Безопасность в контексте теории человеческих потребностей

Ряд дисциплин гуманитарного и социально-экономического профиля, общепрофессиональных дисциплин и дисциплин предметной подготовки студентов на факультете безопасности жизнедеятельности, многие из которых имеют смежный характер, в той или иной мере касается проблемы человеческих потребностей в контексте безопасности, рисков и угроз. Проблема человеческих потребностей рассматривается, например, в социологии безопасности, в основах здорового образа жизни, теоретических и методологических проблемах управления, в психологии управления.

Для характеристики потребностей и интересов людей в современной отечественной и зарубежной социологии, теории управления чаще всего применяется так называемая «иерархия потребностей»[1], предложенная американским психологом А.Х. Маслоу (Maslow's hierarchy of needs). Классификация A.X. Маслоу существует с 1943 г. и многократно описана в отечественной научной, учебной и справочной литературе.

Генеральной идеей, положенной в основу «иерархии потребностей» А.Х. Маслоу, является представление о наличие первичных (физиологических потребностей и потребностей в безопасности) и вторичных потребностей, занимающих в иерархии Маслоу третье (социальные потребности), четвертое (потребность в уважении) и пятое (потребность в самореализации) места.

Переход на следующий уровень потребностей происходит тогда и только в том случае, если происходит полное или частичное насыщение потребностей предыдущего уровня (см. схему 1) [6: с. 416^117].

Схема 1

1 - Физиологические потребности: Потребности в пище, воде, сне - во всем

том, что необходимо для поддержания жизни.

2 - Потребности в безопасности: Удовлетворение физиологических

потребностей приводит к возникновению потребности в безопасности, защите, порядке, постоянных условиях существования.

3 - Социальные потребности: Потребность в любви, друзьях, в семье, в

принадлежности к определенной группе.

4 - Потребность в уважении: Потребности, связанные с чувством

самоуважения и с признанием окружающих.

5 - Потребность в самореализации: Высший уровень потребностей связан с

превращением потенции в реальность.

Впоследствии А.Х. Маслоу выделил еще два уровня, расположив их между потребностями в уважении и потребностями в принадлежности и любви: эстетические потребности как страстное желание красоты, симметрии и порядка, а также когнитивные потребности или потребности в познании как желание знать, понимать и удовлетворять любопытство.

Идея выявления у индивидов и социальных групп возрастных и иных параметров, связанных с эмансипацией и соответствующих этим параметрам потребностей, возникла задолго до теории мотивации А.Х. Маслоу[2]. Однако среди научных версий типологий человеческих потребностей представленная выше «иерархия базовых потребностей» А.Х. Маслоу (Hierarchy of Basic Needs) наиболее известна.

Маслоу в иерархии человеческих потребностей выделил группу потребностей в безопасности. Расположив их на втором уровне над физиологическими потребностями, он определил потребности в безопасности в самом общем виде как потребности в защищенности; стабильности; зависимости; защите; отсутствии страха, тревоги и хаоса; потребности в структуре, порядке, законе и ограничениях; силе покровителя и так далее. Организм может быть целиком захвачен ими, и организм в таком случае может быть определен в целом как «механизм, стремящийся к безопасности» [3: с. 63]. Качество активного мотиватора безопасность приобретает в следующих случаях:

  • • социально-экономической обездоленности;
  • • социального хаоса, революции или крушения власти;
  • • реже как стремление получить постоянное место работы с гарантированной защитой, желание иметь сберегательный счет или потребность в различных видах страхования (медицинском, зубоврачебном, на случай безработицы, нетрудоспособности, старости);
  • • в более общих аспектах стремление к безопасности и стабильности Маслоу предлагает рассматривать распространенное предпочтение знакомых вещей незнакомым или известного неизвестному;
  • • отчасти поисками безопасности мотивировано стремление иметь мировую религию или мировую философию, которая организует мир в определенное, логически связанное, содержательное целое;

• в ином отношении как активный и основной мобилизующий фактор потребность в безопасности рассматривается лишь в действительно чрезвычайных обстоятельствах, таких как война, болезнь, стихийные бедствия, рост преступности, дезорганизация общества, крушение власти или устойчиво неблагоприятные ситуации.

Помимо этих обстоятельств, имеющих очевидно социальный характер, Маслоу связывает непосредственную и явную потребность в безопасности людей, страдающих неврозами и при этом стремящихся «упорядочить и стабилизировать мир, так чтобы в нем не возникало неуправляемых, неожиданных или незнакомых опасностей. Они связывают себя различного рода ритуалами, правилами и догмами, так чтобы любая случайность была предусмотрена и чтобы не возникло новых непредвиденных обстоятельств. Они ухитряются поддерживать свое равновесие, избегая всего незнакомого и чужого и поддерживая свой ограниченный мир в таком четком, аккуратном и регламентированном состоянии, что на все в этом мире можно положиться. Они пытаются организовать мир таким образом, что никакая неожиданность (опасность) не может произойти. Если же не по их вине что-то неожиданное все же случается, они впадают в панику, как будто это неожиданное происшествие представляет собой серьезную опасность. То, что у здорового человека проявляется лишь как не слишком устойчивое предпочтение... становится в аномальных случаях настоящей потребностью на грани жизни и смерти» [3: с. 65].

Мы специально процитировали этот примечательный абзац из работы А.Х. Маслоу, чтобы убедительно показать, что современная теория человеческих потребностей отталкивается от социальных факторов, обусловливающих потребность в безопасности, а не от невротического, гипертрофированного и, будем говорить прямо, «болезненного» восприятия мира по сценариям фильмов ужасов.

За рубежом, однако, смена обстоятельств и интересов соответствующих социальных групп «обесценили» отчасти и теорию мотивации А.Х. Маслоу и предшествовавшие ее концепции. На «руинах» этих теорий появилась новая, претендующая на то, чтобы предложить способ реализации совершенного сообщества. Такого рода теорией стала теория человеческой мотивации «третьего поколения» — теория человеческих потребностей (Human Needs Theory).

В рамках теории человеческих потребностей исследование проблем безопасности было продолжено. В этой связи значительный интерес представляет трактовка безопасности в концепции Карлоса А. Малльманна, предложившего систему человеческих потребностей в единстве со средствами их удовлетворения на индивидуальном, социально-психологическом и социологическом уровнях. К. Малльманн «встраивает» безопасность в систему потребностей, классифицируя их по категориям. Завершающим элементом данной системы является здоровье (см. табл. 1).

В системе К. Малльманна безопасность выступает как условие существования индивида, социальных групп и общества в целом и связывается с такими человеческими потребностями и чувствами одновременно, как обеспечение (protection) и любовь.

Обеспечение на индивидуальном уровне может быть связано с профилактикой (prevention), лечением и защитой. На социально-психологическом и социологическом уровнях обеспечение обусловлено профилактикой или предупреждением (предотвращением), а также возмещением и защитой.

Любовь на индивидуальном уровне — это вера в себя и уверенность, а также здоровый эгоизм и самоопределение (в смысле идентичности). Социально-психологические и социальные аспекты любви касаются дружбы, собственно любви по половому признаку, семейной любви, а также привязанности и преданности.

Таблица 1

Классификация потребностей по категориям

ЗДОРОВЬЕ

Условия жизни

Существование

Средства существования

Поддержание Покровительство

Поддержание

Безопасность

Обеспечение Любовь

Защита

Сосуществование

Принадлежность

Любовь Понимание

Любовь

Статус

Понимание Независимое участие

Понимание

Актуализация

Рост

Развитие

Независимое участие Восстановление

Восстановление

Возобновление

Восстановление Созидание

Созидание

Совершенствование

Превышение (новое качество)

Созидание Значение

Значение (придание смысла)

Зрелость

Значение

Синергия

Синергия

Человеческие потребности в рамках Human Needs Theory рассматриваются с точки зрения конфликтного взаимодействия и в аспекте урегулирования конфликтов на конструктивной основе. Перенося акцент на источники возникновения конфликтов и их устранение, теория человеческих потребностей и концепция Дж. Бартона поднимает вопрос о методах и технологиях предотвращения конфликтов. При этом имеется в виду такое вмешательство в конфликт, когда воздействие оказывается прежде всего на его источник с целью предотвращения конфликта и создания таких условий, при которых сотрудничество между конфликтующими сторонами является определяющим фактором. Для обозначения такого рода процесса или действий используется неологизм provention (ср. prevention — англ, предупреждение).

Подход к исследованию конфликта, основывающийся на ТЧП, разрабатывается в контексте гуманистической психологии, которая рассматривает человека как активное, действующее с определенными намерениями, творческое существо, свободное в выборе своего отношения к внешним обстоятельствам и способное выходить за пределы условий своего существования и даже самого себя [4: с. 140]. В отличие от типичных стратегий господства и подчинения, это направление предписывает использовать для решения разногласий открытый подход, основанный на сотрудничестве.

Первоначально на рубеже 1980-1990 годов теория человеческих потребностей, ориентированная прежде всего на развитие личности формировалась как оппозиционная традиционному подходу, сфокусированному на процедурах и технологиях регулирования и разрешения конфликтов.

Специалисты, действовавшие в рамках традиционного подхода, связанного с регулированием и разрешением конфликтов, считали, что обеспечение институциональных и структурных условий необходимо как фактор возможно более полного развития личности и как средство избегания и разрешения конфликтов. У теоретиков регулирования и разрешения конфликтов были сомнения, что без такого развития не будет обеспечена возможность идентификации потребностей, и что развитие личности само по себе приведет к разрешению конфликтов. То есть они полагали, что идентификация потребностей возможна и без развития личности, а то, в свою очередь, является способом разрешения конфликтов. Наоборот, они полагали, что развитие личности может вызвать конфликт, и, более того, урегулирование конфликта может тормозить развитие личности.

Схема 2

Сторонники теории человеческих потребностей были обеспокоены тем, что конфликты возникают как следствие развития личности. Они сконцентрировались на средствах удовлетворения потребностей, которые индивиды и группы используют для обеспечения своих потребностей. Они соотнесли определенные средства удовлетворения с реализацией определенных потребностей. Например, потребность в признании может быть соотнесена со стремлением к исполнению той или иной социальной роли. Это стремление, являющееся основой соревнования за ограниченные ресурсы, может создавать конфликты. В то же время высказывались опасения, что человеческие потребности имеют и свою негативную сторону и могут создавать конфликты, если одна влиятельная группа присваивает ролевые позиции и ресурсы для своего развития за счет других [7: с. 3].

Одним из основателей нового направления в изучении конфликтов, разработке теории и практики их разрешения является Джон Бартон (J. Burton), известный специалист в области международных отношений и разрешения конфликтов. По его мнению, основу современной концепции конфликта составляют идеи и подходы, разрабатываемые теорией человеческих потребностей. Данная теория рассматривает конфликт как результат ущемления или неадекватного и неполного удовлетворения всей совокупности (или ее части) тех потребностей, которые определяют реальную личность каждого человека как активного участника социальных процессов. В изучении конфликта ТЧП акцентирует внимание на таких человеческих характеристиках, которые, по Дж. Бартону, являются онтологическими и универсальными, что позволяет увидеть самые глубокие корни конфликтов различного уровня [7: с. 2].

Выделяются, в частности, следующие человеческие характеристики, являющиеся универсальными и не зависящими от специфики определенной культуры, общества или политической системы и представляющие существенные составляющие общечеловеческого опыта: удовлетворенность потребностей в средствах существования; физическая и психическая безопасность; обеспечение необходимого порядка и уверенности в своей способности предвидеть результаты собственных действий; постоянный поиск возможностей для увеличения «ассортимента» или «меню» потребностей и обогащения качества их удовлетворения; иметь генетически присущую людям и постоянно сохраняемую ими надежду; способность делать выбор и быть свободным в его осу ществлении; желание испытывать чувство собственной идентичности, целостности и значимости; иметь уверенность в том, что общество обеспечивает высокую степень вероятности осуществления собственных устремлений каждого человека [8: с. 92-93].

В основе подхода к разрешению конфликтов путем удовлетворения базовых потребностей человека находится положение о том, что лишь решения, полностью удовлетворяющие базовые человеческие потребности, способны принести окончательное урегулирование конфликта, касающееся всех спорных вопросов и устанавливающее новые, самостоятельно поддерживаемые отношения между противниками [9: с. 152].

Это положение выдвинуто Дж. Бартоном применительно к глубоко укоренившимся конфликтам, для разрешения которых неприемлемы обычные методы и технологии, так как действительной причиной конфликтов такого рода является нарушение (или угроза нарушения) базовых человеческих потребностей или их части, либо отрицание какой-либо неотъемлемой ценности человеческого существования[3].

В этой связи предлагается различать такие термины, как «проблемы управления» (management problems), «споры» (disputes) и «конфликты» (conflicts). Идея «разведения» этих категорий положена в основу классификации конфликтов при исследовании их природы и источников. Она необходима для того, чтобы предложить такие подходы к регулированию и разрешению конфликтов, которые как можно точнее соответствовали бы их характеру.

Теория человеческих потребностей исходит из положения о разнообразии человеческой жизни и человеческих потребностей, одни из которых являются материальными, то есть могут быть в той или иной мере удовлетворены или замещены материальными (вещественными) средствами, а другие — нематериальными (невещественные), в той или иной мере удовлетворяемые или замещаемые нематериальными средствами. Учитывая индивидуальность человеческих предпочтений и разнообразие «меню» ма-

термальных и нематериальных средств удовлетворения потребностей, можно предполагать, что число комбинаций и их выбор практически неограничен. В действительности, однако, выбор средств удовлетворения потребностей ограничен, поэтому конкуренция за обладание ими весьма велика и интенсивна, что создает большой потенциал для конфликтов. Выбор средств удовлетворения потребностей ограничен социально-экономическими, политическими и культурно-историческими условиями жизни людей. Как проблема распределения конкуренция и потенциальный конфликт коренятся в материальных потребностях и соответствующих средствах их удовлетворения, а как проблема взаимоотношений — в нематериальных (психологических) потребностях и средствах их удовлетворения.

Генеральная идея ТЧП заключается в том, чтобы найти возможность регулирования и разрешения конфликтов посредством преимущественного использования нематериальных средств удовлетворения материальных потребностей. Это требует разработки такой модели конфликта, которая основывается на системе человеческих потребностей, позволяющей установить некоторое соответствие между материальными и нематериальными потребностями и средствами их удовлетворения.

Именно материальные конфликты Дж. Бартон связывает с конфликтами интересов (спорами), а нематериальные — с конфликтами потребностей и ценностями (см. табл. 2).

Таблица 2

-—-^^Потребности Средства

Материтальные

Нематериальные

Материтальные

(ограниченные)

Споры из-за несовпадающих целей интересов

Материальная компенсация

Нематериальные (неограниченные)

Проблемная зона

Использование человеческого ресурса

Разделение потребностей и средств их удовлетворения на материальные и нематериальные имеет следующее практическое значение: некоторые из материальных средств удовлетворения соответствующих потребностей ограничены в принципе, так как их количество может быть исчерпано. В то же время нематериальные потребности основываются на человеческих ресурсах, которые в принципе неисчерпаемы.

Как показывает представленная в таблице матрица, ограниченность материальных ресурсов или средств удовлетворения материальных потребностей является причиной споров относительно их распределения между конфликтующими сторонами. Это ведет к конфронтации (конкуренции) между ними либо к «позиционному торгу», в результате чего в выигрыше оказывается одна из сторон, либо стороны приходят к компромиссному соглашению. Если нематериальные потребности удовлетворяются материальными средствами, то эта ситуация может рассматриваться как материальная компенсация или возмещение моральных издержек.

Зона «пересечения» материальных потребностей и нематериальных средств их удовлетворения в расчете на человеческий (субъективный) фактор и такие его позитивные характеристики, как сознательность, решительность, воля, организованность, компетентность и тому подобное, представляется проблемной в том смысле, что трудно вообразить, как эти качества отдельных индивидов или социальных групп сами по себе, без мобилизации материальных ресурсов могут полностью или частично компенсировать материальные потребности других индивидов или групп. Скорее это имеет отношение к ситуациям, когда, например, волевые качества человека позволяют ему временно преодолеть или вовсе отказаться от какой-либо материальной потребности.

Разграничение понятий «регулирование» и «разрешение» не касается природы и источника конфликтов[4]. Международная группа исследователей во главе с Дж. Бартоном предлагает

свое решение проблемы категоризации конфликтов, их анализа и классификации в контексте теории человеческих потребностей. Данная версия строится на предположении, что в число неотъемлемых человеческих потребностей наряду с другими включается идентичность, являющаяся результатом таких процессов, как индивидуальная самооценка, переживание групповой принадлежности, и социальное сравнение. Причем потребность понимается как особое состояние, переживание отдельного человека или социальной группы по поводу ущемления (фрустрации) основ человеческого существования. Речь, таким образом, идет о ценностях личного, группового и общественного бытия. К числу таких «базовых» потребностей помимо индивидуальной и групповой идентичности относятся потребности безопасности, свободы, признаний и др.

Перенося акцент на источники возникновения конфликтов и их устранение, в ТЧП и в концепции Дж. Бартона рассматривается вопрос о методах и технологиях предотвращения конфликтов. При этом имеется в виду такое вмешательство в конфликтную ситуацию, когда воздействие оказывается прежде всего на источник конфликта с целью его предотвращения и создания условий, в которых сотрудничество между конфликтующими сторонами становится определяющим фактором. Для обозначения такого рода процесса или действий используется неологизм provention (ср. prevention — англ, предупреждение).

Вышеизложенное позволяет, во-первых, по-новому истолковать такие понятия, как «разногласие», «спор» и «конфликт», и, во-вторых, рассмотреть соотношение понятий «управление», «регулирование (урегулирование)» и «разрешение» конфликтов.

В контексте теории человеческих потребностей различаются два основных типа процессов:

  • - споры, возникающие на основе таких интересов сторон, которые могут быть предметом обсуждения, могут быть изменены или замещены;
  • - конфликты, возникающие вследствие ущемления базовых, неотъемлемых потребностей, составляющих в совокупности ос нову человеческой личности. По сути, это потребности личного и общественного существования как отдельных индивидов, так и социальных групп, представляющие целую систему ценностей.

В первом случае речь идет об урегулировании споров (или конфликтов интересов) путем согласования целей и интересов сторон на основе применения правовых и социальных норм в рамках прямых переговоров, посредничества, арбитража или суда. Во втором — об использовании так называемых аналитических или проблемно-ориентированных методов, таких как гражданская дипломатия, Т-групповой метод, дипломатия второго пути.

Эти методы особенно важны в тех социально-экономических и политических условиях, когда «проблема выживания стоит достаточно остро и востребована идеология, которая позволит решать базовые потребности здесь и сейчас. По мнению специалистов психологов, если в течение двух лет резкое ухудшение положения (материального, социального, политического) индивида, группы, класса не вызвало реакции сопротивления или она оказалась недостаточной для изменения положения, то наступает фрустрация.

В состоянии фрустрации человек теряет интерес к политическим событиям, а если это еще и связано с тем, что не реализованы его базовые потребности, то он не может выступать как активный политический субъект. Сфера его интересов резко сужается, что позволяет, в большей степени политикам, манипулировать его сознанием. Так, результаты опросов общественного мнения, проводимые в России, свидетельствуют, что на протяжении многих лет как одну из основных социальных ценностей население называет безопасность, что свидетельствует не только об отсутствии безопасности как таковой, но и о том, что потребности выживания являются наиболее актуальными для общества. В подобной ситуации говорить о либеральных, демократических ценностях, по меньшей мере, неуместно, но вполне естественно усиление авторитарных черт политического режима» [2: с. 111-112].

Здесь, на наш взгляд, уместно еще раз обратиться к классическому труду А.Х. Маслоу, который писал, что «здоровые и счастливые взрослые люди большей частью полностью удовлетворили свои потребности в безопасности. Мирное, живущее спокойной жизнью, стабильное хорошее общество, как правило, дает своим членам возможность чувствовать себя в достаточной безопасности от диких животных, перепадов температуры, преступных посягательств, убийств, хаоса, деспотизма и так далее. Следовательно, вполне реально, что они не имеют больше никаких потребностей в безопасности в качестве активных мотиваторов. Так же как сытый человек не чувствует себя голодным, тот, кто находится в безопасности, не чувствует угрозы» [3: с. 64].

В марте - апреле 2006 года было проведено исследование «Чего больше всего боятся россияне?», которое осуществлялось в рамках более общего проекта «Восприятие социальных рисков и угроз населением стран СНГ». Вместе с тем исследование было нацелено на особый аспект изучаемого явления —личные страхи и угрозы — и предполагало определение степени территориальной (региональной) дифференциации тревог и опасений населения РФ. Инструментарий исследования был ограничен четырьмя вопросами, касающимися параметров общей тревожности, уровня распространенности отдельных страхов и опасений, а также представлений о субъектах обеспечения безопасности. Ответственность за достоверность данных несут проводившие опросы региональные компании — члены Ассоциации «Группа 7/89»[5]. Общее число респондентов межрегионального (межгородского) исследования составило 7155 человек. Всероссийский опрос по тем же вопросам был проведен ВЦИОМ в апреле 2007 г. в рамках 5-й волны опросов по проекту «Евразийский монитор» (объем выборки— 1600 чел.). Единство методики опросов в большинстве городов позволило корректно сравнивать общественное

мнение, а также определять различия восприятия личных угроз в городах-участниках исследования.

По данным опросов Группы «7/89», в той или иной степени не были уверены в своем будущем (в разных городах) от 40 % до 70 % респондентов. Примерно столько же (50-70 %) респондентов согласны с тем, что жизнь в их регионе становится опаснее.

Уровень опасений по поводу различных угроз измерялся вопросом: «Скажите, пожалуйста, чего вы боитесь больше всего? Какие из перечисленных опасностей вызывают у вас лично наибольшее беспокойство?» Чаще всего россияне выражали тревогу по поводу возможной потери здоровья и жизни (30-60 % респондентов в разных городах). Причем уровень распространенности тревоги за здоровье и жизнь близких был несколько выше, чем уровень тревоги за себя лично. Далее в рейтинге страхов шли опасения потерь материального характера (имущества) — от 10 % до 40 % респондентов, при этом финансовые потери, вызванные банкротством банков и предприятий, волновали небольшое число респондентов вследствие сохранявшегося невысокого уровня институализированных сбережений. Наконец, реже всего встречались респонденты, которые в числе самых опасных угроз для себя считали репутационные угрозы (потеря чести и достоинства) — примерно от 3 % до 15 %. Обращает на себя внимание довольно высокая распространенность страха одиночества — от 10 % до 25 %.

Как часто некоторые угрозы выбирались (или не выбирались) в таком качестве вместе, может свидетельствовать об определенной близости этих угроз в массовом сознании граждан России. Иными словами, на основе анализа «сочетаемости» оценок опасности разных угроз можно построить их типологию, присущую массовому сознанию. Приведены были результаты многомерного шкалирования на основе близости оценок тревоги, подтверждающих наличие в массовом сознании трех типов угроз:

  • 1) угрозы физической безопасности;
  • 2) угрозы материальных потерь;
  • 3) угрозы репутационных потерь (честь).

Больше всего россиян (от 70 % до 90 % в разных городах) в качестве возможного субъекта обеспечения безопасности и защиты от угроз увидели прежде всего себя самого и своих близких.

В возможности государственных органов и ведомств (в т.ч. президента) в этом смысле выражали уверенность от 10% до 30 %. И лишь примерно 5-10 % надеялись на получение эффективной помощи и поддержки от институтов гражданского общества (СМИ, общественные организации и т.п.) и соответствующих бизнес-структур (в т.ч. охранных и страховых агентств). Немало респондентов в вопросах избегания угроз уповали на Бога — 10-30 % [5].

Насколько эти показатели и выводы, сделанные на их основе, могут характеризовать сегодняшнюю ситуацию? Индексы — разница неплохих и плохих оценок — по показателям 1) удовлетворенности жизнь в целом; 2) материального положения семьи; 3) оценки экономического положения России; 4) политической обстановки в стране в сравнении за март - апрель 2006 года и за декабрь 2009 года соответственно составляют (см. табл. 3).

Таблица 3

Индекс

2006

2009

1

Устраивает ли вас сейчас ваша жизнь в целом

36

48

2

Материальное положение семьи

33

53

3

Оценка экономического положения России

29

24

4

Политическая обстановка в стране

41

64

Усредненный индекс по всем параметрам

34,75

47,3

Сравнение данных параметров указывает на несомненное улучшение, по оценке россиян, социально-экономической и политической ситуации в стране. Вместе с тем по другим показателям в 2006 г. 66 % опрошенных по России в целом заявили, что жизнь становится более опасной (против 29 %, придерживавшихся противоположного мнения). Этой оценке соответствует нынешняя оценка экономического положения России и снижение соответствующего индекса с 29 до 24.

В конце 2009 года ВЦИОМ представил данные о том, с какими чувствами россияне провожают старый год и встречают новый, чего ждут от 2010 года и какие люди и события стали главными для наших сограждан в уходящем году [1].

Уходящий год оказался для россиян труднее, чем предыдущие годы. 2009 год стал непростым для большинства наших сограждан (56 %). Это самый высокий показатель за последние три года (для сравнения, в 2006-2008 гг. доля таких респондентов колебалась в пределах 3 5-43%), аналогично ситуация складывалась лишь в 2004 году. Положительно оценивают итоги года в личном аспекте 42 % опрошенных (в 2008 году таких было 53%). Эти данные приведены в таблице 4.

Таблица 4

Каким был прошедший год лично для вас и вашей семьи?

(закрытый вопрос, один ответ)

2006

2009

Очень удачным

9

4

В целом хорошим

50

38

Скорее трудным

33

45

Плохим, очень тяжелым

6

11

Затрудняюсь ответить

2

2

В общероссийском масштабе россияне еще более негативно оценивают 2009 год. Так, трудным или даже тяжелым для страны его считают 75 % россиян — это наиболее высокий показатель за весь период измерения (в 2008 году — 54 %). Доля тех, кто полагает, что 2009 год сложился для России позитивно, напротив, стала рекордно низкой по сравнению с предыдущими годами (20 %, в 2008 году — 39 %). Эти данные приведены в таблице 5.

Таблица 5

Каким был прошедший год лично для России в целом?

(закрытый вопрос, один ответ)

2006

2009

Очень удачным

6

2

В целом хорошим

47

18

Скорее трудным

37

61

Плохим, очень тяжелым

3

14

Затрудняюсь ответить

7

5

Таким образом, свою личную безопасность, безопасность своих близких россияне напрямую связали с ущемлением в той или иной степени своих базовых потребностей, что, на наш взгляд, отражает прямую взаимозависимость уровня социальной напряженности и конфликтности, с одной стороны, и возможностью удовлетворения своих, прежде всего первичных, потребностей, — с другой.

20 января - 1 февраля 2010 Аналитический Центр Юрия Левады (Левада-Центр) провел репрезентативный опрос 1600 россиян в возрасте 18 лет и старше в 127-ми населенных пунктах 46-ти регионов страны. В январе 2010 года, по сравнению с декабрем, снизились все показатели доверия и оценки положения дел в стране, за которыми следит Левада-Центр 46% россиян считают, что дела в стране идут в правильном направлении (в декабре 2009 г. так считали 50%) [10].

Анализ феномена безопасности с позиций ТЧП позволяет, на наш взгляд, ставить вопрос о возможности обеспечения безопасного, стабильного и устойчивого развития не только (а может быть, и не столько) традиционными методами, мерами и средствами защиты, охраны, гарантий от угроз безопасности и предупреждения их реализации, но и методами, мерами и средствами обеспечения потребностей, в первую очередь базовых, индивидов и социальных групп.

Литература

  • 1. Итоги 2009 года: мнение россиян // Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1396, 23.12.2009.
  • 2. Карадже Т.В. Политическая философия. -М.: Мысль, 2007.
  • 3. Маслоу А. Мотивация и личность. - 3-е изд. - СПб.: Питер, 2008.
  • 4. Философский энциклопедический словарь. - М.: Энциклопедия, 1989.
  • 5. Чего боятся россияне? // Пресс-выпуск ВЦИОМ № 701, 30.05.2007.
  • 6. Экономикс: Англо-русский словарь-справочник. - М.: Лазурь, 1994.
  • 7. Conflict: Human Needs Theory. Ed. by J.Burton. -N.Y., 1990.
  • 8. Fisher R. Needs Theory, Social Identuty and an Eclectic Model of Conflict // Conflict: Human Needs Theory. - N.Y., 1992.
  • 9. Mitchel C. Necessitous Man and Conflict Resolution: More Basic Questions About Basic Human Needs Theory // Conflict: Human Needs Theory. Ed. by J.Burton. - N.Y, 1990.
  • 10. http://www.levada.ru/press/ (дата обращения: 08.02.2010).

Раздел 1 Содержательная составляющая предметной области «Основы БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

Е.А. Башмакова

  • [1] В отечественной литературе вместо этого термина нередко используется словосочетание «пирамида потребностей», что, на наш взгляд, не отражает сути концепции А.Х. Маслоу и не объясняет характер взаимосвязи различных уровней человеческих потребностей, условий перехода с одного уровня на другой. 2
  • [2] Здесь уместно вспомнить слова Сократа (V в. до н.э.), считавшего, что чем меньше у нас потребностей, тем больше мы походим на богов, или французского писателя Этьена Сенанкура (1770-1846), который полагал, что «... нет иного знания или иной мудрости, кроме знания своих потребностей и правильного представления о путях к счастью».
  • [3] Имеются в виду конфликты, прочно укоренившиеся в индивидуальном и массовом сознании.
  • [4] Как уже отмечалось, в основу такого разграничения положены основные стратегии урегулирования конфликтов.
  • [5] Неформальная Ассоциация региональных социологических центров «Группа 7/89» образована в апреле 2001 года. Главной целью Ассоциации является построение в России системы кросс-региональных исследований. В настоящее время в Группу входят 18 центров из различных регионов РФ. Первоочередной задачей Ассоциации на сегодняшний день ее члены считают разработку и продвижение инициативных социологических и маркетинговых проектов (см.: http://www.789.ru/portal/modules/).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >