Актуальные проблемы осуществления прокурорского надзора за процессуальной деятельностью Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ленинградской области

Анализ результатов надзорной деятельности прокуратуры Ленинградской области свидетельствует о наличии серьезных проблем в работе Следственного комитета, а также о необходимости повышения эффективности прокурорского надзора за процессуальной деятельностью этого следственного органа.

Количество выявляемых нарушений, допускаемых следователями Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации (СУ СК России) по Ленинградской области при осуществлении уголовного преследования, за 12 месяцев прошлого года возросло на 20 % и превысило 1 тыс. 600, подавляющее их число, а именно 73 %, допускается при разрешении сообщений о преступлениях, на 22 % возросло число нарушений при производстве предварительного следствия (445).

По аппарату СУ СК России по Ленинградской области число нарушений выросло в 4 раза.

Руководителям следственных органов направлено 373 (+5,6 %) требования, эффективность которых составила 95 %.

Большая часть требований обусловлена длительным непринятием мер по установлению события преступления и изобличению лица, виновного в его совершении, невыполнением следственных действий, направленных на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Прежде всего это относится к уголовным делам, по которым лицо, совершившее преступление, установлено и дает признательные показания.

Зачастую на выявленные прокурором нарушения руководители следственных органов не реагируют должным образом.

Например, в сентябре прошлого года прокуратурой области в Следственное управление направлено требование об устранении нарушений закона, связанных с нсрсгистрацисй сообщения об уклонении руководства коммерческой структуры от уплаты налогов на сумму свыше 1,5 млрд рублей. После этого материал был зарегистрирован и по нему возбуждено уголовное дело.

Однако, несмотря на фактическое признание допущенного нарушения, в ответе Следственного управления содержался отказ в удовлетворении требования прокурора.

Обобщение направляемых налоговым органом материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела показало, что даже при наличии в них конкретных данных, указывающих на признаки преступлений, регистрация поступивших сообщений не осуществляется, проверки не проводятся. Материалы регистрируются СУ СК России по Ленинградской области как входящая корреспонденция и хранятся в отделе процессуального контроля.

Более того, сложилась негативная практика нерегистрации материалов, направляемых прокурором в порядке ст. 37 УПК РФ.

В частности, по итогам работы комиссии Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурором области в сентябре прошлого года в Следственное управление направлен материал по факту фальсификации материалов уголовного дела следователем УМВД К., в производстве которой находилась значительная часть дел о поджогах автотранспорта в г. Выборге. Следственный комитет законного решения не принял, а просто приобщил материал прокурорской проверки к уголовному делу по факту- поджога.

Аналогичные нарушения, связанные с нерегистрацией материалов в порядке ст. 37 УПК РФ, допущены при рассмотрении поступивших от военного прокурора Санкт-Петербургского гарнизона материалов о незаконном отчуждении земель Минобороны России.

И вновь проверка изложенных фактов организована в аппарате Следственного управления только после вмешательства прокуратуры области.

По результатам рассмотрения материалов, направленных комиссией Генеральной прокуратуры Российской Федерации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 159 УК РФ по факту мошенничества в отношении Т., незаконному уголовному преследованию подверглась сама заявительница Т., добровольно обратившаяся с информацией о вымогательстве взятки, в то время как непосредственные взяткополучатели фактически выводились из-под уголовной ответственности.

При этом отмена явно незаконного процессуального решения, вынесенного руководителем Следственного управления, оспаривалась последним вплоть до руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации, которым ввиду грубого нарушения порядка возбуждения уголовного дела в удовлетворении жалобы СУ СК отказано.

Серьезную обеспокоенность вызывают вопросы укрытия преступлений от учета.

Например, при проверке законности возбуждения уголовного дела в отношении К., подозреваемого в совершении развратных действий в отношении малолетних, было установлено, что изначально признаки преступлений выявлены следователем следственного отдела (СО) по Ломоносовскому району в ходе расследования основного уголовного дела в качестве дополнительных эпизодов преступной деятельности К. В связи с чем из основного уголовного дела выделены соответствующие материалы для направления по территориальной подследственности.

Тем нс менее более 60 материалов при наличии соответствующих постановлений были оставлены без движения, а по 20 направленным при наличии достаточных данных для возбуждения уголовного дела вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Еще одна проблема — соблюдение разумных сроков уголовного судопроизводства. В настоящее время число уголовных дел, расследованных в срок свыше установленного законом, возросло на 16 % и фактически приблизилось к 50 % от общего количества дел, находившихся в производстве.

При этом изучение дел показывает, что зачастую сроки следствия продлеваются руководителями необоснованно.

Так. по уголовному делу, возбужденному в отношении М. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, документы первичного статистического учета, а также копии процессуальных документов в прокуратуру области не направлялись.

Было установлено, что с 2012 года предварительное следствие по уголовному делу было приостановлено по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ в отсутствие медицинского заключения, удостоверяющего факт заболевания М.

При этом на протяжении двух с половиной лет предварительное следствие нс возобновлялось, в результате чего срок давности уголовного преследования М. истек.

Примером многочисленных нарушений закона является дело в отношении А., обвиняемого в убийстве и разбойном нападении на семью М.

Уголовное преследование А. по факту убийства в октябре 2014 года было незаконно прекращено СО по г. Кировску и через аппарат Следственного управления дело передано в следственные органы МВД. где до марта 2015 года расследовалось по заниженной квалификации.

Лишь после отмены незаконных процессуальных решений следствия и возвращения уголовного дела для расследования в Следственный комитет оно было направлено в суд, приговором которого А. за убийство назначено 18 лет лишения свободы.

Серьезной проблемой стала негативная практика невыполнения требований прокурора о предоставлении материалов проверок и уголовных дел для проверки их законности.

Следственным отделом по г. Луге в городскую прокуратуру не представлены 97 из 179 материалов, 6 приостановленных уголовных дел из 49, 21 прекращенное уголовное дело из 32.

В связи с этим прокуратурой области в декабре прошлого года руководителю Следственного управления направлена обобщенная информация, а также приняты меры по повышению персональной ответственности городских, районных прокуроров.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >