К вопросу о изучении национального характера

Коммуникативная картина современного мира, человека - многогранна, сложна, противоречива. Человек осознает себя, потому что вступает в сеть коммуникативных связей с другими людьми. Если мы проведем аналогии между культурой и личностью, то это суждение будет актуально и для культуры. Традиция сравнивать себя с другими культурами и потом утверждать свое превосходство на Западе берет начало с греческой культуры, на Востоке - с Китая. Обе культуры противопоставляли себя всему остальному варварскому миру. Уверенность эллинов, китайцев в собственной культурной значимости была основана на их убеждениях в собственном превосходстве. В греческой философии подтверждение этому можно встретить у Аристотеля, который для обозначения деятельной стороны личности использует слово «этос» в значении

«нрав», «обычай», «образ мыслей». Например, в «Риторике» он указывает на то, что доказательства достигаются с помощью нравственного характера (говорящего). Характер связан с внешним миром и проявляется в «решении людей». Внутренние свойства индивида влияют на его оценки, мотивы поведения. Аристотель отмечал, что кроме индивидуального, особого характера существует и коллективный «образ жизни», единый для всех членов социума: «...миогоразличеи и образ жизни<...> среди людей. Наиболее ленивые из них ведут образ жизни кочевников, которые питаются, не прилагая ни труда, ни заботы, мясом домашних животных, т. к. кочевникам приходится в поисках пастбищ для своих стад постоянно переменять место своего кочевья, то они поневоле и сами следуют за своими стадами. Другие люди живут охотой, например, для одних охотой является грабеж, для других, обитающих у озер, болот, рек или морей, обильных рыбой, охотой служит рыбная ловля, третьи охотятся на птицу или диких зверей. Все же огромное большинство людей живет благодаря земледелию и культурным растениям. Некоторые живут приятно, соединяя те или иные из этих видов и заимствуя у одного из них то, чего не хватает другому, чтобы быть самодовлеющим, например одни соединяют кочевнический и разбойничий образ жизни, другие - земледельческий и охотничий, равным образом и остальные... Люди ведут такой образ жизни, какой их заставляет вести нужда» [1, с. 653].

Начиная с античности, философская традиция отмечает коллективный склад, и Аристотель подчеркивает разницу между кочевыми и земледельческими культурами, образами жизни. Естественно, кочевники по сравнению с древними греками оказываются отстающими. Если мы сравним это суждение с современным миром, то увидим, что оно не утратило своей актуальности. Сверхтехнологичиый Запад и США считают вполне допустимыми характеристики «отсталый», «недоразвитый» в отношении традиционных культур только потому, что там не совпадает образ жизни, национальные характеры, культурные картины мира. Американский социолог Н. Дж. Смелзер отмечает: «С нашей точки зрения, западный образ жизни представляется правильным, а незападный -странным и варварским» [Цит. по: 3, с. 412].

В современном поликультурном мире происходит увеличение межкультурных контактов. Это противоречивый и двойственный процесс.

С одной стороны, коммуникацию усиливает возросшее влияние масс-медиа, усредняющее культурные различия, которые сводят культурную специфику до набора узнаваемых туристами достопримечательностей, что создает иллюзорное ощущение легкости в понимании другой культуры. В реальности разность культурных символов (вербальных, невербальных) субъектов взаимодействия затрудняет процесс общения, что является его непременным условием. Теоретическое изучение уникальности другой культуры возможно с помощью использования такого понятия, как «национальный характер». Наиболее абстрактно его можно обозначить как «некоторые общие черты психики, связанные с историческим и культурным единством этноса», но не следует ассоциировать национальный характер только с набором некоторых психологических свойств одной этнической единицы, поскольку этот феномен гораздо сложнее, его проявления многообразны. Мы считаем, что национальный характер - это совокупность уникальных черт, которые проявляются в стереотипах поведения.

Кашаев В. Е. утверждает, что национальный характер - системное явление, в котором существует определенная логика связи его элементов, и уникальной является не отдельная черта, а совокупность черт характера, в которой какие-то особенные могут являться доминирующими. В изучении этого феномена можно выделить научный, художественный подходы, рассмотрение обыденного восприятия («предубеждения», «стереотипы», «образы») как методы анализа культурной специфики.

Исследование такого сложного явления невозможно без обращения к междисциплинарному подходу - это связано со сложностью изучаемого явления. Междисциплинарный подход должен помочь в построении многосторонней модели изучаемого явления. В изучении национального характера необходим синтез таких дисциплин, как этнология, психологическая антропология, этнопсихология, социология, социальная психология, этнолингвистика, этносоциология. Этносоциология помогает проанализировать символическую специфику быта с учетом специфики социальных структур, механизмов социального контроля, форм брака, коммуникаций, адаптационных механизмов, т. е. изучать национальный образ жизни с помощью социологических методов. Кашаев В. Е. считает, что к перечисленным дисциплинам необходимо подключить знания имиджиологии, которые формируются в результате взаимодействия ряда дисциплин (истории, психологии, литературоведения, этнологии). В центре внимания имиджиологии социальная природа, происхождение стереотипов, которые связаны с такими понятиями, как «представление», «предубеждение», «образ». Их использование помогает в исследовании образов различных народов, выявляет механизм формирования этих образов, причин их возникновения и устойчивости. Рассмотрим пример, предложенный В. Е. Кашаевым. Представления - это первичные, обыденные впечатления одного народа о другом, которые создают базу для формирования стереотипов. На основе представлений, стереотипов возникают предубеждения, которые выражают негативное отношение к какой-либо этнической группе. Совокупность представлений, стереотипов, предубеждений формирует образ народа. Он может быть историческим, может быть психологическим. Психологический портрет, образ тяготеет к индивидуализации, хотя может обладать и обобщающей силой. Это сложное и спорное утверждение. Мы согласны, что невозможно автоматически использовать индивидуальные, психологические характеристики при составлении этнического портрета. В произведении А. Манфреда «Три портрета Великой французской революции» даны психологические портреты Руссо, Мирабо, Робеспьера. Но более понятным, «внятным» французский характер не становится. Возможно использование этих описаний в сочетании с таким жанром, как исторический портрет, в котором историк реконструирует характерные черты, основанные на фактологическом материале, поможет сделать образ и характер народа более информативным [2, с. 74- 77].

В структуру национального характера включены этнические стереотипы, исследованием которых занимается этнопсихология, историческая этнология. Особую область исследования национального характера составляет взаимосвязь семиотики и семантики, которая позволяет проанализировать символическое значение знаков, поведенческих жестов, анализ смыслов стереотипов в культуре. Например, представления о пространстве, времени, ценностях символично. С семиотическим аспектом исследования национального характера связан лингвистический анализ.

Интересные результаты представлены в работе А. А. Мельниковой «Язык и национальный характер» [4]. Она считает, что в лексике конкретизируется, воплощается конкретно-историческая картина мира данного народа (не только воплощается, но и транслируется, т. к. ребенок усваивает через языковые феномены определенный тип мировидения). Грамматические структуры создают границы для формирования национальной картины мира, а словарный состав ее достраивает, ориентируясь на меняющуюся историческую действительность. Культурологи, в отличие от представленной точки зрения филолога, считают, что культурная картина мира влияет на языковую культуру. Вопрос о доминировании остается открытым, несомненно то, что национальный характер, система ценностей, картина мира и национальный язык взаимосвязаны. Так, А. А. Мельникова проанализировала два устойчивых выражения русского и английского языка. Русское выражение «найти друга» в английском языке дословно означает «сделать друга» (to make friend). Разница объяснима с помощью культурной специфики и разных культурных кодов. В русской культуре существует дифференциация отношений -друг, товарищ, приятель, знакомый. Если в русской культуре ассоциативный ряд понятия «друг» - доверие, искренность, преданность, то в англо-американской культуре «друг» предполагает поверхностные отношения, о друзьях говорят в контексте «приятное времяпровождение, забава, удовольствие, развлечение». Наличие в английском языке определенного и неопределенного артикля подчеркивает определенность, конкретность высказываний. В английской грамматике присутствует жесткий порядок расположения слов, что способствует формированию психологической установки, которая стремится исключить случайности. Если наш язык допускает неточности (если что, авось, на всякий случай), то английский требует уточнения (if case the worst happens). Это особенность не только английской культуры. Шубарт В. в своем культурологическом исследовании отмечает любовь немцев к порядку, предсказуемости: «никаких импровизаций» - их главный жизненный принцип. Развлечения, удовольствия должны быть разработаны до мелочей, иначе отдых будет испорчен [5, с. 480].

Итак, этнолингвистический подход в сочетании с исследованиями культурологов помогают скрупулезному изучению этого явления.

Не менее значимым является анализ художественных произведений, в которых представлены этнические стереотипы с авторской трактовкой. Например, произведения Н. С. Лескова «Железная воля», «Левша»; А. П. Чехова «Дочь Альбиона», «Глупый француз»; В. В. Вересаева «Франческа»; Ф. Марсо «Капри - остров маленький»; Р. Гари «Леди Л.».

Богатый материал для анализа представлен в современном кино. Мотивы поведения американских героев не совпадают с русскими представлениями о благородстве. Об этом свидетельствуют фильмы «Брат 2» Алексея Балабанова, «Санктум» Дж. Кэмерона.

Представленные примеры позволяют сформулировать вывод о важности междисциплинарного подхода в изучении национального характера. Анализ стереотипов из художественных произведений, этнических стереотипов, языковых структур доказывает сложность этого явления. Междисциплинарное исследование способствует выработке комплексного знания об изучаемом предмете.

Литература

  • 1. Аристотель Политика // Сочинения. - М.: Мысль, 1983. - Т. 4. - С. 653.
  • 2. Кашаев В. Е. Национальный характер: опыт философского исследования. - Иваново: ИвГУ, 2000. - С. 74-77.
  • 3. Левяш И. Я. Культурология: курс лекций. - Минск: «ТетраСистемс», 1998.-С. 412.
  • 4. Мельникова А. А. Язык и национальный характер. Взаимодействие структуры языка и ментальности. - СПб.: Речь, 2003. - С. 318.
  • 5. Шубарт В. Европа и душа Востока. - М.: Эксмо. Алгоритм, 2003. - С. 480.

Т. С. Сшенюшкина

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >