: Тексты СМИ

АСИ-ХРОНИКА

Агентство социальной информации (АСИ) — одна из ведущих экспертных и информационных организаций в области развития гражданского сектора. АСИ реализует проекты в социальной сфере, способствующие становлению структур гражданского общества, взаимодействию НКО и власти, продвижению добровольческих инициатив, развитию благотворительности и социальной ответственности бизнеса. Агентство было создано в 1994 году. За это время сформировалась корреспондентская и партнерская сеть АСИ, охватывающая более 20 регионов России. Основное направление деятельности агентства — информационная поддержка гражданских инициатив. АСИ выпускает сводки новостей о деятельности НКО и гражданских инициативах по всей стране, книги, брошюры, информационно-аналитические бюллетени, посвященные конкретным проблемам социальной сферы. Новости АСИ распространяются бесплатно. Оформить подписку можно на сайте www.asi.org.ru. Помимо новостного сайта, АСИ поддерживает четыре тематических веб-сайта: «Так просто» (www.tak-prosto.org): продвижение идей благотворительности и добровольчества; «Наши дети» (www.nashi-deti.ru): профилактика социального сиротства, продвижение семейных форм устройства детей-сирот; «НКО: законы развития» (www.nkozakon. ru): вопросы этики, информационной прозрачности и подотчетности НКО, процесс изменения законодательства об НКО, лучшие практики деятельности НКО; «Социальная ответственность бизнеса» (www.soc-otvet.ru): специализированный ресурс, посвященный философии и практике корпоративной ответственности и устойчивого развития.

Подведены итоги конкурса «Панацея» для журналистов, пишущих о медицине и здоровье

Москва, 9 февраля. Конкурс организован общественной организацией «Институт социальной стратегии и тактики» совместно с факультетом журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. Его участниками стали более 1 тыс. журналистов из 50-ти регионов. В состав жюри вошли представители Управления Президента РФ по вопросам государственной службы и кадров, журфака МГУ, научные сотрудники и другие эксперты.

Награждение победителей состоялось в рамках Всероссийской научно-практической конференции «Журналистика в 2010 году: СМИ в публичной сфере». Руководитель Комитета Госдумы РФ по здравоохранению Т. Яковлева вручила лауреатам дипломы. Победителем в номинации «Местная больница» стала главный редактор газеты «Жуковский вестник» В. Добарина за цикл публикаций, посвященных благотворительному марафону «Помоги больнице — больница поможет тебе». Благодаря активной позиции журналистов были собраны значительные средства для ремонта местной больницы.

I место в номинации «Белый халат» разделили корреспондент телеканала «Королев-ТВ» Элла Веремеева и корреспондент ГТРК «Лотос» (Астрахань) А. Сидоренко. Э. Веремеева награждена дипломом за сюжет «Любить, уметь и надеяться», посвященный пульманологу муниципальной больницы N 2, А. Сидоренко — за телепрограмму «Династия» о нескольких поколениях семьи врачей. Корреспондент газеты «Нижегородская правда» И. Мурахтаева стала победителем в номинации «Люди в беде» за очерки «Боль страшнее смерти» и «Жизнь без конца», посвященные деятельности Первого хосписа для онкобольных в Нижнем Новгороде, и очерк «Чудо для Андрея», рассказывающий о судьбе ВИЧ-позитивного бывшего наркомана.

Главный редактор газеты «Маяк» (Ардатов, Республика Мордовия) В.Чеглаков занял I место в номинации «Здоровье в твоих руках» за цикл публикаций на полосах «Здоровый образ жизни», «Физкультпривет», «Здоровье нации», «Здравклуб» и «Уроки здоровья». В номинации «Нет социальным болезням» победила корреспондент студии «ОСТ-12 канал» (Саянск, Иркутская область) А. Спиридонова. Она создала телевизионный проект «На обочине», посвященный проблеме распространения на территории Саянска ВИЧ/ СПИДа. Программа рассказывала о реализации проекта «Снижение вреда», направленного на профилактику распространения опасных болезней среди неблагополучных слоев населения. В номинации «Социальные проекты некоммерческих организаций» победителем была признана руководитель Клуба юных журналистов-волонтеров «Живи» (редакция городской газеты «Живи. Жизнь ижевских волонтеров И+») О. Лихачева.

Нижегородская мэрия разработает систему мер по противодействию распространения наркомании

Нижний Новгород, 14 апреля. Такое решение было принято на заседании городской антинаркотической комиссии и комиссии по профилактике правонарушений. Как сообщил заведующий диспансерным отделением наркологической больницы Нижнего Новгорода Юрий Груздев, по состоянию на 1 января 2011 года на учете в наркодиспансере состоял 5 тыс. 851 потребитель наркотических и психотропных веществ; с диагнозом «синдром зависимости от наркотических средств» — 3 тыс. 899 человек. Число зависимых выросло на 4,7% по сравнению с 2009 годом. «Борьба с наркопреступностью не может осуществляться без активизации профилактической работы, одна из задач которой — формирование в обществе позиции активного неприятия наркобизнеса», — подчеркнул Ю. Груздев. Главам районных администраций поручено до 30 апреля проанализировать ситуацию с незаконным оборотом наркотиков и с правоохранительными органами активизировать проведение рейдов по выявлению фактов употребления наркотиков. Департамент здравоохранения и Нижегородская государственная медицинская академия продолжит обучение врачей по формированию устойчивых установок на здоровый образ жизни, предупреждение злоупотребления психоактивными веществами. До 1 ноября будут проанализированы результаты совместной деятельности для координации работы по участию в областном антинаркотиче-ском конкурсе «Мы выбираем жизнь», проведения этапов Всероссийской олимпиады научных и студенческих работ по профилактике наркомании.

LG Electronics и «Эльдорадо» провели День донора

Москва, 22 апреля. Он прошел в рамках Программы развития добровольного донорства крови. Вместе с сотрудниками компаний донорскую эстафету приняла Татьяна Навка.

Для LG Electronics это вторая донорская акция в 2011 году и 14-я — с тех пор, как компания стала партнером Минздравсоцразвития России и Федерального медико-биологического агентства (ФМБА России), подписав протокол о социальном сотрудничестве в сфере развития и продвижения добровольного донорства.

Развитие корпоративного волонтерства, продвижение донорства как залога здорового образа жизни становится приоритетным направлением политики социальной ответственности LG.

Корпоративный день донора состоялся в центральном офисе «Эльдорадо», где был развернут временный пункт забора крови. В акции участвовали не только сотрудники офисов LG и «Эльдорадо», но и продавцы московских магазинов сети. Впервые о присоединении «Эльдорадо» к донорским инициативам LG было объявлено в конце 2010 года.

Т. Голикова: «В России здоровье объявлено государственным приоритетом»

Москва, 28 апреля. Минздравсоцразвития РФ удалось включить здоровый образ жизни в повестку национальных СМИ. «За год на 3% вы росло число людей, мотивированных к ведению здорового образа жизни, а к государственной программе «Здоровая Россия» стали подключаться общественные организации, корпорации, регионы и города», — сообщила министр здравоохранения и социального развития РФ на открытии I Международной конференции по борьбе с неинфекционными заболеваниями и формированию здорового образа жизни.

По ее словам, неинфекционные заболевания лидируют в структуре смертности и инвалидности, нанося ущерб экономике как развитых, так и развивающихся стран. «В России здоровье объявлено государственным приоритетом, осуществляются масштабные программы развития здравоохранения с упором на снижение смертности от неинфекционных заболеваний и здоровый образ жизни», — отметила министр.

С 2005 года в стране реализуется национальный проект «Здоровье», нацеленный на усиление профилактики неинфекционных заболеваний. С 2008 года осуществляются программы по совершенствованию медицинской помощи при сердечно-сосудистых и онкологических заболеваниях. По словам Т. Голиковой, в первые девять месяцев 2009 года смертность от болезней системы кровообращения снизилась на 5,4%. В 2010 году показатели смертности продолжили уменьшаться (на 2,5% по сравнению с 2009 годом).

В 2010 году были открыты центры здоровья (502 — для взрослых и 193 — для детей и подростков), призванные проводить профилактическую и разъяснительную работу, разрабатывать индивидуальные рекомендации по здоровому образу жизни. Их уже посетило около 2 млн 500 тыс. человек.

Молодежь вышла на «антипивной» пикет

Пермь, 29 апреля. Акция была организована в знак протеста против продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции несовершеннолетним. В пикете приняли участие воспитанники подростково-молодежных клубов «Ровесник», «Гайдаровец», «Олимпиец», «Мечта», «Орден добра» и социально-досугового центра «Лидер». Акция проводилась в нескольких микрорайонах города совместно с инспекторами подразделения по делам несовершеннолетних и участковыми уполномоченными ОВД по Чайковскому муниципальному району. Вблизи торговых точек, которые были замечены в продаже алкоголя подросткам, воспитанники клубов выступили с транспарантами «Пиво пить — здоровью вредить!», «В этом магазине нарушают закон!», «Мы за здоровый образ жизни!»Кроме того, участники акции интересовались мнением горожан о продаже алкоголя подросткам, раздавали буклеты о вреде пива, собирали подписи солидарных с акцией протеста.

Ее организатором выступили ОВД по Чайковскому муниципальному району, социально-педагогический центр «Гармония» при поддержке Комитета по молодёжной политике администрации Чайковского района.

Высокие штрафы избавят рестораны и бары от курильщиков

Москва, 29 апреля. I Международная конференция по борьбе с неинфекционными заболеваниями и формированию здорового образа жизни, организованная Правительством РФ совместно с ВОЗ, собрала представителей власти и НКО более чем из 160 стран. В интервью корреспонденту АСИ представитель ВОЗ Микко Виенонен заявил, что российские власти должны эффективнее контролировать продажу алкоголя несовершеннолетним, одновременно нужно ежегодно повышать на 10% акцизы на алкогольную продукцию и сигареты. «Также требуется запретить любую рекламу алкоголя и табака, сделать бары и рестораны свободными от сигаретного дыма. Если кто-то закурит в неположенном месте, следует оштрафовать его на 200 евро», — уверен Виенонен.

По его словам, высокие штрафы мгновенно избавят рестораны и бары от курильщиков. Эксперт ВОЗ предлагает «заинтересовать журналистов» в том, чтобы они чаще писали о проблемах здорового образа жизни, в том числе транслировали «позитивный опыт избавления от алкогольной и прочих зависимостей». «В Финляндии 40 лет назад (как сегодня в России) очень многие пили, была высокая смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Наше правительство тоже говорило, что из-за менталитета и укоренившихся традиций ни с того ни с сего люди не начнут вести здоровый образ жизни», — вспоминает эксперт. По его словам, в 1970-е годы в Финляндии стартовала масштабная программа по оздоровлению нации «Карельский проект», которая привела к значительному улучшению здоровья финнов (к настоящему времени уровень смертности от сердечнососудистых заболеваний в стране снизился на 80%).

Сибирский федеральный университет признан вузом здорового образа жизни

Красноярск, 10 мая. Подведены итоги открытого публичного Всероссийского конкурса образовательных учреждений высшего профессионального образования на звание «Вуз здорового образа жизни». Сибирский федеральный университет признан победителем в номинации конкурса «За формирование и продвижение ценностей здорового образа жизни в вузе посредством творчества и социальной рекламы».

Конкурс проводит Минобрнауки РФ. При выборе победителя учитывались показатели деятельности вуза по формированию и пропаганде здорового образа жизни, развитию физкультурно-оздоровительной и спортивной работы, улучшению состояния здоровья студентов и преподавателей, созданию условий для охраны здоровья и полноценного питания студентов, оздоровлению преподавателей и их вовлечению в занятия физической культурой и спортом, созданию условий для отказа от вредных привычек среди студентов и преподавателей.

Конкурс стартовал 1 ноября 2010 года. Заявки на участие в нем подали свыше 200 вузов России. Среди экспертов — представители государственных и общественных организаций, имеющие опыт работы в сфере разработки и реализации здоровьесберегающих проектов и программ в вузах, формирования здорового образа жизни, оздоровления студентов.

Фестиваль граффити «Молодое поколение за здоровый образ жизни» состоялся в Калуге

Калуга, 28 июня. Восемнадцать команд школьников и студентов собрались на территории детско-юношеской спортивной школы «Труд», чтобы принять участие в фестивале, приуроченном ко Дню молодежи России и Международному дню борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. Свои работы представили жители Калуги, Обнинска, Ферзи-ковского, Кировского, Мосальского, Сухиничского и Малоярославецкого районов области. Организаторами фестиваля выступили региональное Министерство спорта, туризма и молодежной политики, областной молодежный центр (ОМЦ), Управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и наркодиспансер. Специалист по работе с молодежью ОМЦ Владимир Картушин отметил: «Фестиваль становится масштабнее, растет профессиональный уровень участников. В этом году выделялась работа ребят из Кирова — учащихся школы искусств. Самодеятельные художники смогли показать позитивную альтернативу потреблению наркотиков: занятия спортом, активный образ жизни». Лучшие работы представлены на сайте www.molodezh40.ru

В Бурятии прошла акция «Тур здорового образа жизни!»

Улан-Удэ, 28 июня. В селе Хоринское завершилась VII ежегодная профилактическая акция «Тур здорового образа жизни». Традиционно «туры» проходят в районах с наиболее напряженной наркоситуацией. Например, за последние месяцы на территории района выявлено три преступления, на наркологическом учете состоят 13 совершеннолетних жителей. Всего участие в «туре» приняли около 200 школьников села. Министерство здравоохранения РБ и Управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Бурятии предложили им принять участие в полосе препятствий «Не будь мишенью», «Нарисуй свое здоровое племя»,

«Табак — табу», «Рыбалка ЗОЖ». «Акция будет продолжаться, меняться будут лишь техники и методы взаимодействия с подростками «, — пояснили ее организаторы.

При Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков будет создан Молодёжный совет

Москва, 8 июля. Участники очередного заседания Общественного совета при Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН России) обсудили возможности создания Молодежного совета при ведомстве. При этом для улучшения деятельности молодежного добровольческого движения необходимо развивать сети учреждений дополнительного образования, спортивных и туристических секций, поддерживать молодежные НКО.

«Создание молодежных советов по любым проблемам социальной жизни, в том числе по проблемам наркомании, полезно. Добровольчество — эффективный способ формирования здорового образа жизни подростков и молодежи, а также одно из приоритетных направлений государственной молодежной и социальной политики», — утверждает президент Российского центра развития добровольчества (МДМ), представитель России и почетный член совета Международной ассоциации добровольческих усилий Галина Бодренкова.

Как сообщает Г. Бодренкова, на общероссийской конференции по добровольчеству-2011 выработаны рекомендации, которые будут полезны при создании Молодежного совета при ФСКН России. Среди них: разработка учебно-методических материалов по формированию и продвижению культуры, ценностей и практики добровольчества в системе образовательных учреждений; привлечение к участию в добровольческой деятельности подростков, которые наиболее мотивированы на добровольческую деятельность; использование примеров добровольческой деятельности подростков в медийных программах и социальной рекламе; усиление работы с родителями по разъяснению важности привлечения подростков к добровольческой деятельности.

В настоящее время ФСКН России взаимодействует с более чем 200 молодежными общественными организациями и движениями РФ, занимающимися профилактикой асоциальных явлений, в том числе наркомании.

Минздравсоцразвития проводит II Всероссийский конкурс проектов по здоровому образу жизни «Здоровая Россия»

Москва, 28 июля. Цель конкурса — поддержка лучших инициатив в области формирования и продвижения приоритетов здорового образа жизни, распространение наиболее успешного опыта для объединения усилий государства, муниципалитетов, НКО, граждан, бизнеса, а также представителей СМИ для решения задач здорового образа жизни. На конкурс предоставляются проекты, реализованные с сентября 2010 года по сентябрь 2011 года.

Победители будут определяться по номинациям: «Лучший региональный проект», «Лучший муниципальный проект», «Лучший сельский проект», «Лучший корпоративный проект», «Лучший молодёжный проект», «Лучший медиапроект», «Лучший интернет-проект». Председатель жюри конкурса — министр Татьяна Голикова.

К участию приглашаются коммерческие и некоммерческие организации, общественные организации и объединения, государственные учреждения субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и физические лица. Конкурс проходит в открытой форме на сайте www. zdravo-russia.ru. Здесь же до 15 сентября можно заполнить заявки.

Школьники Котласа работают социальными аниматорами

Котлас, 11 августа. На дворовых площадках восемь школьниц работают с детьми, которые под присмотром старшеклассниц участвуют в соревнованиях и конкурсах. Большое внимание социальные аниматоры уделяют подвижным и спортивным играм. На каждой площадке есть мячи, скакалки, наборы для игры в бадминтон, а также аптечка со стандартным набором медицинских средств. Занимаясь с детьми, десятиклассницы сами учатся отзывчивости, милосердию, что способствует профессиональной ориентации подростков на педагогическую деятельность, развивает их творческие способности. Кроме того, помимо заработной платы школьницы получают материальную поддержку от центра занятости. Социальные аниматоры работают в рамках проекта «Выходи во двор играть!», который реализуется в Котласе при поддержке Министерства по делам молодежи спорта и туризма Архангельской области и Центра социальных технологий «Гарант». Средства на реализацию проекта выделены по программе «Молодежь Поморья» и именного благотворительного фонда «Компании «Полярное сияние».

Необходимо внедрять государственную программу по повышению качества жизни страдающих аллергией?

Москва, 24 августа. Согласно эпидемиологическим исследованиям, число аллергиков в нашей стране достигает 30-40%, отмечает главный врач Института иммунологии Федерального медико-биологического агентства России Наталия Ильина. Между тем, по данным Минздравсоцразвития РФ, с жалобами на аллергию к врачам обращаются не более 1% россиян. По словам Н. Ильиной, отечественные медики зачастую не распознают аллергию или принимают ее проявления за симптомы ОРЗ и других заболеваний. «Врачи общего профиля плохо разбираются в аллергических заболеваниях. Кроме того, записаться к аллергологу (даже в Москве) очень проблематично, приходится ждать очередь на прием несколько недель», — рассказала эксперт. На 100 тыс. взрослого населения и на 50 тыс. детского приходится по одному аллергологу. Кроме того, в силу неинформированности сами пациенты предпочитают посещению врача обращение в аптеку за таблетками и «рекомендациями» провизоров, чем вредят своему здоровью, подчеркнула Ильина. По ее свидетельству, многие пациенты годами «получают помощь» у фармацевтов. При аллергическом рините использование сосудосуживающих капель дает облегчение, но в итоге может привести к развитию медикаментозного ринита с более тяжелым течением...

В стране остро не хватает профессиональных аллергологов-иммунологов. В их компетенцию входит очень большой круг заболеваний, а подготовка ведется, как правило, лишь полгода, рассказала эксперт. По ее мнению, подготовка хорошего аллерголога-иммунолога должна вестись, как минимум, два года в ординатуре. За рубежом таких специалистов обучают четыре-пять лет.

Отвечая на вопрос корреспондента Агентства социальной информации о необходимости внедрения федеральной программы по повышению уровня жизни россиян, больных аллергией, Наталия Ильина заявила: «Безусловно, нужна масштабная государственная программа». «Должны быть доступные бесплатные лекарственные препараты, квалифицированные врачи и система, которая все это гарантирует», — отметила эксперт. По ее словам, если человек на начальном этапе развития аллергии будет обеспечен бесплатными лекарствами и получит рекомендации грамотного врача, количество инвалидов уменьшится, вызовы «скорой помощи» будут реже, а мест в стационарах станет больше. Подобная программа по борьбе с аллергией разрабатывается в Финляндии, там уже внедрена программа по борьбе с астмой.

Л. Рошаль: «Врачей катастрофически не хватает»

Москва, 25 августа. Председатель Национальной медицинской палаты, директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, профессор Леонид Рошаль провел пресс-конференцию в РБК. Эксперт рассказал о поездке на конференцию в Псков, в ходе которой он посетил местные больницы и службу скорой помощи. «Ставка врача скорой помощи в Пскове составляет 12 тыс. рублей. Там уже сегодня недокомплект, половина бригад врачебные, половина — фельдшерские. Врачей катастрофически не хватает», — заявил Л. Рошаль. По его словам, в некоторых городах

России врачи переходят в сферу частного здравоохранения, где заработная плата в среднем составляет 80-90 тыс. рублей, тогда как в государственных учреждениях — 15-20 тыс. рублей. При этом запросы самих врачей не так уж велики, заверил Рошаль. На его вопрос о том, «сколько врач должен получать», псковские врачи ответили «50-60 тыс. рублей».

Директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии сообщил, что специальная программа подготовки кадров для системы здравоохранения создана в Хабаровске. Кроме того, врачам Хабаровска выделяется жилье, а их детям гарантированы места в детсадах. На федеральном уровне вопросами постоянной бесплатной последипломной подготовки медицинских кадров серьезно занимается только Национальная медицинская палата, уверяет Леонид Рошаль.

В Академии для взрослых «Серебряная пора» начинаются занятия

Пенза, 7 сентября. Пензенское отделение Российского фонда милосердия и здоровья провело собрание слушателей академии. В его рамках прошло тестирование студентов. Затем для слушателей, а это в основном люди старше 65-ти лет, был организован медосмотр для допуска к занятиям. На каждого заведут карту социальной реабилитации. Она будет отражать мониторинг самочувствия студента: как изменяется его самочувствие и самооценка после поступления в Академию. «В новом учебном семестре планируется провести 11 мастер-классов по всем предметам и факультативам («Первая медицинская помощь», «Компьютерная грамотность», «Здоровый образ жизни», «Рукоделие», «Вязание», «Сотовый телефон», «Оздоровительная гимнастика», «Арт-терапия», «Танцевальная гимнастика», «Музыкотерапия», «Бассейн», «Краеведение»), — сообщила председатель Пензенского отделения фонда Галина Гришачева.

А. Навальный и «Агора» обратились в ФАС и Генапрокуратуру РФ

Москва, 7 сентября. Блогер Алексей Навальный и Межрегиональная правозащитная ассоциация «Агора» просят Федеральную антимонопольную службу ФАС и Генпрокуратуру РФ проверить открытый конкурс Минздравсоцразвития РФ по профилактике ВИЧ/СПИДа на право заключения госконтракта, в рамках которого предполагается охватить «профилактическими» мероприятиями представителей групп населения, уязвимых для ВИЧ. Жалобы о нарушении министерством ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» А. Навальный направил в ФАС, а Ассоциация «Агора» — в Генпрокуратуру.

После изучения предложенного Минздравсоцразвития объема работ и положений конкурсной документации авторы жалоб пришли к заклю чению, что провести за 39 дней такую масштабную работу не представляется возможным. Этот вывод подтверждают экспертные заключения НКО, помогающих уязвимым группам населения. Эксперты отмечают, что для выполнения указанных работ потребуется не менее 10-12 месяцев. Участвовать в конкурсе, в частности, отказалось «Сообщество людей, живущих с ВИЧ». «Общественные организации, занимающиеся проблемами ВИЧ-инфицированных граждан, в том числе профилактикой ВИЧ, неоднократно выражали Минздравсоцразвития претензии к конкурсу. В частности, НКО говорили о том, что нельзя сводить профилактику ВИЧ-инфекции лишь к тестированию», — отметил П. Чиков. С текстом жалобы в ФАС можно познакомиться здесь.

23-24 сентября в столице пройдет IX Генеральная ассамблея Европейского Параолимпийского комитета

Москва, 12 сентября. Об этом объявил на Международном спортивном форуме «Россия — спортивная держава» генсекретарь Параолимпийского комитета России, депутат Госдумы РФ Михаил Терентьев. Ежегодный международный спортивный форум учрежден Указом Президента РФ от 27 июля 2009 года N863 с целью развития физической культуры и спорта, международного спортивного сотрудничества, а также пропаганды здорового образа жизни.

«На сегодняшний день в России проживает 13 млн людей с инвалидностью. Согласно статистическим данным на 1 января 2009 года, физической культурой и спортом среди взрослого населения занимаются 192 тыс. человек, из них более 32 тыс. детей. Для большинства этих людей занятия физической культурой и спортом на начальном этапе носят, прежде всего, реабилитационный характер. Но чем больше человек занимается физической культурой, тем больше он понимает, что спорт — не только физическая реабилитация, но и возможность активнее интегрироваться в обществе», — отметил М. Терентьев. По его словам, занятия физкультурой и спортом позволяют инвалиду не только укрепить свое здоровье, но и реализовать свои права, гарантированные как Конституцией РФ, так и Конвенцией ООН о правах инвалидов, которую Россия намерена ратифицировать (право на получение образования, труд, участие в политической, общественной и культурной жизни общества).

Россия получила право на проведение XXVII Всемирной летней Универсиады-2013 в Казани, XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолим-пийских зимних игр-2014 в Сочи, Чемпионата мира по футболу-2018. По мнению Терентьева, подготовка к этим соревнованиям будет способствовать развитию безбарьерной среды.

Вопросы здоровья россиян обсуждают эксперты

Москва, 15 сентября. О старте VII Всероссийского форума «Здоровье нации — основа процветания России» заявил президент Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации» Лео Бокерия. Лига проводит форум совместно с Минздравсоцразвития РФ. Министерство планирует обсудить с общественностью и профессиональным сообществом поправки в законодательство в области формирования здорового образа жизни, сообщила директор Департамента охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия человека Минздравсоцразвития РФ Марина Шевырева. По ее словам, к дискуссии смогут присоединиться и студенты.

Каждый десятый пациент в России имеет заболевание, которое напрямую связано с употреблением алкоголя, наркотиков или табака, сообщил директор Московского научно-практического центра наркологии Евгений Брюн. По его данным, от 15 до 30% студентов хотя бы раз пробовали наркотики. Среди школьников их 10-13%.

В рамках форума горожане смогут пройти бесплатные профилактические обследования. На Манежной площади будет работать мобильный диабет-центр. Желающие также смогут пройти тестирование на содержание сахара в крови и получить консультацию эндокринолога.

На форуме состоится презентация VII дополненного издания атласа «Здоровье России». В атласе на 255 карт нанесены показатели, характеризующих здоровье населения и уровень здравоохранения во всех регионах России.

В этом году на форум съехались представители 35 регионов. В его программе: научно-практические конференции, заседания, круглые столы по вопросам демографии, здорового образа жизни, развития спорта, охраны окружающей среды.

В столице прошел благотворительный забег «Мили здоровья Nutrilite»

Москва, 19 сентября. Он состоялся в рамках Московского международного марафона мира. Акция была организована компанией «Амвэй» при поддержке газеты «Трибуна», Агентства социальной информации и портала KM.RU. В этом году Московский международный марафон мира состоялся в 31-й раз. Традиционно он проводился как спортивноразвлекательный праздник, который организует Правительство Москвы, спортивные организации столицы и России. В рамках марафона «Амвэй» провела II забег «Мили здоровья Nutrilite», более 1 тыс. участников которого внесли личный вклад в благотворительность. Все средства, собранные в рамках забега, направлены на реализацию программы «В спорте все равны!» Ее цель — вовлечь детей с инвалидностью в спорт и повысить уровень их социализации в обществе. Трасса забега длиной 5 км прошла вдоль набережных Москвы-реки. Такая дистанция, по оценкам специалистов, доступна каждому любителю бега. «Мили здоровья Nutrilite» продолжают традицию спортивных акций «Амвэй», объединивших любителей здорового образа жизни из разных регионов. Аналогичные акции прошли летом в Петербурге (в рамках ежегодного марафона «Белые ночи») и Омске (в рамках Сибирского международного марафона). Благодаря им «мили здоровья» преодолели более 4, 5 тыс. любителей спорта.

Добровольцев обучают технологии создания спектаклей по принципу «равный — равному»

Челябинск, 29 сентября. В городе проходит III межрегиональный фестиваль молодежных социальных театров «Равный — равному». Ежедневно на разных площадках проходят по 4-5 спектаклей, которые посвящены актуальным проблемам современной молодежи (формирование здорового образа жизни, профилактика правонарушений среди несовершеннолетних, распространение социально значимых заболеваний и пр.). Постановки представляют команды добровольцев из Самары, Томска, Челябинска и Энгельса. В рамках фестиваля в Челябинске проходит пятидневный тренинг для добровольцев, которых обучают технологии подготовки социальных спектаклей. В дальнейшем они смогут создавать и демонстрировать собственные постановки. Данная техника основана на общении молодых добровольцев-актеров со сверстниками-зрителями на серьезные темы понятным и доступным языком. При этом добровольцам важно донести до аудитории актуальные сведения о социальной проблеме, а не продемонстрировать навыки актерского мастерства. Правдоподобие происходящего на сцене должна обеспечивать импровизация команды: ни одна постановка не имеет жесткого сценария и четко прописанных реплик — намечается лишь общая сюжетная линия и цель показа.

Организаторы фестиваля — Управление по делам молодежи администрации Челябинска, Центр профилактического сопровождения «Компас» и Независимый исследовательский центр «Есть мнение» при поддержке Сети организаций, работающих по принципу «равный — равному» в России, и компании «Канцбюро».

Россия участвует в глобальной неделе волонтерства KraftFoods «Сделаем мир ярче вместе!»

Москва, 7 октября. В ней примут участие восемьсот сотрудников компании «Крафт Фудс Рус» вместе с 30 тыс. коллег из 60-ти стран. В 2010 году представители KraftFoods посвятили добровольчеству более 155 тыс. часов. В 2011 году их основные усилия будут направлены на продвижение здорового образа жизни и улучшение качества питания. Ожидается, что этой работе сотрудники компании посвятят более 200 тыс. часов. В России это третья по счету ежегодная Неделя волонтерства, в рамках которой проходят акции в Москве, Петербурге, Великом Новгороде, Покрове, Чудове, Собинке, Красноярске, Самаре, Казани, Владивостоке и Иркутске.

«Крафт Фудс Рус» реализует волонтерские проекты совместно с Эколого-просветительским центром «Заповедники», CAF Россия, Реабилитационно-художественным центром «Дети Марии», фондами «Детские сердца» и «Здесь и сейчас». Волонтеры «Крафт Фудс Рус» помогают с благоустройством национальных парков, обустраивают детские площадки, больницы и другие социально значимые объекты. Большое внимание уделяется работе с воспитанниками благотворительных фондов, для которых сотрудники компании организуют экскурсии и игры.

В России компания ежегодно выделяет около 30 млн рублей на различные благотворительные программы. В том числе помогает своей продукцией социально незащищенным категориям граждан через благотворительные организации. Основные проекты социальной ответственности «Крафт Фудс Рус» реализуются в местах расположения производств компании.

В рамках дискуссионного клуба «Новые горизонты» состоялся круглый стол «Здоровый город»

Новосибирск, 10 октября. Организатор дискуссии — общественный совет «Социальное партнерство». «Здоровые города» — название проекта, который реализуется Европейским региональным бюро ВОЗ. В 2011 году одним из семи городов России, присоединившихся к международному проекту, стал Новосибирск. Так появилась новосибирская ведомственная целевая программа на 2011-2017 годы. Акции в ее рамках направлены на профилактику хронических заболеваний населения, формирование здорового образа жизни. Ожидаемым результатом станет снижение уровня заболеваемости и смертности, увеличение продолжительности жизни. О программе рассказала начальник отдела Медицинского информационно-аналитического центра Наталья Гомерова. С сообщениями выступили другие спикеры — руководители общественной организации «Центр родительства и раннего развития детей «Капелька» Елена Салдина и группы «Зоосфера» Наталья Павлушина, председатель Новосибирского Красного Креста Наталья Якимова. Тему «Здоровый город», по мнению собравшихся, можно понимать по-разному — как борьбу с вредными привычками, внедрение правил и принципов здорового образа жизни, а можно трактовать гораздо шире — если говорить о нравственной чистоте и духовном возрождении. В уставе ВОЗ указано, что здоровье — это «со стояние полного физического, душевного, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Волонтеры провели для осужденных занятие по профилактике ВИЧ

Калуга, 12 октября. В исправительной колонии N7 УФСИН России по Калужской области для осужденных женщин в возрасте до 30 лет состоялось занятие по профилактике наркомании и ВИЧ/СПИДа. Студенты медицинского колледжа подготовили презентации по профилактике ВИЧ, провели конкурс «Вопрос-ответ», анкетирование заключенных с целью выяснить уровень знаний по проблеме ВИЧ/СПИДа. Занятие организовано в рамках проекта «Здоровое завтра начинается сегодня», который реализуют Министерство спорта, туризма и молодежной политики Калужской области совместно с областным молодежным центром, Управлением ФСИН по Калужской области, областным центром по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, базовым медицинским колледжем.

В Свердловской области проходит киномарафон «Выбери жизнь»

Екатеринбург, 14 октября. Киномарафон организован областным фильмофондом при поддержке областного министерства культуры и туризма. Главной его задачей организаторы называют профилактику наркомании и популяризацию здорового образа жизни. Киномарафон проходит в рамках целевой программы «Безопасность жизнедеятельности населения Свердловской области» на 2011— 2015 годы в Екатеринбурге, Асбесте, Новоуральске, Первоуральске, Верхней Пышме и Красноуфимске.

В его рамках будут демонстрироваться документальные и художественные фильмы, которые наиболее ярко отражают проблему наркомании и других асоциальных явлений общества. В программу показов вошли художественный фильм (режиссеры - РауфКубаев, Мунид Закиров, Эдуард Тополь); работы победителей молодёжного конкурса «Время жить» и социальные ролики, пропагандирующие здоровый образ жизни.

Конкурс среди создателей видеоработ по пропаганде здорового образа жизни, проводившийся в рамках киномарафона, организовал Центр развития творчества «Одарённость и технологии» при поддержке Уральского государственного педагогического университета и Свердловского областного фильмофонда.

Стартовала антиалкогольная кампания «Давайте меняться сознательно!»

Москва, 28 октября. Минздравсоцразвития запустило кампанию, направленную на мотивирование населения к ведению здорового образа жизни и отказу от алкоголя. Рекламные сообщения предлагают воспользоваться телефоном горячей линии о рисках потребления алкоголя 8-800-200-02-00 и порталом www.takzdorovo.ru как источниками проверенной информации о признаках алкогольной зависимости. Самостоятельно определить наличие алкогольной зависимости можно на странице проекта «Независимость».

«Давайте меняться сознательно!» — часть комплексной коммуникационной кампании «Здоровая Россия» (борьба с потреблением табака, профилактика наркомании, алкогольной зависимости, внедрение культуры правильного питания, мотивация к ведению активного образа жизни и прохождению диагностики в центрах здоровья для взрослых и детей), которую министерство проводит с 2009 года.

Флешмоб «Сделай свой выбор» стартовал в Калининграде

Калининград, 28 октября. Акция, организованная молодежным общественным движением «Живые», направлена на пропаганду здорового образа жизни. Она проходит в рамках всероссийской акции «Нет — наркотикам», которая завершится гала-концертом в Москве с участием звезд российской эстрады и спорта. В пяти пунктах города установлены баннеры с надписью: «Молодежное общественное движение «Живые» против наркотиков — сделай свой выбор», а также урны для голосования, символизирующие «жизнь» и «смерть». Желающие могут проголосовать, опустив листок в одну из урн. Все проголосовавшие за «жизнь» будут зачислены в ряды движения за здоровый образ жизни. Места проведения флешмоба — Балтийский федеральный университет имени И. Канта, Калининградский государственный университет, Балтийская государственная академия, Калининградский юридический университет, Дворец спорта «Янтарный». «Живые» объединяет 10 НКО, выступающих за здоровый образ жизни. Инициаторы движения призывают молодежь продемонстрировать сверстникам, что можно испытывать «живые» эмоции и без употребления наркотических веществ, что наркотики уже не «модный тренд» и успешный человек — это, прежде всего, здоровый человек.

Больных раком груди лечат с помощью музыкотерапии

Калининград, 30 октября. Музыкально-оздоровительная программа «Под звуки органа» прошла в Кафедральном соборе на острове Канта. Организатором концерта выступила региональная общественная организация «Вита», которая объединяет женщин с раком груди. В подготовке программы принимали участие психологи, врачи, музыканты, музыковеды. Ее цель — помочь людям справиться с психологическими проблемами с помощью искусства, предотвратить развитие болезни у находящихся в группе риска. Концерт, на котором исполнялись произведения Гельмана

и Шуберта, посетили около 250 человек. Кроме членов «Виты», пришли слушатели школ здоровья, посетительницы женских консультаций и молодежь.

Общественная палата будет содействовать принятию законопроекта «О защите здоровья населения от последствий потребления табака»

Москва, 1 ноября. В ходе общественных слушаний законопроекта, состоявшихся 1 ноября в Общественной палате РФ, большинством участников была поддержана идея о своевременности и актуальности появления документа. По мнению экспертов, он соответствует основным положениям Рамочной Конвенции ВОЗ по борьбе против табака. Присоединение России к Конвенции и стало основной предпосылкой появления документа. Он предусматривает запрет на курение табака на территориях и в закрытых помещениях учреждений образования, культуры, спорта, на железнодорожных и автовокзалах, в аэропортах и на расстоянии 10 метров от входа в эти здания.

Благодаря поэтапному введению запрета на курение табака, спустя несколько лет после вступления документа в силу курить можно будет только в специально оборудованных местах (предусмотрен запрет курения в подъездах, за исключением случаев, когда собственники оборудуют специальное помещение общего доступа для курения). Также документ предполагает налоговые меры по снижению потребления населением табака. В частности, речь идет об установлении минимальной цены на табачную продукцию и увеличении доли акцизов в структуре цены за сигареты. Ожесточаются требования к маркировке и упаковке табачной продукции.

По словам председателя Комиссии ОП РФ по охране здоровья и экологии, профессора Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова Евгения Ачкасова, предусмотренные законопроектом меры своевременные. В то же время документ вводит необоснованные ограничения на занятия табачными компаниями благотворительной деятельностью. В частности, п.8 ч.1 ст. 16 законопроекта содержит запрет на оказание компаниями любой помощи образовательным, физкультурно-оздоровительным благотворительным организациям, организациям здравоохранения и культуры. Данные положения нарушают конституционные права табачных компаний на осуществление благотворительности (п. 3 ст. 39 Конституции РФ).

Кроме того, по мнению экспертов, введение запрета не соответствует цели ст. 16 законопроекта. Благотворительная деятельность компаний, не сопровождающаяся распространением соответствующей информации, не стимулирует продажи табачной продукции. Также участники слушаний высказались против ограничения мест продажи табака. В частности, пред седатель Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков отметил, что закон нацелен на поддержку крупных торговых сетей путем изъятия табачной продукции из продажи в малых розничных торговых точках. Также эксперт сообщил, что считает его неэффективным в области запрета продажи сигарет несовершеннолетним. По его словам, России был бы полезен опыт Германии, где продажа сигарет ведется через специальные автоматы при помощи идентификационных карт, которые граждане получают в муниципалитете.

Минздравсоцразвития запускает молодежный проект «Танцуй»

Москва, 2 ноября. В рамках программы «Здоровая Россия» министерство запускает танцевальный проект на канале «Муз-ТВ». Реалити-шоу, направленное на поддержание здорового образа жизни, стартует 8 ноября. Зрители увидят, как молодые люди тренируются, следят за своим здоровьем, общаются. Подробная информация — на сайте www.

takzdorovo.ru/dance/

Справка

Государственная программа «Здоровая Россия» направлена на формирование здорового образа жизни. Ее задачи — улучшение состояния здоровья граждан, формирование ценности здоровья и ответственного отношения к собственному здоровью. Основные направления — пропаганда отказа от курения, здорового питания, борьба с чрезмерным потреблением алкоголя и др.

«Лукойл» — победитель конкурса «Здоровая Россия»

Москва, 21 ноября. Компания стала лауреатом II Всероссийского конкурса проектов по здоровому образу жизни «Здоровая Россия», учрежденного Минздравсоцразвития РФ в рамках Государственной программы по формированию здорового образа жизни среди населения РФ.

Программа «Популяризации здорового образа жизни» победила в номинации «Лучший корпоративный проект». Она включает мероприятия, направленные на поддержание здорового образа жизни работников и жителей регионов присутствия компании, оказание медицинской помощи сотрудникам и профилактику заболеваний, поддержку детских спортивных команд, благотворительные акции, развитие корпоративного донорства.

В течение пяти лет компания проводит международные спартакиады работников группы «Лукойл». Состоявшаяся в Перми спартакиада-2011 была посвящена 20-летию компании. Приоритетное направление ее деятельности — развитие физкультуры и массового спорта, содействие развитию детского и юношеского спорта. В регионах присутствия компания строит спортивные комплексы, стадионы, бассейны, спортивные площад ки. В грантовый конкурс социальных и культурных проектов, который проводится с 2002 года, компания ввела номинацию «Спорт». Сегодня он проходит в 10 регионах РФ, и местные жители могут систематически заниматься спортом и участвовать в соревнованиях. Гранты позволяют авторам проектов-победителей создавать условия для привлечения к занятиям спортом инвалидов.

Совместно с ведущими российскими спортсменами, ветеранами спорта и профессиональными спортивными клубами Спортивный клуб «Лукойл» провел Всероссийскую благотворительную акцию «Поверь в себя!» для профилактики асоциальных проявлений в молодежной среде. Акция проводилась на территории Московской, Владимирской, Томской, Калининградской областей, в Пермском крае и Республике Коми и включала соревнования по лыжным гонкам, футболу, волейболу, картингу, мини-футболу. Ее участниками стало более 8 тыс. молодых людей.

Ill Всероссийский конкурс социальной рекламы “Новый взгляд”

Москва, 1 декабря. Его организаторами выступают Комитет Госдумы РФ по делам молодежи и Межрегиональный общественный фонд «Мир молодежи». Региональный этап конкурса пройдет с 1 декабря 2011 года по 31 марта 2012 года, федеральный — с 1 апреля по 30 июня 2012 года. Его проведение поддерживают 26 федеральных министерств, ведомств и крупнейших общественных организаций.

К участию приглашаются молодые люди в возрасте от 14-ти до 30-ти лет из Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Украины. Работы принимаются в виде макетов социальных плакатов и видеороликов («Мы — россияне», «Здоровый образ жизни», «Моя семья — мое богатство», «Спортивная страна», «Наша культура», «Имею право...», «Дорогой добрых дел», «Безопасность жизни», «Береги природу», «Свободная тема»). Авторы лучших работ получат дипломы и памятные призы, а также специальные награды от министерств, ведомств и НКО, поддержавших проведение конкурса. Работы принимаются по Интернету после регистрации на сайте твойконкурс.рф, а также через региональные оргкомитеты.

Общественный совет по питанию школьников приглашает родителей включиться в его работу

Москва, 7 декабря. Совет был создан в сентябре в ответ на жалобы от родительских советов школ. В состав вошли представители Департамента образования Москвы, Роспотребнадзора, Департамента торговли и услуг, Государственной инспекции по качеству сельскохозяйственных продукции, сырья и продовольствия, по школьному и детскому питанию Московского государственного университета технологий и управленияимени К.Г. Разумовского и эксперты института Детского питания, общественности. Представители совета уже провели выезды на семь комбинатов, которые обслуживают 76% школ города (в их числе частные комбинаты). В Юго-Западном округе Москвы, откуда поступило наибольшее количество жалоб по качеству школьного питания, было проведено выездное заседание совета.

Председатель Всероссийского педагогического собрания Валентина Иванова отметила, что многие проблемы происходят оттого, что организацией питания занимался столичный Департамент образования, а закупку сырья осуществлял Департамент торговли и услуг. После обращения представителей Общественного совета работа по организации и закупке продуктов питания поручена Департаменту образования столицы.

Представители Общественного совета рекомендовали чиновникам проводить анализ пищевой ценности меню школьников и анализ на содержание в продуктах генномодифицированных компонентов. По словам В. Ивановой, Общественный совет планирует расширять свой состав, в частности, приглашать к участию в работе родителей школьников.

Открылся первый в России сайт помощи больным, страдающим болезнью двигательного нейрона

Москва, 8 декабря. На сайте http://mndfund.ru/ люди, страдающие болезнью двигательного нейрона (БДН), могут получить консультацию российских специалистов. В нашей стране до сих пор нет специализированных медицинских учреждений, занимающихся стационарной помощью таким больным. Служба «Милосердие» инициировала в Москве проект, в рамках которого два врача и три священника консультируют больных и их родственников, оказывают моральную и духовную поддержку, помогают настроить специальный аппарат для вентиляции легких. Создание сайта открывает следующий этап в развитии проекта. На сайте представлены рекомендации по уходу за больными, информация о последних научных открытиях, связанных с БДН. Также работает горячая линия для больных боковым амиотрофическим склерозом: (495) 542-00-00.

В западных странах ежегодно проводится более 100 официальных медицинских исследований феномена БДН, идет поиск лекарств, которые могли бы остановить болезнь. В России такие исследования не ведутся, а лаборатории, устанавливающие диагноз, есть только в крупных городах.

Программа развития Службы крови продлена до 2014 года

Москва, 12 декабря. Как сообщил на брифинге в рамках IV Всероссийского форума Службы крови руководитель Федерального медико-

:ми

биологического агентства (ФМБА) Владимир Уйба, все задачи Программы развития Службы крови, реализуемой ФМБА совместно с Минздравсоцразвития с 2008 года, выполнены. Так, к 2011 году в каждом регионе действует станция переливания крови, а в некоторых, в зависимости от потребностей, и не одна. Для станций переливания закуплено 6 тыс. 893 единицы оборудования. Как следствие, объем заготовленной плазмы увеличился на 6%. «У нас достаточно плазмы, чтобы полностью удовлетворить потребности клинических учреждений страны», — подчеркнул руководитель ФМБА. По его словам, в России насчитывается 1 млн 800 тыс. доноров ( в среднем 14 доноров на 1 тыс. населения). До европейского стандарта (25 доноров на тыс. населения) РФ еще далеко.

При этом донорская активность отличается в зависимости от региона (в Воронеже более 30 доноров на 1 тыс. населения, в Москве — лишь шесть), потребности в донорской крови и ее компонентах тоже разнятся. «Главное — не стремиться к достижению европейских показателей, а сделать так, чтобы запасов крови хватало для удовлетворения потребностей региона», — считает чиновник.

По словам руководителя ФМБА, Программа развития Службы крови продлена до 2014 года. Ежегодно на ее реализацию планируется выделять по 5 млрд рублей. Основное направление, которое будет реализовываться ФМБА с 2012 года, — создание быстровозводимых модульных станций переливания крови на месте тех, которые не соответствуют необходимым требованиям. Срок службы конструкции — не менее 50 лет. Замене подвергнутся около 40 станций, которые нужно закрывать из-за невозможности провести модернизацию. Также планируется создать линии по переработке плазмы и производству белковых препаратов. Пилотные проекты будут запущены в пяти регионах. Кроме того, к 2014 году планируется завершить работу по созданию федеральной базы доноров. Это позволит сдавать кровь в любом регионе вне зависимости от прописки. Пока она охватывает лишь половину всех доноров в стране.

НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ

Врачу прописали тайну

Впервые закон в деталях утвердил права пациента

Татьяна Батенёва,

«Российская газета», 11 ноября 2011 г.

Совет Федерации одобрил закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Долгое и бурное обсуждение этого законопроекта, беспрецедентное по накалу и активности, было неслучайным. У нас накопилось много претензий и к качеству медпомощи, и к ее доступности, и к нарушению прав пациентов.

Процесс модернизации здравоохранения призван эти недостатки исправить, но многое сделать невозможно без обновления законодательной базы. В ходе дискуссии по законопроекту были предложены сотни поправок, значительная часть которых вошла в окончательный текст. Так что теперь закон по праву можно считать народным.

Документ гарантирует россиянам право на бесплатную медицинскую помощь, запрещает отказ в ней, закрепляет единые стандарты ее оказания на всей территории России. Он содержит множество новелл, которых прежде в нашем законодательстве не было. Это законодательное регулирование паллиативной помощи пациентам, которых невозможно вылечить, например, онкологическим, — она будет оказываться им бесплатно. Закреплены гарантии лекарственного обеспечения больных орфанными (редкими хроническими) заболеваниями, лечение которых требует больших затрат. Они будут получать нужные лекарства за счет региональных бюджетов, но обеспечение определенных специальным перечнем групп пациентов возьмет на себя бюджет федеральный, и этот перечень может быть расширен.

Закон закрепляет правовые основы регулирования отношений по трансплантации органов и тканей, вспомогательных репродуктивных технологий, запрет на клонирование человека и эвтаназию. Легализует суррогатное материнство, которое уже существует на практике, но не было законодательно урегулировано. Вводится обязательная «неделя тишины» перед проведением аборта при сроке беременности до 11 недель или «48 часов тишины» — при сроке 11 — 12 недель, чтобы женщина приняла решение обдуманно. Большие нововведения касаются и медицинского сообщества. Документ реформирует систему медицинского образования, вводит аккредитацию специалистов.

Компетентно

Ольга Борзова, председатель Комитета Госдумы по охране здоровья:

— Действующие сегодня «Основы законодательства об охране здоровья» уже не отвечают реалиям сегодняшнего дня и не учитывают изменений, произошедших в обществе, в экономике, в законодательстве, в социальной сфере за последние годы. Концепция нового законопроекта направлена прежде всего на обеспечение равного доступа граждан к бесплатной медицинской помощи надлежащего качества на всей территории России. В нем четко разделены бесплатная медицинская помощь и платные услуги в сфере здравоохранения. Прописаны гарантии получения бесплатной медпомощи: первичной, скорой, паллиативной и специализированной, в том числе и высокотехнологичной. Бесплатными для граждан будут замена лекарства на более дорогое в случае непереносимости назначенного препарата, предоставление индивидуальной палаты, необходимой в силу тяжести заболевания или по эпидемиологическим показаниям, а также транспортных услуг для проведения обследования, осуществить которое данное медучреждение не может.

Владимир Порханов, главный врач Краснодарской краевой больницы:

— Это по сути первый закон, который так полно и четко прописывает все нормы здравоохранения. Мы сейчас реконструируем нашу больницу, и я знаю, что идеальной она не будет, но станет заметно лучше. То же самое и с законом: что бы ни говорили его критики, он сделает нашу медицину значительно лучше. В Общественной палате мы проводили серьезное обсуждение законопроекта, и там некоторые возмущались, что закон разрешает платные медицинские услуги. Но ни у одного государства в мире не хватает средств на полностью бесплатное здравоохранение. Так что лучше — оставить больного вообще без помощи или разрешить ему приобрести тот же протез сустава или что-то еще для своего здоровья? Ведь люди берут кредиты на покупку автомобиля, но вкладывать средства в самое дорогое, что у нас есть, — в свое здоровье — мы не привыкли. Тем более что все основные виды медицинской помощи для абсолютного большинства останутся бесплатными, и это еще раз подчеркнуто в законе.

Права пациента расширены

Новый закон предоставит гражданам России целый ряд новых прав в сфере здравоохранения. Среди них права на:

  • — выбор врача и медицинского учреждения;
  • — облегчение боли, связанной с заболеванием или медицинским вмешательством;
  • — защиту сведений, составляющих врачебную тайну;
  • — возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании медицинской помощи;
  • — допуск священнослужителя и создание условий для отправления религиозных обрядов, проведение которых возможно в медицинском учреждении;
  • — проведение независимой медицинской экспертизы;
  • — отказ от медицинского вмешательства и многие другие.

Важным новшеством для семей станет право на бесплатное пребывание одного из взрослых ее членов в стационаре вместе с больным ребенком — с предоставлением спального места и питания.

ВОЗ объявила о начале эпидемии ожирения

«Правда.Ру», 20 октября 2011 г.

Всемирная организация здравоохранения официально объявила о том, что в мире началась эпидемия ожирения. По прогнозам специалистов, через четыре года в мире будет насчитываться около 2,3 миллиарда человек, страдающих ожирением и сопутствующими заболеваниями.

По сравнению с 80-ми годами прошлого века, количество тучных людей по всему миру увеличилось вдвое. Все они начали стремительно набирать килограммы из-за фастфуда. Сейчас от излишнего веса страдает каждый девятый житель Земли, или около 12 процентов всего населения планеты, отмечает ГТРК Ставрополье. Ученых тревожит то, что люди полнеют пугающими темпами.

«Конечно, нужно принимать меры, чтобы прокормить население почти в семь миллиардов человек. Однако не нужно кормить их нездоровой пищей», — в частности сказала глава ВОЗ Маргарет Чань.

Чань призвала правительства стран мира спасать население всеми доступными средствами, чтобы снизить рост тяжелых хронических заболеваний, добавляет ПульсПлюс. Некоторые европейские страны уже ввели для сетей фастфуда дополнительный налог. На очереди — производители сладких газированных напитков.

Поддельные лекарства: как отличить и куда жаловаться?

«Вести.Ru» , 15 ноября 2011 г.

Каждое пятое лекарство в России — подделка. Бизнес на здоровье людей продолжает успешно развиваться: мировой оборот фальшивых медикаментов эксперты оценивают в 2,5 миллиарда долларов в год. Доля российского черного рынка фармацевтики составляет примерно 300 миллионов долларов в год.

Сколько подделок продается в наших аптеках, точно никто не знает. Статистика весьма разнообразная. В Росздравнадзоре говорят: доля фальшивок не превышает одной десятой процента. Аналитики уверены, что эти цифры значительно выше: от 7 до 20%. Как же бороться с фальшивыми лекарствами? Об этом ведущие «Утра России» спросили у директора департамента развития фармацевтического рынка и рынка медицинской техники Минздравсоцразвития РФ Дианы Михайловой.

По мнению эксперта, говорить о 20% поддельных лекарств и медицинских изделий, все же, не приходится. «Когда говорят о 20%, выдают желаемое за действительное. На самом деле, это, конечно, гораздо меньше», — отметила она.

Не так давно Россия присоединилась к Международной медицинской конвенции. Поменяется ли в связи с этим что-нибудь на рынке лекарств? «Присоединение к Конвенции по борьбе с фальсифицированной медицинской продукцией — большое достижение не только со стороны РФ, но и со стороны европейских стран», — отметила Диана Михайлова. По ее словам, конвенция предполагает уголовное наказание не только за производство, но и за сбыт поддельной продукции. Также предусматривается уничтожение не только фальсификатов, но и оборудования, на котором их изготовили.

Как же простым потребителям понять, какое лекарство поддельное, и куда обращаться с жалобами? «У нас есть служба, которая занимается контролем — это Росздравнадзор. Вы имеете право туда обратиться. Второе: желательно не покупать препараты в сомнительных киосках. Все-таки, это должна быть крупная аптека, потому что понятно, что для такой аптечной организации важна репутация. В отношении них осуществляются контрольные функции, проверки, и они не заинтересованы в продаже подделок», — отметила она.

Диана М ихайлова отметила, что не стоит покупать лекарства в интернет-магазинах — 50% фальсификата реализуется именно в Сети. По ее словам, в европейских странах даже принят запрет на продажу лекарств через Интернет. Если лекарство довольно дорогое, от какого-то серьезного забо левания, то не стоит искать, где оно продается намного дешевле. Скорее всего, это подделка. И минимум, что можно сделать прямо в аптеке — это получить консультацию фармацевта или провизора по поводу того или иного препарата. «Они несут за это ответственность», — подчеркнула Михайлова

Бесплатная медицина стране не по карману

Чиновники до сих пор воспринимают здравоохранение как дотационную, а не инвестиционную отрасль

Анастасия Башкатова

«Независимая газета», 10 июня 2011 г.

Пока государство воспринимает здравоохранение как черную дотационную дыру, достичь высоких показателей уровня жизни в России будет невозможно. Об этом предупредили вчера руководители социальных фондов и эксперты здравоохранения. Они уверены: в стране фактически нарушаются конституционные права граждан на бесплатную медицинскую помощь. Российский бюджет уже сегодня не в состоянии профинансировать в полной мере свои социальные обязательства перед пациентами.

Российские власти планируют к 2020 году увеличить ожидаемую продолжительность жизни граждан примерно с 68 лет до 73 лет и сократить общий коэффициент смертности — число умерших на одну тысячу населения — с 14 до 11 случаев.

Об этом вчера напомнила член комиссии по разработке «Концепции развития здравоохранения и охраны здоровья населения РФ до 2020 года» Гузель Улумбекова. Однако из воздуха такие показатели не рождаются — для их достижения необходимо интенсивное развитие здравоохранения и формирование в стране системы бесплатного лекарственного обеспечения граждан. Государство же, судя по мнению экспертов, от финансирования здравоохранения постепенно открещивается.

Улумбекова сообщила, что в РФ на бесплатные лекарства имеют право 3,5% населения, или около 5 млн. человек. Это преимущественно инвалиды, многие из которых нередко отказываются от лекарств в пользу денежного эквивалента. Затраты общественных источников — бюджета и фонда обязательного медицинского страхования (ОМС) — на бесплатные лекарства для льготников составляют в России 0,25% ВВП, или 100 млрд. руб. в год. Для сравнения: в большинстве стран Евросоюза льготное лекарственное обеспечение касается всего населения, а не отдельно взятых категорий. Из общественных источников субсидируется около 60% расходов граждан на лекарства в амбулаторных условиях. «Государство покрывает пациенту большую часть стоимости выписанного врачом лекарства», — обращает внимание Улумбекова. Остальные 40% население платит из собственного кармана или из средств добровольного медстрахования, как, например, во Франции. Социально незащищенные слои населения от необходимости доплаты освобождаются полностью. Большинство развитых стран тратит на лекарственное обеспечение 0,9% ВВП. По паритету покупательной способности на душу населения в год получается, что страны Евросоюза тратят на лекарства для граждан в 5 раз больше, чем Россия.

Эффективность и оправданность затрат налицо, говорит Улумбекова: за 20 лет в развитых странах смертность от болезней системы кровообращения снизилась в 1,7 раза — с 400 до 232 случаев на 100 тыс. населения. В России же от болезней системы кровообращения умирает ежегодно более 1 млн. человек, и 30% из них — граждане трудоспособного возраста, которых можно было вылечить. Бесплатное лекарственное обеспечение в РФ особенно актуально в связи с тем, что «55% населения (по данным за 2010 год) проживают на доходы менее 15 тысяч рублей в месяц», указывает эксперт.

Специалисты делают вывод: в России фактически нарушается конституционное право граждан на бесплатную медицинскую помощь. И происходит это даже не столько из-за злого умысла, а от неизбежности. «Давайте не будем себя обманывать. Если сегодня финансировать все виды медицинской помощи в соответствии с Конституцией РФ, то бюджет здравоохранения станет таким, каким в принципе быть не может. В стране нет на это денег, — сказал директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский. — Мы только раз честно признались, что государство не может выполнять льготные обязательства, которые на себя взяло. В 2004 году был принят закон о монетизации льгот. Обязательства государства составляли полтора годовых бюджета страны. То же самое, к сожалению, происходит сейчас и с медицинскими услугами».

Крестинский продолжает: первые лица страны декларируют социальную ответственность государства, и в то же самое время проект федерального бюджета на 2012—2014 годы предполагает сокращение расходов на сферу здравоохранения примерно с 1% ВВП сейчас до 0,6% ВВП в 2014 году. На проблему недофинансирования и несбалансированности здравоохранения указал также член экспертного совета по здравоохранению Федеральной антимонопольной службы Давид Мелик-Гусейнов. По его данным, здравоохранение РФ недофинансировано в 2,5—3 раза.

По мнению специалистов, основная проблема кроется в том, что чиновники до сих пор воспринимают здравоохранение как дотационную, а не инвестиционную отрасль. Для них это черная дыра, неизбежная соци альная повинность государства. Такой подход не способствует росту эффективности затрат на медицину. Выделяемые бюджетом средства часто расходуются не оптимально и не на те сферы, финансирование которых первоочередно. Поэтому нужно менять саму концепцию здравоохранения, считают эксперты. Надо признать, что здравоохранение для государства — инвестиционная отрасль. То есть, вкладывая деньги в лекарственное обеспечение и медицину, государство не выбрасывает их на ветер, а инвестирует в будущее экономики, в рост численности здорового трудоспособного населения. Ведь важно увеличить не просто продолжительность жизни граждан, замечает Крестинский, а продолжительность здоровой и «качественной» жизни.

Мнения экспертов о том, откуда государству брать средства, разделились. Крестинский уверен, что большие перспективы сулит федеральный закон 83-ФЗ об изменении правового статуса госучреждений. Перевод некоторых учреждений на рыночную систему самофинансирования может привлечь в отрасль новые инвестиции. Еще один инструмент финансирования — государственно-частное партнерство. Улумбекова, в свою очередь, считает, что источником финансирования должны стать повышение акцизов на алкоголь, табак и введение налога на роскошь.

Медицинская сторона выхода на пенсию

Заслуженный отдых превратился в дожитие

Ада Горбачева

«Независимая газета», 9 сентября 2011 г.

К вопросу о необходимости повышения пенсионного возраста в России то и дело возвращаются. Министр финансов Алексей Кудрин вновь настаивал на этом по совпадению незадолго до Всемирного дня пожилого человека, который отмечается 1 октября.

В СССР был установлен ранний, как нигде, возраст выхода на пенсию — 55 лет для женщин и 60 для мужчин. В Европе и США это 60—65 лет. А в связи с радикальным изменением соотношения возрастных страт в развитых странах пенсионный возраст увеличивают: во Франции для мужчин с 60 до 62 лет, в Германии для всех постепенно с 65 до 69 лет, в Великобритании — до 68 лет. Однако во Франции, например, средняя продолжительность жизни мужчин 77 лет, а в России — 61 год (до недавнего времени было еще меньше — 58,5 года). Получается, что с повышением пенсионного возраста мужчины до пенсии вообще не доживут.

Но реальность, как всегда, сложнее. В России более 3 млн. человек старше 80 лет, 350 тыс. достигли 90 лет и более, 6800 перешагнули 100-летний рубеж. И вообще: кого считать пожилым человеком и когда начинается старость? Пушкин писал о гнусном старикашке Геккерне — приемном отце Дантеса. А было ему 43 года. Не погибни «солнце русской поэзии» на дуэли, через семь лет тоже считался бы стариком. Впрочем, это ничему не мешало. Кутузов в 67 лет разбил Наполеона, Суворов в 70 лет перешел Альпы, разбив Массену при Сен-Готарде, Лев Толстой в 70 лет закончил «Воскресение».

По периодизации Всемирной организации здравоохранения только после 60 лет начинается пожилой возраст. Пожилой, заметьте, а не старческий. На Второй международной ассамблее по проблемам старения подчеркивалось, что традиционные представления о старости, ассоциирующейся с болезнями, зависимостью и недостаточной производительностью, сегодня признаются в корне неправильными, в действительности большинство людей вполне способны адаптироваться по мере своего старения и остаются независимыми вплоть до весьма преклонного возраста.

В развитых странах пожилые люди продолжают работать. В России тем более пожилые люди продолжают работать, если есть такая возможность. А как же заслуженный отдых?

Профессор Павел Воробьев, заведующий кафедрой гематологии и гериатрии Первого московского медицинского университета, считает, что выход на пенсию — это нарушение поведенческих стереотипов, и не все люди выдерживают такую нагрузку. «Выход на пенсию — фактор укорочения жизни, — уверен Воробьев. — В течение первого года выхода на пенсию половина людей заболевает — инфарктом, инсультом, раком и так далее, что существенно выше, чем среди их ровесников, продолжающих работать. Причина проста: пенсионер никому не нужен, у него идет ломка стереотипов. Так что чем позже на пенсию — тем выше продолжительность жизни, а не наоборот. Мы, геронтологи, уже 15 лет призываем поднять пенсионный возраст для всех до 65 лет. Наши соседи уже подняли — казахи, например. И ничего, никто не жалуется. Что за пенсионерка-старушка в 55 лет?»

Что касается продолжительности жизни, то вот опыт Германии. В ГДР смертность была существенно выше, чем в ФРГ. За последние 10 лет продолжительность жизни в Восточной Германии сравнялась с Западной Гер-манией. А по темпу прироста столетних бывшая ГДР обгоняет Западную Германию. Это результат эффективной системы здравоохранения, социального обеспечения.

В Германии реализованы предложения Второй всемирной ассамблеи по проблемам старения проводить государственную политику, ориентиро ванную на защиту интересов пожилых людей, что включает обеспечение хорошего освещения улиц и развитой транспортной системы; программы физических упражнений для людей старших возрастов; предоставление слуховых аппаратов, доступность реабилитационных программ, операций по удалению катаракты и замещению тазобедренного сустава.

У нас к пожилым людям относятся как к отработанному материалу. В операциях после 70 лет стараются отказывать, в больницы не брать, чтобы вызвать «скорую помощь», приходится обманывать насчет возраста больного.

Год назад, отвечая на замечание Дмитрия Медведева об увеличении продолжительности жизни, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова сказала: «У нас количество людей, которые находятся за границей пенсионного возраста, тоже, к сожалению, растет. Но, с одной стороны, это — к сожалению, а с другой стороны, это означает, что мы должны очень четко представлять себе, как будет развиваться инфраструктура, обеспечивающая этих граждан». Можно себе представить, каким будет обеспечение этих граждан, если, к сожалению, их слишком много.

Как бы то ни было, пенсионный возраст скорее всего повысят, конечно, после выборов, ведь пенсионеры — самая активная часть избирателей. Но не произойдет ли то, чего боятся пожилые люди, не получится ли так, что пенсию будут давать позже, а с работы уволят сейчас? На Западе это не так-то легко сделать, дискриминацию по возрасту не допустят профсоюзы. У нас же профсоюзы не просматриваются в угаре свобод предпринимателя.

Чтобы в России не образовался немаленький слой совершенно необеспеченных безнадежных безработных, представляется, что повышение пенсионного возраста следует сопроводить законами, не позволяющими работодателю увольнять работников за два-три года до пенсии, может быть, поощряя работодателя какими-то преференциями.

ИНТЕРВЬЮ

Нарколог Олег Зыков: Настоящий алкоголик сам никогда не пойдет к врачу

Наталья Чернова: Бюджетная наркология как была частью репрессивной машины, так ею и осталась

«Новая газета», 17 февраля 2010 г.

В России — очередная антиалкогольная кампания. Роспотребнадзор уже представил широкой общественности проект концепции по борьбе с алкоголизмом. В арсенале, как и в прежние времена, в основном запретительные меры: мероприятия по ограничению потребления, борьба с суррогатами и контрафактом. Росалкоголь обнародовал приказ, определяющий минимальную цену на алкоголь. За продажу водки дешевле 90 рублей магазин могут оштрафовать на 100 тысяч рублей. Предполагается, что эти меры заставят россиян меньше пить.

  • Олег Владимирович, как профессионал, скажите откровенно: в России по-прежнему сильно пьют или что-то меняется?
  • — Меня сильно раздражают разговоры о пьянстве народа. Могу в самой категоричной форме заявить, что я не верю никакой статистике. В наркологии статистика предельно идеологизирована. И в этом проблема отечественной наркологии. Она обсуждает не беды конкретного человека, а заявляет политические лозунги. Пока государство четко не сформулирует, с чем, собственно, надо бороться и бороться ли вообще — любая политика в этой области будет неэффективной.
  • А государство предлагало, по вашему мнению, эффективную концепцию борьбы с алкоголизмом за последние 20 лет?
  • — Самой «эффективной» оказалась пивная кампания, которая, как считалось, отвлечет молодежь от наркотиков и от водки. Та реклама была чудовищная и подлая. Она предлагала образ жизни и сопровождалась рассказами псевдоученых о том, что люди, начав пить пиво, перестанут пить водку. Это дало увеличение алкоголизма в стране. Человек очень легко переходит с пива на водку.
  • Можно ли говорить, что какую-то часть молодого поколения рекламой загнали в алкоголизм?
  • — Значительную часть. Реклама создала культурологическую моду на алкогольное мышление. В последние годы худо-бедно отделили употребление алкоголя от молодежной моды в рекламной практике, но маховик уже раскручен. Спрос определяет предложение, но если предложение агрессивно, то оно влияет и на спрос.
  • Но очевидно, что предложение, если не введут очередной сухой закон, вряд ли сократится?
  • — Я не специалист по борьбе с предложением. Мне гораздо интереснее формирование политики снижения спроса. И когда я был в августе прошлого года на встрече у президента, посвященной проблеме, то говорил именно об этом. ВОЗ уже давно сформулировала концепцию снижения спроса из трех стратегий.

Первичная стратегия связана с пропагандой здорового образа жизни, развитием ребенка и его внутренней ресурсности. Однако пропагандировать здоровый образ жизни, рассказывая о вреде наркотиков, как у нас обычно делают, — преступно.

  • Это почему?
  • — Потому что, рассказывая ребенку о таком зле, как наркотики, вы их, собственно, и пропагандируете. Запугивая, делаете их привлекательными. Идея запугивания предполагает идею смерти. То есть человек должен понимать, что, если он будет употреблять, — он умрет. А ребенок психологически бессмертен. Он не способен поверить в то, что его жизнь конечна. Ему природа не дала этого. Если человек не верит в конечность своей жизни, он легко экспериментирует со своим здоровьем. Ребенок, которому говорят о вреде наркотиков, слышит только слово «наркотик». И мы получаем еще какое-то число наркоманов и алкоголиков.

Единственный способ сделать так, чтобы человек не употреблял наркотики, — это научить его уважать границы собственной личности. И понимать, что нужно уметь говорить «нет». Это очень важная задача. И если взрослый выстраивает отношения с ребенком через диалог и через дискуссию, то он приучает его к такому стилю взаимоотношения с окружающим миром.

  • Но эта схема для детей.
  • — Нет, эта схема для родителей. И на самом деле дело сводится к одному: вечером прийти и выслушать ребенка. Даже не поговорить, а просто не потерять контакт.
  • А по поводу взрослых алкоголиков ВОЗ что-нибудь рекомендует?
  • — Как ни парадоксально звучит, но для состоявшихся алкоголиков отечественная бюджетная наркология — бесполезный институт. Алкоголик и наркоман, который знает, что, придя в наркодиспансер, может полу чить только поражение в правах, туда не придет. Бюджетная наркология, которая вообще не ориентирована на реабилитацию личности, как была частью репрессивной машины в советское время, так ею и осталась. А что касается внебюджетной наркологии, то это тотальный авантюризм, желание обмануть и обобрать. При этом степень издевательства над пациентами поражает. В Санкт-Петербурге вымораживают часть мозга. Считается, что таким образом поражают центр удовольствия. В Новосибирске продолжают «кипятить» больных — погружают в очень горячую воду. Эти псевдонаркологи сами понимают, что они просто зарабатывают деньги. А профессиональной наркологии у нас в стране практически нет.
  • То есть вы хотите сказать, что очередная антиалкогольная кампания обречена на провал в силу того, что в стране отсутствует профессиональная наркология? А в эффективность социальной рекламы, просветительских программ вы решительно не верите?
  • — Если мы говорим о больных людях, то для них это неэффективно. А наше общество, медицина, по факту согласившись, что наркомания — это болезнь, не рассматривают наркоманов и алкоголиков как больных людей. Все равно их рассматривают как подонков и подлецов.

Однако я с гордостью могу сказать: несмотря на всю глупость российской наркологии, в системе были и есть позитивные люди. И у самого общества хватило мудрости не мешать появлению и развитию лечебной субкультуры — мира выздоровления людей с разной формой зависимости. Для меня все началось в 87-м году, когда я познакомился с системой анонимных алкоголиков (АА). Я стремлюсь к тому, чтобы профессиональная наркология была частью этого мира. Надо понимать, что любая наркотическая зависимость — это следствие духовно-социальных проблем личности. Когда у человека аллергия к апельсинам, он их не ест и этот факт не драматизирует. Здесь, условно говоря, аллергия к какому-то химическому веществу. Но основная причина страдания заключается не в биологической зависимости от этого вещества, а в душевной пустоте, возникающей при его отсутствии. У него был способ ухода от действительности с помощью этого вещества, и оно было единственным способом коммуникации с окружающим миром. И вдруг его солнце, его счастье забрали. И пока это пространство не заполняется другими ценностями, человек не учится выстраивать отношения с миром и с собой без допинга, рассчитывать на то, что он перестанет быть действующим алкоголиком, невозможно. Именно это долгие годы не учитывала государственная наркологическая служба.

  • Вы считаете, что система АА — единственно эффективный метод, который должна рассматривать наркология?
  • — Прежде всего надо понять, что ты не можешь помочь человеку, если не уважаешь его чувств. Если больной человек приходит к врачу, а врач, как и все общество, рассматривает его как негодяя безвольного, то помочь ему невозможно. И вообще врач сам по себе мало что может. Мы должны какую-то выгородку в обществе делать, чтобы люди с этой проблемой могли находить пути выздоровления. АА — это кусочек, а еще есть анонимные наркоманы, родственники наркоманов, дети из семьи алкоголиков и т.д. и т.п. Любая проблема, которая мешает человеку жить, тотально может решаться в объединении с себе подобными. И это ничего не стоит, ни копейки.

АА появились в Америке в 1935 году. Эта групповая психотерапия не имеет конфессиональной принадлежности. Все определяется верой тех людей, которые ходят в эти группы. И вокруг 12 шагов (их основной методики) у меня с некоторыми священниками на этой почве непонимание. Я говорю: «Дайте им встречаться в церквях. Они в храме, скорее всего, православие найдут». Нет, продолжают гнать. Но некоторые священники все же помогают.

Моя роль — пропагандировать эту групповую психотерапию. У алкоголика, наркомана должна быть возможность прийти в такую группу и обрести душевное равновесие. Ведь они не только становятся трезвыми, но становятся комфортными. Ведь истинным критерием должен быть не отказ от алкоголя, а качество жизни без алкоголя.

  • Тогда ваша главная задача сделать так, чтобы на билбордах вдоль дорог была социальная реклама с телефонами АА. Это вообще возможно в контексте реформирования наркологии?
  • — Это возможно ровно в той степени, в какой мы, как общество вообще, способны культивировать сострадание, в том числе сострадание к алкоголикам и наркоманам, рассматривая это как главную цель реформы наркологии.
  • * Олег Зыков — психиатр-нарколог, руководитель рабочей группы по проблемам реформирования наркологии Общественной палаты, президент фонда НАН («Нет алкоголизму и наркомании»).

Справка «Новой»

По данным главы Роспотребнадзора, в России продолжается рост потребления алкогольных и слабоалкогольных напитков среди подростков и женщин детородного возраста. Регулярно употребляют алкогольные напитки 76% россиян, 2,8 млн россиян вовлечены в тяжелое, болезненное пьянство, что составляет 2% всего населения страны.

Академик РАМН Владимир Шабалин: Дожить до 150 лет

О таблетках против старости, домашней профилактике рака и техническом бессмертии

Игорь Ел ков,

«Российская газета», 10 ноября 2011 г.

В очередь на вечность

Российская газета: Владимир Николаевич, в Госдуме прозвучало предложение обязать водителей от 65 лет обновлять права вдвое чаще, то есть не раз в 10 лет, как сейчас, а в 5 лет. Поскольку здоровье и скорость реакции у пожилых уже не те. Вы как раз один из крупнейших медицинских светил в области геронтологии, и в своих трудах доказываете едва ли не обратное: потенциал человека полностью раскрывается только к 60-70 годам. Противоречие?

Владимир Шабалин: Безусловно. Человека в возрасте до 75 лет, согласно градации Всемирной организации здравоохранения, нельзя считать стариком. ВОЗ официально считает это границей пожилого возраста. Старческий по шкале ВОЗ — от 75 до 90 лет. Свыше 90 — долгожительство.

И вот для людей отнюдь не в старческом, а просто в пожилом возрасте предлагают ввести ограничения. Что, мягко говоря, неразумно, необоснованно и несправедливо. Это еще один пример возрастной дискриминации. Подтверждаю: интеллектуальный потенциал полностью раскрывается только к 60-70 годам, но и после этого возраста интеллектуальное развитие не завершается. Человек в 60-70 лет активен, грамотен, в социальной среде он ведет себя более достойно, чем молодежь. Что же до аварийных ситуаций на дорогах, то, по экспертным данным, пожилые попадают в них значительно реже, чем молодые.

Да, факторы старения нельзя игнорировать, и к 60-70 годам интенсивность накопления «интеллектуального материала» в головном мозге человека замедляется. Но человек в таком возрасте способен активно пользоваться накопленным материалом, и подавляющее большинство делает это вполне успешно, стариками себя не считая. Достаточно сказать, что более половины научных открытий и шедевров искусства создано именно пожилыми.

РГ: Фармацевты сегодня предлагают геропротекторы — препараты, которые объявлены лекарством, позволяющим продлить молодость или замедлить наступление старости. Они эффективны?

Шабалин: Ни одно лекарство, ни одна биологически активная добавка (БАД), в том числе и тысячи видов широко рекламируемых геропротекторов, никому еще не продлили жизнь и никого не омолодили. Это активно муссируемые заинтересованными лицами мифы. Да, реклама геропротек-торов звучит на каждом углу, как и еще многих медикаментозных средств, но эликсира молодости не существует. Таковой не создан.

РГ: Многие читатели надеялись на совсем иной ответ.

Шабалин: Нет ни одного научно обоснованного доказательства того, что какой-то медицинский препарат может замедлить физиологический процесс старения. Все это досужие вымыслы, цель которых — извлечение финансовой выгоды. Я понимаю читателей: даже в профессиональных медицинских кругах не многие понимают, что такое старение организма. А это — наиболее фундаментальный, наиболее значимый в нашей жизни биологический процесс, который определяет эволюционное развитие человека и живой природы в целом.

Да, этот процесс осознается человеком глубоко трагично. Но ведь мы же не испытываем душевных переживаний из-за того, что ежедневно умирают миллиарды клеток нашего тела. Так и биосфера, а это единый живой организм, не усматривает трагедии в том, что ежедневно умирают миллиарды ее элементов — живых организмов.

Наш организм живет только при условии старения и смерти своих элементов — клеток. Живая материя живет и развивается только потому, что гибнут стареющие организмы, вливая свою уходящую жизнь в жизнь потомков. Великий закон жизни: жить — значит умирать. И в этом нет парадокса.

РГ: Известно, что состоятельные люди в России в частном порядке финансируют разработку особых лекарств «против старости». Исходят из теории, согласно которой организм сам себе дает приказ на старение. И разрабатывают препарат, который парализует такую команду. Вам что-нибудь известно о результатах?

Шабалин: Вы, видимо, имеете в виду «Ионы Скулачева», проект академика Владимира Скулачева? Пока результат нулевой. Задуманного авторам достичь не удалось: ни в государственных лабораториях, ни в частных.

РГ: И это несмотря на огромные финансовые вливания? Объясните на доступном обывателю уровне: что такого невозможного в создании подобного лекарства? Геном расшифровали, в космос летаем...

Шабалин: Дело в том, что организация нашего организма во много раз сложнее всего того, что создано интеллектом человечества. Так, белковая молекула, базовый элемент нашей жизни,- это сложнейший зонд, со сложностью структуры и функциональными возможностями которого не могут сравниться наши высшие достижения — космические аппараты. Одна микроскопическая молекула гораздо сложнее космического спутника. И таких молекул у нас 10 в 31-й степени, причем каждой из них присуща биологическая индивидуальность. Все белковые молекулы находятся в непрерывном движении, это какая-то сумасшедшая пляска. Каждая из них в постоянном поиске адекватных структур, соответствующих изменениям окружающих ее факторов. Что, собственно, и есть механизм эволюционного развития.

Межклеточные отношения и межмолекулярные стыковки в нашем организме — вещи куда более сложные, чем стыковки космических аппаратов. Собственно, в этом и ответ на ваш вопрос: слишком сложная система, а потому не приходится рассчитывать, что какой-то отдельный препарат может изменить всю эту гамму разнообразных, высокоскоростных, постоянно меняющихся в своей сущности биологических движений, которые и составляют нашу жизнь. Огромный маховик нашей жизни, раскручиваемый в течение миллиардов лет всеми многочисленными нашими предшественниками — биологическими видами и индивидами, — не остановить и не замедлить ни таблетками, ни эликсирами, ни ионами.

Да и не следует этого делать — идет ее величество Жизнь! Обращаюсь ко всем людям: помогите ее движению своим рациональным стилем жизни, обращаюсь и к ученым: направьте свои интеллектуальные силы на разработку способов и средств, препятствующих развитию патологических форм старения и способствующих сохранению физиологических форм старения.

Важно помнить, что верховный главнокомандующий нашей жизни — психика. Никакие таблетки, продукты ничего не изменят, если не будет у человека внутренней мотивации на долгожительство.

Без чуда

РГ: Сколько может прожить человек без чудо-препаратов?

Шабалин: Экспертная оценка: 120-150 лет, во всяком случае, генетические программы предоставляют такую возможность. Но вот как мы их реализуем? Один догорает к 40 годам, второй становится долгожителем. И у каждого своя генетическая программа: кому-то она отмеряет лишь 20 лет жизни, а кому-то все 120. А кроме того, наша генетическая программа реализуется под давлением массы экологических факторов, которые в суммарном выражении оказывают на нее отрицательное воздействие.

РГ: А где или как я могу узнать свои генетические патологии и биологический ресурс жизни?

Шабалин: Свою генетическую программу узнать вы не можете. Геном человека расшифровали лишь в количественном отношении, его качество продолжает оставаться загадкой. Что нам известно? У человека 30-35 тысяч генов. Из них известна функция лишь нескольких сотен, остальные — пока непознанная область.

Конечно, есть группа отчетливо выраженных генетических нарушений, которые хорошо диагностируются, и врач может дать рекомендации: чего остерегаться, какой образ жизни вести, в отдельных случаях может помочь скорректировать патологические отклонения. Но в целом здоровому человеку сегодня никто не скажет, сколько ему гены «предписывают» прожить, какое качество жизни его ждет впереди.

РГ: А когда скажут?

Шабалин: По прогнозам, где-то в середине текущего столетия.

РГ: Предположим лучшее: мои гены позволяют прожить 100 лет. Что я должен сделать, чтобы реализовать эту программу по максимуму? Не пить, не курить, заниматься физкультурой?

Шабалин: Да, конечно, избавляйтесь от вредных привычек. Но давайте сначала отделим факторы, которые зависят от нашей воли, от независящих. Окружающая среда, которая постоянно изменяется, от отдельной личности не зависит.

Но многое-то — зависит! Питание: смотрите, в наших продуктах содержатся ГМО, химические добавки. Фактически государство отстранилось от контроля за питанием, на продуктах просто указан состав. Смотрите, думайте и решайте.

Не следует перегружать себя пищей. Сегодня для многих это стало серьезной проблемой: пищи потребляем больше, чем расходуем энергии. При этом стремимся похудеть с помощью химических добавок — фактора, ускоряющего процесс старения.

РГ: То есть нужно вспомнить о голодных диетах?

Шабалин: Нужно потреблять адекватные объемы пищи с соответствующей энергетической составляющей, что должно соответствовать потребностям вашего организма, его расходным энергетическим показателям.

Дальше: следите за балансом жиров растительного и животного происхождения. Популярной литературы на эту тему хватает, не ленитесь, изучайте. Никаких экзотических диет человеку не нужно. Как и голоданий, особенно длительных. Я против монодиет, потому что организм человека потреблял определенные продукты на протяжении сотен тысяч лет, он к ним адаптирован. Человек, образно говоря, состоит из миллиона различных компонентов, и потому ограничиваться монодиетами значит лишать организм веществ, необходимых для его оптимального существования.

РГ: Что с алкоголем? Есть мнение, что бокал красного вина позволяет нейтрализовать пресловутые свободные радикалы, которые повреждают клетки, ускоряют старение сердца и кровеносных сосудов. И чуть ли не спасает от рака.

Шабалин: Алкоголь — штука хитрая и неоднозначная. Все очень индивидуально. Одному можно принять стакан вина, не обязательно, кстати, красного. Другому противопоказано. Советуйтесь с врачами, следите за собственными ощущениями. Если после бокала вина наутро встаешь не очень бодрым, возможно, печень не справляется. Опасно злоупотребление спиртным, и не только крепким, но и слабым. Хорошо известна такая форма патологии, как пивной алкоголизм.

РГ: В День Победы ветеранам традиционно предлагают «боевые 100 грамм». Фронтовикам за 80, в их возрасте алкоголь опасен?

Шабалин: Если раз в год человек, которому за 80, выпьет 100 граммов, то общий праздничный психологический подъем и товарищеская обстановка поможет ему справиться с этой дозой. Но повторюсь: переносимость алкоголя индивидуальна, лучше не рисковать.

РГ: А что скажете об избыточном весе? Данные ученых противоречивы, вот недавно обнародованы результаты исследований американских медиков, которые утверждают, что те, кто имеет 7-8 лишних килограммов, живут дольше, чем их более худые или более полные сограждане.

Шабалин: Лишние 7-8 килограммов — это умеренное ожирение, оно в некоторых жизненных ситуациях оказывает защитное действие и более благоприятно, нежели истощение. Но явный избыточный вес, скажем, ожирение 3-й степени, конечно, во всех отношениях отрицательный фактор.

РГ: Что еще? Прямо по пунктам.

Шабалин: Давайте по пунктам.

Сон. Очень важный компонент нашей жизни. Закаливание — необходимый элемент стимуляции нашей биологической активности, и не только потому, что оно формирует протекцию против простудных заболеваний. Закаливание непосредственно влияет на иммунную систему. А иммунная система обеспечивает защиту организма не только против инфекций, но и против многих других патологических состояний, включая онкогенные. Ведь ежедневно в нашем организме миллиарды клеток подвергаются злокачественной деформации, и их нужно быстро и эффективно уничтожать. Иначе ослабляется иммунитет, и эти клетки создают свое «вредоносное государство» — раковую опухоль.

Обязательны физическая и интеллектуальная активность. Как машина ржавеет без движения, так и печень, легкие, сердце и интеллект человека быстро деградируют, теряют свою активность — так называемая атрофия от бездействия. Если вы всю жизнь занимались интеллектуальным трудом, а после ухода на пенсию пренебрегаете этим, то обрекаете себя на более быстрое функциональное разрушение головного мозга. Человек запрограммирован на работу.

И надо контролировать свои эмоции, не стрелять «из адреналиновой пушки по воробьям»: если нас в общественном транспорте кто-то толкнул, в ответ не стоит разражаться бурей эмоций. При такой эмоциональности человек вряд ли станет долгожителем. Учитесь даже сложные проблемы разряжать шуткой, относитесь к драмам философски.

Остаться в живых

РГ: В США известный компьютерщик объявил, что в 2045 году наука позволит жить бесконечно. В России создано движение, названное в честь этой даты. Вы, вероятно, настроены скептически?

Шабалин: Ну отчего же. Напротив, я член движения «Россия-2045», причем активный.

РГ: Но разве не академик Шабалин нас предупреждал, что вечная жизнь гомо сапиенс была бы катастрофой для человечества?

Шабалин: Наши органы стареют не одновременно, сердце может износиться, а мозг будет сохранен. И напротив, человек соматически здоров, бревна носит, а интеллект развален. Потому разрушенные и изношенные соматические элементы можно будет заменить, продлив жизнь ценного человека. Проект, замечу, не предусматривает бессмертия всему человечеству. К тому же я не сторонник замены элементов нашего мозга электронными составляющими, даже если к 2045 году такое станет возможным, это будет означать потерю личности. И в общем вряд ли будет способствовать сохранению человечества как биологического вида. Другое дело — искусственное тело.

РГ: Но все-таки: к 2045 году замена изношенных органов и всего тела — возможна?

Шабалин: В принципе — да. Правда, этот проект пока не финансируется. Но если организовать исследования, то что-то получится.

РГ: Простите за прагматизм, но давайте считать. От 2045 года нас отделяет 33 года и 2 месяца. Эту газету сейчас держат в руках более трех с половиной миллионов людей. Представляете, сколько из них сейчас мысленно прибавляют 33 года к своему возрасту, и... Кто-то тяжело вздыхает, а кто-то, напротив, расправляет плечи. Можно ведь дотянуть! А дальше сказка: изношенное тело меняем и живем, живем.

Шабалин: Во-первых, это не будет неким Рубиконом: в 2044-м ничего нет, а в 2045-м — открывается аллея новой жизни. Уже сейчас многое сделано для замещения отдельных органов и тканей человека. Ну а после 2045-го... Вряд ли мы будем тотально замещать все тела — на огромном конвейере пересаживать головы на электронные соматические машины. По оценкам многих экспертов, во второй половине текущего столетия численность популяции людей на Земле достигнет 12 млрд, и это тот максимум, который наша планета способна выдержать. Нужно сохранить жизненное пространство для нормальных людей, киборгам оставить минимум.

Есть и второй аспект. Работая над этим проектом, мы можем открыть нечто ценное для человечества. Мечты об омоложении ведь не сегодня возникли.

В 1920-х годах революционер Александр Богданов предложил способ продления жизни с помощью переливания крови молодых людей старикам. В конце 1925 года Сталин приказал Богданову создать первый в мире Институт переливания крови, для чего выделил особняк купца Игумнова на Большой Якиманке.

Что в итоге? Омолодить страну не удалось, но зато какое развитие получила трансфузиология! Сколько тысяч жизней она спасла, особенно в годы войны.

Смотрите, что получилось: нацелен проект был на одно, а создано совершенно иное. В науке такое часто бывает. Так что если «Россия-2045» соединит интересы медиков, биологов, механиков, технологов, ученых-фундаментальщиков и т.д., то может получиться что-то интересное. Хотя, повторюсь, лично я не думаю, что мы поставим на поток создание искусственных тел. Возможно, только наиболее ценный для человечества головной мозг получит возможность продления жизни в искусственном теле.

Кто будет выбирать самых ценных — вопрос не ко мне. Главное — мы можем получить важные научные достижения.

Григорий Лекарев, директор Департамента по делам инвалидов

Безбарьерные школы появятся в каждом регионе России к 2015 году

Лейла Хамзиева

РИА Новости, 3 декабря 2011 г.

  • Григорий Григорьевич, на недавней встрече с инвалидами президент России Дмитрий Медведев отметил, что нормативная база, регулирующая проблемы жизнедеятельности людей с ограниченными возможностями, требует существенного обновления. На ваш взгляд, какие законы должны быть модернизированы в первую очередь?
  • — Широчайший спектр. В рамках подготовки к ратификации Конвенции ООН по правам инвалидов Минздравсоцразвития проводило исследование законодательства РФ, после чего стало понятно, что доработки требует закон «О социальной защите инвалидов», Воздушный кодекс, существенная работа должна быть проведена в вопросах освидетельствования и реабилитации инвалидов, законы, регулирующие проблемы обра зования и здравоохранения. Мы должны сделать все для того, чтобы дать возможность инвалидам включаться во все сферы жизнедеятельности.
  • Россия подписала Конвенцию ООН по правам инвалидов в 2008 году, когда она будет ратифицирована? Что предстоит сделать перед этим?
  • — Я думаю, что Конвенция будет ратифицирована не раньше 2013 года. В российских законах практически нет норм, которые бы напрямую противоречили положениям Конвенции, но вместе с тем в нормативной базе много пробелов и их необходимо восполнять. Часть норм уже претворяется в жизнь. В частности, внесены изменения в законодательство «О выборах», благодаря чему мы смогли конкретно прописать процедуру выборов, требования к помещениям и материалам, которые размещаются на избирательных участках в доступном для инвалидов формате. Совсем недавно Совет Федерации одобрил законопроект об увеличении и ежегодной индексации компенсации инвалидам за содержание и ветеринарное обслуживание собак-проводников. Она была увеличена с 10 до 17,5 тысячи рублей. Подготовлен законопроект по Воздушному кодексу, он уже внесен на рассмотрение Госдумы. Благодаря закону будут определены четкие механизмы обслуживания инвалидов на воздушном транспорте, аэропортовой деятельности.
  • Как Вы расцениваете предложение президента России о вхождении в состав Большого правительства инвалидов и представителей общественных организаций?
  • — Вовлечение инвалидов во все сферы жизнедеятельности, включая органы государственной власти — может только приветствоваться. Право инвалида на участие в общественной и политической жизни — это еще и конвенциональное требование.
  • В этом году началась реализация государственной программы «Доступная среда». Можно уже говорить о первых итогах?
  • — Действительно, программа стартовала в марте этого года в трех пилотных регионах — Тверской и Саратовской областях, а также в Республике Татарстан. С помощью этих регионов мы отрабатываем единые подходы к вопросам формирования доступности среды. Программы по обеспечению доступности должны быть комплексными: затрагивать все наиболее важные сферы жизни — здравоохранение, культура, транспорт, связь, образование, соцзащита, спорт и физическая культура, жилищное строительство. Реализация пилотных проектов рассчитана на два года. Итоги первого года реализации пилотных проектов планируется подвести 21 декабря этого года на координационном совете по контролю за реализацией программы. Возможно, совет будет организован в одном из пилотных субъектов.
  • Получается, что спустя два года только эти три региона России будут доступны для инвалидов, а как же остальные?
  • — С помощью пилотов мы должны получить выверенные методические рекомендации о том, как вырабатывать подходы к организации доступной среды, и что самое важное, на мой взгляд, механизмы контроля за ее формированием, чтобы в дальнейшем суметь тиражировать их в остальных субъектах. Сегодня практически каждый субъект России имеет свою программу поддержки инвалидов. С 2013 года мы планируем начать софинансирование программ субъектов при условии, что программа должна быть комплексной и нацеленной на показатели госпрограммы. Ведь главная цель «Доступной среды» — внедрение единых стандартов и подходов, отработанных на пилотах.
  • Наверное, одна из сложнейших задач — повернуть общество в сторону инвалидов?
  • — Необходимо устранять физические барьеры, но ведь еще существуют и организационные, и информационные барьеры. Не стоит забывать и об «отношенческих» проблемах в обществе.

Мы возлагаем надежду на стартовавшую недавно информационную кампанию, а также на то, что за годы реализации программы мы сможем создать условия для совместного обучения в школах детей-инвалидов с ребятами, не имеющими инвалидности. Это заложит основу для воспитания поколения толерантных россиян, поколения, которое будет более чутко чувствовать ценность каждого человека для общества. Госпрограмма содержит проект «Безбарьерная школа». В этом году ее осуществление начали уже 36 субъектов России. До 2015 года все российские регионы будут охвачены программой.

  • Как будет выглядеть безбарьерная школа?
  • — Школы должны быть адаптированы для инвалидов не только как здания, учитывать особые потребности инвалидов должен и образовательный процесс. Программа предусматривает подготовку и повышение квалификации педагогических кадров, разработку подходов к реализации индивидуальной программы реабилитации инвалида в школьном образовательном учреждении, психолого-медико-педогогическом сопровождении и т.д. Мы должны создать такие условия в школе, чтобы в ходе совместного обучения детей-инвалидов и ребят без инвалидности, они смогли познакомиться друг с другом и осознать важность каждого из них для общества. Уже сегодня в России в обычных массовых школах обучается 100 тысяч детей-инвалидов, в коррекционных классах общеобразовательных школ — 119 тысяч, тогда как в специальных коррекционных учреждения обучается 207 тысяч детей.

Сегодня 2,5% российских школ доступны для инвалидов, по итогам реализации программы «Доступная среда» мы планируем увеличить этот показатель до 20%. На эти цели из федерального бюджета будет направлено 9 миллиардов рублей, из регионов — 8,8 миллиардов.

  • Вы неоднократно говорили о том, что систему признания человека инвалидом в России необходимо делать прозрачной? Есть ли изменения в этой сфере?
  • — Действительно, количество жалоб на процедуру признания человека инвалидом не уменьшается, их много. Мы планируем дополнить существующие сегодня классификации и критерии для проведения экспертизы при установлении инвалидности и максимально объективизировать работу учреждений медико-социальной экспертизы (МСЭ). Это важно для того, чтобы упростить работу тех служб, которые предоставляют услуги не связанные с реабилитацией инвалидов. Сотрудники органов, предоставляющих открытые услуги для населения, не всегда понимают, с каким инвалидами они работают, какая помощь им нужна. Такие классификации должны быть максимально четкими и емкими: глухой и слабослышащий; слепой и слабослышащий; инвалид с нарушениями опорно-двигательного аппарата; инвалид, использующий кресло-коляску, слепогухие. Мы хотим сделать нашу помощь адресной, индивидуализированной.
  • -Один из важнейших аспектов жизни инвалидов — обеспечение TCP. Сегодня многие инвалиды жалуются на то, что существующая конкурсная система (по госзакупкам) предоставления TCP не всегда позволяет им получить качественные реабилитационные изделия.
  • — Прорабатывается вопрос о разработке и внедрении системы реабилитационных сертификатов, которая бы позволила инвалиду самостоятельно выбирать поставщика TCP. Это будет документ, который инвалид сможет предъявить в учреждение предоставляющее TCP. В данной ситуации TCP частично выйдут из-под действия федерального закона № 94 о госзакупках. Сейчас мы работаем над моделью расчета реабилитационного сертификата, которая будет учитывать индивидуальные потребности инвалидов. Естественно, результаты наших наработок обсуждаются с представителями общественных организаций инвалидов, и если они будут поддержаны, мы приступим к их внедрению. Кроме того, нами прорабатываются совместно с Федеральной антимонопольной службой, Фондом социального страхования и общественными организациями инвалидов меры по усилению контроля за формированием государственного заказа, размещаемого в интересах инвалидов.

Сейчас идет обсуждение концепции, я думаю, что на введение реабилитационных сертификатов уйдет не меньше двух лет.

РЕПОРТАЖ

Доктор в хаосе

24 часа из единственной жизни обычного районного хирурга

Даниил Ильченко

«Русский репортер», 19 сентября 2010 г.

Владимир Станиславович, не выпуская из правой руки хирургический зажим, неторопливыми круговыми движениями разминает затекшее плечо. На лбу его ассистента, молодого хирурга Сергея, крупные капли пота. Их стирает куском марли, зажатой пинцетом, опытная медсестра Анна. За приоткрытыми окнами жара, лето, райцентр Киров Калужской области. Под наркозом немолодой пациент без определенного места жительства, угоревший по пьяни. Владимир Станиславович начинает негромко насвистывать через респираторную маску: «И разве мой талант и мой душевный жар не заслужили скромный гонорар?..» Это вторая, более чем трехчасовая, операция за день.

Местный авторитет

— А знаешь, что будет дальше? Мы его вылечим, и он будет полгода у нас лежать, дожидаясь оформления в дом инвалидов. Втихаря водочку попивать, медсестер задирать, с докторами ругаться... И жизнь такая ему будет очень нравиться: это тебе не барак на окраине. А как по-другому?.. Не выкидывать же его на улицу.

Владимир Станиславович Маньков — хирург с 25-летним стажем, зав-отделения и онколог на полставки. Невысокого роста, худощавый, сутулый. Жилистые волосатые руки из-под закатанных рукавов рубашки; бритый острый подбородок, усы щеткой; большие внимательные усталые глаза.

Мы идем по центральной улице города с населением сорок тысяч человек и несколькими предприятиями-кормильцами. Двух-пятиэтажные дома-коробки вперемежку с частным сектором; заросли полыни по обочинам, ухоженная клумба у райадминистрации; кинотеатр с афишами трехгодичной давности.

— Здравствуйте, Владимир Станиславович! — Мимо проходит женщина в платке и с колясочкой.

Маньков кивает.

  • — Станиславович, привет! — Манькову жмет руку мужичок в сером пиджаке, с дипломатом.
  • — Здравствуй, Егорыч! Как нога?
  • — Да все слава богу! Вот, на службу бегу.

Мужичок — видный заводской деятель.

  • — Здорово, Станиславович! — Рядом с нами тормозит и опускает боковое окно тонированный «бумер». Из него высовывается бритая голова на мощной шее.
  • — Здорово, Петр.
  • — Ну что, на этих выходных сгоняем?
  • — На этих не выйдет. Колодец на даче копаю. Кольца вчера привезли. А недельки через две можно.
  • — Эх, а я уж и спиннинги новые сладил! Сейчас окунь, мужики говорят, хорошо пошел. Ну, ты звони, Станиславович...

Петр — видный городской «деятель».

От дома до больницы 15 минут ходу. Маньков поздоровался и пожал руку более 30 раз.

Проходим полосатый шлагбаум. Сиреневая пятиэтажка детского отделения. Двухэтажная поликлиника. В дебрях яблоневого сада роддом, морг, инфекционное отделение. Слева рядом еще один пятиэтажный корпус: кардиология, стоматология, терапия и неврология. Это самая крупная периферийная больница в Калужской области.

За железной дверью ординаторская хирургического отделения. Комната четыре на шесть метров, два широких окна в стеклопакетах, налево диван, стеллаж с книгами. На столах компьютеры и кипы бумаг. Большой аквариум у стены. Маньков барабанит пальцами по стеклу:

— Эка, не подохли еще. Им какой-то специальный корм нужен, никак достать не можем...

Напевая в усы какую-то песенку, доктор облачается в голубоватозеленую медицинскую форму. В ординаторскую входят двое его молодых коллег. Евгений — высокий, худощавый, с меланхолично-усталым выражением лица (отпечаток ночного дежурства); шесть лет стажа. И Сергей — немного пониже, бодрее и полнее; стаж три года.

— Так, ребята, без десяти. По сигарете и вперед.

Генеральный обход

Поднимаемся на второй этаж. Сегодня понедельник — генеральный обход отделения. К нам подбегает женщина.

  • — Владимир Станиславович, Владимир Станиславович!..
  • — У нас обход, родственникам находиться здесь сейчас нельзя. — Он внимательно смотрит на женщину. Та оставляет его слова без внимания: — Я быстро, Владимир Станиславович, сейчас все объяс...

Маньков, уже не глядя на женщину, строго и громко, на весь коридор:

  • — Так, посетители, покиньте отделение! Пациентов — в койку! Старшая?! Где старшая медсестра?!
  • — Сейчас-сейчас, она придет, — суетится молоденькая медсестричка.
  • — Видел гражданку? — обращается ко мне. — Вот, записывай. Это мама мальчика, поступившего к нам несколько дней назад. Парнишка отмечал свое пятнадцатилетие. Пил водку, запивал пивом, в результате алкогольная интоксикация, желудочное кровотечение. Мы его прокапали, интоксикацию сняли. Он: спасибо, я пошел домой. А должен лечиться около двух недель — со слизистой не шутят, динамику нужно смотреть, иначе и умереть можно. Но любящая мамаша собирается написать расписку: под свою ответственность.

Шесть коек в три ряда. Холодильник у входа. Запах отвратительный: кого-то из пациентов только что вырвало. Маньков командует медсестрам открыть окна.

  • — Пациент Иванов, 43 года, поступил 20 августа с признаком механической желтухи... — зачитывает над пациентом историю болезни молодой коллега Сергей. Больной с загорелыми руками и желтоватым лицом приподнимается на локтях. — ...Пробы на гепатит отрицательные.
  • — Паспорт у вас есть? — спрашивает Маньков.

Пациент отрицательно, затем утвердительно мотает головой:

— Советский.

И признается: уроженец Донецкой области, уже 17 лет живет в селе Большие Савки. Нигде не работает. Маньков поворачивается ко мне, цокает языком: «Смотри, мол, кого лечить приходится. Причем бесплатно».

  • — Каждый пациент оплачивается через фонд обязательного медицинского страхования, — объясняет доктор. — Койко-день пребывания в хирургии стоит 625 рублей. Есть прайс-лист — сколько дней обязан пролежать пациент при той или иной болезни. Деньги идут на оплату лекарств, коммунальных услуг и так далее, в том числе на зарплату персоналу больницы. А за таких вот граждан без работы и документов, каких в сельской местности полным-полно, государство нам ничего не платит. По идее должен платить местный бюджет, «по соц. показаниям» — есть такая статья. Но денег там нет. В итоге отделение хронически не выполняет план...
  • — Ладно. Терапевт тебя глядел? Инфекционист? Кардиограмму делали? — продолжает допрашивать Маньков. Потом, обращаясь к Сергею и медсестрам: — Консультацию терапевта. Завтра будет операция. — Опять к пациенту: — Слышь, Иванов, завтра операция — готовься.
  • — Вы курите? — спрашивает начмед Владимир Иванович, до этого стоявший в стороне.

Кивок в ответ.

— Ваше заболевание с курением несовместимо. Выбирайте: или курите, или лечитесь.

Еще один кивок, но уже менее уверенный.

Следующий пациент. Парень 25 лет. Перелом левой ноги, многочисленные ушибы, ссадины, сотрясение мозга — попал в аварию на скутере.

  • — Пребывая в алкогольном опьянении, естественно, — вполголоса комментирует Маньков. — Больше половины наших пациентов — алкоголики. Пьяная драка или как этот — в столб въехал. Или вот дед, уже месяц с ним воюем:
  • — Привет, Назаров, алкоголик и смутьян! — Маньков громко и весело обращается к старику с красным лицом, слуховым аппаратом и забинтованными ногами, сидящему на краю койки. — Как выходные провел?!
  • — Я не-е-е... — мотает головой старик, подразумевая: «ни капли в рот».
  • — Удивлен, удивлен, — недоверчиво произносит Маньков.
  • — ...гангрена обеих конечностей, — читает Сергей. — Поступил на плановую ампутацию. Был полностью обследован. Категорически отказался от ампутации правой стопы. Настаивает, чтобы ему ампутировали левую. Что будем делать? У него на левой гангрена только палец затронула, а на правой уже полстопы сгнило, умереть может...

Маньков разводит руками:

  • — Жена, родственники приходили ко мне в субботу, говорили, что пациент согласен на операционное вмешательство... Ты отдаешь ногу, Назаров?! Вот эту! — Указывает старику на правую ногу.
  • — Не отдам! — хмурится Назаров. — Левую отдаю! Правая не болит! Левая болит!

Начинаю ощущать едкий запах тройного одеколона, наверняка исходящий от Назарова.

— Так, все — в Калугу его! Пусть ему там объяснят, — Маньков машет рукой.

Старик вдруг сникает, голова падает на грудь:

— Старый я, никому не нужен...

Еще один пациент — мужчина 35 лет, неплохо одет, на коленях ноутбук —явно отличается от остального «контингента».

— В одной палате могут лежать москвич, приехавший на дачу, и какойнибудь местный алкоголик, — поясняет мне, выйдя из палаты, Маньков. — Правда, нормальных людей мы стараемся поместить с нормальными, но не всегда хватает места... — И, немного подумав: — Нормальные — это работающие, в меру пьющие, имеющие все нужные документы.

Впереди еще 43 пациента. В хирургическом отделении центральной районной больницы свободных мест нет.

Больничные планы

  • — Молодежи почти не видно. Почему? — спрашиваю я, пока мы спускаемся с Маньковым в ординаторскую.
  • — Молодежь болеет меньше. Да и потом, вот ты сам — москвич? Нет? Ну а что ж тогда спрашиваешь? Сам-то не остался там, где родился! Вот и приходится нам лечить стариков и алкоголиков. Впрочем, в нашей стране этим занята вся сельская медицина.

В ординаторской собрались все участники обхода. Я притаился в углу на стуле.

— Знаете, что я видел вчера? — спрашивает Маньков после пятнадцатиминутного разбора лечебных планов. — Муху! В операционной! Мухи, тараканы... только крыс не хватает! Да вы что, братцы?! Нужно всего-то в магазин пойти да сетку от насекомых купить.

Начмед соглашается:

  • — Надо заказать. Пойти в бухгалтерию, взять деньги под отчет и... — начмед не успевает договорить.
  • — Владимир Иванович, ну я прям не могу с вас: «Пойти в бухгалтерию, взять деньги...» — Старшая медсестра пародирует начмеда. — Да кто мне эти деньги даст, на сетки какие-то?!
  • — Стоп. Вопрос этот надо поднимать! Каждый божий день! Это му-хи! My-хи! А если в рану залезет?! Да вы что! — восклицает Маньков.
  • — Но деньги-то мне где взять?! — параллельно возмущается старшая медсестра.

Спор о сетках длится десять минут. Врачи приходят к консенсусу: скинуться по пятьдесят рублей.

  • — Как у нас с лекарствами? — спрашивает далее Маньков.
  • — Нормально, — не совсем уверенно, глядя в пол, отвечает Владимир Иванович.
  • — Как нормально? Кваматела нет, борной кислоты нет, цефотаксима нет...
  • — Все должно вот-вот подойти по аукциону, — не поднимает взгляд начмед.
  • — А бинты, гипсы?
  • — Есть, — отчеканивает старшая медсестра.
  • — Наши гипсы дерьмо, в руках сыплются, — оживляется Владимир Иванович.
  • — Это точно. Раньше все нормальные травматологи сами «катали», была специальная гипсовальная комната... Ладно, у меня операция через двадцать минут. — Маньков смотрит на меня. — Хочешь узнать, откуда мы своих пациентов берем? Пойдем, я тебя пока на нашу станцию «скорой помощи» отведу.

Затишье перед бурей

Телефон молчит.

— Такое редко бывает, — говорит врач «скорой» Татьяна Сергеевна. — Затишье перед бурей.

Диспетчер Ольга Петровна сидит за столом перед телефоном и раскрытой тетрадкой в клетку — журналом вызовов. Фельдшер Людмила, симпатичная девушка с серьезным лицом, укладывает лекарства в желтый пластмассовый контейнер. Все три в голубых халатах и шапочках.

  • — Вызовы разные бывают. Вот, например, недавно сын знакомой повесился. Сегодня похороны. Да вот, смотрите сами: за последнюю неделю двое самоубийц, и оба молодые парни. — Татьяна Сергеевна скользит пальцем по строчкам журнала. — А вот еще: отравление таблетками. Девушка восемнадцати лет. Откачали, слава богу. Молодежь сейчас стала, прямо не знаю, расторможенная какая-то. Причем парни в основном вешаются, а девчонки травятся...
  • — Да, молодежь нынче слабая, — поддерживает коллегу Ольга Петровна. — Трудностей не переносят, бороться не умеют. Чуть что — в петлю.
  • — Или вот. — Мы продолжаем изучать журнал вызовов. — Я роды принимала на дому. Приехала — все пьяные, будущие мама с папой в том числе. Мат-перемат...Ничего, приняла, ребеночка привезла в наш роддом. Она его там и оставила. А зачем он ей, алкоголичке?

Телефон прерывает разговор. Отработанным движением Ольга Петровна мгновенно снимает трубку.

— Скорая! Та-а-ак... А что вам плохо-то? Говорите адрес. Как ваша фамилия? Сколько вам лет? А?.. 63? Что вы, плачете, что ли? Шишка на голове выросла?! — И, уже обращаясь к Татьяне Сергеевне и Людмиле: — Девки, бегом выезжайте — то ли онкология, то ли психбольная.

Вызов. Петровна

Через минуту из ворот больницы выскакивает «буханка» «скорой помощи». Пожилой водитель по имени Вова — бейсболка, спокойный взгляд из-под козырька — мастерски объезжает ямы в асфальте. Но все равно

«буханку» трясет так, что мне приходится держаться обеими руками. В углу валяется дыхательный аппарат.

  • — А как же пациенты?
  • — Как-как... Прикручиваем ремнями. Если надо, обезболивающее вкалываем, — отвечает Татьяна Сергеевна.

Пятнадцать минут спустя. Окраина города. Колдобины закончились вместе с асфальтом. Останавливаемся напротив одноэтажного дома с покосившейся деревянной пристройкой. Подходим к воротам. Стучимся. Никого. Нет, кто-то идет вроде. Скрип отворяющейся двери. Сиплый голос. Бух! — глухой удар. Тишина.

  • — Упала! — Татьяна Сергеевна начинает трясти дверь. Я перемахиваю через забор. Открываю дверь с внутренней стороны. Вбегаем во двор. На ветхом крыльце лежит грузная женщина. Пытается встать. Всклокоченные волосы, опухшее лицо, засаленный халат. Усаживаем ее спиной к дверному косяку.
  • — Упала я... не знала я... — Слова нечеткие, заплетающиеся.

Татьяна Сергеевна хмурится:

— Ты не выпивши часом? — Резкий переход на «ты»: так легче.

Испуганный взгляд:

  • — Да, пила. Вчера.
  • — Так. Давай показывай свою шишку. Ага, конечно — гематома обыкновенная. Ударилась просто. Язык покажи!
  • — Здрасьте! — За спиной вдруг из ниоткуда возникает невысокого роста худая загорелая до черноты женщина. Голубые грязные бриджи, шлепанцы на босу ногу, футболка. Взгляд бегающий.
  • — Соседка я.

Силимся поднять пациентку.

  • — Вставай, Петровна! Сто пять кило, горе ты мое! Такая баба раньше была! — Слова соседки такие же беглые, как и взгляд. — Пить не надо в таком возрасте!
  • — Нив каком не надо, — уточняет Татьяна Сергеевна.

Вводим под руки в дом. У Петровны начинается истерика:

— Я же красавица была! Я же была... красавица! — срывается на рыдания.

Спертый воздух, на подоконниках увядшие цветы, на кухонном столе миска с супом. Сажаем Петровну на полуразвалившийся диван. Соседка начинает упрашивать Татьяну Сергеевну увезти ее на три дня в больницу под капельницу.

  • — Но вы, наверное, знаете, лечение от алкоголизма у нас платное.
  • — А-а-а... платное? — недоумевает Петровна.
  • — Ну и что, пенсию получишь — заплатишь! — продолжает вещать соседка. — У нее уже третья неделя запоя будет!

— Лучше детей ее вызвать. Чтоб они ею занимались, — предлагает Татьяна Сергеевна.

Петровна поднимает голову. Злой взгляд на врача:

  • — Детям моим не до меня!
  • — Они ее тут оставили, а сами в Москву поуезжали, — поясняет соседка.
  • — Все меня оставили, никому я не нужна. — Опять плачет. — Но я же хорошая... Я же вете... вете... ветеринарную академию заканчива-а-а-ла-а-а... Я же не конченая баба!!!
  • — Пить не надо и будешь не конченой, — твердо говорит Татьяна Сергеевна, меряя давление.
  • — О господи, это болезнь! — Трясет головой. — Это болезнь! Утром встаю: не буду пить! Не буду пить! Нет! Тут самогонку продают, там самогонку продают!!!

При виде шприца с иглой Петровна успокаивается.

  • — Сейчас я сделаю укольчики, после которых тебе станет хорошо и нельзя будет пить, поняла? — почти ласково говорит врач.
  • — Сейчас вся твоя самогонка выйдет — и все, больше не пей, — внушает соседка.
  • — Не моя это самогонка! Твоя она! Не продавай больше! — Опять крик.— Не продавай!!!

Соседка испуганно оглядывается.

— Люди бизнес делают, а ты своей головой думай. — Татьяна Сергеевна готовит второй укол. — Та-а-ак... Вот и все. Теперь тебе нужно отдохнуть. Ложись.

Подходит к соседке-самогонщице, объясняет, какие лекарства нужно купить, что когда принимать. Та кивает. Уколы действуют — Петровну охватывает дрема.

Вновь дребезжащая по ухабистому асфальту «буханка». Кулаки сжаты — превозмогаю желание врезать по железной обшивке салона. Злость! На детей Петровны? На соседку-самогонщицу? На собственное бессилие?

  • — Народ уже не спивается, народ уже спился, — говорит с переднего сиденья Татьяна Сергеевна.
  • — А почему соседка-самогонщица так рьяно за Петровну переживает?
  • — Ну как же, у нее клиент пропадает! Такие всю пенсию самогонщикам отдают. Обычное дело.

Возвращаемся. У больницы стоит новенькая с виду «газель». Она приятно отличается от «скорых», на которых я ездил раньше. Знакомлюсь с водителем. Упитанный, розовощекий, эмоциональный, зовут Андреем.

— А толку, что новая? «Буханка» куда лучше. Три года машине, а на ее «лечение» больница уже столько денег истратила, сколько она сама не стоит. «Зацвела» через два месяца, прогнила в трех местах, кузов лопнул, раздатка почти сразу сломалась. А оборудование?! Его у меня на 300 тысяч рублей в салоне. Операцию на ходу можно делать. Но этим оборудованием никто за три года ни разу не пользовался! Даже пленка с приборов не снята! А как им пользоваться — на наших-то колдобинах... Зарплата? Чтобы десятку иметь, нужно пахать круглосуточно. В общем, бардак полный, никому ничего не нужно!

«Положительный» диагноз

В ординаторской трое: Сергей за столом, Сан Саныч, самый опытный после Манькова хирург в отделении, курит у открытого окна, а рядом с ним молодой бородатый доктор — хирург из соседнего райцентра, поселка Бетлицы. Он привез очередного пациента, лечение которого требует более квалифицированного вмешательства.

  • — И что теперь делать? — взволнованно спрашивает бородатый.
  • — Что-что... Через месяц сдашь анализ крови, потом через три, через полгода и год. Может, и пронесет, — равнодушно дымит Сан Саныч.

Вслушиваюсь. Ситуация проясняется: не так давно в больницу поступила женщина — ДТП, состояние крайне тяжелое. Ей оказали всю возможную помощь и повезли в Калугу: она нуждалась в более высокотехнологичном медобслуживании. И только там были получены окончательные результаты анализов: проба на ВИЧ... положительная.

  • — И предохраняться, — добавляет Сан Саныч.
  • — Так сколько времени уже прошло! Я с женой и так успел. С женой-то не будешь предохраняться.
  • — Ой, мама не горюй! — Сан Саныч глубоко затягивается. — А я вот не могу вспомнить, порезан у меня был палец, когда я ей операцию делал, иль уже зажил? Я за вениками недавно ездил, ножом поранился. И рвал ли я во время операции перчатки? Анестезиолог — тот вообще без перчаток работал.
  • — Ладно, чему быть, того не миновать. Пойдем смотреть, кого ты там привез.
  • — Нда-а-а... и такое бывает, — говорит им вслед Сергей и склоняется над столом, перебирая какие-то бумаги.

Делюсь впечатлениями о поездке.

— Считай, ничего особенного. Хочешь настоящего экстрима — покатайся в ночную смену.

В руках у Сергея мелькнул бланк с заглавием: «Разрешение на охоту».

  • — Зарплаты на охоту хватает? — спрашиваю.
  • — С трудом. А что тут таить, я тебе сейчас все как есть покажу. Достает из ящика небольшой прямоугольный листок.

— Вот что мне заплатили за июнь...

Должность: врач хирург. Ставка: 3876,8 руб/мес. Отработал: 20 дн./159 час. Далее таблица.

  • — «Ночные дежурства» — в июне я почти не дежурил. Так, оклад: раз. «Надбавка за выслугу лет» — 735 рублей 44 копейки — два. «Доплата за вредные условия труда» — 553 рубля 63 копейки — три. Плюс премия ко Дню медика, экстренные часы... Вышло более-менее нормально: 11 тысяч с гаком. — Обводит итоговую цифру в кружок. — А в среднем в месяц я получаю 10 тысяч. Это потолок.
  • — И все?!
  • — А ты сколько думал? Да, приходится вертеться. Вот наш заведующий по молодости гаражи строил. Кстати, вот и он... с приема возвращается.

В ординаторскую заходит Маньков, следом за ним Евгений.

— Покатался? Впечатлений набрался? — обращается ко мне Владимир Станиславович. — Ну тогда пойдем перекусим. Четверть седьмого, а я только чая утром успел долбануть.

Жестокая повседневность

Электрический чайник, вскипев, щелкнул. Из холодильника на стол перекочевали сало, вареная картошка, домашняя колбаса; огурцы и помидоры — с грядки.

  • — Вот перед тобой сидит Евгений Васильевич, который недавно прошел стажировку, освоил новую для нашей больницы методику, — нарезая огурец, начинает разговор Маньков. — Теперь мы можем делать операции на сосудах. Ну, тромб образовался, и нужно его ликвидировать, а не отрезать человеку ногу, например.
  • — Тромбэктомия — это операция, которую по идее должен уметь делать каждый хирург, — подхватывает Евгений. — Но для нее нужны специальные зонды. Они мало у кого есть, особенно в районных больницах. Мы себе их заказали в начале года — они пришли в конце.
  • — Сейчас же ввели эту дурацкую систему аукционов, — разъясняет Маньков. — Она действует так: мы пишем заявку — нужно то и то. Ее просматривает главврач, ставит подпись, затем она уходит на аукцион. И разыгрывается тендер. Процесс этот медленный, главный критерий — цена, о качестве речь не идет. Порой приходит явный брак: бинты расползаются, перчатки рвутся, иглы ломаются, гипсы отвратительные... Допустим, мы заказываем титановые инструменты — нам, конечно, их не купят. Скажут: берите железные, и все тут. Хотя нам как-то повезло, мы получили титановые пластины. Но для этого нужно было тысячу инстанций пройти. Лично нам. Ходить и выпрашивать, как будто сам себе в карман эти железки положишь.

Хирурги кивают, никто не перебивает. Маньков продолжает:

— Но самое странное: люди, несмотря на эту мизерную зарплату, на все эти проблемы, все же заинтересованы в чем-то. И почему-то. Хотя, казалось бы, гораздо легче плюнуть на все и сказать: я не буду делать эту операцию, нет инструментов, до свидания. Но не плюют. Это крик души, веление сердца — не знаю...

У Манькова звонит телефон.

— Дочка, — шепчет он, прикрыв рукой мобильник. — Привет! Сидим тут с корреспондентом, размышляем о вечном... Ага. Кстати, я тебя поздравляю: ты такая же дура, как и твой отец!

Дочку Владимира Станиславовича зовут Екатерина. В прошлом году она закончила смоленский мединститут по специальности хирург-онколог. Поступила в ординатуру. Сегодня ее первый рабочий день в Калужской областной больнице.

— ...Как это ты домой пошла?! — Маньков вмиг раздражается. — Кать! Прободная язва — это же экстренная медицина! Уже в автобусе едешь?! А ну возвращайся в больницу! Он у вас помрет с минуты на минуту, а тебя в тюрьму посадят! Больного надо немедленно брать на стол! Ты что, не можешь прободную язву сделать? Мне к тебе в Калугу ехать?! Кать, звони в больницу — пусть другой хирург берется.

Голос строг. За столом даже жевать перестали.

— Так. Молодец, это ты правильно сделала... Все это нужно в историю болезни записать — что клиника прободной язвы развилась тогда-то и что лечащий врач на тот момент этого не заметил. Думай, в общем, если что — звони. Дай бог, чтобы все обошлось, но я думаю, больной умрет. Все, давай.

Молчание.

  • — Вот так начинается карьера хирурга — с трупа, — наливает себе вторую чашку чая Маньков. — У нее сегодня первый день, ей передали больного с неверным диагнозом, которого еще три дня назад нужно было срочно оперировать.
  • 19.30. Рабочий день продолжается.

Операционная. Маньков, Сергей, медсестры и анестезиолог Олег Васильевич — невысокого роста, крепкий, с красными, невыспавшимися глазами. Он следит за работой монотонно шумящего наркозно-дыхательного аппарата. Поглядывает на рядом стоящий монитор: давление, пульс, температура, содержание кислорода в крови — все в норме.

— Двадцать три года здесь работаю. Раньше нас четверо было. А положено на нашу больницу шестеро. Двое через какое-то время уехали. Один, говорят, сейчас в Москве, в больнице МВД. Если возможность есть, как не уехать, когда оклад три с половиной тысячи? Сейчас мой единственный коллега в отпуске, а я на шесть с половиной ставок работаю.

Когда у меня были полноценные выходные?.. Не помню. Без анестезиолога ни одна операция не обходится, а мы обслуживаем четыре района: Людиново, Бетлицу, Борятино и Спас-Демьянск. Раньше там в больницах работало по одному моему коллеге. Теперь все поразъехались, наркоз некому делать.

Олег Васильевич подходит к операционному столу, проверяет показания, щупает ладонь пациента.

— Привычка. Мало ли что там на приборе написано! А вдруг он сломался? Как тот большой монитор отечественного производства, что в палате стоит. Видел, наверное? Двух месяцев у нас не проработал, а уже три раза в ремонте побывал. Наркозно-дыхательных аппаратов тоже не хватает. Приходится корячиться — таскать их туда-сюда, больных отключать. У нас только один аппарат современный, фирмы Newport. А сейчас на операции ты видишь РО-9Н — наиболее удавшаяся отечественная модель. В плане надежности с ней как с «жигулями»: повезет — не повезет. Нам повезло.

Приемный непокой

В ночь с четверга на пятницу Маньков дежурит. Пьет чай, работает с бумагами, периодически поднимается на второй этаж в реанимацию «посмотреть, как там мои послеоперационные». Время от времени на его рабочем столе тарахтит дисковый телефон. Тогда Маньков гасит сигарету и идет в приемный покой в соседний больничный корпус. К полуночи он побывал там трижды.

Вечером молодая мама принесла на руках трехлетнего карапуза.

  • — Болит, дядя. — Мальчонка указывает пальчиком на ножку.
  • — Бегал по дорожке в саду, споткнулся, теперь на ножку наступает — плачет, — поясняет мама.

Маньков осматривает ножку: «Так больно?.. А так?»

— Ничего страшного. Просто ушиб. Домой придете — лед из холодильника приложите. А завтра — йодную сетку или водочный компресс.

Следующая — девчонка-подросток: прискакала в больницу на одной ноге, поддерживаемая под локоть подружкой.

— Палец большой на ноге болит очень. С велосипеда упала, вот.

Здесь ситуация оказалась серьезнее:

— Будешь теперь ходить в гипсе. Сейчас тебе «чешку» сделают. Завтра на рентген, потом к хирургу на прием.

Вызов третий. Согнувшийся в три погибели мужичок с испуганными глазами: «Ох, доктор, живот скрутило — мочи нет!» Температура нормальная; не пьет и не курит уже два года. Через несколько минут пациент вспоминает: «Да, кум сегодня кабанчика зарезал...»

  • — Ну, тогда все понятно, сразу бы сказал, — улыбается Маньков. — Испробовали кабанчика-то?
  • — Это как водится...

Возвращаемся в ординаторскую. Стемнело, зажглись фонари.

  • — Сельский хирург — это и травматолог, и уролог, и нейрохирург, и торакальный, и сосудистый, и абдоминальный, и какой хочешь еще хирург — специалист широкого профиля, — рассказывает Маньков. — Нагрузка серьезная. А по уставу на одного хирурга полагается 25 больных. Это норма еще в советское время, в 30-х годах, министром здравоохранения Семашко была установлена. С тех пор ничего не менялось.
  • — Тому же Семашко принадлежит фраза: «Хорошего врача прокормит народ, плохие нам не нужны». Как с этим дело обстоит, пациенты помогают? — спрашиваю я.
  • — Помогают. Регулярно. Скажу так: благодарить доктора коробкой конфет и цветами уже давно не принято. И от благодарности никто не отказывается. Но у нас в отделении есть традиция — не принимать подарки заранее. А если после лечения захочешь отблагодарить доктора — пожалуйста: пойди, отблагодари. Привести пример? Недавно заболел мой хороший знакомый. Мест в отделении не было, и я положил его в свой кабинет. На ночь отпускал домой. Десять дней полечился — выздоровел. Говорит: «Станиславович, как мне тебя отблагодарить? Проси что хочешь». Я к тому времени уже давно хотел колодец на даче выкопать, а знакомый не последний человек на предприятии, выпускающем железобетонные конструкции. Вот так восемь колодезных колец с хорошей скидкой мне на дачу и подогнали. Но все равно этой «благодарности» недостаточно, чтобы доктор чувствовал себя достойно в этой жизни. Это ощущение ему должно обеспечивать государство.
  • — Чтобы достойно себя чувствовать, сколько нужно получать?
  • — Хотя бы тридцать тысяч, — с ходу отвечает Маньков. — И чтоб моя жена, эндокринолог, двадцать пять.
  • — А сейчас сколько?
  • — В среднем выходит пятнадцать. У жены меньше.

Откровенно

0.30. Пьем чай. Телевизор фонит передачей про «организованную подростковую преступность»: несовершеннолетние уроды до смерти избивают людей в электричках, насилуют малолеток; юные готы и сатанисты приносят человеческие жертвы. Затем журналисты обращаются к родителям погибших, задают вопрос: могут ли они простить? Родители в слезах, истерике. Никто прощать не собирается.

Маньков морщится:

— Убийства, изнасилования... По первому, по второму, по НТВ — все одно и то же. Но это не реальная обстановка, это политика. Чего только достичь хотят, никак не пойму. Народ запугать? Чтобы он ни о чем не думал, привык к мысли: вот, смотри, может быть и хуже. А значит, хрен с ним со всем — лишь бы не было войны.

Переключает каналы. Останавливается на исторической передаче: море, солнце, развалины древних Афин. Продолжает:

— Я почему вашу журналистику не люблю? Да потому что почти каждый день по телеку передачи про врачей-убийц, вредителей и взяточников. А народ все это смотрит, потом приходит в больницу — и ни малейшего уважения! И никто не объясняет, почему эта медсестра или этот доктор не могут выполнить свою работу на должном уровне. Да потому что нет возможности ее выполнить! Врачи устали физически, устали морально, превратились в обнищавшую когорту. Конечно, и среди врачей гады встречаются. Но проблема ведь не в этом...

Звонит телефон.

— Да, сейчас буду.

Через десять минут Маньков вдевает шовную нить в изогнутую молодым месяцем хирургическую иглу. На покрытой клеенкой кушетке лежит крупный мужчина с глубоким порезом указательного пальца правой руки.

  • — Обезболивающее подействовало?
  • — Вроде того, — кивает пациент.
  • — Три шва придется положить. Так что терпи.

Маньков начинает. Мужик не из робких — глазом не моргнул.

  • — Ты где работаешь? — попутно спрашивает хирург.
  • — В наркоконтроле.
  • — Что-то наркоманов последнее время поменьше стало. К нам в больницу почти не привозят.
  • — Так мы заводские райончики почистили. Героинщиков вроде всех пересажали. Вот в Людиново это да. В Дятьково — там вообще край! А в Кирове нормально. Из Москвы только возят, по мелочи...

Закончив, Маньков идет заполнять медицинские формуляры в приемную. Прямо на пороге его встречает дежурная медсестра:

— Владимир Станиславович, вот этот молодой человек меня второй день терроризирует!

Перед ней стоит, слегка покачиваясь, мужчина. Спортивные штаны, потертая безрукавка, щетина, длинные грязные волосы из-под серой панамы. И перегар на все приемное отделение.

— Вчера приходил, сегодня утром. Я его дважды на прием отправляла. Не пошел. Теперь вызвал «скорую» и вот опять приехал.

  • — Что у вас случилось? — строго спрашивает Маньков.
  • — Плохо.
  • — Кому плохо?
  • — Мене плохо.
  • — А кому сейчас хорошо?
  • — Не понимаете вы меня, — обреченно мотает головой. — Душе плохо.
  • — Ну, это не ко мне. Это к психиатру.

Маньков садится заполнять бумаги. «Больной», прислонившись к стенке, уходит глубоко в себя. В дверях приемного отделения появляется охранник — пожилой мужчина, случись что, вряд ли полезный. Дописав, Маньков не спеша встает... и резко разворачивается к пациенту:

— Иди домой. Спать. А?! — Очень пристальный взгляд.

Тот вздрагивает, разворачивается и, покачиваясь, уходит.

  • — Вам драться приходилось? — спрашиваю уже на улице.
  • — По молодости горячим был. А что делать, когда приходит посреди ночи пьянь всякая, начинает матом орать, права качать, руки распускать. А ты ему — ннна!.. — Маньков лихо режет воздух апперкотом.
  • 1.30. Приглушенный свет ртутных ламп, механические вздохи наркозных аппаратов. Реанимационная палата.
  • — Все спокойно?
  • — Пока да, — отвечает сонная медсестра.
  • — Петров не помер?
  • — Еще держится.
  • — Долго, однако...

Маньков обходит послеоперационных больных, смотрит показания приборов, изучает листки с результатами последних анализов.

  • — Здравствуйте, — вдруг еле слышно произносит лежащая, казалось, без сознания бабушка. — Как... операция прошла?
  • — Прошла-прошла. Разговариваешь со мной — это хорошо. А ну-ка погляди вверх. Та-а-ак. Камней полный-преполный пузырь. Сама потом посмотришь.
  • — Спасибо вам.
  • — Погоди. Нам с тобой еще лечиться и лечиться.

В ответ вновь слабая человеческая улыбка. И почти шепот:

— Спасибо вам, храни вас Господь.

О высоком

Выходим на улицу. Маньков прикуривает. Останавливается, умиленно наблюдая картину: ночь, луна, громко стрекочут кузнечики, фонарь у больничных ворот выхватывает из темноты неуклюже ковыляющий силуэт прижавшейся друг к другу парочки:

  • — Романтика! — вдохнув, говорит Маньков.
  • 4.15. Глаза слипаются. Слишком многое они видели за последнюю неделю. Маньков давно закончил с писаниной и теперь раскладывает пасьянс на мониторе компьютера.
  • — Вы говорили, на завтра две серьезные операции запланированы. Как же вы будете после бессонной-то ночи?
  • — Я могу оперировать когда угодно и в каком угодно состоянии. — Маньков не отрывается от пасьянса. — Хоть вверх ногами. За 25 лет все доведено до автоматизма, как у обезьяны. Взять хоть последний Новый год. Вечер 31 декабря, я дома с семьей, стол давно накрыт, уже порядком выпил. И тут звонок из больницы: двое, у одного огнестрельное, сердце задето, у другого ножевое; «скорая» уже сигналит под окнами. К трем ночи еще двоих привезли — ножевые: опять в сердце и поражение печени. Потом и еще двоих. В общем, закончили мы в полседьмого утра. Сели с мужиками в ординаторской, отметили. Потом к палаткам пошли, пива выпили. И по домам. А дежурный хирург обратно на работу. — И, призадумавшись: — Кстати, в этом году случаев с огнестрельными и ножевыми гораздо меньше. Народ поуспокоился как-то.
  • — А вы мемуары не пишете, как Чехов или Булгаков?
  • — Какие там мемуары?! Я художественной литературы практически не читаю. Времени нет. Сельские доктора часто попадаются довольно отсталые. Как я, например. Вот сегодняшнюю ночь отработаю — после дежурства и целого дня чем, думаешь, я буду заниматься? Возьму две бутылочки пива, выпью их перед телевизором. И спать! А на выходных, если не вызовут в больницу, на дачу: колодец копать, баню топить, дом строить. Я себе цель поставил — за три года построить на даче дом и переехать в него жить. Внуки у меня ведь будут когда-нибудь! Я песочницу смастерю, турник повешу, на него качельки. Как приятно на старости лет внуков качать: чик-чик, чик-чик... Хорошо!

Почему читателям «РР» проще сделать доброе дело,

чем ненавидеть власть

«Доктор в хаосе» — так назывался наш репортаж, опубликованный 23 сентября 2010 года. Его герой, провинциальный хирург Владимир Маньков из Калужской области, делает свое дело не глядя на часы, копеечную зарплату и нехватку оборудования. Наверное, зараза энтузиазма передается на расстоянии. Спустя почти год в редакции раздался звонок: «Здравствуйте, это вы писали про Манькова? Мы тут собрали почти полмиллиона рублей, купили медицинское оборудование, завтра повезем. Кто, кто... ваши читатели!».

Диана Мунасипова

«Русскийрепортер» 20 июня 2011 г.

Воскресное утро. Мы встречаемся у выхода из метро. Их двое, зовут Надежда и Антон, обоим не больше тридцати. Он врач, она архитектор. В свободное время — блогеры на together.ru. «Тугеза» позиционирует себя так: «Сообщество людей, которым нравится делать хорошие и правильные вещи». Пару месяцев назад кто-то из сообщества наткнулся на «Доктора в хаосе» и написал призыв помочь. Блогеры съездили в Киров на разведку, узнали, что одна из трех операционных пустует, поднапряглись и собрали 452 124 электронных рубля. Купили операционный стол, лампу, набор инструментов для торакальной и абдоминальной хирургии, все это доставили и установили.

Сегодня Надя и Антон отвозят в Киров последний подарок, новенькую хирургическую дрель. Большая коробка с презентом лежит на заднем сиденье, там же устраиваюсь и я. На коробке надпись: «Оборудование для операционной было предоставлено в дар по итогам сбора денежных средств от 612 членов интернет-сообщества together.ru в 2011 году».

— Кто по сто рублей скидывал, кто по тысяче, — вспоминает Антон. — Мы не ожидали, что столько удастся собрать.

Выезжаем из Москвы. Вдоль дороги начинаются леса. Тонкие белые пальцы женщины-архитектора крепко держат баранку автомобиля. Подпрыгивают леденцы, сложенные кучкой между передними сиденьями. Трясется атлас московских автодорог с трогательным названием «Дорога к дому». Вздрагивают смешные игрушки под лобовым стеклом — большая и маленькая. Такие же странные, как и эти два живых человека, уже четыре часа едущих «непонятно куда и зачем».

— Головы! — командует доктор Маньков, и мы спешно пригибаемся, чтобы пройти на территорию Кировской городской больницы.

Длинные обшарпанные кирпичные корпуса.

Маньков улыбается нам и закуривает. Худой сутулый невысокий человек в блеклой бело-голубой рубашке. Лоб в глубоких морщинах. Щетка седых усов.

— Хоро-оший ящик! — кивает он на коробку.

Вместе распаковываем и собираем дрель, подсоединяем к электросети — работает. Благодарит.

Маньков ведет нас в новую операционную. Любовно смотрит на подаренный ранее хирургический стол — как музыкант на новый рояль, который только что установили и настроили.

— Механический, правда, но зато крутится, меняет высоту, — довольно комментирует он. — Освещение хорошее, сильное. Раньше мы просто лампочку к форточке привязывали, когда оперировали.

Теперь в больнице мечтают о новых сотрудниках. Скоро открывается первичное сосудистое отделение, а специалистов не хватает. Квартиры работникам больницы предоставляет государство, но жить на зарплату в три тысячи никто не согласен.

Маньков провожает нас до машины. Многозначительно улыбается:

— Пишите там аккуратнее! А то испортите мне предпенсионное состояние.

И достает еще одну сигарету.

Еще четыре часа до Москвы.

  • — Я сам работал врачом в разных местах и знаю, что много где ситуация такая же или даже хуже, — резюмирует Антон. — Поэтому надо помогать. Не глядя на государство.
  • — Ну, бывает же, что люди просто не могут, не хватает времени... — ищу я лазейку.
  • — Да ладно тебе: времени, — говорит Надя. — Знаем мы, как они его проводят.

Когда мы подъезжаем к Москве, уже почти ночь.

  • — Надя, вот ты целое воскресенье потратила, тебе не жаль?
  • — Не потратила, а приобрела. Смотри, вот я работаю архитектором — вроде бы творческая профессия, а целыми днями сидишь и проектируешь какие-нибудь загородные домики для толстосумов. И думаешь потом: для кого живу?

Машина останавливается, Надя поворачивает ключ зажигания. Голова в мелких кудрях устало опирается на руку. За окнами темнота.

— Ч-черт, завтра на работу.

ОЧЕРКИ

10 лет 6 месяцев 3 дня

О том, как все опоздали, или Жизнь прекрасна

Галина Мурсалиева

«Новая газета», 8 июля 2010 г.

«...Он ушел в начале марта этого года... тихо, просто ушел. Прожил 10 лет 6 месяцев и три дня...»

Человек завел ЖЖ ради одного-единственного поста под названием «Мальчик». Он рассказал о своем сыне по имени Валентин. Написал сдержанно, нет никаких эпитетов: «страшно, ужасно»... Эмоций много в комментариях читателей, наверное, потому, что если сразу, быстро реагировать — других слов, пожалуй, не подберешь...

Дело точно не в том, что это рассказ о смерти ребенка от онкологического заболевания... Каждый знает, что исцелению поддаются не все формы болезни. Бывает, когда медицина бессильна. Бывает, когда бессильны кошельки: не хватает денег на дорогостоящие лекарства и операции...

Но Валю убило не отсутствие денег и не диагноз. Болезнь поддавалась лечению... В чем тогда дело?

Место жительства

Родители Вали живут в городе Северске Томской области. Папа по образованию физик-ядерщик, мама — химик. Сын — Валя — учился во втором классе, когда вдруг, неожиданно, начал прихрамывать. Местный хирург попытался объяснить все быстрым ростом костей, но мама настояла на рентгене. Снимки показали предполагаемый диагноз: «Остеосаркома».

В Северске нет детских онкологов, их нет и в Томске, но там все-таки центр, и папа с сыном приехали в НИИ онкологии Томска. Ребенок прихрамывал, но шел. Был октябрь 2006 года... Через два месяца — уже не мог передвигаться без костылей.

«...Были сделаны две биопсии под общим наркозом, — пишетотец. — Первая оказалась неудачной. Потом была отправка в Кемерово, где есть детское отделение на пару десятков коек, но там только предложили провести полостную биопсию... Диагноз официально был поставлен только в декабре, начались курсы химиотерапии».

Лечение, то есть, началось через два месяца.

  • — Остеосаркому излечивают, — комментирует ситуацию заведующий отделением общей гематологии Российской детской клинической больницы (РДКБ) Михаил Масчан. — Но это диагноз, требующий неотложной помощи: максимум — неделя—две на все анализы, потому что мы не знаем день, когда стремительно растущая опухоль переходит ту грань, за которой она уже неизлечима. Условно говоря, должен быть оркестр, призванный сыграть сложнейшее произведение: идеальная координация действий врачей многих специальностей, и такое лечение возможно только в специальном онкоцентре...
  • — Передовые детские онкоклиники в России по пальцам пересчитать можно, — говорит заместитель директора фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова. — А клиники у нас очень разноуровневые. Нередко в региональных нет ни технологических, ни профессиональных возможностей лечить сложных больных. Врачи шарахаются от них, потому что не знают, что делать... История Вали, к сожалению, вовсе не уникальна, она обыкновенная... Все зависит от того, где заболел ребенок, где его место жительства. Если есть рядом специализированная онкоклиника — спасут... Нет — значит, как карта ляжет, как пойдут документы... Есть на месте врач, который вызвонит и оперативно, без промедления направит ребенка туда, где есть передовая помощь, — могут спасти... Мыв фонде знаем в деталях: как теряется драгоценное для больного время, как гражданам приходится осваивать азы медицинской бюрократии... До нас дети из регионов доезжают иногда в таком состоянии, что сделать просто ничего уже нельзя.

Пытка ложью

«Обыкновенная история» мальчика Вали развивалась дальше так: эндопротез должен был заменить ребенку части ноги. В декабре 2006-го говорилось: операция состоится не позднее февраля. Но новый, 2007-й, год принес с собой новый закон: покупку протеза необходимо теперь было проводить через тендер для выбора поставщика.... В итоге операция состоялась в мае...

То есть еще раз минус два месяца.

«... Такие операции даются тяжело, но мальчик все выдержал, хотя потерял в весе с 32 кг до 17, — продолжает рассказ отец. — ... Тяжело привыкал к новой жизни, продолжал лечение химией, но потихоньку на чал оживать. ... Стал бывать на улице и возвращаться к обычной жизни. Даже продолжал учебу и закончил второй и третий классы...»

Отцу явно не хочется уходить от этого относительно благополучного промежутка времени, и он расстается с ним не сразу. Благодарит учителей средней школы № 84 города Северска, которые занимались с мальчиком на дому. Тепло отзывается о детях, одноклассниках сына, которые всегда поддерживали... Но надо двигаться вперед (назад), и он пишет: «... Осенью у мальчика начали резко падать показатели крови. Каких-то предпосылок для этого по курсу лечения не было...»

Рентгеновские и томографические снимки показали затемнения в легком... Метастазы! Собирались консилиумы: решался вопрос об операции на легком и удалении метастаз.

Совещались все те же самые, заколдованные, два месяца!

Операцию решили не проводить. «Вдруг сказали, что в НИИ онкологии (Томском. — Г. М.) нет детского отделения, и дальнейшее лечение можно проводить только в лечебном учреждении, где есть профильное детское отделение онкологии»

Сказали, по сути, то, что должны были сказать в самом начале развития болезни. Теперь же, когда она уже уверенно побеждала, место для «дальнейшего лечения» родителям было предложено выбирать самим. Где? Как искать? Томские медики в конце концов смилостивились — дали наводку: «Ищите клиники, где делается высокодозная химия с метатрек-сатом». Отец лихорадочно искал названное в интернете, вызванивал все близкие к теме учреждения. Он звонил на горячую линию для онкобольных — мало что понял из их ответа. Звонил в клиники Санкт-Петербурга и Новосибирска.

— Томская область, — объясняли ему, — не входит в состав нашей области, поэтому мы вам можем предоставить только платное лечение.

О том, что полис обязательного медицинского страхования, как оказалось, — ненужная и бесполезная бумажка за пределами Томской области, не завели речи только в Москве. Российский онкологический научно-исследовательский центр (РОНЦ) имени Блохина прислал по факсу разрешение на приезд.

Это уже был ноябрь 2007 года. То есть год прошел... Родители с сыном отправились в столицу. Взрослые были переполнены надеждами. Ребенок радовался тому, что увидит Кремль и самый большой в стране «Детский мир». Его надежд Москва не обманула... Увидел.

«Приехав, узнали, что надо пройти через обычную детскую онкологическую поликлинику, т.к. приглашение было на амбулаторное обследование, — продолжает свой рассказ отец. — Добираться в поликлинику приходилось ежедневно более часа на метро, огромные переходы преодолевались у папы на плечах, представляете, каково было ребенку с больными легкими, с одной здоровой ногой и на костылях. Сидеть на прием к специалистам приходилось по 1,5—3 часа. Особым изощрением была запись на анализы, кровь можно было сдать завтра, рентген сделать на следующей неделе, а томографию через две...»

Через неделю им было сказано: Валечке могут сделать высокодозную химию, но «только после Нового года, всех, всех затяжных праздников, т.к. начало декабря, и Москва уже начала готовиться к Новому году...»

Перелет, проживание, питание — достаточно большая сумма денег была потрачена на то, чтобы услышать, что столица начинает праздновать Новый год в первых числах декабря. Родители вернулись в Северск, чтобы собрать деньги на новую поездку в Москву: им же было обещано, что Валечку возьмут на лечение

В конце января 2008-го папа с сыном приехали в Москву вновь.

— Это просто безумие, — говорит врач Михаил Масчан, — везти на тот момент безнадежно уже больного малыша за тысячи километров для получения высокодозной химии... Понимаете, самый трагический эпизод был, когда уже стало ясно, что операция на легких, удаление метастаз, — невозможны. То, что произошло в Томске, — жестокий отказ, самый жестокий из всех возможных... Родителям говорят, у нас, мол, больше ничего сделать нельзя... В таких случаях, родители, задавая вопрос «Можно ли что-то вообще сделать?», спрашивают, по сути, о главном: «Что можно еще попробовать, возможно ли спасти, есть ли хоть один шанс на спасение?». А врачи отвечают им на первый вопрос, оставляя главный без ответа. «Да, — говорят они, — можно вот еще сделать высокодозную химию...» Они не говорят о том, что речь об излечении уже не идет, вводя в заблуждение. Это ужас непонимания, я знаю не один случай подобного врачебного малодушия... Не хватает духа с максимальной честностью, прямо объяснить ситуацию, и родителей вместе с больным ребенком обрекают на лихорадочный бег по кругу с повязкой на глазах... В данном случае промедление было на всех этапах лечения, а в результате семья оказалась выброшена, оставлена один на один с этой болезнью... То, что и в Москве была затяжка времени, это — ясно... Я как врач ненавижу праздники — останавливается работа лабораторий, станций переливания крови... Вот только в последнее время удалось как-то эту ситуацию изменить. Но то, что приглашение изначально было на амбулаторное, а не на стационарное обследование, — это правильно. Ужасно с точки зрения человеческой, а с медицинской, как это ни цинично звучит, — ситуация была уже проиграна. То есть речь шла только о поддерживающей терапии — стационары такого себе позволить не могут. Это делается амбулаторно, но не за тысячи километров от места жительства, конечно же...

«Все еще живой...»

Но в конце января 2008 года папа с сыном ничего не знали о разнице в стационарном и амбулаторном лечении. Они приехали за тысячи километров от дома, чтобы услышать, что их снова вызвали на осмотр в поликлинику, а не на госпитализацию. Узнали также, что предыдущие — «предновогодние» анализы, сданные ценой невероятных усилий — недействительны, «срок годности» у них закончился.

Шел третий год мытарств. И отец сорвался: его сын, единственный ребенок, все время был на глазах у врачей — с того самого момента, как начал вдруг ни с того ни с сего прихрамывать. Везде, на всех этапах, в разных городах были врачи, от которых ждали спасения. Как фальшьокна в проекте глуповатого дизайнера, они обманывали зрение и надежды... Отец начал звонить. Он звонил всем, он поднял на ноги друзей во Франции и в Германии. Он повернул вспять реки — мальчика положили в стационар.

Где выяснилось: низкие показатели крови ребенка делают невозможным проведение высокодозной химии, на которую только и была надежда... «Ичерез пять дней стационара, где мальчик только сдавал и сдавал повторно анализы, ребенка выкинули из больницы», — пишет отец.

Он не успокоился, конечно же. Обратился в ведомственную поликлинику Росатома, ребенок сдал анализы, и там был ответ: «Результаты соответствуют норме». Эти результаты принесли в РОНЦ, где они были подвергнуты сомнению, — опять заставили сдать анализы, признали их неудовлетворительными и отправили всех домой.

«Есть хороший фильм Роберто Бениньи «Жизнь прекрасна», где маленькому ребенку, попавшему с родителями в концлагерь во время войны, папа разъяснил, что это такая игра, надо прятаться от тех дядь, чтобы получить главный приз — танк, — пишет отец. Мальчик, поверив отцу, выжил, так и не поняв, где он находился.

Мальчик запомнил поездку в Москву не по походам в мрачномонструозное здание Центра Блохина и бесконечным поездкам в метро, а по Красной площади с ее бьющими часами на Спасской башне, стрельцами у музея, салютом во всех районах столицы на 23 Февраля, Охотным Рядом, великолепным «Детским миром» с его каруселью и невероятным количеством игрушек...»

...Родители не сдавались. В конце апреля 2008-го удалось попасть на лечение в Новосибирск. Поскольку это было невозможно сделать с пропи ской в Томской области, мама с сыном выписались из Северска, прописались в «городе надежд». Мама фиктивно устроилась на работу и получила заветный новосибирский полис. К декабрю стало ясно: курсы химиотерапии, проведенные здесь, не помогли — метастазы разрастались...

«Жмурки» закончились. Мама с сыном вернулись в Северск. Продлевать драгоценную жизнь настолько, сколько позволит неумолимый недуг, можно было и в родном городе.

Отец благодарит врачей местной больницы — они делали все, что возможно, никогда не отказывали в помощи. В той, какую могли оказать... Валя особенно не выносил, «когда брали кровь из пальца допотопными «железками» ...Во время тяжелых процедур он прикусывал папину руку и показывал, как ему больно, иногда до крови, но он же ребенок...» — написал папа мне в письме.

Мы начали переписку уже после того, как появился в интернете «Мальчик», позже поговорили по телефону. Александр писал: «Несмотря на все, Валя по жизни был оптимистом, и все невероятнейшие страдания он переносил стоически, он жил. Конечно, ему никто и никогда не говорил, что «у тебя смертельная болезнь», «завтра тебе отрежут ногу» или «метастазы — тебе конец». Он знал, что «у него что-то с легкими» и все... И никогда не думал, не чувствовал, что скоро уйдет...»

Да и как он мог думать и чувствовать, что скоро уйдет, если папа, как вратарь на границе его детства, ловит, отбивает, не впускает ужасы — «Жизнь прекрасна». В одном из писем Александр писал:

«...Понятно, что смотрели, слушали и пели песни из «Папиных дочек», перепетые взрослыми детские из «Ночи в стиле детства», боевые мотивы из «Черепашек-ниндзя» или пародии Пушного. Никуда мы не делись от «Губки Боба», «Карапузов», «Человеков-пауков», всяческих «Аладдинов» и «Тимонов и Пумб». Музыка, фильмы, мультики действительно играли большую роль в Валиной жизни, с ними было легче... была поддержка, эмоциональный заряд.

Хотя была музыка и фильмы, которые выбивались из привычного ряда. По нескольку раз любил (!) смотреть «Алису в Стране чудес», снятую в конце 90-х, другие «странные фильмы», монтипайтонов-ские, совсем не детские «...Смысл жизни» или «...В поисках священного Гоааля», или «Барона Мюнхгаузена» Терри Гиллиама. Музыка Ханса Циммера из «Пиратов Карибского моря» жила в нем. Самое любимое — «Звездные войны» Джона Уильямса. У нас были все (!) диски с музыкой Star wars, на которых была достаточно серьезная музыка в исполнении симфонического оркестра... и он ее слушал от начала и до конца. Он был джедаем...»

Джедай из города Северска «перерос стандартные конструкции «Лего» и мог создать что угодно из огромного количества кирпичиков. Общался, играл в интернете на smeshariki.ru под ником Кваля. Большой радостью был поход в кино, где можно было выкупить диванчик на последних рядах и спокойно лежать... — рассказывал отец уже в следующем письме, — мы любили походы в северский магазин игрушек «Антошка». Валю там знали, мы никогда оттуда не уходили без покупки, он мог там находиться бесконечно долго, устав, посидеть на диванчике и поболтать с продавщицами, к нему очень хорошо там относились и были рады его появлению...»

Под новый, 2009-й, год пришло сообщение, в которое уже просто не верилось, — врач-инфекционист заявил: Валечка инфицирован ВИЧ. И снова — анализы.

Диагноз подтвердился...

В своем ЖЖ отец, явно сдерживая себя изо всех сил, говорит об этом так: «...Мальчикмужественно боролся с одной тяжелой, смертельной болезнью, но с приходом второй, более страшной, уже не справился, за три месяца сгорел как свечка. Он ушел 3 марта, ночью, в сознании. Не мучился, тихо прекратилось дыхание, потом остановилось сердце... Никого не хочется обвинять, ни врачей Томской области, ни других. Больна медицина в целом, если все вышеописанное в России возможно...»

Позже, уже в разговоре со мной, он скажет:

— Таких случаев множество, на фоне бодрых рапортов о тех, кто вылечился и выжил, про ушедших просто не говорят...

В самом деле: для детей, у которых еще пока есть шанс на выздоровление, в последнее время проводятся концерты, аукционы, с ними дружат артисты и футболисты, «для них играет туш, горят глаза...». Это все очень важно, и пока еще так хрупко, что хочется все время говорить об этом, чтобы поддержать, «рекрутировать» тех, кто еще не втянут в волонтерство, в благотворительность, но... Разбирал ли кто-нибудь причины множества детских смертей от онкологии, задавал ли вопрос: «А можно ли было спасти?»

Катя Чистякова, назвавшая историю Валечки «обыкновенной», все-таки оговаривается: заражение ВИЧ при лечении рака случается редко. Но случается, и чаще всего это связано с тем, что на языке медицины называется «серонегативным окном». Если донор находился в этом периоде «окна», то тесты на ВИЧ вируса не обнаруживают, хотя он уже есть. Именно из-за этих «окон» и существует карантин забранной крови — ее держат три, а иногда и целых шесть месяцев, потом донора снова проверяют, и только тогда кровь годится для переливания. Но в отличие от плазмы тромбоциты и эритроциты, которые чаще всего и переливают онкобольным, на карантин отправить невозможно, они живут всего несколько дней.

Да, существует чувствительное оборудование, которое позволяет увидеть вирус и в серонегативный период.

Но, видите ли, в чем дело — оно дорого стоит.

И в ряде московских клиник такая техника есть. Что есть, а чего нет за пределами МКАД — кто же его знает...

— Есть целый ряд черных дыр области детской онкологии, и мальчик, о котором рассказал отец, не миновал ни одной... — Продолжает врач Михаил Масчан. — Все-таки важно заметить, что ВИЧ развивается не так быстро, как саркома, — вряд ли именно эта инфекция привела к преждевременной смерти Вали. Что касается всего остального — история демонстрирует главный изъян: в стране нет единого организма детской онкологической службы, при которой бы каждый пациент на каждом этапе болезни получал тот уровень помощи, который необходим. В любой цивилизованной стране мира существуют специальные регистры, отслеживающие положение больных, позволяющие понимать, в чем нуждается то или иное медицинское учреждение... У нас этого нет, хотя мы знаем, что ежегодно онкологическими больными становятся до 5 тысяч детей. Нужны координированные усилия медицинского сообщества, а у нас пока разрозненность, внутрикорпоративные разборки, недофинансирование и сверхцентрализация. В любом штате США больному сделают все необходимое на уровне, близком к мировым стандартам, а потому родителям ребенка не придет в голову везти его в Нью-Йорк. У нас во многих регионах медицина просто дремучая — и детей везут в столицу. Здесь действительно целый ряд высококвалифицированных, специальных клиник, но этим зонтиком невозможно накрыть всех заболевших детей России. Если у меня на 30 коек 50 историй болезни, а завтра еще трое неотложных больных, то когда поступает еще один, 54-й, — наступает предел... Я просто вынужден писать отказ. Конечно, если он стоит у меня под дверью, возьму его, но если приходят документы — пишу отказ... Нет места для маневра...

Из письма отца Вали: «...Надо говорить про несправедливость системы, недостаточность региональных детских онкологических центров в России. Про отсутствие алгоритма лечения.

...Он очень любил песню Still alive (знаковое название) из игры «Портал», где в конце игры побежденная машина поет, а слова песни бегут по экрану. Он всегда успокаивался под нее и просил включать эту песню по нескольку раз (перевод я ему сделал). Чтобы понять, о чем это я, можете поискать ее в интернете...»

Конечно же, я нашла эту песню. Там есть такие слова: «Теперь я здесь, чтобы спасти тебя».

«...Пишите про Валю... Может, это поможет другим, раз сына не удалось спасти. Или хотя бы расшевелить людей, власть, хотя надежда на счастливый конец умерла. Валька был маленькой капелькой в большой реке жизни, она испарилась, и никого это не тронуло, никто этого не заметил»...

Благотворительность как стихия

Даниил Ильченко

Интернет-журнал Сретенского монастыря «Православие.ру», 31 октября 2011 г.

Наталья Вороницына известна всему рунету своими благотворительными проектами и героизмом: уже пятый год она не встает с постели, но это не мешает ей заботиться о других. «Фонд — это структура, формализация, это финансовые отношения. Мне по душе другая история: есть проблема, есть инициативные люди, которые собрались в кучку, чтобы ее решить. Решили и разбежались. Стихийная благотворительность — вот как я это называю», — говорит она.

Когда в компании продвинутых блоггеров упоминается ее имя, многие замолкают, прислушиваясь. Важно знать, как идут Наташины дела, получается ли все, что задумано, и не произошло ли наконец то чудо, в которое она верит изо всех сил. И которое твердо выражено в статусе ее твиттера: «Болею рассеянным склерозом восьмой год, лежу пятый, скоро встану».

В телефонной трубке голос бодрый и улыбчивый. Совсем не такой, какой ждешь услышать у человека, годы не встававшего с постели. Наташа соглашается на интервью.

Подмосковные Химки. Невысокий этаж панельного дома. В комнате легкий сумрак от занавешенного тюлем окна. На стенах картины и фотографии, шкаф набит книгами. С полок сквозь стекло кротко смотрят на Наташу иконы.

А она лежит перед ними на широкой кровати, и в ее согнутые коленки упирается монитор ноутбука. Время от времени она нажимает кнопку на специальном пульте, и спинка кровати с тихим жужжанием меняет угол наклона. Она начинает свой рассказ:

— У меня архитектурное образование, я закончила МАРХИ, а после работала фотографом сразу в нескольких крупных изданиях. Сколько себя помню, внутренняя потребность что-то делать для других была всегда. Но в жизненной суматохе — работа, тусовка, работа — мало что успевалось. А потом я заболела. И теперь наверстываю.

Все началось в первый год лежания. Мудрые люди посоветовали: чтобы выжить внутренне, тебе нужно отдавать себя другим. Не брать, а отдавать. Я сначала растерялась: ну что я могу в таком положении? Разве что раздать свои фотографии. И завесила ими всю свою страничку в Живом Журнале с призывами: «Эй, народ, фотографии! Совершенно бесплатно! Кому надо, налетай!» Оказалось, никому не надо.

И уже не помню, кто прислал мне сообщение, что есть на свете сообщество «Старость в радость» (www.starikam.ru), где ребята помогают домам престарелых, и что наверняка им понадобятся мои фото. И действительно, мои картинки вскоре повисли на облупившихся стенах в доме престарелых в деревне Ямм. Это где-то в Псковской области.

Затем, опять по дружескому совету, я вступила группу «Милосердие» на Одноклассниках.ру. К нам обращались родители, которые не в состоянии были оплатить лечение своему ребенку, и мы искали средства. Работу проделали колоссальную: разработали схему проверки информации, дабы выявлять мошенников; наладили связь с благотворительными фондами. У меня был ребенок, которого непосредственно я вела: Славик Ворошилов, два с половиной годика, болеющий нейробластомой — это рак нервной системы. Нужно было собрать около 70 тысяч евро, чтобы отправить ребенка в спецклинику в Италии — нигде больше не брались его лечить. На бесплатном хостинге я создала для Славика сайт, и вместе с еще несколькими девчонками мы принялись искать деньги. Поиск усложнялся тем, что Славик — украинский мальчик. Российские благотворительные фонды в большинстве своем отказывались, а с украинскими не получалось договориться, потому что мы, собирающая деньги сторона, из РФ. Пытались звонить и писать в крупные компании, но с ними, как и с фондами, — глухо. Большую часть денег пришлось собирать в интернете, на форумах и в социальных сетях. Сумма чудом докатилась до 45 тысяч евро и дальше — ну никак. Мы, конечно, приуныли... А одна девочка, живущая в Германии, закинула информацию про Славика в какой-то немецкий фонд. Ну, закинула и закинула — от фонда ни слуху ни духу. И тут приходит новость, что фонд собрал сумму, как раз нам недостающую! Это было так неожиданно и так круто! Ощущения — ну просто не пересказать!.. Славушка съездил в Италию, и, слава Богу, благополучно.

А потом был сумасшедший август 2010-го, когда все кругом горело и дымило. Живой Журнал стоял на ушах: я читала запредельные посты своих знакомых — из Выксы, из Калионова — о том, как они со всех сторон окружены пожарами и сами пытаются их тушить. На волне этих страшных новостей родилось сообщество «Пожар_ру». Народ начал заботиться друг о друге online: предупреждал об опасности, о степени задымленности, помогал погорельцам вещами, транспортом. Этот процесс кто-то должен был упорядочить, и я тут же подвязалась и вскоре стала модератором. Чем мы только не занимались: собирали деньги, пожарные рукава и ранцевые огнетушители, организовывали поездки в регионы, помогали добровольцам, тушившим пожары. И наконец-то потушили. Но «Сообщество добровольцев чрезвычайного реагирования» — таково его полное название — продолжило работу. Параллельно была создана «Карта помощи» (russian-fires.ru) — интерактивная карта России, на которой каждый пострадавший от пожара, будь он хоть из Улан-Удэ, может отметить себя флажком и запросить помощь, а посетитель решает сам, может он быть полезным или нет. Но народ у нас в регионах пока не очень активен, интернет-покрытия там недостаточно, поэтому достучаться в глубинку получалось с трудом. Работа сообщества перешла в вялотекущий режим. Я заскучала. Кто-то предложил сделать из «Пожар_ру» благотворительный фонд — это мне тоже не понравилось. Фонд — это структура, формализация, это финансовые отношения. Мне по душе другая история: есть проблема, есть инициативные люди, которые собрались в кучку, чтобы ее решить. Решили и разбежались. «Стихийная благотворительность» — вот как я это называю.

Некоторое время я практически ничем не занималась, только работала: я модерирую один музыкальный интернет-портал. И снова — совершенно случайно — читаю какой-то пост в ЖЖ, где, как обычно, ругают нашу власть, и на глаза попадается комментарий типа: а мы уже реально что-то делаем. И я перехожу по ссылке на сайт together.ru. И сразу понимаю: это то, что мне нужно.

Together.ru — это такой виртуальный кружок доброделов. Никакой структуры, никакой организации — это не благотворительный фонд в привычном понимании. Просто куча неравнодушных людей, в большинстве знающих друг друга только по интернету, собралось вместе и решило делать что-то полезное. Называют они себя тугезерами, и стать тугезе-ром может каждый желающий. Идеи добрых дел рождаются спонтанно: кто-то вдруг предлагает, другие поддерживают, детали обсуждаются в форуме. Например, собрать игрушки и отвезти их детишкам в социальнореабилитационный центр в поселке Селижарово. Или всенародно скинуться на подарок «начальнику Ижмы». Вы, наверное, помните из новостей о том случае в сентябре 2010 года, когда у Ту-154, летевшего из Якутии в Москву, отказали двигатели и пилотам пришлось сажать самолет посреди тайги. Чудом удалось обнаружить заброшенный аэродром в селе Ижма. 72 пассажира и экипаж остались целы и невредимы. А все во многом благодаря Сергею Михайловичу Сотнику, начальнику местной вертолетной площадки. Он, несмотря на то, что аэродром был списан и вычеркнут из авиакарт, самостоятельно и на протяжении 10 лет поддерживал взлетную полосу в порядке. Это и позволило пилотам совершить благополучную посадку. За такую самоотверженность ребята из together.ru решили Сергея Михайловича отблагодарить и купили ему снегоход.

А когда я в первый раз зашла на сайт тугезеров, ребята как раз собирали деньги на операционную для одной Калужской районной больнички. Поводом послужила публикация в СМИ о тяжелой жизни местного хирурга, который без нормальных оборудования, инструментов и медикаментов за мизерную зарплату трудится практически без выходных, и причем трудится так, что уважает его вся округа — от мэра и бандитов до бездомных алкоголиков. Впрочем, так живет любой хороший хирург в любой нашей сельской больнице. И ребята решили помочь — приобрести новенькие операционный стол, лампу и прочий хирургический инвентарь.

«Ничего себе! — думаю я. — Какие люди на сцену выходят!» И сразу «побежала» знакомиться. Тугезеры меня приютили, и теперь я всячески пиарю этот проект: шевелю народ в интернете, распространяю информацию, комментирую посты, вербую новых доброделов. Не знаю, много ли от меня пользы, но пока что терпят. К тому же, я знакома со многими людьми из других благотворительных организаций и стараюсь всех сдружить. Вот, например, свела тугезеров с ребятами из «Старость в радость», и теперь мы все вместе отремонтировали дом престарелых в городе, которого нет на карте, — Каргополь-2.

— Не смотрите, что здесь книг полно, — Наташа обращает внимание на полки. — Я давно уже ничего не читаю. Было время, кучу художественной и духовной литературы перелопатила. Сейчас ощущаю информационную передозировку. Нужно, чтобы в голове все переварилось, устаканилось.

Мой стандартный день проходит так: я просыпаюсь, пью таблетки, завтракаю, беру компьютер. Отставляю его в сторону, когда мама приносит обед, ем и опять беру компьютер. На ужин — то же самое. А когда вырубается интернет, я погружаюсь в себя, в молитву, пытаясь с Божией помощью разрешить свой внутренний конфликт, который камнем лежит на сердце. По идее, я должна пребывать в таком состоянии постоянно. Моя социальная активность — это, в некотором смысле, побег от самой себя. Но меня выносит в эту активность — ничего с собой поделать не могу. И пока что так живу.

РАССЛЕДОВАНИЯ

Стаканы, полные лжи

Татьяна Батенёва

«Известия», 21 августа 2009 г.

Борьбу с пьянством, которое тормозит движение страны вперед, приводит к деградации мужчин, оболванивает молодежь, обездоливает детей, разрушает семьи, президент Дмитрий Медведев назвал первоочередной задачей

Как показывают опросы, большинство россиян — 65% — солидарно с позицией президента. Однако в обществе есть силы, которые кровно (вернее, своими кровными) заинтересованы в обратном, — чтобы мы пили как можно больше.

Они не высовываются. На словах, льющихся с высоких трибун типа Г ос-думы или Совфеда, представители всевозможных ассоциаций производителей алкоголя, центров, которые финансирует алкогольная индустрия, а также алкогольные лоббисты поддерживают борьбу с пьянством.

Правда, каждый сектор этой промышленности приветствует исключительно те меры, которые будут ухудшать положение конкурентов, но улучшать их собственное. И категорически возражает против предложений, направленных на регулирование их «делянки». Потому что под сакраментальные мантры («мы — законопослушные бизнесмены, создаем рабочие места, платим налоги, удовлетворяем потребности граждан в высококачественном алкоголе и прочее») идет кровавая война на несколько фронтов. Водочники не на жизнь, а на смерть сражаются с «пивняками». «Пивняки» — еще и с производителями «слабоалкогольных» коктейлей. Единым фронтом они воюют с производителями вина. Отечественные изготовители крепкого алкоголя интригуют против экспансии зарубежных брендов, стремящихся на наш безбрежный рынок... А есть еще и локальные войны, когда региональные производители водки бьются друг с другом, вовлекая в битвы не только фискальные органы, но и местную власть — мол, на наш огород со своей водкой не лезь, хуже будет! Сражается все это воинство за нас с вами — наши кошельки, души, детей. И как во всякой войне, важнейшим оружием тут является дезинформация. Попросту говоря, ложь. Вот в ней-то мы и попытаемся разобраться.

Производство этилового спирта из пищевого сырья и число УМЕРШИХ в России в 1995*2007 гг.

'-мело умерших

М производство спирта

Ложь N 1. 18 литров спирта на душу населения

Сколько же на деле потребляет алкоголя российская «душа населения»? Вопрос не праздный. Во-первых, ответ на него показывает реальные масштабы бедствия. Во-вторых, определяет задачи на будущее — насколько нужно протрезвить страну.

Учет тут провести довольно сложно из-за теневого рынка алкоголя и домашнего производства самогона-настоек-наливок. Но все же есть цифры, которые ввели в оборот не доморощенные эксперты, а вполне уважаемые специалисты, использующие многолетний опыт, полевые исследования, математические модели, сложные формулы. Так, по подсчетам мировых экспертов ВОЗ, в 2003 году Россия выпивала 15,2 л чистого спирта на взрослого россиянина, из которого примерно треть была нелегальной. Цифра серьезная — уровень относительно безопасного потребления составляет 8 л.

Однако как только государство начало принимать меры по ограничению рынка алкоголя, возникла другая цифра — 18 л на душу. Запустили ее сторонники радикального крыла трезвеннического движения, которых в их же кругах называют «алармистами» (от английского alarm — «тревога», «переполох», «пугать»). Цифра не была подкреплена ни исследованиями, ни математикой, но алкогольное лобби тут же активно подхватило ее. Почему? Да потому что вычти из нее 10 л легального производства на душу — и остаток, приходящийся на подпольное производство, ошеломляет: чуть ли не половина! И вот уже 18 л на душу фигурирует в докладах чиновников, в речах руководителей.

— В 2003 году мы насчитывали 15 л на душу населения. После 2004-2005 годов началось снижение зависимых от алкоголя явлений как отражение снижения потребления в целом, — говорит известный исследователь проблемы доктор медицинских наук Александр Немцов. — Если мы даже ошиблись на литр-два (16-17 л), то сейчас на фоне довольно резкого снижения никак не может быть 18. Недавно по просьбе ВОЗ я делал новые расчеты, скажем прямо, при нашей статистике не очень надежные, но получил для 2008 года 12 л на душу населения.

Это, конечно, все равно запредельно много, тем более что две трети потребления — крепкий алкоголь, но «караул» кричать не надо. И ставить задачу «снизить потребление до 14 л на душу населения» тоже не надо — это просто полный карт-бланш для производителей.

Ложь N 2. Производство нелегального алкоголя растет

Вторая важная страшилка алкогольного лобби — вот вы начнете нас прижимать, денег в бюджет будет поступать меньше, а подпольное производство, и без того огромное, будет расти еще больше.

Конечно, эти люди знают, что говорят: практически вся «левая» водка производится на их же предприятиях «в третью смену». То есть они по сути угрожают, свернув дневное производство, расширить ночное, которое идет мимо государственной кассы.

Но статистика свидетельствует: в последние годы «левое» производство не только не растет, но уменьшается. Достаточно посмотреть на графики производства спирта и водки — они почти сравнялись.

Оппоненты тут же скажут: а это просто потому, что «левая» водка делается из «левого» же спирта. Ну, во-первых, эти утверждения еще нужно проверять — и тут опять нужны исследования. А есть и такая мера, как госмонополия на производство спирта, которую предлагают ввести. И ужесточение ответственности за ее нарушение, которое ввести тоже ничто не мешает. И то и другое водочникам поперек горла, как «паленый» напиток.

Ложь N 3. Водка бывает качественная и «паленая»

Приятель, большой любитель и знаток, утверждает, что с одного глотка может отличить водку высокого ценового сегмента от «паленой». Но любой химик скажет вам, что вкус и запах этого напитка зависят исключительно от качества сырья, из которого изготовлен спирт, способа его перегонки и качества воды, а вовсе не от каких-то тонкостей технологии их смешивания. И в этом смысле «паленая» ничем не отличается от заводской.

Миф о том, что люди травятся «паленой», а не качественной заводской водкой — еще одна наглая ложь. Конечно, речь не идет о спиртовых суррогатах типа стеклоочистителя или лака, и тем более о сбыте заведомо ядовитого метанола, — это отдельные темы. Но в любой водке — что заводской, что паленой — токсическим элементом является сам спирт, и ничто иное. Это давным-давно доказано нашими наркологами. Как и тот факт, что абсолютное большинство произведенных дома самогонов по качеству практически не уступает фабричному алкоголю. И травятся россияне не таинственной «ядовитой» водкой, а просто ее количеством. А 400 мл спирта, выпитые за один присест хоть в заводской, хоть в «паленой», хоть в самогоне, останутся смертельно опасной дозой для всех и всегда. Но вранье о «паленой» водке выгодно производителям: они переводят стрелки борьбы с пьянством на полумифическое подполье. И, стало быть, верхним этажам ничто не грозит.

Ложь N 4. Россия пьет испокон веку и навсегда

Историки могут привести сотни фактов, что это неправда. Водку завезли в Россию только в середине XV века, пили тогда лишь по большим праздникам, и то не все. Водка была слабоградусной, при Петре I, к примеру, всего 14 градусов. Подавали ее только в кабаках, маленькими порциями в розлив. За пьянство били кнутом, рвали ноздри, при Петре на шею пьяницам вешали чугунный круг с поносной надписью. В самые «пьяные» годы в царской России пили в 4-5 раз меньше, чем теперь.

На критически опасный уровень потребление вышло в 1960-е годы при поощрении коммунистического руководства, которое потом спохватилось, но решать проблему стало известным способом: «держать и не пущать». А запредельный уровень потребления связан с «разгулом демократии» — 90-ми годами, когда реальная стоимость алкоголя упала в разы. Если перед началом «горбачевской» кампании против пьянства советский человек на среднюю зарплату в 150 руб. мог купить 40 поллитровок водки, то нынешний россиянин на среднюю зарплату в 12 000 руб. — целых 200!

А вопрос доступности алкоголя для большинства населения — ключевой. Популярное мнение о том, что при повышении цены на водку скорее дети будут меньше есть, чем отцы меньше пить, спекулятивно. Немаргинальное большинство при снижении дохода урезает непервоочередные нужды. Не случайно с начала кризиса потребление алкоголя в стране снова начало снижаться — это данные Росстата.

Ложь N 5. Россия пьет потому, что бедная

Аргумент тоже из разряда убойных. Вот, мол, повысьте уровень жизни, тогда и третируйте народ на предмет трезвости. Как будто пьяный народ в состоянии повышать свой уровень жизни, образования, квалификации, стремиться к большим заработкам, собственному бизнесу и т.п.

Во-первых, есть много стран, гораздо более бедных, чем Россия, где народ страдает от большего неравенства и нерешенных социальных проблем, но при этом не спивается. Во-вторых, учеными МГУ проводились серьезные исследования, которые показали: у нас рост доходов человека шагает в ногу с экономической доступностью алкоголя и смертностью от него. Да вы и сами можете привести примеры того, как от пьянки умирают крепкие нестарые мужики — бизнесмены, квалифицированные специалисты, творческие персоны — люди далеко не бедные.

Еще одна любимая ссылка противников государственного вмешательства в проблему: Россия пьет, потому что постоянно в стрессе. Однако опросы ВЦИОМа, касающиеся оценки россиянами своего положения как бедственного, показывают: число людей, переживающих самые тяжелые времена, ОБРАТНО пропорционально общему коэффициенту смертности, в который смерть от алкоголя вносит весомый вклад (20-25%). То есть в стрессовых ситуациях мы пьем меньше, пытаемся выкарабкаться.

Производители водки яростно поддерживают предложения «трезвенников»:

Включить пиво

Е число апкссо.ъньк

Производители пива охотно ПОДДЕРЖИВАЮТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ СТОРОННИКОВ трезвости:

Ввести госнонопо-

Ограничить места и часы торгсели крепким алкоголем

Резко повысить акциз на Е>эдсу и другие крепкие напитки

лию на прзизв>эдггв>з спиртам крепкого

Повысить возраст продажи водки в

Ложь N 6. Западный опыт нам не указ

О, это любимый постулат всех ярых патриотов, которые, конечно, из патриотических соображений считают водку нашей национальной гордостью.

Внятная государственная политика в области потребления алкоголя вывела северные европейские страны из той же пучины пьянства, в которой тонем мы теперь. Ирландия, Великобритания, Швеция, Норвегия,

Дания, Финляндия — ни одна из этих стран не изобретала велосипеда. Все они избрали методику сокращения пьянства, которую называют «прессинг». Это медленное, постепенное, но неуклонное сокращение потребления крепкого алкоголя за счет экономических мер — повышения акцизов, ограничения доступа, но также и за счет изменения структуры потребления в пользу слабого алкоголя (вина и пива), ужесточения ответственности за нарушения новых правил, усиления воспитательных и пропагандистских мер на уровне общины, СМИ, школы и т.п.

Никто не вводил эти меры одномоментно, учитывались и традиции, и менталитет северных народов, пьющих главным образом крепкий алкоголь. Но в течение нескольких десятилетий результат налицо: пить в этих странах стали меньше, жить дольше, пьяных на улицах не видать, дети-уроды не рождаются, на лечение алкоголиков государственных денег тратится меньше и т.п. Социалистическая Польша повторила этот опыт и за пятнадцать лет тоже добилась многого.

Скептики твердят: да ясное дело, просто в этих странах вместо водки стали гнать самогон — вот и весь секрет. Но дело в том, что искоренение нелегального алкоголя — не самоцель. Тут непременно надо глядеть еще и на демографические показатели. А они очевидны: продолжительность жизни мужчин в этих странах выросла на 5-7 и более лет, число алкогольных психозов резко уменьшилось. Если бы вместо водки пили самогон, ничего этого не было бы. К тому же факты упрямы: во всех случаях потребление легального алкоголя сокращалось быстрее, чем росло потребление нелегального. Потому что во всех странах большинство граждан добропорядочные и за бутылкой к таксисту по ночам готовы бегать далеко не все.

И еще популярный словесный фокус: знаем мы, как финны от своего «сухого закона» приезжали в безвизовые круизы в Ленинград, чтобы накушаться водки. Мол, вот цена всем вашим ограничениям. Эти скудоумные аргументы из серии: «нечего светофоры вешать, все равно все будут перебегать на красный» или «нечего больных лечить, все одно помрем». К сведению скептиков, в 90-е годы к нам приезжало около 100 тысяч финских туристов в год. Даже если все — чтобы напиться, для 5-миллионной Финляндии это всего 2% населения. Зато внутреннее потребление крепких напитков у них снизилось до 4,5 л чистого спирта в год на душу населения — нам до этого еще как до Луны

Ложь N 7. Меры ограничения не работают, но политический риск высок

И, наконец, алкогольное лобби всячески стремится утвердить мысль: попытки ограничения потребления алкоголя и ужесточения правил производства и торговли у нас в стране не работают, все напрасно!

На самом деле все ровно наоборот: с 2006 года, когда вступили в действие поправки в закон о госрегулировании производства и оборота спирта, начала действовать ЕГАИС, продажи и потребление алкоголя снизились. Алкоиндустрия потеряла за год более миллиарда долларов. И даже несмотря на то, что это снижение попытались компенсировать производители медицинских спиртовых настоек и лосьонов-одеколонов, а также токсичных антисептиков, смертность впервые с 1998 года начала снижаться. Особенно от алкогольных отравлений, убийств, самоубийств и транспортных аварий. В 2006 году умерло на 138 тыс. человек меньше, чем в 2005-м. Особенно заметно снизилась смертность среди мужчин — на 8,4%, тогда как среди пьющих меньше женщин только на 4%. Это тренд сохраняется и сегодня. Хотя и пьянство, и его вклад в смертность и болезни россиян по-прежнему остаются катастрофически высокими.

А запугивание призраком народных волнений в ответ на ужесточение антиалкогольной политики — чистый блеф. Конечно, если эти меры будут проводить топорно, без учета реальности, все возможно. Но многие помнят, что даже полный запрет на продажу горячительного, на который шли власти в СССР во время посевной, уборочной, путины или северного завоза, никогда никаких бунтов и волнений не вызывал. К тому же, напомню, 65% населения сегодня поддерживают антиалкогольные меры государства. И даже требуют большего. Не такие уж мы спившиеся уроды, как нам пытаются внушить.

Равнодушная помощь

Малыша шесть часов возили по больницам, пока он не умер

Светлана Добрынина,

«Российская газета», Нижний Тагил, 16 ноября 2011 г.

Прокуратура Нижнего Тагила проверяет обстоятельства гибели трехлетнего мальчика Саввы Гпадыша. Малыша несколько часов на «скорой помощи» возили из одной больницы в другую, чтоб установить диагноз. В конце концов ребенок перестал дышать и скончался на руках у матери.

— Вижу: ручки и губки у него посинели, сыночек почти не дышит. Кричу врачам: сделайте что-нибудь! А у них в «скорой» даже аппарат искусственного дыхания не работает, — вспоминает самые страшные минуты своей жизни мама трехлетнего Саввы Анастасия Гладыш.

Об этом черном дне Анастасия рассказывает сквозь слезы: она добивалась от врачей профессиональной помощи для своего малыша, но так и не дождалась. Но вначале маму с ребенком отправляли в различные больницы, чтобы установить точный диагноз, а потом заявили: вот если бы вашего сына часика на два пораньше положить в реанимацию, он бы остался жив. «Такой наглости и холодного равнодушия я нигде в своей жизни не встречала. И самое страшное, что расплатилась за эту черствость жизнью своего сына», — призналась корреспонденту «РГ» мама Саввы.

Началась эта трагическая история обычно. Вечером в пятницу воспитательница детского сада сообщила родителям Саввы, что мальчик простыл. Мама накупила лекарств, но когда к воскресному вечеру исчезнувшая было температура подскочила вновь, вызвала «скорую помощь». Медики приехали, поставили укол с жаропонижающими средствами и, по словам родителей, заверили: ничего страшного нет.

Те успокоились. И о том, что на самом деле все серьезно, Гладыши узнали только на следующий день, когда участковый врач заподозрила у ребенка пневмонию. Вновь вызванная «скорая помощь» доставила малыша в городскую инфекционную больницу.

С этого момента и началось раскручиваться колесо медицинской безответственности. Почему медики не торопились установить точный диагноз и оказать ребенку адекватную помощь, мама Саввы гадает до сих пор. Единственный ответ: циничное равнодушие.

— После осмотра в инфекционной больнице врачи заявили, что у Саввы скарлатина. Никакой флюорографии для уточнения диагноза даже не делали, а сразу стали ставить капельницы, — вспоминает Анастасия. — Как выяснилось позже, в больнице просто не работал аппарат для исследования легких. Поэтому в первые, самые важные для лечения часы возиться с такой «мелочью», как точный диагноз, даже не стали.

От лекарства ребенка скрутило так, что он дышать от боли не мог. В отделение пришли еще несколько специалистов, ощупали живот малыша и выдвинули другой диагноз — непроходимость кишечника.

Назначили новые препараты. Но ребенку не полегчало, и мама начала возмущаться, требовать оказать сыну реальную помощь. Реальную помощь Гладыш предложили искать на противоположном конце города, в другой детской больнице, где работает рентгеновский аппарат. Отправить маму с больным ребенком «искать правду» своим ходом медики все-таки не решились. Вновь вызвали машину «скорой помощи».

Нижний Тагил, как и всякий промышленный центр, город растянутый, расстояние от одного района до другого измеряется километрами и даже спецмашине с мигалкой потребуется немало времени, чтобы проехать сквозь пробки.

Пока Савву довезли до городской детской больницы № 3, пока его осмотрели, сделали наконец-таки рентгеновский снимок и поставили точ ный диагноз — пневмония правого легкого, — прошло почти пять часов. Мальчик уже был без сознания, не мог шевелиться и посинел. Мама слезно умоляла врачей здесь же оказать ребенку экстренную помощь. Но медики были неумолимы: «мальчика привезли из инфекционной больницы, пусть там его и вылечивают. Мы только с диагнозом помогли». Отказались в клинике выдать в дорогу даже кислородную подушку, чтоб поддерживать у ребенка дыхание. Дескать, в пути за вас отвечает «скорая». В пути выяснилось, что аппарат искусственной вентиляции легких в машине есть, но... подключить его врачи так и не смогли.

В итоге порог инфекционной больницы Анастасия переступила уже с мертвым сыном на руках. Тело мальчика у женщины отобрали, отвезли в реанимацию, а через полчаса сообщили, что мама... опоздала. Надо было раньше спасать сына. И захлопнули перед оцепеневшей от горя женщиной дверь.

С жалобой в прокуратуру родители Саввы обратились лишь после похорон сына. «До этого просто эмоциональных сил никаких не было, — рассказывает Анастасия. — Но в какой-то момент я поняла, что нельзя прощать такую жестокость. Главное, чтобы больше ни один ребенок не умирал от такой бесчеловечности...»

Никто из медиков, участвовавших в этой многочасовой драме, перед родителями не извинился. С журналистами врачи также отказываются встречаться.

По нашим сведениям, руководители медицинских учреждений уверены: в гибели ребенка виноваты не их специалисты, а родители, «проглядевшие пневмонию».

Комментарий

Максим Стародубцев, президент ассоциации медицинских страховщиков:

— Почти полное исчезновение чувства ответственности за производимую работу — самое страшное, что произошло в системе здравоохранения. Сказывается рыночный подход, когда ценность специалиста измеряется уровнем его зарплаты, а не уровнем профессионализма. Выход, на мой взгляд, в применении жестких стимулов, что называется, стимулов « пряников и кнута» — больших зарплат медицинским работникам и серьезных наказаний за профессиональные ошибки. Когда доктора привыкают, что им все сходит с рук, рано или поздно возникают вот такие, непоправимые вещи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ