ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ И ЭМПИРИЧЕСКОЕ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Особенности функционирования СМИ в настоящее время: деятельностный аспект

Е. О. Кизицкая

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СМИ

В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ: ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ АСПЕКТ

В последнее десятилетие представители гуманитарных областей знания стали обращать внимание на деятельностный подход как метод решения научных проблем. «Для современного познания, особенно для гуманитарных дисциплин, понятие деятельности играет ключевую, методологически центральную роль, поскольку через него дается универсальная и фундаментальная характеристика человеческого мира» [1, с. 36]. В 1990-х гг. он был подвергнут критике, т. к., по мнению большинства ученых, советский период был производным от излишне идеологизированного учения.

Общая черта деятельностных концепций, созданных Гегелем и Марксом, - это идея опосредования. В целом, по Марксу, сознание и личность существуют лишь в результате деятельности по созданию внешнего объекта. Деятельностный подход в XX столетии развивался не только в марксовом варианте. Философия позднего Л. Витгенштейна также может рассматриваться как своеобразный и интересный вариант деятельностного подхода. У Витгенштейна коммуникация вплетена в реальные практические акты и сама может рассматриваться как практика. Философию Ж.-П. Сартра также можно трактовать как своеобразный вариант деятельностного подхода. Правда, по Сартру, деятельность уже предполагает существование сознания. Но это сознание бессодержательно и равнозначно ничто. Считается, что деятельностный подход в отечественной философии и психологии возник сначала в работах С. Л. Рубинштейна, а затем Л. С. Выготского и А. Н. Леонтьева. Известный культуролог Э. С. Маркарян выделял в деятельностном подходе два основных направления: одно рассматривает культуру в контексте личностного становления, другое характеризует ее как универсальное свойство общественной жизни.

Сама коммуникация может быть видом деятельности и быть формой создания социальной реальности. «Это означает, что деятельность индивидуального субъекта встраивается в систему политической культуры нации или группы, которые придают ей общий смысл и значение» [2, с. 53]. Главное здесь в том, что проникновение в область современных СМИ, объяснение через деятельность коллективную и индивидуальную (речь о блогах Рунета пойдет ниже) заставило увидеть реалии, которые были известны и раньше, но теперь могут выступить как объект специального изучения. Деятельностный же подход применяется, когда возникает потребность в объяснении закономерностей развития новой системы через объективированный в определенной форме результат ее действия. Обращение к нему обусловлено изменением специфики современной медиакультуры. Трансформация СМИ происходит за счет насыщенности, высокой плотности и совершенствования способов передачи и производства информации. Тексты СМИ становятся источником значимой для индивида информации о природной и социальной реальности, на основе которой он принимает жизненно важные решения. Информационная деятельность способствует изменению сознания и поведения человека в социокультурной среде. Имеется ряд определений понятия «деятельность». Нам наиболее импонирует определение, сформулированное доктором философии, социологом И. Д. Павленком [3, с. 64]. В соответствии с этим определением деятельность СМИ можно охарактеризовать как способ существования и развития действительности, проявление социально-культурной активности, целенаправленное отражение и преобразование окружающего мира. В данном случае, отражением окружающего мира следует считать наступление интернета на телевидение. Электронные СМИ, благодаря широким коммуникационным возможностям оперативности, являются наиболее эффективным инструментом управления мировоззрением личности на современном этапе. Наступление Интернета на телевидение началось в заключительное десятилетие XX в., но в последние время оно приобрело такие масштабы, что не заметить его невозможно. Сроки исчезновения телевидения называются разные, но то, что традиционного, привычного телеви дения не будет через 7-10 лет, это уже очевидно. Конечно, оно не исчезнет окончательно, но претерпит основательную трансформацию, сродни мутации.

По данным TNS Russia, доля пользователей Интернета в стране в среднем составляет: 92 % в категории 12-24 года, 76 % в населении 25-44 лет, 25 % в населении от 45 лет и более. Примечательно, что за последние два года на 42 % выросло количество пользователей мобильного интернета [4]. Проблема заключается в том, что для оценки качества электронных СМИ как продукции, которая уже активно продается, и которая влияет на формирование мировоззрения личности, нет устойчивых критериев. В этой связи необходимо более детальное изучение модели мутирующей коммуникации. Деятельностный подход позволяет на основании знания законов развития и функционирования СМИ выяснить факторы, сохраняющие и закономерно трансформирующие объект.

Целью анализа деятельности СМИ как коммуникации, с позиций культурологии, является рассмотрение способов реализации деятельности СМИ и соотнесение этих способов с задачами отражения современной действительности. Данная статья направлена на выявление причин трансформации телевидения, механизмов преобразования ТВ в универсальную модель института общественной жизни в информационном обществе. То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на наш взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего дискурсов, диалогов с обществом, доминированием субъект-объектиых отношений.

Очевидно, что интеграция в обществе подразумевает взаимосвязь между социальной и личностной системами. Еще не так давно, буквально в конце 1990-х гг. мы могли бы с уверенностью сказать: «Телевизор -символический центр семейной жизни, жизни дома как таковой — как свет в прихожей и в комнате или комнатах: входя, его тут же включают» [5, с. 174]. Но уже современный информационный мир оставил далеко позади ориентиры в направлении гармонии, традиции, гуманизма. Появились новые приоритеты. Парадокс современности состоит в том, что совершенствование средств массовой коммуникации, послужило усилению обособленности человека. Множество современных средств связи создают лишь видимость доступности межличностного общения. Соци альные сети заменяют встречи, договоренности формируют телефонные звонки и факсы, консилиумы и конгрессы - видеоконференции. В реальной действительности, быть «в контакте» - фактически означает быть в мире виртуальном. Именно СМИ, используя возможность беспрепятственного проникновения в дом, незаметно проникают в сознание, управляют привычками, предпочтениями, временем. В итоге определяют сознание бытия. Французский философ, культуролог, социолог XX в. А. Моль пишет о СМИ: «Они фактически контролируют всю нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры, выделяют отдельные элементы из общей массы культурных явлений и придают им особый вес, повышают ценность одной идеи, обесценивают другую, поляризуют, таким образом, все поле культуры. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества» [6, с. 178]. Здесь, видимо, самое время согласиться, т. к. поляризация неминуемо создает двойственную или желаемую, картину мира, а значит, влияет на восприятие, формирует массовые заблуждения.

Возвращаясь к деятельности СМИ, отметим, что в современной науке выявлено два способа ее реализации, два подхода - пропагандистский и журналистский. Разные потоки коммуникации, в которые оказывается втянутым современный человек, настолько многочисленны и разнородны, что индивидуальное сознание оказывается «перенасыщенным» и «фрагментированным». Человек зачастую не может рассматриваться как автор своих поступков, т. к. реагирует в основном в соответствии с теми системами коммуникации, в которых оказался случайно. Сторонники пропагандистского подхода утверждают, что средства массовой информации оказывают серьезное влияние на граждан, на их общественные ориентации. Теоретической основой для сторонников этого подхода стала работа американского эссеиста, политического обозревателя У. Липпмаиа «Общественное мнение» [7, с. 157]. В ней автор, изучая влияние СМИ, пришел к выводу, что средства массовой информации всесильны в формировании политических пристрастий граждан. Позже эта теория была дополнена Б. Коэном, который открыл и дал определение особого эффекта СМИ, позволяющего им управлять информационными потоками и темами общественных дискуссий. Он назвал этот эффект формированием повестки дня. Новый тезис состоял в том, что средства массовой информации не могут заставить людей думать оп ределенным образом, но могут указать своим слушателям, о чем думать. В дальнейшем эту теорию поддержал французский социолог и философ П. Бурдье, склоняющийся к мнению, что СМИ являются главным инструментом «оболванивания» масс [8, с. 160].

Сторонники журналистского подхода отправляют нас к главным традициям и ценностям европейской культуры. Одна из таких ценностей, идущая от христианства, легшего в основание этой культуры, - это признание субъективного мира, «внутреннего человека», независимого в своих решениях от конкретной ситуации и от давления социальных обстоятельств (декартовское понимание внутреннего мира как чего-то принципиально отличного от мира внешнего). Основная мысль в том, что степень непосредственного влияния СМИ на аудиторию ничтожна из-за ряда опосредованных факторов. По их мнению, средства массовой информации всего лишь дают человеку некую информацию о политическом мире, не затрагивая его индивидуальные предпочтения. Известный американский социолог И. Лазарсфельд, анализируя влияние СМИ, пришел к выводу, что информация, переданная гражданину по каналам СМИ, лишь усиливает уже существующие установки и ориентации. Эти ориентации сформировались под воздействием таких факторов, как доход, социальный статус или профессия [9, с. 16].

Таким образом, современный человек не может уклониться от воздействия, т. е. исключить деятельность СМИ (под культурой А. Моль понимает все стороны организации общественной жизни, которые не даны природой в первозданном виде). Воздействие СМИ на общественное мнение получило название «манипуляция сознанием». Иными словами, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться. Стоит отметить, что особенно хорошо это до последнего времени удавалось телевидению. Бессмысленно и неучтиво, по нашему мнению, отрицать то, что невероятно высока и символическая роль телевидения в массовой картине мировой истории. Среди важнейших открытий XX в. телевидение в России (по данным социологического опроса, проведенном на рубеже веков Фондом общественного мнения ТВ) следует за электричеством. На эти позиции телевидения указали 37 % из 1600 опрошенных россиян. 34 % россиян относят телевидение к числу самых крупных технических достижений столетия (в этом плане оно почти не уступает главному достижению века и России - полетам в Космос, их назвали 35 % опрошенных). Характерное для ТВ соединение семантики приобщенности со значениями дистанцированное™ обретает в наших условиях особый смысл: отстраненности, неучастия, взгляда со стороны, происходящего или произошедшего «не со мной» [10, с. 305].

В отличие от телевидения Интернет не обладает подобным «статусным» восприятием. Всемирная сеть многими сегодня воспринимается как личное пространство, как «дитя своего времени». Вопрос сегодня состоит в другом: почему аудитория ТВ охладевает к прежнему «центру семейной жизни», ведь развлекательный компонент только увеличивается. Тревожной тенденцией можно назвать то, что данные из регионов разнятся со сведениями федеральных каналов. Обратимся к эмпирическому материалу - новостным передачам региональных СМИ. Так, например, замалчивалась (как в первые дни, так и в дальнейшем) истинная информация об аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Другим примером может служить представление телеэфирами информации о взрыве на шахте «Распадская». О последнем событии с уверенностью можно говорить, что телезритель знал лишь о том, что обстоятельства трагедии расследуются, а ход расследования контролируется премьер-министром. Но информация о перекрытии железной дороги шахтерами оставалась недоступной. Телевидение не пускало в эфир кадров с места событий. В лучшем случае, российскому зрителю предоставлялась возможность получить информацию о требованиях шахтеров в пересказе, от третьих лиц. Таким образом, большинство россиян не владели полнотой информации. Но действительность оказалась такова, что жители Междуречен-ска сами решили формировать информационное поле, приняв деятельное участие в освещении происходящего. Блоги Рунета «заходились» в эмоциях, интернет-сообщество недоумевало, почему замалчивается такая простая фактическая информация. Не в лучшем положении оказались и кузбассовцы. Причина такого положения кроется в том, что телевизионная региональная конкуренция отсутствует уже несколько лет. Городские каналы, связанные условиями лицензирования, не уполномочены не только вещать на областном уровне, но и вести расширенный сбор информации. Так что все, что монопольно выдает ГТРК в территориальной близости к своей аудитории, на самом деле, результат тотальной установочной политики и жесткого контроля центра. Спецслужбы, и это не секрет, также отслеживают в сети и пытаются удалять «излишние потоки», где пользователи размещают информационные подробности. Можно сделать вывод, что государство добровольно ограничивает собственную картину мира, а анализ доступной ему информации сужает до простейших интерпретационных схем. Это дополнительно наращивает степень «беспорядка», т. к. совершенно очевидно, общество и традиционные органы управления не успевают вовремя и адекватно реагировать на события. Подобное положение вещей отчасти обусловлено тем, что в информационную эпоху частота событий увеличивается, а скорость происходящих процессов постоянно растет.

Всемирная сеть, в результате, очень настойчиво действует без ограничений, без оглядки на смысловые движения текста, культурное и политическое осмысление происходящего. В стремлении к большей оперативности телевидение все чаще задействует возможности Интернета. Сеть, затягивая пользователей, выкладывает и в дальнейшем мощно тиражирует наиболее удачный, яркий контент.

Сплав ТВ и Интернета, их симбиоз проявляется все отчетливей, рождает новую культуру современности СМИ. Сегодня мы имеем общество, где СМИ практически выполнило свою миссию, «задачей которого, является использование содержания потребляемых благ, техники их производства и распределения в целях подчинения массового сознания интересам монополий и государственного аппарата, искажения и заглушения протеста» [11, с. 67]. Возможно, что именно Интернет не позволит телевидению вернуться назад в свое «дореформенное» прошлое. Предпосылки таковы, что, скорее всего, пользователи сами сделают свой выбор в пользу Интернета, потому что он не только выглядит, но является по-настоящему более свободным, точнее, в меньшей степени подцензурным. Население активно подключает услуги кабельного, спутникового и цифрового телевидения в поисках более качественной информации и более интересного контента. Уже сейчас люди 16-25 лет практически не смотрят эфирные телеканалы. Бесплатное ТВ остается уделом в основном людей старшего поколения, и понятие «цифровое телевидение» для них - просто набор слов. Интернет-телевидение текущего момента выглядит следующим образом: каждый федеральный телеканал располагает собственным сайтом, где можно бесплатно смотреть короткие ролики телепередач. Однако в будущем названное направление деятельности, скорее всего, будет развиваться по принципу IP-TV. Иными словами, речь идет о так называемом «телевидении на заказ». Телевизионные услуги предоставляет интернет-оператор. Тематика, набор каналов, соответствующая направленность, жанр фильмов и передач окажется зависимым от предпочтений каждой конкретной семьи, конкретного человека. Очевидно, что в этой ситуации вхождение в избирательное субъективно-личностное пространство и манипулировании им станет крайне затруднительным. Степень массовости воздействия ослабнет. Значит и пропагандистский, и журналистский подходы, как формы действия, способы функционирования СМИ, подвергнутся корректировке. Индивид органично врастает в потоки сообщений, которые в силах формировать, в том числе и самостоятельно. Аудитория становится активным социальным началом многосторонней телевизионной коммуникации, приобретает черты одного из функциональных элементов политического управления.

В настоящее время общество переживает появление новой информационной среды. Дело не только в том, что в сети уровень журналистики требует инноваций, социум заявляет требования иных механизмов в обеспечении информационной деятельности. Думается, в современных условиях перспективы деятельности СМИ следует связывать подходом, который можно именовать мультимедийным. Он позволит объединять и аккумулировать в сообщениях любые формы аудиовизуальной и текстовой информации. Кроме того, к преимуществам мультимедийного подхода относятся:

  • 1) свобода в выборе формы сообщения, конструирование собственных медиа и, следовательно, и возможность тонкой регуляции силы воздействия;
  • 2) возможность синтеза свойств телевидения, радио и прессы, в теле одного сообщения;
  • 3) отсутствие необходимости «пересказа», явного или подразумеваемого, визуальных сообщений в текстовой или аудиоформах;
  • 4) наличие скорой обратной связи, отклика на информацию;
  • 5) возможность выбора и управления контентом.

Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в условиях современной деятельности СМИ пропагандистский и журналистский подходы постепенно утрачивают свою актуальность и формируется новый мультимедийный подход. Полагаем, его эффективность проявится в случае реализации модели публичной медиасферы. Действие же может быть обусловлено только свободным доступом к информации и культурным ценностям, накопленным человечеством. Достижения результативности подхода возможно при условии открытого выражения мнений и, как следствие, свободном потоке идей, представляющих базовые ценности демократии. Мультмедийный подход представляет собой функциональное олицетворение диалога, в определенном смысле глобального дискурса информационного общества. Он неминуемо ведет к упрочению гражданской самодостаточности, политического сознания, уверенного в том, что оно способно трансформировать, корректировать, т. е. влиять на окружающую среду. Переход пассивного зрителя в положение активного участника коммуникационного процесса ставит государство и общество перед необходимостью разработки новых форм организации и управления вещательными системами. Как раз в настоящее время система нормативного регулирования СМИ находится в стадии формирования. Не вызывает сомнения, что в отношении Интернета, который пока не имеет четкого правового поля деятельности, что соответственно влечет бессубъектность распространителя массовой информации, все-таки появится правовая возможность воздействия.

Это предполагает в дальнейшем соответствующие теоретические исследования и разворачивание конкретной теории на основании развития исходной концептуальной схемы.

Литература

  • 1. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. - М., 1978. - 391 с.
  • 2. Голев С. В. Политическая психология: словарь-справочник. - Херсон: ОМУРЧ «Украина» ХФ, 2004. - 164 с.
  • 3. Технологии социальной работы в различных сферах жизнедеятельности / под ред. П. Д. Павленка. - М., 2004. - 236 с.
  • 4. Агенство TNS (Taylor Nelson Sofres) в России. Измерение аудиторий СМИ,

синдикативные и заказные исследования [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.thg.ru/technews/20101107_210400.html (дата обращения: 22.12.2010).

5. Морли Д. Телевидение: Не визуальная среда, а видимый объект визуальной

культуры // Мифы телевидения. - N. Y., 1995. - 295 с.

6. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. - М., 2002. - 392 с.

  • 7. Липпман У. Общественное мнение. - М.: ФОМ, 2004. - 559 с.
  • 8. Бурдье П. О телевидении и журналистике / пер. с фр. Г. Анисимова и Ю. Маркова. - М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры», «Институт экспериментальной социологии», 2002. - 160 с.
  • 9. Лазарсфельд П. Ф. Замечания по административным и критическим исследованиям в области связи // Исследования в философии и социальных науках. - М.: Прогресс, 1941. - Ч. 2, № 9. - 98 с.
  • 10. Левада Ю. Индикаторы и парадигмы культуры в общественном мнении // От мнений к пониманию: социологические очерки 1993-2000. - М., 2000. -576 с.
  • 11. Смольская Е. П. Массовая культура: развлечение или политика? - М.: Мысль, 1986. - 142 с.

М. А. Алексеенко

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >