Особенности доказывания факта убийства при инсценировке самоубийства

Инсценировка — создание на месте происшествия заинтересованным лицом или лицами обстановки, не соответствующей событию, фактически происшедшему на этом месте. Как способ сокрытия убийства инсценирование самоубийства используется достаточно часто. Большинство участковых уполномоченных полиции в своей деятельности сталкивались с фактами маскировки убийства под самоубийство (70 % опрошенных — 16 сотрудников). То, что 30 % опрошенных не сталкивались с таким видом сокрытия убийства, возможно, связано с небольшим стажем работы[1] .

Как способ сокрытия убийства инсценировка применяется с целью уклонения от ответственности чаще всего членами семьи потерпевшего, его родственниками, знакомыми, чьи отношения и связи с жертвой хорошо известны окружающим. Это подтверждается и результатами анкетирования — все из анкетируемых отметили, что инсценирование самоубийства осуществлялись в ситуациях, когда жертва знала своего убийцу.

Инсценировки убийств под самоубийства зачастую заключаются:

  • - в изменении обстановки на месте убийства;
  • - уничтожении либо фальсификации следов рук, ног, телесных повреждений и пр.

В качестве признаков инсценировки самоубийства могут выступать различные обстоятельств а:

  • - невозможность совершения потерпевшим действий, на которые ссылаются виновный или свидетели;
  • - наличие следов борьбы на месте происшествия, самообороны — на одежде жертвы и трупе;
  • - изменение обстановки на месте происшествия или уничтожение следов;
  • - противоречия в объяснениях заинтересованных лиц относительно поведения потерпевшего и причин его смерти;
  • - несоответствие позы трупа повреждениям на одежде и теле и пр.;
  • - иные обстоятельства.

К числу признаков инсценирования убийства под самоубийство можно отнести отсутствие причин для самоубийства, обнаружение сфабрикованной «предсмертной» записки, отсутствие орудий, которыми могла быть причинена смерть и пр.

Инсценировка, как и любой иной вид поведения человека, отражается на материальных объектах живой и неживой природы, в памяти людей — участников и очевидцев инсценировки, других лиц, каким-либо иным образом овладевших соответствующей информацией.

В связи с этим сведения об инсценировке могут быть получены в результате исследования места происшествия, обнаруженных там объектов, а также на основе оперативно-следственной работы с людьми — носителями искомой информации.

При исследовании места происшествия выявляются такие признаки инсценировки:

  • - обнаруженные на месте происшествия следы, которые не должны остаться, если бы исследуемое событие было реальным, а не мнимым (следы наличия);
  • - следы, которые не обнаружены в силу их отсутствия, но которые непременно должны были возникнуть в случае реальности инсценированного события (следы отсутствия);
  • - обнаруженные на месте происшествия следы относятся к числу характерных для инсценируемого события следов, но их состояние не соответствует тому, в котором они должны находиться в сложившейся ситуации (по внешнему виду, качеству, количеству и пр.)[2].

Маскировка убийства под самоповешивание отмечена 31 % опрошенных участковых уполномоченных полиции. Издавна известны признаки, указывающие на убийство, замаскированное под самоповешивание. Среди них можно назвать следующие:

  • - наличие на трупе следов удушения руками (ссадины линейной или полулунной формы, округлые кровоподтеки на шее жертвы от пальцев душителя);
  • - обнаружение ссадин, кровоподтеков вокруг носа и рта жертвы, других следов, указывающих на то, что смерть наступила от закрытия дыхательных отверстий;
  • - наличие на шее трупа замкнутой, горизонтально расположенной борозды (странгуляционной) и пр.

Обнаружив труп, висящий в петле из веревки, привязанной к покрытой пылью ржавой балке, следователь может обнаружить на балке следы от петли, а возможно, и следы пальцев рук. На веревочной петле могут оказаться следы ржавчины и пыли, которые покрывают балку; аналогичные следы можно найти на руках потерпевшего. Отсутствие названных следов будет противоречить версии о самоубийстве и явится основанием для выдвижения и детальной проверки версии об убийстве. Чтобы решить вопрос, не был ли труп подтянут на балку посторонней рукой, следователь должен искать следы подтягивания трупа, проверяя с этой целью направление ворсинок на веревке. Если же версия об убийстве сразу исключается, подобные следы ускользают от внимания следователя, тем самым он невольно оказывается в плену версии, подготовленной преступником.

Следует иметь в виду, что в случаях с повешением жертва не ожидает нападения и спокойно поворачивается к убийце спиной, что свидетельствует о наличии связи (знакомства) между преступником и потерпевшим.

Убийства нередко вуалируются под самоубийства, к примеру, в результате падения пострадавшего с высоты (25 % опрошенных участковых уполномоченных полиции выделили данный способ инсценировки). К признакам, позволяющим разоблачить инсценировку, можно отнести следующие:

  • - излишне большое расстояние между трупом и крайней частью объекта (наружной стеной здания), с которого якобы падал погибший;
  • - несоответствие версии о самоубийстве с характером телесных повреждений на трупе;
  • - наличие признаков схватки, борьбы в месте объекта, с которого якобы падал потерпевший;
  • - показания каких-либо лиц, ставящие под сомнение версию о самоубийстве.

В случаях падения с крыши (в основном это подростки до 18 лет) рядом с жертвой обычно находится убийца, который приходится либо другом/знакомым жертвы, либо с которым у жертвы была любовная связь.

19 % опрошенных участковых уполномоченных отметили, что при совершении убийства с применением огнестрельного оружия преступники также могут замаскировать

его под самоубийство. Изобличению данного способа сокрытия убийства могут способствовать следующие обстоятельства:

  • - отсутствие оружия на месте происшествия либо его наличие там, где при самоубийстве оно не могло оказаться;
  • - отсутствие на трупе признаков выстрела с близкого расстояния;
  • - физическая невозможность погибшего причинить себе огнестрельное ранение в ту часть тела, где оно обнаружено;
  • - установление, что пуля, обнаруженная в теле трупа, стреляна не из того экземпляра оружия, которое находилось на месте происшествия.

В случаях маскировки убийства, совершенного с использованием огнестрельного оружия, убийца, как правило, имеет доступ в квартиру, знает, что у жертвы есть огнестрельное оружие, и где оно находится.

В 19 % случаев убийство маскируется под медикаментозное отравление. В этом случае родственники не только имели доступ в квартиру, но и знали эмоциональное состояние жертвы, что помогло им замаскировать убийство под самоубийство.

Следы инсценировки на месте происшествия, свидетельствующие об этом событии, возникают помимо воли и желания инсценировщика, с одной стороны, в силу волнения, спешки преступника в условиях дефицита времени, отсутствия необходимых навыков и пр.

С другой стороны, стремясь представить событие в выгодном ему свете, действуя спокойно, умело, расчетливо, преступник прилагает максимум усилий для оптимального достижения цели, однако при этом теряет чувство меры и ощущение самой реальности.

В таких случаях убийца может оставить чрезмерно большое количество следов имитируемого события, придать им ярко выраженный характер, броский вид, что в конечном итоге может сыграть противоположную роль — вызвать у следователя сомнения в реальности события.

Признаками, указывающими на возможность инсценирования того или иного события, могут выступать последующие (после инсценировки) действия инсценировщиков, различного рода неадекватные ситуации, позволяющие усомниться в истинности того, что обнаружено на месте происшествия, в правдивости объяснений случившегося.

Ими могут быть невольные проговорки на допросе, бравирование фактом своего участия в инсценировке в процессе неформального общения с посторонними, в разговоре «по душам» со своими приятелями, установление факта реализации каких-либо вещей, которые якобы пропали в ходе инсценированного события и пр.[3]

Целью инсценировки является предвидимый и желаемый результат, которого стремится добиться субъект инсценировки в результате своих действий.

В инсценировке существенное значение имеет мотивационная и целевая сторона деятельности лица, инсценирующего событие. П. В. Малышкин под мотивом инсценировки понимает осознанное стремление субъекта к совершению действий по сокрытию совершенного преступления, возникающее под влиянием потребности избежать наказания за совершенное деяние ввиду боязни его наступления.

Под характером инсценировки понимаются внешние признаки, направленные на создание формы, отражающей представление инсценировщика об определенном, якобы происшедшем событии, а сущностью инсценировки является ее внутреннее содержание, обусловленное целью, преследуемой инсценировщиком. Преступники иногда создают инсценировку таким образом, чтобы она была обнаружена при изучении обстановки.

Инсценировка как способ сокрытия убийства используется преступником в том случае, когда он знает или предполагает, что ему придется объяснять, почему и как

погиб убитый им человек. Давать же такие объяснения приходится только убийцам, более или менее близко связанным с потерпевшим. Это, как правило, члены одной семьи, соседи по квартире, квартирная хозяйка и жильцы, любовники и т. д. Следует отметить, что только 25 % опрошенных участковых уполномоченных полиции отметили, что виновный в совершении убийства, замаскированного им под самоубийство, признался в содеянном в ходе допроса. 75 % опрошенных указали, что для изобличения инсценировки понадобилось использование специальных знаний в области криминалистики (почерковедческая, баллистическая экспертизы) и судебной медицины.

В отдельных случаях совершения убийств, как и других преступлений, мысль об инсценировании события возникает у преступника спонтанно, и ее реализация во времени часто не совпадает с событием самого преступления. Мысль об инсценировании как способе сокрытия содеянного появляется позже, чем совершено преступление[4].

При раскрытии убийств, замаскированных под самоубийство и несчастные случаи, важную роль играет участковый уполномоченный полиции, ведь именно он, в отличие от других сотрудников полиции, имеет постоянный непосредственный контакт с жителями обслуживаемого административного участка, именно он знает круг общения убитого, его эмоционально-чувственное состояние, семейное положение и взаимоотношения в семье. Поэтому только хорошо налаженное взаимодействие между следователем и участковым уполномоченным полиции позволит повысить эффективность изобличения инсценировок убийств, замаскированных под самоубийство.

Горячева Д. В.,

студентка 3-го курса юридического факультета ВГУЮ (РПА Минюста России)

  • [1] 2 ления участковых уполномоченных полиции. В анкетировании приняли участие 23 участковых уполномоченных полиции 3 с различным стажем работы. 4 См.: Никифоров А. С. Ответственность за убийство в современном уголовном праве : комментарий. 2-е изд. M. : АО «Центр ЮрИнфоР». 2001. С. 104.
  • [2] 87 См.: Савельева М. В., Смушкин А Б. Криминалистика : учебник. М.. 2014. С. 307.
  • [3] 2 89 См.: Мельниченко А. Б., Радачинский С. Н. Уголовное право. Общая часть. Ростов н/Д. : 2013. С. 101.
  • [4] См.: Федотенков Д. Г. Криминалистическая особенность инсценировки как способа сокрытия преступлений // Государство и право: теория и практика : материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). Чита : Молодой ученый, 2014. С. 84-86.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >