Социокультурные факторы формирования современных российских правящих элит

Интерес к генезису и морфологии элитных структур в последнее время чрезвычайно возрос, что не случайно, так как они являются движущей силой общества, и естественно, что их роль возрастает именно в периоды преобразований, с которыми столкнулась современная Россия. Степень закрытости элит, принципы их формирования, культурные и ценностные ориентиры, интенсивность и направленность мобильности -ответы на эти вопросы помогают зафиксировать суть происходящих в нашем обществе процессов.

Существенной характеристикой привилегированного положения в обществе является социальная стабильность отдельно взятого индивида, которая обеспечивается принадлежностью к высокостатусной социальной группе - правящей элите. Структура этой правящей элиты и процессы ее формирования, функционирования и ротации в настоящее время приобретают все более большее значение. Процесс формирования таких элит в современной России еще не завершен, но общие черты этой социальной страты вполне четко прорисовываются, и они позволяют судить о ее составе, потенциале и перспективах.

Говоря о процессах формирования современных правящих элит, нельзя забывать о преемственности новой правящей элиты по отношению к старой (тоталитарной). Более того, на перестроечном этапе реформации правящих элит нашего общества обнаруживается, что различия между старой и новой элитами не так уж велики. Это обстоятельство вполне объяснимо. И та и другая элиты состоят из людей, воспитанных в условиях тоталитаризма, который порождал определенную ментальность, привычки и стереотипы поведения.

Культурный портрет не только старой, но и в определенной мере новой элиты отражает уровень политической культуры тоталитарного общества. Отечественный исследователь Александр Дугин правящую элиту современной России условно делит на два основных сегмента: постсоветское чиновничество, которое составляет около 80 % от элиты, и либерал-реформаторов. Относительно первого он отмечает: «Постсоветское чиновничество сформировано в условиях фазы упадка советского общества. И это накладывает на них соответствующий отпечаток. Психология этих людей по типу консервативна и гиперконформна... Их интеллектуальный и культурный уровень ниже среднего». И продолжает: «Эти чиновники несут на себе дух разложения государства, что было сущностью социально-политического и административного процесса в последние десятилетия СССР». А в отношении либерал-реформаторов А. Дугин высказывается также резко негативно, говоря, что этот тип «столь же непригоден к созидательной деятельности на укрепление государства, как и первый. Они - носители опыта активного разрушения, слома. И имеют только эти навыки - разобрать на части и продать на стороне, что им ие принадлежит (поделившись со сторожами)» [6, с. 41-42, 45].

Между тем, новую правящую элиту, в состав которой входят новая политическая и бизнес-элита, нельзя отождествлять со старой, номенклатурной. Новая элита, в отличие от старой, неоднородна с точки зрения как политического происхождения, так и профессиональных качеств, идеологических ориентаций. Старая элита была закрытой элитой, элитой кабинетных интриг. Посттоталитарная элита выдвинута, в значительной степени, «снизу». В новую правящую элиту пришли люди из других слоев - научные работники, инженеры, врачи, учителя, чиновники более низких рангов, деятели демократических движений. Безусловно, старая номенклатурная элита характеризовалась не менее выдающимися представителями правящих верхов, однако в период 90-х годов, по крайней мере, произошло сильное обновление правящей элиты, ее омоложение. Так, по данным руководителя сектора изучения элиты в Институте социологии РАН Ольги Крыштановской, основными поставщиками в правящую элиту в 1991 году была интеллигенция (53,5 %) и хозяйственные руководители (около 13 %). В переходный период ельцинского правления (1991—1993 годы) падала роль рабочих, крестьян, интеллигенции, хозяйственных руководителей, сотрудников министерств и ведомств. Значение других, наоборот, возрастало: региональных администраций, сотрудников силовых и правоохранительных ведомств и, особенно, бизнесменов [10, с. 146-149]. Так новая правящая элита России стала более специализированной, от нее теперь требуется не столько выступать на митингах, сколько каждодневно и квалифицированно управлять обществом. Однако новая элита оказалась в большинстве своем не готова к этой роли. До недавнего времени элита вызывала в народе лишь разочарования. И дело вовсе не в профессионализме, который приходит с годами, а в том, что новая правящая элита не выдержала испытание властью.

Однако остается неясным вопрос о том, как правящие элиты 90-х годов, состав которых «по числу ученых степеней и званий не имел аналогов в предшествующей истории», пришли к тому, что итогом «политической деятельности 90-х стал системный кризис»? Ответ довольно очевиден: «Просто развитие не входило в число задач реформ - лозунгом процесса было перераспределение». Дело в том, что для правящей элиты 90-х годов было характерно глубокое безразличие к ценностям развития, что стало национальной катастрофой [5, с. 2]. В этой связи доктор философских наук А. Л. Вассоевич совершенно справедливо отмечает: «Знатоками всеобщей истории установлено: есть прямая взаимосвязь между хищничеством правящих элит и возникающими в тех или иных странах выморочными циклами» [2, с. 3]. Этот факт заслуживает внимания и вновь актуализирует проблему взаимоотношений власти и интеллигенции, взаимодействия политической и интеллектуальной элит.

Председатель правления фонда Л. Н. Гумилева кандидат психологических наук М. И. Коваленко, выступая на заседании круглого стола, посвященного проблемам российской элиты, заявил: «Сейчас мы живем в государстве, в котором нет идеологии. Согласно Конституции, у нас плюрализм идеологий». По его мнению, «национальная элита, как и государство в целом, существует для национальных задач, главная из которых - воспроизводство культуры»... «И сейчас, насколько я понимаю, -продолжает он, - у политических элит возникает потребность в идеологии. Эта идеология, вероятно, должна скоро появиться, и она будет во благо всем» [9, с. 15].

Состав ныне существующей правящей элиты далеко не однороден. Большинство авторов, говоря о структуре современной правящей элиты, относят к ней действующий аппарат государственной власти федерального уровня. Это непосредственно сам Президент РФ и его ближайшее окружение, команда, включая Администрацию Президента и представителей Президента в федеральных округах. Это также три ветви государственной власти: законодательная, исполнительная и судебная. Кроме федерального выделяется региональный и даже местный уровни, в которых также присутствуют различного рода представители современной правящей элиты: губернаторы, мэры, главы городов, представительные и исполнительно-распорядительные органы местного самоуправления и др.

Все вышеперечисленное, несомненно, относится к правящей элите современной России, однако, как представляется, является далеко не полным. Это лишь одна сторона правящей элиты, рассмотренная в виде правящей политической элиты. В действительности понятие правящей элиты включает в себя иечто большее, чем просто формальный государственный аппарат страны. Правящая элита характеризуется также и своей неформальной структурой, включающей в себя представителей из сфер не только политической, ио и экономической, идеологической, культурно-интеллектуальной и даже духовной. Они представлены различного рода структурами, стратегическими группами, группами давления, крупными общественными объединениями и различными влиятельными лицами, обладающими соответствующим авторитетом и возможностями. Таким образом, понятие правящей элиты является далеко не однозначным и нетривиальным по своему содержанию, что вызывает у ее исследователей массу затруднений.

Кроме того, элитарные группы являются физически недоступными для исследования, так как сами этому сопротивляются, опасаясь своего разоблачения и того, что полученные сведения могут быть использованы во вред ей. Особенно это касается небольшой сплоченной группы внутри правящей элиты, стоящей на самом верху властной пирамиды. Т. Заславская называет ее «верхним (субэлитным) слоем» [8, с. 459], Л. Шевцова -«суперэлитой» [14, с. 321], О. Крыштановская использует термин «топ-элита» или «высшее руководство страны» [10, с. 79]. Эта группа насчитывает, как правило, 20-30 человек в каждой стране и является самой закрытой, сплоченной и труднодоступной для исследования. К такой группе исследователи относят ведущих государственных деятелей во властных структурах, составляющих непосредственное окружение Президента, Председателя Правительства, а также спикеров Государственной думы, руководителей органов государственной власти, ведущих политических партий и фракций. Действительно, численность этой группы людей, принимающих наиболее значимые для всего общества политические решения, касающиеся судеб миллионов людей, достаточно ограниченна.

Как мы выяснили, элита является сложным образованием, состоящим из целого ряда групп. Высшее положение занимают лидеры, вокруг которых формируются элитные группы, причем в современной России решающее значение при определении места индивида в элите часто имеет не его происхождение, а сфера социальной деятельности. Положение члена в иерархии элиты определяется как его статусом в соответствующей группе элиты, так и его отношениями с той внеэлитной социальной группой, которую он представляет или из рядов которой он вышел.

Особенность российской правящей элиты заключается в том, что ей необходимо постоянно генерировать новые варианты для развития России, во избежание консервации общества, защищать и ставить во главу угла преимущественно его интересы путем непрерывного совершенствования, полагаясь на собственные технологии и институты власти. В своем последнем выступлении в качестве Президента Российской Федерации Владимир Путин отметил: «Убежден, нравственность власти и ее обязательность - это главный залог доверия людей. Они не менее важны, чем опыт или профессиональные знания, и необходимы для получения результатов, идущих во благо всему обществу» [3, с. 4]. Правящая элита современной России должна обладать свойственным для элиты авторитетом. Авторитетность элиты - важнейшее условие ее пребывания у власти и сохранения власти.

Заслуживает внимание также другая точка зрения на правящую элиту современной России, согласно которой в России на сегодняшний день вообще отсутствует элита. Выразителем такой крайней позиции является, например, Ж. Т. Тощенко. По его мнению, принадлежность к элите - не просто обладание властью, а наличие определенных качеств у ее представителей. В этом смысле его позиция согласуется со взглядами В. Парето и X. Ортеги-и-Гассета, которые полагали, что члены элитного слоя должны обладать определенными качествами, отличающими их от основной массы населения. По мнению Ж. Тощенко, подлинная элита обладает высокими нравственными и интеллектуальными качествами, которые отсутствуют у нашего правящего класса, поэтому неверно называть его элитой [13, с. 123-133]. «Ни о какой элите в сегодняшней (да и вчерашней) России не может быть и речи. Ее давно уже не стало, нет и в настоящее время. Употреблять это понятие в условиях сегодняшней ситуации в России - значит сознательно (или неосознанно) заниматься фальсификацией существующей реальности, подыгрывать низменным страстям, а в конечном счете искажать картину нынешней действительности» [12, с. 284-285] и далее - «Наше общество имеет то, что имеет. А имеет оно еще один колоссальный парадокс, когда нам предлагают именовать элитой нечто сомнительное, весьма спорное и подозрительное во всех отношениях» [12, с. 299].

Безусловно, в таких условиях, когда в памяти еще не совсем угасли те годы становления современной российской правящей элиты, которые принято называть «лихими девяностыми», когда шел процесс первоначального накопления капитала современной олигархии, когда зарождались финансово-экономические гиганты, становящиеся сегодня транснациональными корпорациями, трудно говорить о полноценной правящей элите.

Данные тенденции не остались в прошлом, но проявляются в настоящем. Так, Сергей Валяиский отмечает: «Этот новый класс разбогатевших миллиардеров держит в своих руках экономическую и политическую власть, глубоко враждебен всяким позитивным реформам, которые могут создать им угрозу. В законодательных собраниях, институтах центральной власти и субъектах Федерации оказались многие криминальные элементы, которые укрылись там от судебных разбирательств» [1, с. 416-417].

В подтверждение этих слов выступает и Александр Самойлов, который заявляет, что «большая часть новой российской элиты оказалась на вершине общества не вполне легитимным, если не криминальным путем». Сегодня, по его словам, в Генеральной прокуратуре РФ находятся сотни уголовных дел против депутатов Государственной думы, действующих и бывших министров РФ, руководителей и ведущих сотрудников правоохранительных органов. Все эти дела (кроме политических) лежат без движения и даже не отражаются в отчетах прокуратуры [И, с. 5].

Между тем, если придерживаться того мнения, что современной российской правящей элиты нет, то это означает, что в стране нет групп, которые бы ставили задачу формирования России как сильного игрока в мировом политическом пространстве. В отсутствие элиты не происходит формирования ценностных установок. Власть попадает в ситуацию, когда некому участвовать в формировании базовых идей жизни страны и переносе их народу. Настоящая политика в отсутствии элиты представляется невозможной, как и реорганизация власти и общественные изменения.

Кроме того, в современной российской элитологической мысли широко распространяется идея того, что такие элиты, которые были описаны Ж. Т. Тощенко, вовсе не являются элитами. Их принято называть лжеэлитами, псевдоэлитами или антиэлитами, связанными между собой круговой порукой. Какие бы противоправные и аморальные преступления представители такой элиты ни совершали, они остаются безнаказанными. Причина заключается в том, что серьезное расследование любого из этих дел неизбежно вызвало бы грандиозный скандал и скомпрометировало всю правящую элиту.

При этом надо иметь в виду, что те исследователи, которые говорят об отсутствии в современной России правящей элиты, акцентируют внимание не на многогранности понятия «правящая элита», а непосредственно на трех группах, которые не ориентированы на интересы России: олигархов, бюрократию и бизнес-элиты. Данные группы, безусловно, относятся к тем, кто придерживается на западной идеологии и не намерен создавать свою, так как не является патриотом своей страны, к тем, кто использует Россию ради собственного обогащения, к тем, кто сделал коррупцию и паразитирование на бюджете способом своего существования. Такие элиты действительно не являются элитами, так как настроены пораженчески и далеки от интересов своей страны. К этим группам как раз и применимы понятия псевдоэлиты, лжеэлиты и пораженческой элиты.

Давая характеристику таким лжеэлитам, Андрей Езерский пишет: «Их всех можно охарактеризовать так: фрондерствующая (то есть оппозиционная. - П. А.), заиндивидуализированная, самодовольная элита. Про патриотизм ее и отсутствие частного интереса говорить не приходится: полное презрение к своей стране (к “этой стране” как они ее называют), к своей нации...» [7, с. 105].

В результате псевдоэлиты оказываются неспособными нести историческую миссию России. Элиту формируют люди, которые самоопределяются не в актуальном промежутке времени, ограниченном периодом своей жизни, а во времени историческом. Элиты являются практически единственным условием удержания преемственности власти и сохранения исторической перспективы страны. Псевдоэлиты являются серьезным препятствием на пути развития страны, противодействуют ее выводу в состояние, конкурентоспособное с сильнейшими мировыми державами. В результате остро встает вопрос о формировании подлинных правящих элит в современной России, совершенствовании механизмов их рекрутирования и функционирования.

Закончить данную работу хотелось бы словами нынешнего Президента, Д. А. Медведева, который, еще будучи главой администрации Президента РФ, осознавал крайнюю значимость элитных процессов, проходящих в России, и утверждал: «Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство. С географических карт были смыты целые империи, когда их элиты лишались объединяющей идеи и вступили в стремительную схватку. Консолидация российской элиты возможна только на одной платформе - для сохранения эффективной государственности в пределах существующих границ... Ничего другого объединяющего в ближайшей исторической перспективе для России не предполагается» [4, с. 7].

Литература

  • 1. Валянский, С. И. За какие идеи мы умираем [Текст] / С. И. Валянский. - М.: Алгоритм; Эксмо, 2005. - 512 с.
  • 2. Вассоевич, А. Л. Круглый стол: Российские элиты на этапе формирования гражданского общества [Текст] / А. Л. Васосевич // Вестник политической психологии. - 2002. - № 1 (2).
  • 3. Выступление В. Путина на церемонии вступления Д. А. Медведева в должность Президента Российской Федерации, 07.05.2008 [Электронный ресурс] //http://www.kremlin.ru/appears/2008/05/07/1200type63374type82634typel223 46_ 200263. shtml
  • 4. Выступление главы Администрации Президента РФ Д. А. Медведева [Текст] // Эксперт. - 2005. - 4 апр.
  • 5. Гаман-Голутвина, О. В. Внутриэлитное противостояние и общественное безразличие, 2006 [Электронный ресурс] / О. В. Гаман-Голутвина // http://www.ng.ru/scenario/2006-l 1-28/15_razvitie.html
  • 6. Дугин, А. Пораженческая элита погубит Россию [Текст] / А. Дугин // Внутренний враг. Пораженческая элита погубит Россию / под ред. М. Леонтьева. - М.: Яуза, Эксмо, 2005.
  • 7. Езерский, А. Лжеэлита как системная проблема постсоветской России [Текст] / А. Езерский // Внутренний враг. Пораженческая элита погубит Россию / под ред. М. Леонтьева - М.: Яуза, Эксмо, 2005.
  • 8. Заславская, Т. И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации [Текст]: учеб, пособие / Т. И. Заславская. - М., 2004.
  • 9. Коваленко, М. И. Круглый стол: Российские элиты на этапе формирования гражданского общества [Текст] / М. И. Коваленко // Вестник политической психологии. - 2002. - № 1(2).
  • 10. Крыштановская, О. Анатомия российской элиты [Текст] / О. Крыштановская. - М.: Захаров, 2005. - 384 с.
  • 11. Самойлов, А. Фантом коррупции [Текст] / А. Самойлов И Новая газета. -2003.-№ 17 (6-12 марта).
  • 12. Тощенко, Ж. Т. Парадоксальный человек [Текст] / Ж. Т. Тощенко. - М., 2001.-384 с.
  • 13. Тощенко, Ж. Т. Элита? Кланы? Касты? Как называть тех, кто правит нами? [Текст] / Ж. Т. Тощенко // Социологические исследования. - 1999. - № 11.
  • 14. Шевцова, Л. Россия: логика политических перемен [Текст] / Л. Шевцова // Россия политическая. - М., 1998.

И. П. Носова

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >