Динамика изменения когнитивных и личностных характеристик студентов младших курсов за период с 2008 по 2012 год с точки зрения формирования личности безопасного типа поведения

Мы стремимся к созданию цивилизованного общества, для которого характерны осознанно выработанные ценности и нормы социального поведения:

  • • признание ценности интеллекта и природной одаренности;
  • • признание ценности профессионализма и образованности;
  • • признание ценности личности и ее прав;
  • • признание неприкосновенности частной собственности;
  • • законопо слушание;
  • • уважение чужих интересов и способность к компромиссу;
  • • честность и обязательность;
  • • расчетливость и бережливость. [1]

Исходя из требований, предъявляемых к человеку средой обитания (природа, общество, техноген), можно выделить основные черты личности безопасного типа поведения:

  • • альтруистические, общественно-коллективистские мотивы поведения;
  • • бережное отношение к окружающему миру;
  • • грамотность во всех областях обеспечения безопасной жизнедеятельности;
  • • предвидение опасностей, влияющих на человека;
  • • организаторские способности в личной и коллективной безопасной жизнедеятельности;
  • • наличие правовых и физических навыков защиты природы, людей, самого себя от угроз, исходящих от внешних источников и от себя лично [1].

Главной психофизиологической характеристикой ЛБТП является адекватная, безопасная для окружающих деятельность мозга человека и волевая регуляция поведения личности, стремление к саморазвитию, к повышению своего интеллектуального уровня [1].

Таковы теоретические представления.

Исследование динамики изменения когнитивных и личностных характеристик студентов младших курсов технического и педагогического вузов проводилось в период 2008-2012 г. В исследовании каждый год участвовало от 400 до 530 студентов, 58 аспирантов первого года обучения, более 50 студентов второго -третьего курсов. Необходимо также иметь в виду, что в связи с демографической ситуацией большинство выпускников школ попадают в вузы, государственные или коммерческие. Некоторые из них не способны обучаться в институте по уровню подготовки или развития.

Когнитивные характеристики, важные для безопасного поведения, — это внимание, позволяющее замечать происходящее вовне и в самом человеке, память, позволяющая хранить необходимую информацию, пользоваться ею и оставаться личностью, мышление, дающее возможность анализировать, сопоставлять, сравнивать, делать выводы, принимать решения.

Данные, полученные на протяжении последних четырех лет, дают удручающую картину. Обращает внимание динамика изменения когнитивных характеристик за прошедшие четыре года — ухудшаются показатели внимания, памяти, логического мышления.

С каждым годом снижаются средние результаты, демонстрируемые студентами по корректурной пробе Бурдона (тест Бурдона направлен на выявление степени концентрации и устойчивости внимания), у студентов повышается утомляемость, растет количество ошибок при выполнении теста (см. рис. 1). Сформирование сть произвольного внимания у студентов от года к году падает и становится значительной проблемой как в учебе, так и в обычной жизни. Требуемому для нормального обучения в вузе уровню развития произвольного внимания соответствует 65 % студентов.

Корректурная проба (среднее количество ошибок)

Динамика изменения уровня внимания

Рис. 1. Динамика изменения уровня внимания

Говорить о важности развития произвольной долговременной и оперативной памяти, особенно для студентов, не приходится.

Но в последние годы очень большое количество студентов жалуются, что не могут запомнить тот объем информации, который от них требуют преподаватели, преподаватели жалуются на то, что студенты ничего не помнят. Результаты тестирования кратковременной и долговременной памяти приведены на рисунке 2 (падает количество запоминаемых данных, возможно, в эти изменения также вносит свою лепту снижение мотивации на учебу). Средние результаты пока выше нормы (80 % правильно запомненных цифр), но тенденция к снижению явно выражена, количество студентов, которые отлично справляются с тестом, также падает, а количество студентов, не способных запомнить (или заставить себя запомнить) растет. У 20,8 % первокурсников показатели долговременной памяти значительно ниже нормы, а нормам соответствует только 70 % студентов.

Память долговременная (среднее количество запомненных символов)

Динамика изменения уровня долговременной памяти

Рис. 2. Динамика изменения уровня долговременной памяти

За четыре года у студентов резко ухудшились показатели невербальной логики (показателя, наиболее чувствительного к умению мыслить самостоятельно). Для выявления этого показателя использовались прогрессивные матрицы Равена, позволяющие увидеть уровень развития логического мышления (а не натаскан-ность на решение подобных задач). Так, невербальная логика достаточно развита только у 60,5 % студентов, причем количество студентов, не способных решить простые задания, потому что не могут найти логических закономерностей, растет с каждым годом. На рисунке приведено среднее количество ошибок, совершаемых студентами при выполнении заданий прогрессивных матриц Равена по годам (см. рис. 3).

Прогрессивные матрицы Равена (среднее количество ошибок)

Динамика изменения уровня невербальной логики

Рис. 3. Динамика изменения уровня невербальной логики

Итого, около трети студентов по уровню развития когнитивных функций не только не соответствуют требованиям высшей школы, но и не вполне соответствуют характеристикам личности безопасного типа поведения. Можно спорить, что привело к такому положению, каковы причины постоянного снижения уровня развития когнитивных функций у студентов первого курса (и у абитуриентов соответственно). Одной из причин, как мы думаем, является реформа образования. В школах, в которых все направлено на подготовку учащихся к сдаче ГИА и ЕГЭ, у учителей не остается ни времени, ни сил, ни возможностей для того, чтобы учить детей думать, рассуждать, мотивировать их на учебу интересом, а не страхом перед ЕГЭ.

При исследовании личностных характеристик студентов младших курсов рассматривались: уровень тревожности, социальной желательности, устойчивости нервной системы, агрессии, мотивационная составляющая, направленность личности.

Уровень тревожности выше нормы (нормой считается показатель 45 ед., мы взяли показатель 50 ед, т. к завышенный уровень тревожности с точки зрения учебы может рассматриваться как положительный фактор — более тревожный студент более серьезно готовится к занятиям) в 2008/09 учебном году демонстрировали 14,5 % студентов, к 2011/12 учебному году этот показатель вырос до 24,3 %, многие из студентов с высокой тревожностью нуждаются в психологической консультации и коррекции. Высокий уровень тревожности способствует повышенному напряжению студентов на зачетах и экзаменах, приводит к более частым заболеваниям, мешает адекватно оценивать свой уровень подготовки, сосредоточиться на экзамене. Общее количество студентов, тревожность которых не соответствует нормальному уровню, достигает 42 %.

Уровень нейротизма (устойчивости нервной системы) превышает норму более чем 60 %, уровень экстраверсии выше нормального уровня — у более чем 62% студентов. Общая характеристика — нервные, тревожные, с высокой потребностью во внимании, принятии, контактам. Такие характеристики держатся все время примерно на одном и том же уровне.

25 % студентов в 2012 году демонстрируют повышенный и высокий уровень по шкале социальной желательности, эта же характеристика в 2008 году составляла 17 %. Эти студенты могут быть склонны к «лакировке» своего положения, могут возникать проблемы с волевым поведением, со взаимоотношениями с группой, стремление стать «любимчиком». Аналогичный показатель у аспирантов первого года обучения возрастает до 39 %.

Мотивация обучения студентов в вузе в последние годы не вполне конструктивна. Наиболее высокие показатели студенты демонстрируют по мотивам - «успешно продолжить обучение на последующих курсах (как они сами объясняют - не вылететь)», «обеспечить успешность будущей профессиональной деятельности (хорошо зарабатывать, сделать карьеру)», «получить диплом (документ, корочку)». Все остальные мотивы, включающие заинтересованность в достижении интеллектуального удовольствия, достижения уважения преподавателей и одногруппников, готовности к занятиям, оцениваются более низко.

Особого разговора заслуживают коммуникативные характеристики студентов и их динамика. Для выявления этих показателей использовались «Методика диагностики коммуникативной установки» и «Методика диагностики уровня эмпатических способностей» В.В. Бойко.

По показателям уровня негативной коммуникативной установки (выявляющей направленность на уважение чужих интересов и способность к компромиссу), у 60 % студентов первого курса и 44 % аспирантов наблюдается очень высокий уровень. У 35 % аспирантов высокие показатели по шкале открытой жестокости по отношению к людям, по шкале завуалированной жестокости — у 40 %, у студентов — соответственно 55 % и 68 % (при этом гендерные различия выражены неявно).

По уровню эмпатии не соответствуют требованиям к работникам сферы образования среди аспирантов 67 %, студентов первого курса — 69 %. Как минимум такие данные свидетельствуют о некомфортности общения с подростками и молодежью, обучающейся в вузе, о неготовности студентов к принятию других людей, оказанию им помощи.

Альтруистические, общественно-коллективистские мотивы поведения у 56 % студентов не соответствуют нормам, это показатель из года в год медленно, но падает. Уровень эгоизма превышает норму в среднем у 46 % студентов младших курсов.

Также проводились исследования копинг-стратегий, используемых студентами для разрешения проблемных ситуаций, возникающих в межличностном общении и во взаимодействии с преподавателями (см. рис. 4, 5, 6). Использовались Тест межличностных отношений Лири, Индикатор копинг-стратегий (Амир-хана) и копинг-тест Лазаруса и анкета, разработанная авторами. И юноши и девушки демонстрируют удручающе низкий уровень оптимизма — около 20 %, причем на вопросы по этому субтесту смогли ответить около 95 % опрошенных студентов. Также не составили затруднений в ответах задания, направленные на выявления уровня доминирования и дружелюбия самого респондента. Доминирование и дружелюбие партнера студентами определяются значительно труднее — на эти задания отказались отвечать или сказали «не знаю» около 60 % студентов, что говорит о высоком уровне эгоцентризма во взаимоотношениях. Задания на определения уровня «любви» и «дружбы» вызвали затруднения более чем у 60 % студентов, причем как в отношении себя самого, так и партнера. По всем показателям, связанным с общением, девушки опережают юношей.

По всем заданиям, связанным с партнером по общению, в рамки нормы вписываются менее 40 % студентов, что говорит о малой способности студентов понимать ситуацию, ставить себя на место партнера по общению, понимать позицию собеседника. Среди студентов, так или иначе справившихся с заданиями теста, юноши более адекватно воспринимают доминирование партнера по общению, девушки рассматривают чаще отношения с партнером как дружелюбные, причем их собственное дружелюбие ниже.

Процент ответивших по тестам из участвовавших в опросе

Рис. 4. Процент ответивших по тестам из участвовавших в опросе

Процент соответствия нормам из ответивших

Рис. 5. Процент соответствия нормам из ответивших

Процент соответствия нормам из всех участвующих в опросе

Рис. 6. Процент соответствия нормам из всех участвующих в опросе

Есть выраженная взаимосвязь между гендером и предпочитаемыми копинг-стратегиями. Так, девушки чаще используют конфронтационный копинг 35 %, дистанцирование 63 % и положительное переоценивание ситуации 48 %. Использование самоконтроля для выхода из сложных ситуаций также более присуще женскому полу 33,4 %. У юношей не выражены какие-либо копинги, видимо, выбор стратегии происходит хаотично, в зависимости от ситуации, без анализа ситуации и оценки собственных возможностей. Девушки чаще используют положительную переоценку событий — это адаптивный и в большинстве случаев конструктивный копинг, но и дистанцирование и конфронтация используются почти также активно. Эти стратегии менее конструктивны и чаще всего приводят к ухудшению ситуации, а не к ее разрешению. Чем старше студент становится, тем он менее склонен к поиску социальной поддержки в сложных и трудных жизненных ситуациях, тем сильнее выражено стремление к избеганию трудных ситуаций. При этом несколько снижается стремление к планированию при принятии решения, студенты скорее действуют по наитию, как складывается ситуация, на авось. Чаще встречается положительная переоценка ситуации для более легкого принятия ситуации. В целом, система копингов к концу обучения в вузе становится менее адаптивной и менее конструктивной.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, можно прийти к выводу о том, что студенты младших курсов (в сравнение с аспирантами и студентами других курсов показывает, что ситуация качественно в процессе обучения в вузе не изменяется) не соответствуют требованиям к личности безопасного типа поведения; наблюдаемая нами динамика изменения как когнитивных, так и личностных характеристик студентов требует более серьезного отношения как преподавателей вузов, так и учителей школ (учителей БЖД особенно) к воспитанию личности безопасного типа поведения.

Литература

  • 1. Губанов В.М., Михайлов Л.А., Соломин В.П. Чрезвычайные ситуации социального характера и защита от них. - М.: Дрофа, 2007.
  • 2. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учеб, пособие. - Самара: Бахрах-М, 2009.

В.Н. Латчук

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >