К вопросу концептуального моделирования управления системами безопасности жизнедеятельности в условиях перехода к устойчивому развитию

На развитие современной цивилизации существенное влияние оказывает наблюдаемый информационный прорыв, характеризующийся резким возрастанием коммуникативных связей между государствами, сообществами, индивидуумами. С точки зрения теории управления этот факт оказывает негативное влияние на качество управления. Эти факторы не могут не оказывать отрицательного влияния на состояние общества в целом, в том числе — на безопасность жизнедеятельности.

Развитие цивилизации и углубление знаний об опасности приводят к увеличению перечня опасностей, а с другой стороны, человек, постоянно стремящийся улучшить условия своего существования, предъявляет все более жесткие требования к допустимому уровню рисков [6].

В таких условиях наблюдается устойчивая тенденция превращения фактора опасности в определенный ограничитель в формировании направления развития современной цивилизации. Следует ожидать сохранения и расширения этой тенденции в обозримой перспективе.

Поиск выхода из описанной ситуации идет как традиционными путями — внутри гуманитарных, естественных и технических наук, так и путем разработки фундаментальной, интегрирующей теории в этой области.

Именно последнее направление привело к появлению новой области знаний — «Безопасность жизнедеятельности». Актуальность развития этого направления не вызывает сомнения, а промедление в ее развитии может представлять опасность для всего человечества. Одним из существенных недостатков основных положений теории безопасности жизнедеятельности представляется отсутствие разработок по управлению самой безопасностью жизнедеятельности. Выше перечисленные обстоятельства и побудили автора к разработке концептуальной модели управления обеспечением безопасности жизнедеятельности.

Устойчивое развитие —- процесс изменений, в котором эксплуатация природных ресурсов, направление инвестиций, ориентация научно-технического развития, развитие личности и институциональные изменения согласованы друг с другом и укрепляют нынешний и будущий потенциал для удовлетворения человеческих потребностей и устремлений.

Значительное число международных организаций системы ООН включило в свою деятельность существенную экологическую составляющую, ориентированную на переход к устойчивому развитию. Эксперты Всемирного банка определили устойчивое развитие как процесс управления совокупностью (портфелем) активов, направленный на сохранение и расширение возможностей, имеющихся у людей. Активы в данном определении включают не только традиционно подсчитываемый физический капитал, но также природный и человеческий капитал. Чтобы быть устойчивым, развитие должно обеспечить рост, или, по крайней мере, неуменыпение во времени всех этих активов (и не только экономический рост!).

Проявление фактора опасности чрезвычайно многолико, так как многообразен окружающий нас мир, где все взаимосвязано и взаимообусловлено. Поэтому решение задач отдельно для каждого вида опасности обосновано до тех пор, пока реализация опасностей происходит в системах не слишком высокой иерархии. Современный уровень развития цивилизации характеризуется тем, что опасности стали проявляться в системах самого высокого уровня.

Из положений многих наук известно, что гармонизация потребления ресурсов и удовлетворения человеческих нужд возможна только при наличии управления как развитием, так и потребностями [7].

Состояние безопасности жизнедеятельности общества, нации определяется в основном двумя основными факторами: степенью удовлетворения социальных и экономических потребностей абсолютного большинства населения и дестабилизирующими организационно-экономическими и природными (в том числе — неживой природы или техносферы) воздействиями на пропорции воспроизводства. Диспропорции воспроизводства оказывают негативное влияние не только на предметы и средства производства, но и на устойчивое развитие в целом [4].

Кроме того, очевидным является утверждение, что на безопасность жизнедеятельности общества крайне отрицательное воздействие оказывают различные аварии и катастрофы, число которых неуклонно растет.

Безопасность жизнедеятельности (БЖД) — наука о комфортном и травмобезопасном взаимодействии человека с техносферой [1]. Является составной частью системы государственных, социальных и оборонных мероприятий, проводимых в целях защиты населения и хозяйства страны от последствий аварий, катастроф, стихийных бедствий, средств поражения противника. Целью БЖД также является снижение риска возникновения чрезвычайной ситуации по вине человеческого фактора.

Исходя из изложенного, можно заключить, что необходимое соотношение различных элементов системы мероприятий, определяющих безопасность жизнедеятельности, может быть определено на основе системного подхода и применения новых организационных технологий путем научно обоснованного имитационно-игрового моделирования. Такой подход обеспечивает глубокое понимание и формально-логическое обоснование необходимости задач в единой концепции обеспечения безопасности жизнедеятельности, а также путей и способов, обеспечивающих достижение цели безопасного развития нашего общества. Дан ный подход ориентирован на создание, динамическую ситуационную коррекцию и развитие комплексной модели социальной безопасности, выходящей за пределы различных экономических систем и обеспечивающей уравновешение противоречий и принципиальное согласование главных социально-экономических целей: социальной справедливости, личных свобод, защиты окружающей среды, безопасности жизнедеятельности.

В России имеется три известных подсистемы обеспечения безопасности жизнедеятельности. Две из них — в условиях чрезвычайных ситуаций, и одна — в повседневной деятельности на производстве. Одна носит наименование Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС), предназначенная для решения задач в основном в мирное время, вторая называется системой гражданской обороны (ГО), и она предназначена решать задачи в основном в военное время. В условиях повседневной деятельности на производстве безопасность жизнедеятельности обеспечивается системой охраны труда. Казалось бы, более ничего не нужно. Но если понимать, что безопасность жизнедеятельности пронизывает абсолютно все сферы человеческой деятельности и распространяется на все возрастные категории, то становится очевидной недостаточность единой системы обеспечения безопасности жизнедеятельности. Следовательно, налицо наблюдаемая необходимость изменения философии управления обеспечением безопасности жизнедеятельности.

В основу новой концептуальной модели управления системами безопасности жизнедеятельности целесообразно положить концепцию взаимной безопасности систем в многополярной, многоуровневой информационно-предметной среде.

Согласно данной концепции каждый регион страны рассматривается как единый, консолидированный с другими субъект обеспечения безопасности жизнедеятельности. При этом модель субъекта-региона имеет двухуровневое построение. Нижний «предметный уровень» описывает процессы производства и потребления, верхний «информационный уровень» — психические и духовные процессы, связанные с витальной, ментальной и духовной жизнью населения регионов. Ввиду наблюдаемой некоторой обособленности регионов требуется комплексная модель системы региональной безопасности жизнедеятельности, обусловленная обоснованными и апробированными принципами социального обмена и свободных беспроцентных денег, динамической функцией безопасности производства и нормативно-ценностной системой.

Отличие социального обмена от простого продуктового состоит в том, что регионы обмениваются не только материальными и информационными продуктами, произведенными в каждом из регионов, но и действиями, с помощью которых они создаются, а также способами их выполнения, или, иначе говоря, технологиями. В процессе такого обмена субъекты стремятся к максимизации целевой функции, выражающей интегральный уровень удовлетворения иерархической системы индивидуальных макропотребностей (физического выживания, безопасного развития, включенности в процесс воспроизводства, достижения условий самореализации личности и т.п.). Субмодель удовлетворения макоропотребности любого уровня иерархии основана на использовании психофизического закона Вебера-Фихтнера [2], в котором реакция на образ-раздражитель описывается логарифмической функцией.

Очевидно, что действия, направленные на удовлетворение низших потребностей субъектов, могут вступать в конфликт с удовлетворением более высоких, прежде всего нравственных потребностей. Например, обусловленный климатическими, географическими, техногенными, сезонными, политическими и некоторыми другими условиями колебательный, нестабильный характер безопасности жизнедеятельности одного региона при условии высокой нравственности населения другого региона неизбежно потребует от него выполнения таких действий, которые бы сбалансировали чувство неудовлетворенности и дали бы предельно высокую степень удовлетворения потребностей нуждающимся в безопасных условиях жизни.

Таким образом, идея социального обмена в Межрегиональной системе обеспечения безопасности жизнедеятельности (МСОБЖ) означает переход на гуманистическую парадигму управления, где всё происходящее в информационно-предметной среде МСОБЖ рассматривается с позиции эмоционально нагруженных человеческих норм и ценностей, выраженных в форме субъективных положительных или отрицательных переживаний различной направленности и интенсивности. Такие переживания по поводу характера мероприятий обеспечения безопасности жизнедеятельности становятся основными факторами, определяющими смысл индивидуальных и общественных планов безопасности жизнедеятельности регионов по аналогии с «для-себя-сущее» по Н.А. Лосскому [5].

Общесистемные интересы страны в МСОБЖ выражает субъект-координатор в лице федерального центра. Он может иметь на территории субъектов свои подразделения, которыми и управляет.

Подобно федеральному центру, субъектами деятельности МСОБЖ являются три подсистемы обеспечения безопасности жизнедеятельности (уровни РСЧС, ГО и системы охраны труда), удовлетворяющие потребности населения в безопасности жизнедеятельности.

Особенность федерального центра связана с монопольным правом производить такой уникальный ресурс, как деньги. Деньги являются необходимым условием социального обмена между регионами и между регионами и центром.

Переход на свободные деньги [3] (идея свободных денег принадлежит С. Гезелю) приводит к повышению социальной безопасности в общем и к безопасной жизнедеятельности в частности на основе ограничения власти денег, обусловленной их преимуществами (по сравнению с товарами и услугами) ликвидности и освобождения экономики от циклических подъемов и спадов в результате инфляции, социальных потрясений, чрезвычайных ситуаций, аварий и катастроф.

Государство, отстаивая не только свои, но и региональные интересы безопасности жизнедеятельности, в качестве инструмента воздействия на уровень безопасности жизнедеятельности, измеряемый рисками, имеет определенные прямые и косвенные рычаги. К рычагам прямого воздействия можно отнести денежные потоки, в том числе трансферты; предоставление коммуникационных услуг; оказание гуманитарной помощи; участие в качестве монополиста в социальном обмене; законотворческая деятельность и пр. Рычаги косвенного воздействия: законодательное, административное, экономическое воздействие с целью формирования необходимых эмоциональных реакций населения на происходящие события, в том числе на опасные факторы внешней среды.

Таким образом, МСОБЖ предлагаемой архитектуры (концептуальной организации), обеспечивающей возможность рассмотрения безопасной жизнедеятельности в качестве приоритета деятельности регионов на всех уровнях взаимодействия (физическом, психическом, духовном) позволит:

  • - анализировать с помощью многостороннего имитационного моделирования информационные, финансовые, материальные, технологические, экологические и др. условия;
  • - выявлять центры напряжённости безопасности жизнедеятельности;
  • - устанавливать места «финансовых дыр» при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий;
  • - определять мотивы, интересы и способы координации усилий различных структур обеспечения безопасности жизнедеятельности.

Литература

  • 1. Белов С.В. Безопасность жизнедеятельности. - М.: Педагогика, 1999.
  • 2. Венда В.Р. Системы гибридного интеллекта: эволюция, психология, информатика. - М.: Машиностроение, 1990.
  • 3. Кеннеди М. Деньги без процентов и инфляции. Как создать средство обмена, служащее каждому. - М.: Московская правда, 1993.
  • 4. Косов Ю.В. Генезис концепции устойчивого развития. // Экология и образование. - 2002. - № 1-2.
  • 5. Лосский Н.О. Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция. - М.: Республика, 1995.
  • 6. Романов В.С. Бутуханов А.В. Рискообразующие факторы: характеристика и влияние на риски. Моделирование и анализ безопасности, риска и качества в сложных системах: Труды Международной научной школы МА БРК. 2001. - СПб.: Омега, 2001.
  • 7. Шицкова А.П., Новиков Ю.В. Гармония или трагедия? Научно-технический прогресс, природа и человек. - М.: Наука, 1989.

Раздел 2

Инновационные методы обучения

И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРЕПОДАВАНИЯ «Основ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

О.В. Глыбина

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >