Взаимодействие тувинской и русской музыкальных культур

Изучение процесса формирования и развития музыкальной культуры любой национальности, ее взаимодействия с русской музыкальной культурой является в последние годы предметом обсуждения ряда научных конференций, что способствует повышению общекультурного уровня, а также помогает раскрыть характерные особенности того или иного национального профессионального музыкального искусства. На сегодняшний день исследователями музыкальной культуры Тывы накоплен достаточно обширный материал, но обобщающих работ пока нет. Важной проблемой культурологии является необходимость исследования музыкальной культуры с позиции историзма, рассмотрение прошлого и настоящего в едином процессе культурного развития.

Данная работа является попыткой обобщения многочисленных, но разрозненных сведений по формированию и развитию музыкальной культуры Тывы, осмысления закономерностей ее развития.

В настоящее время предпринимаются шаги к созданию единой культурологической теории как системы знаний, обобщающей явления культуры. В осмыслении ее природы, как целостного явления, существуют две основные концепции, способствующие формированию основных направлений исследований проблем теории культуры. Часть исследователей понимает культуру как творческий процесс, как совокупность созданных человеком в ходе истории ценностей в области искусства, науки [см.: 1, с. 5]. Другие исследователи рассматривают культуру как специфический способ человеческой деятельности, тяготеют к пониманию культуры как совокупности отношений человека к природе, обществу, самому себе [см.: 3, с. 4]. Они отмечают стремление человека зафиксировать его взаимодействия с действительностью, отражение форм и способов этого взаимодействия во внутреннем мире людей.

Мы придерживаемся той точки зрения, что духовную культуру нельзя сводить только к совокупности каких-либо ценностей. Понятие «культура» включает в себя и процесс, всю совокупность связей духовной культуры с материальной, процесс духовного производства, процесс передачи духовных, эстетических ценностей и их восприятие и функционирование в обществе. Многообразие культур означает, что каждый народ вносит свой вклад в общую сокровищницу духовной культуры, создает духовные ценности, которые нередко являются подлинными завоеваниями общечеловеческой культуры.

Одним из важных следствий сближения Тывы с Россией стало то обстоятельство, что социально-экономические и культурные связи между ними в начале XX века, несмотря на колониальную политику царизма, настолько развились и окрепли, что тувинская экономика не могла уже существовать без тесного взаимодействия с российской. Эти связи служили тем фундаментом, на котором происходило культурное сближение тувинцев с русским народом.

В целом сближение Тывы с более развитой в социально-экономическом и культурном отношении Россией имело прогрессивное значение. Она оказалась в сфере влияния русского капитализма, который способствовал развитию товарно-денежных отношений и подъему производительных сил края. Положительное значение имели для тувинского народа строительство русских поселений, дорог, открытие школ и медицинских пунктов, начали пробиваться ростки науки, просвещения, здравоохранения. В 1914 году был основан город Кызыл - нынешняя столица республики.

Самобытная и богатейшая культура Тывы, как и любая другая культура, немыслима без фольклора, потому что именно в фольклоре сконцентрированы представления, исторический опыт, запечатлена мораль и воплощена эстетика народной жизни. В тувинской народной культуре встречается немало элементов, заимствованных у других наро дов и претворенных в национально-самобытные формы. И в то же время в ней неизменно присутствуют около 40 видов музыкальных инструментов, древнейший вид певческого искусства хоомей с поражающим разнообразием стилей, многожанровый фольклор, в котором представлены эпос, сказки, пословицы, поговорки, загадки, частушки, йерээл (благопожелания), алгыш (восхваления), каргыш (заклинания). О музыкальности и певческих склонностях, способностях к импровизации и искрящихся озорством пениях тувинцев писали многие исследователи.

Инструментальный фонд Тывы представлен большим числом образцов, функционирующих в различных жанровых сферах музыкального фольклора: инструменты, сопровождающие лирические песни и героический эпос; инструменты, на которых воспроизводятся охотничьи звукоподражания и скотоводческие сигналы; инструменты, использующиеся в обрядово-религиозной практике, - шаманские и буддийские.

К первым образцам тувинской музыки, дошедшим до нас, относятся образцы обрядовой музыки - шаманские заклинания. Обряд, как правило, совершался в сумерки и ночью, при свете огня и начинался со звукоподражаний голосам зверей и птиц, в чьих образах, якобы, пребывали духи-помощники шамана, и песнопений, сопровождающихся ударами в бубен дунгур. В данном случае человеческий голос и активное использование всего арсенала фонем и интонем, присущих звуковой культуре тувинского народа, является наиболее универсальным средством для воспроизведения всякого шумового и звукоподражательного комплекса (не считая пения, как самостоятельного вида художественного творчества).

Шаманы нередко использовали в своей практике горловое пение (в частности кыргыраа и сыгыт), а также хомусные напевы; все это должно было усилить влияние на духов и определенно усиливало воздействие на слушателей. Тувинцы, любящие горловое пение, охотно слушали шамана, славившегося вокальным мастерством.

Приобщение к тувинскому фольклору дает ощущение своей причастности к древним историческим и культурным корням, учит понимать и любить красоту природы тувинской земли. Особая поэтичность описания природы вызывает чувство восхищения и гордости за красоту этой древней земли, трепетное, уважительное отношение к природе, ощущение себя как части целого. Феномен горлового пения тувинцев, уникальность возникающего акустического эффекта привлекает внимание многих этнографов, фольклористов и музыкантов.

Думается, что целесообразно провести параллели в развитии тувинского и русского эпического народного творчества, выявляющие их большое сходство:

  • 1) Как в тувинских героических сказаниях, так и в русских былинах сказитель выступает в равном качестве: то он говорит прямой речью от лица героя сказания, то описывает события;
  • 2) В тувинском и в русском эпосе большую роль играет музыкальное сопровождение: в первом случае - на чадагане, во втором -на гуслях, причем в обоих случаях сопровождение имеет эмоциональносмысловое значение;
  • 3) Как в тувинском, так и в русском эпическом фольклоре сказание ведется в декламационно-повествовательной, мелодизированной форме, неторопливо и нараспев;
  • 4) Что касается мелодического развития, то его основным методом в фольклоре обоих народов является вариантность. Причем богатство вариантов зависит от самого сказителя, от его музыкального развития, его воображения, мастерства и фантазии.

Одной из основных форм народного творчества всегда был жанр песни. Песня по своей природе всегда связана с жизнью народа. Ни один вид литературного или музыкального творчества не входит в повседневный быт так органично, как песня. Именно в ней находят свое непосредственное отражение этнические воззрения на окружающий мир. Таким образом, песню можно определить как конкретное художественное мышление человека.

К началу XX столетия в быту тувинцев активно функционировало все многообразие песенного наследия, зафиксированное и описанное А. Н. Аксеновым в двух его жанровых разновидностях. Сбор полевого материала почти во всех районах Тывы и последующий анализ огромного количества фактического материала позволили позднее 3. К. Кыргыс внести уточнения и дополнения в жанровую классификацию традиционных песен [см.: 8]. Тувинские народные песни ею справедливо подразделяются на три жанровые группы: кожамык (припевка), кыска ыр (короткая песня) иузун ыр (протяжная песня). В народных песнях Тывы встречаются все разновидности пентатоники (с преобладанием ее «мажорного» и «минорного» видов), но в отличие от музыки, например, бурят или монголов, в тувинской мелодике наблюдается сцепление «ладовых ячеек» (ангемитонных трихордов), образующих тритон.

От знакомства с русскими песнями большинство тувинских песен приобретает плавное или волнообразное движение в диапазоне октавы. И уже прямым заимствованием является распевание одного слога несколькими звуками.

Что касается других характеристик песен, то можно отметить, что если в старинных тувинских песнях метр фактически не существует, так как мелодия следует тексту, то теперь, освобождаясь от метра текста, она становится более ясной. Под влиянием русской песни меняется и ритм. Он становится более четким и ясным. Влияние русской песенности очевидно и в ладовой организации.

По мере роста культуры и перехода общества на более высокую ступень растет и развивается музыкальное мышление. Одним из последних достижений отметим появление многоголосия в новых песнях. Хотя это и не является полифонией в «чистом» виде, но, как и в русской песне, эти голоса становятся подголосками, или используется дублирование основного голоса в терцию. Появление многоголосия в тувинской песне, очевидно, также объясняется влиянием русской народной песни. Это более заметно у тех племен, которые раньше всех соприкоснулись с русской музыкальной культурой.

Итак, можно заключить, что на определенном этапе развития народных культур происходит становление песенного начала, осуществляется смена импровизационного метода новой логикой мышления, более ясной в смысле метра, ритма и лада.

Одним из элементов русской частушки является аккомпанемент гармони или балалайки. Тувинские национальные музыкальные инструменты по характеру своих звуковых возможностей и по причине тихого звучания не вполне подходят для аккомпанемента бойкой, громкой, распеваемой во весь голос, частушке. В Туве, в селеньях, где жили русские, появились русские народные музыкальные инструменты - балалайка и гармонь. Именно здесь тувинцы впервые познакомились с русскими частушками и русскими наигрышами.

Таким образом, песня по своей природе всегда связана с жизнью народа: с развитием общественных отношений возрастает ее значение, усложняется ее содержание, растет вкус и культура пения, разнообразятся песенные жанры. Действительно, непосредственное общение тувинцев с русскими поселенцами обусловило тесное взаимодействие культур. Если бы тувинский народ жил в территориальной и духовной изоляции, это могло бы привести к консервации культуры, но именно взаимодействие культур вызвало бурное развитие тувинской культуры.

Культура, как историко-социальный феномен, пронизывает все стороны деятельности человека. Подход к понятию национальной культуры как историко-социальному явлению дает возможность исследовать специфические особенности культуры и те ее черты, которые сближают ее с другими культурами. Ее значение определяется активностью поисков новых идей, новых средств и приемов выразительности, ее оптимистической направленностью, служением интересам народа, тем, что она выражает важнейшие процессы развития, духовную эволюцию народа и отражает общечеловеческую сущность мировой культуры.

Литература

  • 1. Арнольдов, А. И. Введение в культурологию [Текст] / А. И. Арнольдов. -М.: НАКиОЦ, 1993. - 349 с.
  • 2. Быконя, Г. Ф. Заселение русскими приенисейского края в XVIII веке [Текст] / Г. Ф. Быконя. - Новосибирск, 1983. - С. 35.
  • 3. Давидович, В. Е. Сущность культуры [Текст] / В. Е. Давидович, Ю. А. Жда

нов. - Ростов н/Д, 1979. - 264 с.

  • 4. Каган, М. С. Философия культуры. Становление и развитие [Текст] / М. С. Каган. - СПб.: Изд-во «Лань», 1998. - 448 с.
  • 5. Коган, Л. Н. Социология культуры [Текст]: учеб, пособие / Л. Н. Коган. -Екатеринбург, 1992. - 344 с.
  • 6. Коган, Л. Н. Теория культуры [Текст] / Л. Н. Коган. - Екатеринбург, 1994. -
  • 254 с.
  • 7. Кужугет, А. К. Духовная культура тувинцев: структура и трансформация [Текст] / А. К. Кужугет. - Кемерово: КемГУКИ, 2006. - 320 с.
  • 8. Кыргыз, 3. К. Тувинское горловое пение [Текст] / 3. К. Кыргыз. - Новосибирск, 2002. - 345 с.
  • 9. Сердобов, Н. А. История формирования тувинской нации [Текст]: учеб, пособие / Н. А. Сердобов. - Кызыл: Тув. кн. изд-во, 1971. - 249 с.
  • 10. Сузукей, В. Ю. Музыкальная культура Тувы в XX столетии [Текст] /

В. Ю. Сузукей. - М.: Издат. дом «Композитор», 2007. - 408 с.

О. В. Киштеева

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >