БАЗОВЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ

Содержательные и структурные особенности социально-политических идеологий. Типологические модели

6.1. Содержательные и структурные особенности социально-политических идеологий: Типологические модели

Переходя к анализу базовых идеологий, остановимся, прежде всего, на так называемых социально-политических идеологиях. Именно этот класс идеологий рассматривается в работах таких зарубежных авторов, как Д. Аптер, Р. Барт, Г. Балибар, Д. Белл, С. Жижек, Т. Иглтон, Р. Макридис, К. Мангейм, Д. Мэннинг, Д. Маклеллан, М. Селигер, Д. Киель, Л. Тиль, М. Фриден, П. Шумахер, Т. Хейльке и других не менее известных исследователей.

Согласно общей позиции политическая идеология возникает там и тогда, где и когда борьба за власть становится публичным феноменом1, «областью» притязания на власть различных исторических субъектов, которая находит свое «материальное» оформление в деятельности партий, союзов, движений, чья эффективность, в свою очередь, оказывается в непосредственной зависимости от приобщения этих политических групп «к тем или иным идеологическим формам»2.

Так понимаемая политическая идеология представляет собой специфический способ взаимодействия публичной власти и граждан. Массовое участие в политике порождает потребность в массовых и одновременно дифференцированных формах общественного сознания. Потребности в идеологии тем выше, чем острее социальные конфликты.

В качестве субъекта-носителя политической идеологии позиционируются разнообразные социальные (классовые, этнические, религиозные, демографические и т.д.) группы, преследующие цели:

  • а) сохранения (изменения) своих статусов в системе политической (прежде всего государственной) власти;
  • б) приобретения (защиты, сохранения) тех многообразных ресурсов — экономических, правовых (легальное и легитимное применение насилия), социальных, духовно-информационных и т.д., — которыми эта власть располагает.

В условиях существования множественности социальных интересов идеологии выступают организующей силой, объединяющей политические движения. Они представляют собой идеальную и интеллектуальную основу политической деятельности, вносят момент предсказуемости в действия социально-политических групп. Идеология способна выступить как «средство возвраще ния смысла» и преодоления политической стихии, вырабатывая нормы политического взаимодействия и наполняя их ценностным содержанием.

«Может создаться впечатление, — отмечают Н.В. Иванчук и Н.Н. Целищев, — что политические идеологии играют негативную или главным образом негативную роль и пришло время заката, “конца” идеологий... Но нельзя не видеть, что идеологии выполняют исключительно важную функцию привнесения в жизнь, культуру, политику новых ценностных ориентиров, которые пока не укоренены в действительности, но благодаря которым происходит обновление 3 жизни, культуры, политики» .

Тем не менее и здесь существуют проблемы, связанные с необходимостью дальнейшего уточнения генетических и функциональных связей, нахождением «общего» и установления «демаркационных границ» между идеологией и теорией.

Если, например, цитировавшиеся выше авторы фактически отождествляют политическую теорию и политическую идеологию, рассматривая последнюю как «систематизированную теоретическую систему», «политику на ее высшем теоретическом уровне», то американский политолог Р. Макридис отмечает, что политическая идеология, будучи тесно связана с теорией, возникая на ее основе, должна быть исследована как «отчетливый и отдельный объект в понятиях, выражающих ее собственную логику и динамику, нежели в терминах теории, которая ей близка или очень похожа»4.

В отечественной литературе по идеологической проблематике близкая указанной позиция представлена в работах В.А. Мельника, определяющего политическую идеологию как «упорядоченную систему представлений как о существующей социально-политической действительности, так и необходимых ее изменениях с точки зрения группы или общности, интересы которой она обслуживает»5.

Примерно в этом же ключе дается дефиниция понятия идеологии в энциклопедическом словаре «Политология», где интересующий нас термин определяется как «система взглядов и идей, в которых выражается отношение к той или иной действительности, взгляды, интересы, цели, намерения, умонастроения людей, классов, партий, субъектов политики и власти тех или иных эпох, поколений, общественных движений, искусства, литературы и т.д., вплоть до мировоззрения, умонастроений и жизненных позиций носителей той или иной идеологии»6.

С точки зрения указанного подхода идеология — это форма отражения «политической действительности» в виде политических теорий, концепций, доктрин, программ и т.д., а признаки «научности» или «ложности» политической идеологии, соответственно, оказываются амбивалентными и зависят: а) от содержания самих этих теоретических конструктов, степени их истинности; б) методологии их «создания»; в) «практической эффективности» в преобразованиях социально-политической действительности7.

В.В. Радаев понимает под идеологией не партийную доктрину и не свод политических установок по обработке сознания непросвещенных масс, но любой системный взгляд на развитие экономики и общества. По В.В. Радаеву, идеология — это мировоззрение, во-первых, рисующее картину социального мира и образ личности в ее общественных проявлениях; во-вторых, дающее более или менее целостное (относительно полное и непротиворечивое) объяснение основных тенденций в движении общества; и в-третьих, вносящее сильный элемент нормативности — свои особые представления об общественном идеале, о том, что есть Добро, Благо и Справедливость8. При этом общественный идеал Справедливости и Добра расщепляется на три базовых ценности: Свободы, Равенства и Единства (последнее может появляться под именами Товарищество или Братство, Кооперация или Солидарность, Сопричастность или Соборность). Это непростое семейство образует идеалы-цели в противовес идеалам-средствам, или способам социального устройства и самоопределения личности. Средства же эти видятся в формах государственности и коллективности, национальной и религиозной идентификации, способах распределения благ и утверждения социального порядка.

Однако возможен и другой подход. В работах А.А. Кара-Мурзы постулируется идея о том, что главный вопрос, на который пытается ответить любая политическая идеология, — это не вопрос о том, в чьих руках должна быть власть, а вопрос о том, какая форма политической организации эффективнее противостоит общественному хаосу. Прочность политических систем, также как устойчивость цивилизаций или культур, проявляется не в их непосредственном противостоянии друг другу, но в способности сдерживать внутренний энтропийный процесс. Поэтому генезис политической науки и философии один — ощущение опасности политического и социального небытия9.

Поддерживая такое понимание сути идеологий, считаем возможным добавить следующее. Можно предположить, что в основе любой идеологии лежит очень простая мысль, некая аксиома, из которой с помощью идеологов формируется комплекс идеологических постулатов. В принципе таких аксиом всего две: одна называется стабильность, другая — прогресс. Идея стабильности заключается в утверждении, что ныне существующее является идеальным (либо потому что создано высшей силой, априори совершенной), либо потому что доказало свое совершенство длительной исторической практикой. Прогресс предполагает непрерывное технико-технологическое и социальное развитие, осуществляемое человеком для покорения природы. Это представление о Человеке, царе природы, которое неизбежно вылилось в антитезу традиционным религиям. Человек в роли творца-преобразователя мира вступает в конкуренцию с Богом. Идея прогресса тесно связана с идеей индивидуального, государственного и общественного лидерства. Те, кто поддерживает прогресс, стремятся быть первыми: в науке, искусстве, образовании, вооружениях, бытовых удобствах, доходах и т.д. Мы не будем здесь подробно описывать варианты выражения этих идей в различных идеологических системах. Лишь констатируем, что хотя кажется очевидным, что идея стабильности, закрывающая дорогу любым новациям, не допускающая новых теорий и новых практик, делает личность и общество существенно уязвимыми в столкновении с более эффективными организационных системами, борьба между этими идеологическими аксиомами отнюдь не завершена.

Размышляя о структурных компонентах так понимаемой политической идеологии, разные авторы предлагают различные модели. Например, в работах А.И. Соловьева выделяются следующие компоненты идеологии:

  • 1) концептуально-теоретические структуры, в качестве которых выступают высшие идеалы и принципы данной или предлагаемой политической системы;
  • 2) программно-политические конструкты, связывающие эти идеалы и принципы с текущими задачами политического регулирования;
  • 3) актуализированные компоненты, говорящие о том, насколько овладели сознанием граждан те или иные идеалы, цели, установки10.

Примерно о том же пишет А.И. Демидов, рассматривающий в качестве форм существования идеологии:

V) «теории (последовательное, систематизированное обоснование определенных ценностей, подведение под них доказательной базы в виде законов, тенденций, “природы” явлений);

  • 2) доктрины (идеологии с очень высокой степенью систематизации, как правило, изложенной в виде теоретических обобщений);
  • 3) программы (обоснованный проект необходимых, вытекающих из теории преобразований)»11.

Более «объемное» представление об основных структурных элементах политической идеологии дает К.С. Гаджиев, предлагая выделять:

1) связь с общей мировоззренческой системой эпохи;

  • 2) программные установки, сформулированные на основе тех или иных положений этой системы;
  • 3) стратегии реализации программных установок;
  • 4) пропаганду;
  • 5) конкретные шаги по реализации программы12.

Р. Макридис, рассматривая основные элементы «внутренней» организации политической идеологии, считает, что она включает в себя:

Аморальное содержание, рассматриваемое в аспекте отношения к таким «фундаментальным» ценностям и правам, как справедливость, свобода, равенство и т.д.;

  • 2) политическую составляющую — право выбора, право участия, степень свободы избрания типа государственного устройства;
  • 3) экономический элемент — степень свободы экономической деятельности и отношение к праву собственности13.

Того же мнения придерживаются П. Шумахер, Д. Киель, Т. Хейльке, включая «принцип справедливости» в систему «субстанциальных» принципов ~ 14

организации политической идеологии .

Для того чтобы как-то упорядочить множество существующих идеологий, пользуются различными классификациями. Так, например, В.В. Радаев, понимая под идеологией системный взгляд на развитие экономики и общества, насчитывает четыре базовых идеологий (то есть имеющих за собой традицию и продолжающих «работать»): Демократизм, Консерватизм, Либерализм и Социализм. Предостерегая против упрощенчества, Радаев все же предлагает их лаконичные формулировки: «Лозунгом Социализма служит Всеобщее Равенство. Лозунгом Демократизма--Полноправное Членство. Либерализма — Индиви

дуальная Свобода. Консерватизма — Традиционное Единство»15.

М. Васьков утверждает, что в современном российском обществе существует пять видов идеологических систем, которые сосуществуют с идеологическими метапарадигмами: консервативной (традиционалистской) и модернистской. Для начала просто их перечислим: коммунизм, национализм, клерикализм, либерализм и идеология, основанная на принципах лояльности существующему политическому режиму. Каждая из данных идеологий и метапарадигм предлагает собственные подходы к геополитическому позиционированию России, которые, в свою очередь, опираются на целый комплекс существующих в общественном сознании стереотипов и архетипов16.

Другие авторы добавляют к этому перечню коммунистическую, националистическую, фашистскую и другие идеологии.

Некоторые исследователи пользуются для классификации политических идеологий традиционной шкалой «левый — правый». Левыми называются идеологии, сторонники которых готовы пожертвовать значительной частью экономической эффективности ради идеи социальной справедливости. Они выступают за более широкий государственный сектор, делают ставку на развитые социальные программы в сфере образования, здравоохранения, поддерживают приоритет коллективистских форм в общественной и политической жизни. Что касается правой части спектра, то одни аналитики размещают в ней либеральные идеологии, другие — консервативные, третьи — державногосударственнические. (Любопытную статью об относительности деления политических идеологий на правые и левые написал много лет назад философ С.Л. Франк17.)

Эти и некоторые другие классификации просты в восприятии и позволяют как-то структурировать партийно-идеологическое пространство. Однако с их помощью трудно выявить то богатство и разнообразие идеологических позиций, которое как раз и является главной особенностью российской ситуации, когда два, три, четыре политических лидера, находящихся как будто в одной точке лево-правого спектра, с пеной у рта доказывают принципиальность своих расхождений. Попытки объяснить эту ситуацию только личными амбициями годятся для публицистики, но не для науки.

Интересная типологическая модель предложена в работе «Россия в поисках идеологий: трансформация ценностных регуляторов современных обществ». Авторы этой модели исходят из положения о том, что существующая терминология, связанная с описанием тех или иных идеологических течений и ценностей, заражена генеалогическим подходом: историческая филиация идей заставляет следовать традиции и сохранять наименования либерализма, коммунизма или демократичности и там, где исповедуемые ценности не имеют почти ничего общего с предшественниками. Для того чтобы абстрагироваться от той структуры идеологического поля, которую навязывает генеалогическая классификация, имеет смысл выбрать более нейтральные термины, не порывая, разумеется, с существующей исследовательской традицией18.

Схематически предложенная модель выглядит следующим образом (рис. 6.1).

Однако, на наш взгляд, традиционная классификация идеологических систем еще не исчерпала свой эвристический потенциал и в данном пособии мы будем пользоваться именно ей.

И ИДИ Е1И ДУАЛИЗМ

Типологическая модель социально-политических идеологий

Рис. 6.1. Типологическая модель социально-политических идеологий

По нашему мнению, все множество социально-политических идеологий можно представить как множество точек (точнее, сгущений точек) в некоем многомерном пространстве, векторы которого задаются ответами на следующие вопросы:

  • 1) какова целевая ценность, на которую, по мнению сторонников данной идеологии, следует ориентировать общественное развитие19;
  • 2) каков предпочитаемый способ организации общественной жизнедеятельности и общественных преобразований является предпочтительным;
  • 3) какова вероятность использования силовых технологий в продвижении исповедуемой идеологии20 (рис. 6.2).

В идеологическом пространстве, образуемом этими векторами, существуют, взаимодействуют, переходят одна в другую, угасают множество идеологических систем. Одни похожи как близнецы, и лишь натренированный глаз заметит различающиеся детали; другие разительно отличаются друг от друга, размещаясь на разных полюсах идеологического пространства. Однако все это множество тяготеет к нескольким устойчивым, существующим десятки (а иногда и сотни) лет идеологическим системам.

Говоря о таком измерении любой идеологической системы, как ее базовые ценности, обычно выделяют четыре идеологических комплекса: либеральный, консервативный, социалистический, националистический. Именно на них мы и сосредоточим свое внимание.

Схема координат идеологического пространства

Рис. 6.2. Схема координат идеологического пространства

Но прежде, чем перейти к анализу, стоит напомнить одну цитату из ныне непопулярного в России политического деятеля — В.И. Ленина. В 1913 г. в одной из своих статей он написал: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов»21.

Речь идет о политических ярлыках, с помощью которых сторонники различных политических идеологий делают приемлемыми, а иногда и популярными свои взгляды для массового избирателя. Например, название «Либеральнодемократическая партия России» предлагает неискушенному человеку поверить в то, что эта партия поддерживает идеи либерализма и демократии, в то время как на самом деле это абсолютно консервативная партия. Республиканская партия в США с точки содержания своей идеологии представляет собой классическую консервативную партию, а Демократическая партия США — это социалистическая партия. Израильская партия «Ликуд» — сплочение, объединение, консолидация) — это консервативная, точнее, правоцентристская национал-либеральная политическая партия. Другая израильская партия «Ме-рец» (уча — энергия, активность, решительность)---это левая, то есть социа

листическая, сионистская партия, выступающая за перераспределение доходов от богатых к бедным (высокие налоги), за сильную регуляцию экономики государством и за права гражданина в его частной жизни. И т.д., и т.п.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >