Социальный смысл экзистенциального бытия личности

Вопрос об экзистенциальном бытии личности довольно обширен и особо значим для современного понимания человека в целом. Термины «экзистенция» и «экзистенциальный» уже давно проникли во все науки о человеке и его деятельности: от психиатрии и психологии до философии и культурологии. В буквальном смысле existentia переводится как «существование» и означает подлинное существование человека, выходящее за пределы его наличного бытия. Экзистенции придается философская содержательность, которая не охватывается каким-то логическим определением, а понимается в узком смысле как «внутреннее ядро человека» (К. Ясперс) и раскрывается в духовных и эмоциональных переживаниях личности, испытывающей так называемую пограничную между бытием и небытием ситуацию.

Об экзистенции как об особом явлении и о проблемах, связанных с ней так или иначе, писали все известные философы-экзистенциалисты. Их мысли особенно актуальны в наше время, когда в обществе наблюдаются негативные тенденции, оборачивающиеся нивелированием личности, массовой и индивидуальной депрессией, утратой смысла жизни, ростом суицида. Указанные явления, во многом определяя массовые настроения, актуализируют такие социокультурные понятия, как ценность личности, ее деятельность, традиции и нормы общества, язык и динамика культуры. В этой связи чрезвычайно важно отметить, что обращение к экзистенциальным истокам бытия — это не просто дань традиции, но и важнейшее условие понимания современного общества и культуры в целом, их вопросов и проблем.

В данной статье мы обратимся к понятиям, которые выражают социальный и общечеловеческий смыслы экзистенции. Это такие понятия, как «субъективность», «иррациональность», «трансцендентность», «по-граничность», «со-бытийность» и «подлинность». В связи с этим необходимо, прежде всего, осмыслить основные идеи С. Кьеркегора, К. Ясперса и М. Хайдеггера.

Субъективность - одно из важнейших условий экзистенции. Данная идея в ее экзистенциальном контексте прозвучала в учении Серена Кьеркегора. У него речь шла о различии позиций ученого и философа, а именно - об объективности и субъективности этих позиций. Тогда, во времена господства философии Гегеля, такое заявление Кьеркегора было не просто новым явлением, но и противоречило традиционному классическому подходу. По сути дела, мыслитель провозгласил тождественность истины и субъективности, а это рождало множество вопросов и недоразумений. Например, как осуществимо научное знание, ведь его критериями должны быть объективность и достоверность. Учение Кьеркегора ставило под сомнение вопрос о научном статусе философии. По его мысли, философия не может быть научной, а может и должна быть экзистенциальной, то есть максимально приближенной к существованию мыслящего субъекта [см.: 3, с. 9]. Так, положение Кьеркегора о субъективности истины выводило на авансцену понятие экзистенции как ключевой категории «постнеклассического» философствования мышления.

Если гегелевской философии свойственен завершенный рационализм, то новое философское направление, представителем которого стал Кьеркегор, обращается к иррациональным основам бытия. По мнению Кьеркегора, то, что отличает подлинное бытие от мышления - это экзистенция, сущность которой заключается в движении, становлении, борьбе. Абстрактное мышление, по Кьеркегору, не способно выразить движение, так как в логике не может происходить действительного движения, поскольку последнее есть трансцендентность, которая не может найти никакого места в логике, а любая попытка логически постичь экзистенцию уничтожает ее. Однако если экзистенция не доступна для логического мышления, то для субъективного мышления она является предметом самых глубоких раздумий [см.: 6, с. 69-72]. Таким образом, под вопрос поставлен принцип рациональности мышления в целом. По Кьеркегору, рационально-логическое мышление оказывается абсолютно не способным к познанию действительного бытия. В XX веке немецкие философы К. Ясперс и М. Хайдеггер способствовали развитию представлений об экзистенциальном бытии личности. В их учениях появляются некоторые понятия, которые не встречаются у Кьеркегора: «трансцендентность» и «пограничность» у К. Ясперса; «со-бытийность» и «подлинность» - у М. Хайдеггера.

Под «трансценденцией» Карл Ясперс понимает совокупность духовных смыслов бытия, ценностей, которые человек, воспринимая как достижения социально-исторического развития, переносит в индивидуально-личностный план и делает содержанием своей неповторимой экзистенции [см.: 7, с. 462]. Другими словами, экзистенция рассматривается им как момент проявления трансценденции. «Трансценденция, согласно К. Ясперсу, являет собой конечный предел бытия и мышления, который лежит за краем человеческого существования, придает ему смысл и ценность. Трансценденция становится ориентиром поведения человека в мире с целью приближения его к состоянию “экзистенциального бытия”, то есть к осуществлению объединения в особый вид целостности мира, человека и духовно осмысленного им бытия» [5, с. 20]. Таким образом, благодаря трансценденции экзистенциальное бытие наполняется ценностным смыслом. А происходит это благодаря особому языку — «шифрам трансценденции». «Шифр» предстает как промежуточное звено между миром и трансценденцией; им может быть что угодно — реальность, фантазия, мысль (главное то, чтобы они были открыты экзистенции). Такое понимание «шифра» соответствует мысли Ясперса о множественности истин и вторит концепции Кьеркегора о субъективности истины.

Другим важным пунктом философии Ясперса является учение о «пограничных ситуациях». «Ситуацией называется не только сообразная законам природы или же чувственно данная действительность, являющаяся конкретной действительностью не только психически или лишь физически, но в обоих смыслах одновременно, означающая для моего бытия преимущество или вред, возможность или преграду» [цит. по: 1, с. 81-82]. Идея конечности человеческого существования придает понятию ситуации определенную остроту. Отсюда у Ясперса появляется понятие неизбежности ситуации, связанности ею: «Поскольку человеческое бытие есть бытие в ситуации, то я никогда не смогу выйти из ситуации, не попав в другую» [цит. по: 1, с. 82]. Более того, идея конечности человеческого существования таит в себе некую угрозу, которая становится неизбежной для человека. Так возникает понятие о пограничных ситуациях: «Они не изменяются (разве лишь внешне); относясь к нашему бытию, они являются окончательными. Они необозримы; в нашем существовании мы не видим за ними ничего прочего. Они представляют собой стену, на которую мы наталкиваемся, о кото рую разбиваемся. Нам нужно не изменять их, а лишь добиваться их ясности, ибо мы не в силах объяснить их, вывести из чего-то другого. Они существуют наряду с самим нашим бытием» [цит. по: 1, с. 82]. В своей теории Ясперс выделяет такие пограничные ситуации: борьба, страдание, тревога, вина - все они приводят человека к осознанию своей экзистенции.

Другим понятием экзистенциального бытия личности является «со-бытийность». Прежде всего, следует отметить, что co-бытие с Другим является одним из «экзистенциалов», то есть сущностно необходимым моментом существования «вот-бытия» (Dasein). Экзистенциалы понимаются Хайдеггером в трансцендентальном смысле - как априори, конституирующие существование «вот-бытия» в целом и всякий отдельный его бытийный акт. Феномен co-бытия с Другим вполне отчетливо просматривается уже в фундаментальном выборе «вот-бытия» — выборе между подлинностью и неподлинностью собственного существования. Сама возможность выбора рассматривается как способность быть самим собой [см.: 2].

Проблеме подлинности существования личности Хайдеггер уделяет огромное внимание. Экзистенциализм, считает Хайдеггер, открыл новый способ существования человека, который не является ни теоретическим, ни практическим, - он-то и есть «подлинный» способ бытия экзистенции. Этот «подлинный» способ бытия есть направленность экзистенции на самое себя, на свои возможности, а не в обращенности к вещам. Неподлинному бытию у Хайдеггера соответствует неподлинная философия, которая проповедует объективный взгляд на человека. Именно различие «подлинного» и «неподлинного» бытия человека Хайдеггер считает тем принципиально новым, что отличает экзистенциализм от любой другой философской антропологии.

Неподлинный способ существования, погруженность человека в мир вещей Хайдеггер называет существованием в «das Man», то есть в том безличном и безликом «никто», которое определяет обыденность существования со всеми свойственными ей привычками, представлениями, мнениями и оценками. Когда же человек выходит из мира обыденности, он уже не руководствуется ничем внешним в своих поступках и решениях. Он сам выбирает, сам решает за себя, руководствуясь голосом своей совести, поэтому и ответственность за его поступки ложится иа него самого. За все сделанное им он сам отвечает, он виновен во всем, что совершил, потому что он свободен. Лишь теперь он выступает как личность, как субъект собственной деятельности. Для того, чтобы вырваться человеку из сферы обыденности и обратиться к самому себе, согласно философии Хайдеггера, существует единственное средство: решиться смотреть в глаза смерти - тому крайнему пределу, который поставлен всякому человеческому существованию. Посредством «экзистенциального страха» человек возвращается к самому себе, к своему собственному существованию, «вот-бытию» (Dasein) [см.: 4, с. 12-16].

Данные проблемы, поставленные в центр внимания философов XX века, отражают ситуацию кризисного сознания, а поэтому чрезвычайно важны для современного социокультурного понимания бытия личности. Именно сегодня субъективное начало в человеке, его личный взгляд, точка зрения, суждение о мире рассматриваются (в рамках культуры постмодернизма) как одно из условий истинности. Также огромное внимание уделяется переживаниям человека, иррациональным глубинам его бытия. Оживляется интерес к диалогичности личности в условиях современной культуры. И, наконец, становится особо значимой проблема подлинности существования человека. Исходя из этого, можно сказать, что обращение к идеям экзистенциальных мыслителей не только не теряет своей значимости, но и подтверждает их актуальность в рамках современной социокультурной реальности.

Литература

  • 1. Больнов, О. Ф. Философия экзистенциализма [Текст] / О. Ф. Больнов. -СПб.: Изд-во «Лань», 1999. - 224 с.
  • 2. Борисов, Е. Диалог как судьба. Co-бытие с Другим в экзистенциальной аналитике М. Хайдеггера [Электронный ресурс] / Е. Борисов. - Электронные текстовые данные (130048 bytes). - Режим доступа: http://www.erudition.ru/referat/printref/id.34525_l.html
  • 3. Гайденко, П. П. Трагедия эстетизма. Опыт характеристики миросозерцания Серена Кьеркегора [Текст] / П. П. Гайденко. - М.: Искусство, 1970. - 247 с.
  • 4. Гайденко, П. П. Экзистенциализм и проблема культуры [Текст] / П. П. Гайденко. - М.: Высшая школа, 1963. - 121 с.
  • 5. Демченко, Л. М. Особенности соотношения экзистенции и трансценденции в философии Карла Ясперса [Текст] / Л. М. Демченко, Е. В. Карпеева, Ю. С. Осипова // Вестник ОГУ. - 2005. - № 7. - С. 20-28.
  • 6. Мудрагей, Н. С. Рациональное и иррациональное: Историко-теоретический очерк [Текст] / Н. С. Мудрагей. - М.: Наука, 1985. - 175 с.
  • 7. Ясперс, К. Философская вера [Текст] / К. Ясперс // Ясперс К. Смысл и назначение истории. - М.: Республика, 1994. - 527 с.

О. В. Редько

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >