Использование специальных знаний в обеспечении прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве

В уголовном судопроизводстве основной формой использования специальных знаний является производство судебной экспертизы. Сущность судебной экспертизы состоит в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, путем проведения исследования с использованием специальных знаний. Производство судебной экспертизы играет большую роль в обеспечении прав подозреваемого и обвиняемого, т. к. ее результаты могут иметь решающее значение в защите от необоснованного обвинения.

Каковы права подозреваемого и обвиняемого в получении такого значимого доказательства как заключение эксперта? В уголов ном судопроизводстве судебная экспертиза может быть назначена как на стадии предварительного расследования, так и на стадии судебного разбирательства. А внесение поправок в ч. 1 с. 144 ФЗ РФ от 4 марта 2013 г. №23-Ф3 определило возможность назначения и производства судебной экспертизы и в стадии возбуждения уголовного дела.

В досудебных стадиях стороны защиты и обвинения имеют неравные права в отношении возможности назначения судебной экспертизы. Так, в ст. 9 ФЗ РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 Г.73-ФЗ (ФЗ о ГСЭД) четко определены субъекты, правомочные назначать судебную экспертизу: суд, судья, орган дознания, лицо, производящее дознание, следователь. Адвокат, осуществляющий защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых, в их число не входит. Сторона защиты может только ходатайствовать о назначении экспертизы. Такое положение противоречит принципу состязательности и способствует многолетней дискуссии о возможности назначения экспертизы стороной защиты. По этому пути пошли законодатели ряда государств, возникших на территориях бывших союзных республик СССР.

В новом УПК Республики Казахстан предусмотрена возможность назначения судебной экспертизы стороной защиты. Так, в ч. 3 п. 5 ст. 70 УПК РК «Полномочия защитника» говорится, что адвокат, участвующий в деле в качестве защитника, вправе получать на договорной основе заключения эксперта, специалиста по делу и ходатайствовать о приобщении таких заключений к материалам дела. Экспертиза на основании адвокатского запроса о даче экспертного заключения проводится в случае отсутствия необходимости в истребовании объектов исследования из органа, ведущего уголовный процесс (ч. 7 ст. 272 УПК РК). О направлении запроса защитника одновременно уведомляется лицо, осуществляющее досудебное расследование, которое при необходимости направляет эксперту дополнительные вопросы. Заключение эксперта, данное на основании запроса защитника, составляется в двух экземплярах, один из которых направляется лицу, осуществляющему досудебное расследование (ч. 8 ст. 272 УПК РК).

В УПК Украины также предусмотрена возможность назначения экспертизы стороной защиты. В связи с тем. что в соответствии с законом (ч. 3 ст. 93 УПК) сторона защиты имеет право собирать доказательства, в том числе и посредством получения выводов экспертов, закон дает право представителям стороны защиты возможность самостоятельно привлекать экспертов на договорных условиях для проведения экспертизы (ч. 2 ст. 243 УПК Украины). Приобщать или не приобщать заключение эксперта в качестве доказательств при этом случае также решает следователь. Однако предоставление стороне защиты права на получение заключения эксперта, несомненно, способствует состязательности на стадии предварительного расследования и повышению гарантий прав обвиняемого и подозреваемого.

Компенсировать в некоторой степени неравное положение стороны защиты в использовании специальных знаний в отношении производства судебной экспертизы помогает привлечение специалиста для оценки заключения эксперта. На основании ст. 53 УПК РФ защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ для «содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Несмотря на то, что заключение специалиста является в связи со ст. 74 УПК РФ доказательством, судами оно рассматривается скорее как основание для назначения повторной экспертизы или допроса эксперта. Это обусловлено, прежде всего, с тем, что не определен ряд значимых процессуальных требований, определяющих допустимость заключения специалиста как доказательство (вернее, источник доказательств): кто может получать заключение специалиста, порядок его получения и оформления, предупреждение лица, выступающего в качестве специалиста об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В тоже время в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд ио инициативе сторон. Поэтому защитники часто после получения заключения специалиста ходатайствуют о допросе специалиста в суде, с тем, чтобы приобщить установленные ими путем получения заключения специалиста обстоятельства в качестве доказательств.

Заключение специалиста в отличие от заключения эксперта не может быть основано на исследовании вещественных доказательств (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 г. ФЗ-28). Однако в ряде случаев стороне защиты необходимо привлекать специалистов для проведения исследований (например, почерка). Такие исследования рассматриваются как песудебиая экспертиза. Возможность сторон обращаться за помощью в форме несудебного экспертного исследования предусмотрена в ст. 37 ФЗ о ГСЭД. Результаты такого исследования оформляются актом или справкой экспертизы, которые не могут быть приняты судом т. к. законодательство предусматривает только судебные экспертизы в качестве доказательств. Приобщение в качестве доказательств результатов несудебной экспертизы также возможно посредством допроса специалиста, проводившего несудебную экспертизу.

При назначении и производстве судебной экспертизы обвиняемые имеют права, гарантированные законом (ст. 198 УПК РФ): знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Однако эти права на стадии предварительного расследования зачастую нарушаются, на что было обращено внимание в Постановлении Пленума ВС РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 г. № 28, в котором подчеркивалось, что «подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства». Требование закона об ознакомлении обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении экспертизы достаточно часто не соблюдается, а это рассматривается как нарушение процессуальных прав обвиняемого и приводит к признанию заключения эксперта недопустимым доказательством.

В этом же пункте Постановления говорится, что «в том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол». Очевидно, что в этом случае подозреваемый и обвиняемый уже не могут в полной мере воспользоваться правами, представленными им в ст. 198 УПК РФ.

Особое внимание к обеспечению прав обвиняемого требуется при проведении судебно-медицинской и судебно-психиатрических экспертиз. Этим обосновано и требование закона об их проведении только государственными судебными экспертами. Назначение и производство судебных экспертиз медицинского профиля регламентировано нормами УПК РФ ст. 203, ФЗ РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» №73-Ф3 от 31 мая 2001 г. и ФЗ РФ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» №323-Ф3 от 21 ноября 2011 г., в соответствии с которыми судебно-психиатрическая экспертиза проводится в специализированных отделениях судебно-психиатрической экспертизы психиатрических больниц, психоневрологических диспансеров и т. и.

В ст. 196 УПК РФ указаны случаи обязательного назначения судебной экспертизы, связанные с проведением судебно-медицинской и судебно- психиатрической экспертиз, в том числе для установления: психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; психического состояния подозреваемого, обвиняемого в совершении (в возрасте старше восемнадцати лет) преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего возраста четырнадцати лет, для решения вопроса о наличии или об отсутствии у него расстройства сексуального предпочтения (педофилии); психического или физического состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией; психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно вос принимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Согласие обвиняемого на производство таких экспертиз нс требуется, но в законодательстве предусмотрен ряд требований к обеспечению прав обвиняемого при их производстве.

В ФЗ о ГС ЭД особенностям производства таких экспертиз посвящена целая глава (Глава IV. Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц)

Так, судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться только там «где имеются условия, необходимые для проведения соответствующих исследований и обеспечения прав и законных интересов лица, в отношении которого проводятся исследования (ст. 27 ФЗ о ГСЭД).

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещаются: ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза; испытание новых лекарственных препаратов для медицинского применения, специализированных продуктов лечебного питания и медицинских изделий, методов профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации, а также проведение биомедицинских экспериментальных исследований с использованием в качестве объекта лица, в отношении которого производится судебная экспертиза (ст. 31 ФЗ о ГСЭД).

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещается применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством РФ. Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме о методах исследований, применяемых в отношении его, включая альтернативные, о возможных болевых ощущениях и побочных явлениях (ст. 35 ФЗ о ГСЭД).

При проведении исследований, сопровождающихся обнажением лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, могут присутствовать только лица того же пола. Указанное ограничение не распространяется на врачей и других медицинских работников, участвующих в проведении указанных исследований (ст. 36 ФЗ о ГСЭД). Помимо этого одним из аспектов гарантии прав подозреваемого обвиняемого является требование ст. 57 ФЗ о ГСЭД, по которой эксперт не вправе разглашать сведения, ставшие ему известными в процессе производства экспертизы, в том числе о психическом состоянии и болезнях. А также и другой личной информации.

Проблема обеспечения прав обвиняемых при производстве судебных экспертиз связана и с введением поправок в ч. 1 ст. 144 ФЗ РФ от 4 марта 2013 г. №23-Ф3, определяющих возможность назначения и производства СЭ в стадии возбуждения уголовного дела. Являясь процессуальным действием, судебная экспертиза ранее проводилась только в рамках возбужденного уголовного дела. Однако в ряде случаев (вполне предсказуемых) необходимо проведение исследований объектов с использованием специальных знаний для получения оснований к возбуждению уголовного дела, которые проводились как предварительные исследования, результаты которых не являются доказательствами. Зачастую при проведении предварительных исследований объекты либо уничтожались (следы наркотических средств на шприце, следы взрывчатых веществ), либо со временем необратимо изменялись (изменения трупа). Чтобы решить данную проблему в процессуальном законодательстве Республики Казахстан и Республики Беларусь была предусмотрена возможность назначения и производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, но только в случае, если ее результаты необходимы для возбуждения уголовного дела (в УПК Украины нет стадии возбуждения уголовного дела).

В ч. 2 ст. 226 УПК РБ четко определено, что «до возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 173 настоящего Кодекса допускается назначение судебно-медицинской экспертизы для определения причин смерти и степени тяжести телесных повреждений и иных экспертиз, выводы которых могут иметь существенное значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Не могут назначаться экспертизы, связанные с применением мер процессуального принуждения в отношении физических лиц». Отсутствие такого ограничения для назначения и производства судебных экспертиз в ч. 1 ст. 144 УПК РФ делает возможным производство любых судебных экспертиз, в том числе и судебно-медицинских и судебно-психиатрических в отношении граждан, которые нс имеют еще процессуального статуса и не обладают правами, гарантированными им законом. Если сторона защиты в этой связи в стадии судебного разбирательства заявит ходатайство о нарушении прав его подзащитного, то законодатель рекомендует назначать повторную экспертизу, однако объекты исследования могут быть повреждены, уничтожены или необратимо изменены в процессе первичной судебной экспертизы.

Обзор законодательных норм, регламентирующих использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве, показывает, что несмотря на достаточное внимание к гарантиям прав обвиняемых, для реализации истинной состязательности сторон па досудебной стадии необходимо внесение изменений в действующее законодательство.

Наумова Ю. Н.

доцент кафедры уголовно-процессуального права, криминалистики и судебной экспертизы им. Н. В. Радутной РГУП, канд. юрид. наук, доцент

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >