Вопросы организации прокурорского надзора за осуществлением оперативно-розыскной деятельности органами внутренних дел и таможни

Надзор за соблюдением законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности на протяжении длительного времени является приоритетным направлением работы органов прокуратуры.

Ежегодно прокурорами, уполномоченными на осуществление данного вида надзора, выявляется значительное количество нарушений закона, допускаемых на стадиях заведения соответствующих дел оперативного учета, продления срока ведения и их прекращения. Помимо этого выявляются нарушения закона в части обоснованности проведения и процессуального оформления ряда оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), в том числе ограничивающих конституционные права граждан, решение о производстве которых санкционируется судом.

Проведение гласных оперативно-розыскных мероприятий, не требующих от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, получения дополнительных разрешений судебной инстанции, но при этом позволяющих проводить полный спектр «обысковых» мероприятий с проведением обследований офисных и производственных помещений, в ряде случаев создает предпосылки для су шественных нарушений прав граждан.

Такие нарушения выявлялись Северо-Западной транспортной прокуратурой в деятельности поднадзорных органов в сфере ограничения прав субъектов предпринимательской деятельности при проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств».

Как известно, руководством страны и Генеральной прокуратурой Российской Федерации уделяется особое внимание вопросам защиты прав предпринимателей в России.

В последние годы органами прокуратуры активно принимались меры для повышения эффективности осуществления надзора за соблюдением законодательства в сфере защиты прав субъектов предпринимательской деятельности. В результате этих мер удалось сократить количество нарушений при изъятии имущества на досудебной стадии уголовного судопроизводства, а так же практически исключить факты необоснованного изъятия имущества предпринимателей в ходе проведения расследования уголовных дел и рассмотрения сообщений о преступлениях.

При этом практика осуществления надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о том, что наиболее проблемным направлением в соблюдении законности при защите прав предпринимателей в настоящее время представляется сфера производства гласных оперативно-розыскных мероприятий «обследование помещений, зданий сооружений, участков местности и транспортных средств».

Данные мероприятия вроде бы не должны вызывать каких-либо проблем при их проведении, однако практика говорит об обратном.

Прокурорами при осуществлении надзора в указанной сфере выявлялись существенные нарушения прав предпринимателей при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в ходе которых проводилось изъятие у участников экономической деятельности региона предметов и документов, в том числе необходимых для надлежащего функционирования проверяемого правоохранительными органами предприятия.

В результате проверок прокурорами установлены случаи проведения оперативно-розыскных мероприятий при отсутствии достаточных оснований для их осуществления либо при вынесении руководителями органов внутренних дел немотивированных распоряжений о проведении этих мероприятий. Выявлялись нарушения порядка проведения данных оперативно-розыскных мероприятий, а также оформления полученных результатов.

Например, проверкой, проведенной прокуратурой в линейном подразделении органа внутренних дел на транспорте, выявлены нарушения при проведении гласного оперативно-розыскного мероприятия «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» (на основании распоряжения заместителя начальника линейного управления сотрудниками отдела экономической безопасности и противодействия коррупции проведены указанные ОРМ на территории предприятия, осуществляющего деятельность в сфере судостроения).

При изучении материалов, обосновывающих необходимость проведения данных мероприятий, а также результатов ОРМ установлены следующие нарушения: немотивированность указанного распоряжения, нарушение порядка проведения ОРМ, определенного Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (Закон «Об ОРД»).

Так, в рапортах о необходимости проведения данного ОРМ отсутствовали определенные Законом «Об ОРД» сведения, обосновывающие необходимость этого мероприятия. Содержание распоряжения также не соответствовало требованиям законодательства (отсутствовала описательно-мотивировочная часть данного документа. обосновывающая необходимость проведения ОРМ).

В протоколах изъятия сведения об использованных технических средствах указаны нс были. К рапортам о проведенных обследованиях протоколы данных мероприятий не приобщались.

Более того, начальником полиции линейного подразделения по представленным ему документам, содержащим результаты проведенных ОРМ, необходимых решений в соответствии с законодательством не принято.

Аналогичные нарушения допускаются при проведении органами внутренних дел на транспорте ряда оперативно-розыскных мероприятий.

На практике встречаются случаи необоснованного привлечения к участию в ОРМ сотрудников силовых подразделений специального назначения.

Так, установлен факт участия в оперативно-розыскном мероприятии сотрудников ОМОН территориальных органов МВД России, которые могли быть задействованы лишь для обеспечения физической защиты сотрудников, проводящих ОРМ. Однако соответствующая информация о наличии опасности оказания физического противодействия и угрозы жизни участников данного оперативно-розыскного мероприятия в материалах, обосновывающих его проведение, отсутствовала. При этом обстоятельства проведения оперативно-розыскного мероприятия свидетельствовали о фактическом применении возможностей силового подразделения для оказания психологического давления на руководителей проверяемой организации.

Выявлялись также случаи проведения оперативно-розыскных мероприятий, не предусмотренных Законом «Об ОРД».

Например, при проверке соблюдения законодательства при проведении сотрудниками управления экономической безопасности и противодействия коррупции гласного оперативнорозыскного мероприятия в отношении участника внешнеэкономической деятельности (якобы в целях выявления факта совершения контрабанды) установлены существенные нарушения норм Конституции Российской Федерации, законодательства об оперативно-розыскной деятельности.

Так, распоряжение о проведении ОРМ было подготовлено с нарушением требований ст. 6 Закона «Об ОРД», поскольку содержало не предусмотренную форму данного оперативно-розыскного мероприятия — обследование контейнеров, которые не являются ни помещением, ни зданием, ни сооружением, ни транспортным средством. Кроме того, в данном распоряжении информация о необходимости обследования участка местности, на котором находились контейнеры, отсутствовала, что также не позволило признать это мероприятие законным. При составлении протоколов оперативно-розыскного мероприятия, документирующих порядок проведения обследования и изъятия имущества, содержащегося в контейнерах, требования названной нормы Закона «Об ОРД» также нарушены, поскольку в них, как и в распоряжении, указано на обследование не помещений, зданий, сооружений, участков местности либо транспортных средств, а контейнеров с товаром.

Также не соблюдены положения ст. 15 Закона «Об ОРД», требующие в случае изъятия предметов при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий составления протокола в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, поскольку в нарушение п. 3 ч. 1 ст. 166 УПК РФ составленные протоколы обследования контейнеров не содержали сведений о месте проведения мероприятия.

В нарушение требований ч 4 ст. 166 УПК РФ не была соблюдена точность описания производимых процессуальных действий (оперативно-розыскных мероприятий), поскольку не были указаны лицо, вскрывшее обследуемые контейнеры, способ и обстоятельства вскрытия, снятие средств таможенного обеспечения (пломб) в данных протоколах также нс отражено, идентифицирующие признаки осматриваемых предметов нс указаны.

При применении в ходе обследования технического средства (мобильного телефона iPhone 5) в нарушение ч. 5 ст. 166 УПК РФ не отражен порядок его использования (кем проводилось фотографирование и при каких погодных условиях).

Кроме того, были установлены нарушения порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, следователю или в суд

Так, в нарушение требований пп. 6 и 16 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд от 27.09.2013 полу ченные (изъятые) при проведении ОРМ материальные объекты (контейнеры с товаром), которые в соответствии с уголовнопроцессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами, в рапортах об обнаружении признаков преступления, передаваемых в орган дознания с результатами оперативно-розыскной деятельности, не указаны. Фактически же процессуальный статус контейнеров, переданных оперативными сотрудниками на ответственное хранение на склад временного хранения, определен не был, а собственник имущества был лишен возможности владения, пользования и распоряжения изъятым имуществом. Само же постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу’ дознания не содержит указания на то, кому именно передаются результаты ОРМ.

Существенные нарушения были установлены и в части обоснованности изъятия контейнеров с товаром.

При проведении органом дознания таможни (куда по подследственности был передан материал) доследственной проверки было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ст. 194 УК РФ, так как была установлена достоверность декларирования изъятого товара, что свидетельствовало о необоснованности изъятия товара и его удержания на протяжении длительного времени. Нарушения требований уголовно-процессуального законодательства были допущены, поскольку решение в отношении изъятого товара дознавателем органа внутренних дел принято не было, а при передаче сообщения о преступлении по подследственности товар с материалами проверки в таможню не передавался, в связи с чем при вынесении таможенным органом постановления об отказе в возбуждении уголовного дела решение в отношении изъятого товара нс принималось.

Указанные нарушения были устранены лишь после принятия прокуратурой мер прокурорского реагирования.

Прокурорами выявлялись и очевидные тактические просчеты в организации проведения данных оперативно-розыскных мероприятий.

Например, подразделением экономической безопасности и противодействия коррупции в истекшем году был проведен ряд гласных оперативно-розыскных мероприятий «обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» в структурных подразделениях железной дороги.

В нарушение принципа конспирации оперативно-розыскной деятельности, установленного ст. 3 Закона «Об ОРД», начальником полиции в распоряжении о проведении ОРМ напрямую указано на причастность конкретных руководителей организации, в отношении которых велись соответствующие оперативные разработки, к заключению фиктивных договоров подряда с коммерческими организациями, для выявления которой и проводилось это оперативно-розыскное мероприятие. Предмет оперативной заинтересованности в противоправной деятельности конкретного лица был также очевиден при издании еще одного распоряжения о проведении аналогичного ОРМ.

В деятельности таможенных органов также выявлялись многочисленные нарушения требований законодательства в указанной сфере.

Например, при изучении надзирающим прокурором постановлений о проведении такого ОРМ, как обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, вопреки требованиям Закона «Об ОРД» и соответствующей Инструкции ФТС России выявляются факты отсутствия необходимых сведений, а именно: оснований проведения ОРМ (либо нс установленные ст. 2 Закона «Об ОРД» задачи ОРД); установочных данных объекта обследования (наименование, юридический и фактический адреса, иные идентифицирующие объект обследования сведения); данных о лицах, уполномоченных на проведение ОРМ, почтовых индексах, адресах, номерах телефонов оперативных дежурных таможенных органов, в которых работают эти должностные лица.

Выявлены и другие нарушения Закона «Об ОРД».

Так. вопреки требованиям ч. 1 ст. 15 Закона «Об ОРД» оперативными сотрудниками ряда таможенных органов при изъятии документов, предметов, материалов протокол в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства нс составлялся.

Прокурорами в 2015 году выявлялись и нарушения требований ст. 15 Закона «Об ОРД» о пятидневном сроке предоставления копий изъятой информации (документов, электронных носителей).

Имелись факты выявления прокурорами случаев незаконного проведения ОРМ и изъятия доку ментов по надуманны м основаниям.

Таким образом, изложенные примеры проводимых с нарушением требований действующего законодательства проверочных мероприятий в транспортных организациях свидетельствуют об их распространенности, что нс только негативно влияет на производственну ю деятельность субъектов предпринимательства, но может способствовать коррупционным правонарушениям.

В этой связи надзорная деятельность за осуществлением оперативно-розыскной деятельности органами внутренних дел и таможни требует постоянного повышения качества и эффективности обязательного проведения системных проверок соблюдения всех требований законодательства при проведении ОРМ. тщательного исследования всех имеющиеся в оперативных подразделениях материалов, незамедлительного принятия мер прокурорского реагирования при установлении нарушений закона.

О. Н. ГУСЕВ, начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры г. Санкт-Петербурга

ВОПРОСЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕС С УАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ И ЮСТИЦИИ

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >