

  • 60-
  • 50-
  • 40-
  • 30-
  • 20-
  • 10-
  • 0-
  • 49,7

Россия

63,2

Мир

Соотношение, число раз

Ценностные ориентиры, связанные с должным поведением

Рис. 3.2.64. Ценностные ориентиры, связанные с должным поведением

Уровень ценностной деструкции в России («О» — полное разрушение)

Рис. 3.2.65. Уровень ценностной деструкции в России («О» — полное разрушение)

Результаты проведенного анализа совпадают с выводами, сделанными на основе применения других исследовательских методик. Это является свидетельством их репрезентативности. Россия обладает цивилизационно неповторимой структурой ценностей. Ее специфичность дает все основания утверждать существование особой российской цивилизации. Анализ ценностного состояния иных цивилизационных систем обусловливает вывод о противопоказанности для России аксиологических переносов с Запада. Установление основных направлений разрушения ценностей в современном российском обществе актуализирует задачу формирования стратегически нацеленной государственной политики по их восстановлению.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >