Культурологический подход к понятию национального характера

В современном политическом лексиконе, в художественной культуре и публицистике понятие «национальный характер» используют, когда пытаются подчеркнуть культурную исключительность. Научный статус этого понятия, несмотря на то, что оно вошло в словари, остается открытым.

«Национальный характер обычно используют для описания устойчивых личностных особенностей, характерных для членов той или иной этнической группы; при этом исследуются доминирующие в группе паттерны внешнего поведения, или некие общие “глубинные” психологические механизмы, характерные для членов данной группы. При обилии всевозможных интерпретаций “национального характера” неизменно предполагается наличие у представителей той или иной культурной традиции таких общих личностных элементов и структур, которые обеспечивают общие для всех них (или доминирующие у них) формы мировосприятия, поведения и мышления. Эта совокупность особых личностных и поведенческих качеств отличает членов данной группы (и группу в целом) от представителей других групп» [6, с. 74].

Следует отметить, что понимание национального характера несводимо только к психологизму, так как его проявления многообразны. Его исследование возможно с учетом междисциплинарного подхода. Междисциплинарный диалог наук должен помочь в построении многосторонней модели изучаемого явления. В изучении национального характера необходим синтез таких дисциплин, как этнология, этнопсихология, социология, социальная психология, этнолингвистика, этносоциология. Этносоциология помогает проанализировать символическую специфику быта с учетом специфики социальных структур, механизмов социального контроля, форм брака, коммуникаций, адаптационных механизмов, то есть анализировать национальный образ жизни с помощью социологических методов (включенного и невключенного наблюдения, опросов).

Культурологическую сложность этого понятия отмечал Г. Д. Гачев. Он указывал, что национальный характер народа, его мысли, литература - очень трудно уловимая «материя»: ощущаешь, что он есть, но как только пытаешься его определить, ловишь себя на том, что начинаешь говорить банальности [3]. Если попытаться использовать спектр методов, тогда национальный характер будет представлен разнообразно.

Мы определяем национальный характер как системное явление, в котором существует определенная логика связи его элементов и уникальной является не отдельная черта, а совокупность черт характера, в которой какие-то особенные могут являться доминирующими и проявляться в стереотипах поведения.

Аналитические методы можно разделить в соответствии с типами источников. Например, анализ художественных произведений, специфики поэзии будет неполным без анализа фольклора, поскольку пословицы являют пример концентрированного выражения народной мудрости. Рассматривая художественное произведение, мы должны учитывать национальную принадлежность автора, его отношение к собственной культуре.

Л. Н. Гумилев считал, что самым главным фактором, который создает этническое единство, «комплементарность этноса», являются общие стереотипы поведения. При анализе национального характера можно рассматривать стереотипы, подмеченные авторами художественных произведений.

Например, в произведении француза Ф. Марсо «Капри остров маленький» отмечен следующий стереотип, свойственный англичанам: снобизм («Есть же на свете бесцеремонные люди! Особенно англичане. Как будто только они одни понимают английский») [5, с. 25]. В том же произведении указано на отсутствие единства стереотипов, касающихся итальянцев: если генуэзец выбрасывается из окна, значит, на этом можно заработать, считает римлянин. Возможно - это исторический стереотип со времен средневековья, потому что генуэзские купцы всегда были предприимчивы, так как Генуя была центром мировой торговли. Противостояние Севера и Юга, разница в стереотипах сохранились до настоящего времени. Неаполитанцы - страстные, эмоциональные, но ленивые, настолько не любят римлян, что могут исписать непристойностями машину с римскими номерами, если увидят ее в своем городе. Заносчивые, спесивые венецианцы сохраняют свою неприступность в общении с туристами и не проявляют особого гостеприимства. Может, эта надменность исторически обусловлена уникальностью города и тем, что до завоевания Наполеоном существовала Венецианская республика. Утонченные и поэтичные флорентийцы, которые со времен Данте сохранили традицию устраивать публичные поэтические чтения на главной площади (Piazza Santa Croce) города. В этих чтениях принимают участие известные итальянские деятели искусства - от режиссеров до актеров.

Р. Гари описывает особенности англичан, немцев, итальянцев: «Очень английское искусство - быть совершенно незаметным, чтобы лучше бросаться в глаза... немецкие революционеры, с присущей их на роду аккуратностью, терпели поражение... итальянцы, мечтавшие превратить человечество в песнь любви и красоты, чтобы претворить в жизнь оперы, которые они в себе ощущали» [2, с. 15]. В русской литературной классике есть удивительный пример стереотипного противостояния русский - немец (рассказ Н. С. Лескова «Железная воля»). О немце: «...который без расчета шагу не ступит... без инструмента с кровати не свалится... и железная-то у них воля». О русских: «...нам, слабовольным людям, с немцами опасно спорить - и едва ли можно справиться...» [4, с. 291]. Немец Пекторалис в этом произведении удивляется тому, что русский может предположить совершенно правильно: «Однако как это, на ваш русский характер, разве возможно?» [4, с. 303].

Анализ художественных произведений дополняют результаты исследования структуры языка, которое провела филолог А. А. Мельникова. Она считает, что в лексике конкретизируется, воплощается конкретно-историческая картина мира данного народа (не только воплощается, но и транслируется, так как ребенок усваивает через языковые феномены определенный тип мировидения). Грамматические структуры создают границы для формирования национальной картины мира, а словарный состав ее достраивает, ориентируясь на меняющуюся историческую действительность [6]. Культурологи, в отличие от представленной точки зрения А. А. Мельниковой, считают, что культурная картина мира влияет на языковую культуру. Вопрос о доминировании влияния остается открытым; несомненно то, что национальный характер, система ценностей, картина мира и национальный язык взаимосвязаны. Так, например, Г. Д. Гачев предположил, что в повседневной жизни мы разговариваем на языке сверхценностей, которые настолько обыденны, что мы не придаем этому никакого значения. Эти национальные ценности выражены в приветствиях разных народов: здравствуйте, how do you do? (американец, англичанин), что дословно означает «как вы делаете?», шалом (еврей) - значит - «мир», come sta? (итальянец) - «как стоишь?». По мнению Г. Д. Гачева, через приветствие выражаются ценностные константы. Например, для русских - здоровье, целостность; для англичан и американцев - работа, труд; для евреев - мир; для итальянцев - стабильность, статика, вертикальное измерение бытия [см.: 3, с. 9]. Ценностная символика отражена в языке, считает не только культуролог Г. Д. Гачев, но и филолог А. А. Мельникова. Она проанализировала два устойчивых выражения русского и английского языков. Русское выражение «найти друга» в английском языке дословно означает «сделать друга» (to make friend). Разница объяснима, если учитывать культурную специфику и разные культурные коды. В русской культуре существует дифференциация отношений - друг, товарищ, приятель, знакомый. Если в русской культуре ассоциативный ряд понятия «друг» составляют слова: доверие, искренность, преданность, то в англо-американской культуре понятие «друг» предполагает поверхностные отношения, о друзьях говорят в контексте «приятное времяпровождение, забава, удовольствие, развлечение». Наличие в английском языке определенного и неопределенного артикля подчеркивает определенность, конкретность высказываний. В английской грамматике существует жесткий порядок расположения слов, что способствует формированию психологической установки, которая стремится исключить случайности. Наш язык допускает неточности: (если что, авось, на всякий случай), английский требует уточнения (if case the worst happens - в случае ухудшения). Английский требует конкретизации при обозначении предметов: house-дом как архитектурное строение, здание, жилище; home-дом в смысле семейный, домашний [см.: 6, с. 17-21].

Анализ стереотипов в художественных произведениях дополняет анализ стереотипов сочинений культурологического характера. Так, В. Шубарт в своем культурологическом исследовании «Запад и душа Востока» отмечает любовь немцев к порядку, предсказуемости: «никаких импровизаций» - их главный жизненный принцип. Развлечения, удовольствия должны быть разработаны до мелочей, иначе отдых будет испорчен. Интересно отметить, что стереотип в отношении немцев в упомянутом рассказе Н. С. Лескова совпадает с сочинением В. Шубар-та. Сравним: «Немецкая одержимость работой неведома ни англичанину с его флегмой, ни французу с его искусством наслаждаться жизнью, ни итальянцу с его шутливостью» [8, с. 259]. Лесков Н. С. о немце: «Бесконечно упрямый и настойчивый... неуступчив в мелочах и серьезном деле» [4, с. 302].

Анализ анекдотов, национальной самоиронии также помогает выявить национальный характер. В русских анекдотах о прибалтах подчеркнута их медлительность, самый короткий английский анекдот: «Идет ирландец мимо бара» - ирландцы никогда не пропустят питейного заведения, англичане это знают. Некоторые народы могут сами посмеяться над своей национальной чертой характера. В Европе черногорцев считают самыми ленивыми, об их лености слагают легенды. Сами о себе они придумали 10 заповедей черногорца. «Не работай, работа убивает. Люби кровать свою как самого себя. Отдыхай днем, чтобы ночью спать. Видишь, что кто-то пирует, присоединяйся; видишь, кто-то работает, отойди, не мешай. Если видишь, кто-то отдыхает, помоги ему... и т. д.» [9, с. 3].

Итак, методы изучения национального характера связаны со спецификой той гуманитарной дисциплины, которая его изучает. Культурология - это интегративная область знания, поэтому она использует исследования таких дисциплинарных областей, как этнолингвистика, этнопсихология, языкознание. Следовательно, при изучении этого явления мы можем использовать аналитические процедуры междисциплинарного плана - анализ художественных произведений, фольклора, сравнительный анализ культурологических текстов. Междисциплинарный подход позволяет скрупулезно, разносторонне изучить специфичность национального характера.

Литература

  • 1. Аванесова, Т. А. Методы культурологии [Текст] / Т. А. Аванесова // Культурология XX век: энциклопедия. - СПб.: Университетская книга, 1998. -Т. 2. - С. 46-48.
  • 2. Гари, Р. Леди Л. [Текст] / Р. Гари. - СПб.: Симпозиум, 2000. - С. 5-170.
  • 3. Гачев, Г. Д. Ментальности народов мира [Текст] / Г. Д. Гачев. - М.: Эксмо, 2003.-544 с.
  • 4. Лесков, Н. С. Железная воля [Текст] / Н. С. Лесков. - М.: Художественная литература, 1979. - С. 291-360.
  • 5. Марсо, Ф. Капри остров маленький [Текст] / Ф. Марсо. - М.: Художественная литература, 1985. - С. 7-85.
  • 6. Мельникова, А. А. Язык и национальный характер. Взаимодействие структуры языка и ментальности [Текст] / А. А. Мельникова. - СПб.: Речь, 2003.-318 с.
  • 7. Николаев, В. Г. Национального характера концепции [Текст] / В. Г. Николаев // Культурология XX век: энциклопедия. - СПб.: Университетская книга, 1998.-Т. 2.-С. 74-78.
  • 8. Шубарт, В. Европа и душа Востока [Текст] / В. Шубарт. - М.: Эксмо, 2003.-480 с.
  • 9. Черногория в фактах и цифрах [Текст] // Планета АИФ. - 2008. - № 9. -С. 3.

Н. А. Дорошенко

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >