ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ИСТОРИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Форма научно-исследовательской программы социальногуманитарных наук

Д. В. Думанский

ФОРМА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ПРОГРАММЫ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

Понятие научно-исследовательской программы (далее НИП) широко используется в работах по истории и методологии науки. В отечественной философии науки эта «единица» историко-методологического знания нашла успешное применение, в частности, в известных работах П. П. Гайденко, при исследовании становления и развития научных программ в Античности, Средневековье и Новом времени в системе культурно-исторического целого [3, 4, 5]. Также это понятие успешно применил В. П. Визгин для изучения квантово-релятивистской революции в физике, выделив две научно-исследовательские программы: полевую геометрическую, основанную на общей теории относительности, и квантово-теоретическую [см.: 2]. Известно, что активно понятие НИП использовали и развивали М. Д. Ахундов и С. В. Илларионов с точки зрения преемственности исследовательских программ в развитии физики [см.: 1].

Однако такое успешное применение понятия имело и имеет место быть в основном на естественнонаучном материале. Собственно и сам Имре Лакатос - разработчик методологии НИП - доказал и апробировал состоятельность понятия исключительно на естественно-научном материале.

При этом актуальность использования понятия НИП, применительно к социально-гуманитарному комплексу наук, высока. Прежде всего потому, что существует необходимость упорядочить знания о процессе развития социогуманитарных наук в целом. Как известно, комплексных историко-методологических исследований, разрабатывающих данную проблематику, практически нет [см.: 8]. С другой стороны, разрабатывая данную проблематику, необходимо иметь в основе исследования более долговечные образования, чем теория, гипотеза или концепция, потому что, если дробить историю науки на изолированные друг от друга теории, пусть даже фундаментальные, мы будем иметь дело с предельным множеством, на основе которого выявить тенденции будет сложно. Как сказал И. Лакатос, «именно ряд или последовательность теорий, а не одна изолированная теория, оценивается с точки зрения научности или ненаучности» [7, с. 27]. При этом последовательность теорий связана непрерывностью. Такого рода непрерывность теорий, собственно, и является НИП. Но данное определение удовлетворяет и понятию Томаса Куна - парадигма. Таким образом, закономерно встает вопрос - почему бы не использовать столь популярное понятие. Прежде всего потому, что, как отметил Н. С. Розов, «в теории познания нет, пожалуй, более модного и одновременно более расплывчатого понятия, чем парадигма» [9, с. 60]. Именно эта «расплывчатость» понятия, с одной стороны, дает большую свободу интерпретации, а с другой - повышает степень его неопределенности и неясности. Более того, как отметил И. Лакатос, «...благие намерения Куна - рационально объяснить рост научного знания, отталкиваясь от ошибок джастификационизма и фаль-сификационизма, заводят его на зыбкую почву иррационализма» [7, с. 2].

Кроме того, необходимо обратить внимание на факт успешных попыток применения НИП на материале социально-гуманитарных наук. Прежде всего, здесь интересна работа Н. С. Розова - «Философия и теория истории. Книга 1. Пролегомены». Автор удачно использует понятие И. Лакатоса в качестве нормативного плана организации нового исследования в рамках теоретической истории. Исходя из поставленной задачи, Н. С. Розов делает определенные уточнения схемы исследовательской программы по Лакатосу, направленные главным образом на ее конструк-тивизацию - применимость в качестве логической и методологической основы теоретико-исторических исследований [9, с. 56]. Отметим, что такого рода опыт свидетельствует о возможности успешного использования понятия в контексте социогуманитарного знания. Не меньший интерес, в данном контексте рассуждений, вызывает работа В. Г. Федотовой «Социальная философия и науки об обществе». Используя понятие НИП, автор решает проблему демаркации социального и гуманитарного знания. Анализируя процесс зарождения социогуманитарных наук,

В. Г. Федотова обращает внимание на то, что изначально исследуемые науки использовали методологию естествознания. Соответственно, генетически первой была натуралистическая научно-исследовательская программа, которая «...формировала идеал и нормы научности наук об обществе по образцу естественных наук» [10, с. 124]. Зарождение новой программы было обусловлено осознанием различий между природой и культурой, приданием культуре онтологического статуса. Соответственно появление культур-центристской программы обусловило и появление отличных от естествознания методов. Основным методом натуралистической программы нужно считать объяснение, в то время как основным методом культур-центристской программы является метод понимания [см.: 9, с. 43]. Таким образом, можно заметить, что применение исследуемого понятия направлено не столько на систематизацию знаний о развитии социально-гуманитарных наук, сколько на решение методологических проблем демаркации социального и гуманитарного знания. Более того, использование В. Г. Федотовой данного понятия является не совсем точным. Характеризуя понятие, автор, ссылаясь на П. П. Гайденко, пишет, что НИП претендует на «...универсальное толкование всего существующего» [10, с. 122], хотя, по Лакатосу, это не является обязательной характеристикой понятия. Кроме того, В. Г. Федотова в контексте своей работы использует понятие «метапарадигма» как синонимичное научно-исследовательской программе, что только добавляет неясности.

Итак, учитывая слабые места методологии Томаса Куна, возникает необходимость прояснения понятия НИП. С другой стороны, необходимо адаптировать НИП к контексту развития социально-гуманитарных наук. Решение этих задач видится в уточнении формы НИП с учетом специфики развития социогуманитарного знания. Сам Имре Лакатос дает два основных определения центральному понятию своей методологии: одно - через ряд теорий, а второе - через две группы правил. Связующим звеном при этом является представление о некой непрерывности между теориями, задаваемой абстрактными представлениями о рациональном устройстве изучаемого объекта. Эти абстрактные представления и формируют «жесткое ядро» программы [см.: 7, с. 27]. Таким образом, научно-исследовательскую программу можно определить как непрерывную последовательность теорий, объединенных через две группы правил, заданных абстрактными положениями «жесткого ядра». Итак, перейдем к детальному рассмотрению и уточнению компонентов научно-исследовательской программы, подразумевая специфику развития социальногуманитарного комплекса наук. За основу возьмем уточнения, сделанные Н. С. Розовым для применения НИП в качестве нормативного плана организации нового теоретико-исторического исследования. «Жесткое ядро», по сути, представляет собой первую группу правил, в терминологии Лакатоса - отрицательная эвристика. «Жесткое ядро» составляют базовые абстрактные суждения НИП. Данные абстрактные положения, по И. Лакатосу, являются конвенциональными, следовательно, неопровержимыми. К ним нельзя применить логическое правило modus tollens (А^В, не-В; следовательно, не-Л). Положения ядра в рамках НИП суть неопровержимые постулаты. Именно эти неопровержимые постулаты и уберегают ученого от неверных путей исследования. Отрицательная эвристика, по Лакатосу, - правила, касающиеся того, каких путей нужно избегать в научном исследовании. В контексте социогуманитарного знания такими постулатами являются аксиомы теории, положившей начало той или иной научно-исследовательской программы, причем, не все, а лишь те, что не подлежат сомнению и проверкам в рамках соответствующей программы. Базисные положения должны удовлетворять определенным требованиям. Такие требования и выдвигает Н. С. Розов к базисным положениям научно-исследовательской программы теоретической истории [см.: 9, с. 72-74]. Попытаемся выявить универсальные аспекты этих требований, применимые к социогуманитарному знанию в целом (с учетом специфики не создания научно-исследовательских программ, как у Н. С. Розова, но их выявления). Во-первых, это должны быть тезисы, объясняющие рациональное устройство объекта, логическая форма которых в принципе допускает их опровержение. Общие рассуждения без ясной логической структуры, а также методологические, ценностные суждения (например, с предикатами «важности», «значимости», «сложности», «(не)предсказуемости» и т. д.) не могут составлять ядро программы. Во-вторых, общность постулатов ядра должна прямо соответствовать общности претензий исследовательской программы на охват предметной области. Если научно-исследовательская программа направлена на изучение развития культуры в целом, то постулаты должны распространяться на всю историю культуры. При этом важно понимать, что общность исследовательской программы не запрещает создание частных теорий внутри исследовательской программы, объясняющих конкретные фрагменты действительности. Например, постулаты научно-исследовательской программы, касающиеся истории развития культуры в целом, не препятствуют созданию внутри этой программы теорий, объясняющих специфику современной культуры. В-третьих, тезисы должны быть максимально абстрактными. Именно это качество позволяет выявить последовательность теорий, не противоречащих, но, наоборот, поддерживающих и развивающих положения «жесткого ядра». «Жесткое ядро» научно-исследовательской программы предполагает наличие «защитного пояса». «Защитный пояс», по Лакатосу, составляют вспомогательные гипотезы, которые призваны защищать постулаты твердого ядра; они могут быть опровергнуты и заменены новыми гипотезами в рамках той же программы. Устойчивые комплексы постулатов ядра и гипотез, прошедших проверку, составляют теории — по сути, реальное содержание той или иной научно-исследовательской программы. В контексте социогуманитарного знания вспомогательные гипотезы защитного пояса являются попытками вывести новые аксиомы из уточняющих предпосылок или старых аксиом. Эти аксиомы, в отличие от аксиом жесткого ядра, могут быть подвержены сомнениям и проверке, к ним применимо правило modus tollens, их можно назвать вспомогательными или защитными аксиомами. Предназначение этого приращения гипотез состоит в объяснении возникающих аномалий - новых фактов, которые невозможно объяснить исходя из существующих теорий определенной научно-исследовательской программы. Как «жесткое ядро» предполагает отрицательную эвристику, так и защитный пояс предполагает «положительную эвристику». «Положительная эвристика», по Лакатосу, складывается из ряда доводов, более или менее ясных, и предположений, более или менее вероятных, направленных на то, чтобы изменять и развивать «опровержимые варианты» исследовательской программы, решающие вопрос как модифицировать, уточнять «опровержимый» защитный пояс [7, с. 29]. В контексте социогуманитарного знания положительные эвристики - это прежде всего концептуальные схемы и модели, позволяющие, пусть упрощенно и искаженно, но все же как-то представлять себе идеализированные объекты, соответственно, строить гипотезы об их «поведении». При введении новых гипотез зада-чей-минимум является преодоление аномалии, а задачей-максимум - получение добавочного эмпирического содержания программы, что означает, по Лакатосу, предсказание новых, ранее не ожидавшихся фактов.

Поэтому, в идеальной схеме, положительная эвристика работает не столько на опровержение существующих аномалий, сколько на их опережение. Согласно Лакатосу, в прогрессивной исследовательской программе вспомогательные гипотезы защитного пояса должны не уменьшать, а увеличивать эмпирическое содержание. Это достигается только при высоком уровне общности таких гипотез. Итак, таковы основные компоненты НИП. Теперь попробуем применить данную форму к конкретному примеру.

Коротко рассмотрим одну из первых научно-исследовательских программ исторической культурологии, а именно, программу циклического развития культур. Основателем данной НИП является Джамбати-ста Вико. При жизни его идеи не получили широкого признания. Его главный труд «Основание новой науки об общей природе наций», вышедший в 1725 году на родине автора, был долгое время почти неизвестен в Европе. Однако именно в этой работе впервые были сформулированы базисные положения «жесткого ядра». Таковыми, прежде всего, являются: утверждение об объективном, циклическом развитии истории, а следовательно, и культуры и утверждение о том, что каждый цикл состоит из трех, всегда формально схожих, этапов. Эти базисные суждения позволяют Вико создать теорию, в рамках которой он доказывает существование конкретных последовательно сменяющих друг друга культурно-исторических этапов, обладающих определенной содержательной характеристикой. Так, первый этап характеризуется несомненной верой человека, что все необходимые или полезные для рода человеческого вещи суть божества (в терминологии Вико - «Век богов»). Второй этап характеризуется как героический, жестокий и грубый, где власть основывается на силе («Век героев»). И третий - «Век людей» - характеризуется как господство спокойных, услужливых нравов, в основе которых лежат установки человеческого разума [см.: 10, с. 47-48]. Далее, НИП вступает в стадию, которая с точки зрения методологии НИП не имеет определения (то есть программа не регрессирует, но и не прогрессирует) - наступает своеобразный «анабиоз», который длится почти два столетия. Серьезный интерес к Джамбатиста Вико просыпается лишь в конце XIX века. Программа же оживает и начинает прогрессировать в результате появления новых гипотез, перешедших уже в статус теорий. В основе этих теорий лежат все те же положения «жесткого ядра». Так назовем двух явных представителей данной НИП. Это отечественный историк Р. Ю. Виппер и крупнейший социолог П. А. Сорокин [см.: 10, с. 51]. Виппер, излагая историю отдельных народов, безусловно, использует базисные положения «жесткого ядра». Так, обращаясь к истории Древнего Рима и Греции, он различает сначала первобытный век (у Вико - «Век Богов»), затем героическую эпоху воинствующей аристократии (у Вико - «Век Героев») и «век плебейства, промышленной и мировой демократии, устанавливающей равную для всех культуру (у Вико -«Век Людей»). После чего начинается упадок, наступает своего рода одичание культурных людей, и тогда, пишет Виппер, вновь приходят варвары и приносят новые, свежие начала жизни - происходит обновление. Более того, Виппер, применяя базисные положения «жесткого ядра», охватывает больший эмпирический материал, анализируя современность. Он категорично заявляет о крушении теории прогресса, заявляя, что мы находимся в самом начале катастрофы [см.: 10, с. 53]. Таким образом, мы имеем дело с прогрессивным сдвигом в рамках НИП циклического развития культур. Также прогрессивность программы подтверждает созданная Питиримом Сорокиным теория суперсистем, в основе которой, безусловно, лежат все те же базисные положения «жесткого ядра». Сорокин также объясняет движение истории как постоянное чередование трех этапов (суперсистем) - идеационального, чувственного и идеалистического. При этом Сорокин существенно расширил эмпирическую базу данной НИП. Таким образом, мы можем говорить о научно-исследовательской программе циклического развития культур как об успешной.

Итак, подводя итоги всему вышеизложенному, можно констатировать тот факт, что форма научно-исследовательской программы социально-гуманитарных наук обладает точной, логически организованной структурой. При этом использование данного понятия видится весьма эвристичным в контексте упорядочения представлений о развитии социогуманитарного знания.

Литература

1. Ахундов, М. Д. Преемственность исследовательских программ в развитии физики [Текст] / М. Д. Ахундов, С. В. Илларионов // Вопросы философии. -1986. -№6. -С. 56-65.

  • 2. Визгин, В. П. Единые теории поля в квантово-релятивистской революции. Программа полевого геометрического синтеза физики [Текст] / В. П. Визгин. - М.: КомКнига, 2006. - 312 с.
  • 3. Гайденко, П. П. История греческой философии в ее связи с наукой [Электронный ресурс] / П. П. Гайденко. - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://ihtik.lib.ru/philosbook_22dec2006/philosbook_ 22dec2006_1692.rar Friday, 13 March 2009 17:35:08.
  • 4. Гайденко, П. П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой [Электронный ресурс] / П. П. Гайденко. - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://ihtik.lib.ru/philosbook_22dec2006/ philosbook_22dec2006_ 1693.rar Friday, 13 March 2009 17:37:16.
  • 5. Гайденко, П. П. К вопросу о генезисе новоевропейской науки [Электронный ресурс] / П. П. Гайденко. - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://ihtik.lib.ru/philosbook_22dec2006/ philosbook_22dec2006_1694.rar Friday, 13 March 2009 17:41:02.
  • 6. Дианова, В. М. Концепция циклического развития культуры Джамбаттисты Вико и ее последователи [Текст] / В. М. Дианова // Studia culturae. - Вып. 2. Альманах кафедры философии культуры и культурологии и Центра изучения культуры философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета. - СПб.: Санкт-Петербургское филос. об-во, 2002. -С. 43-56.
  • 7. Лакатос, И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ [Электронный ресурс] / И. Лакатос. - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: www.matlab.mgppu.ru/book/0025.html Friday, 13 March 2009 17:51:29.
  • 8. Модели формирования и развития современного социально-гуманитарного знания (ЦФИ ГУ-ВШЭ, 2008). Руководители проекта: д. и. н. И. М. Савельева, д. э. н. А. В. Полетаев [Электронный ресурс]. - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://igiti.hse.ru/Projects/Models Friday, 13 March 2009 18:27:48.
  • 9. Розов, Н. С. Философия и теория истории. Книга 1: Пролегомены [Электронный ресурс] / Н. С. Розов - Электронные текстовые данные. - Режим доступа: http://www.nsu.ru/filf/rozov/publ/index.htm Friday, 13 March 2009 18:11:54.
  • 10. Федотова, В. Г. Социальная философия и науки об обществе [Текст] /

B. Г. Федотова // Эпистемология и философия науки. - 2004. - № 2. -

C. 119-135.

А. Н. Дрозд

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >