Особенности состояния аффекта у несовершеннолетних обвиняемых

Влияние выраженных эмоциональных состояний на регуляцию поведения обвиняемого при совершении преступлений против жизни и здоровья личности учитывается как в российском, так и в зарубежном законодательстве. Так, в уголовном законодательстве убийство (ст. 107 УК) либо причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК) в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного неправомерными действиями потерпевшего, относятся к привилегированному составу преступлений, который предполагает существенное смягчение наказания. Уголовная ответственность за противоправные деяния, квалифицируемые по этим статьям, наступает с 16-летнего возраста.

Установление наличия или отсутствия у обвиняемого (подсудимого) состояния аффекта в момент совершения инкриминируемых ему деяний ходит в компетенцию судебно-психологической (СПЭ) или комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ).

В ходе проведения экспертизы аффекта у обвиняемого задачами психологического исследования являются:

  • - определение состояния и психологических механизмов, лежащих в основе поведения подэкспертного во время совершения инкриминируемого деяния. Проводится путем анализа материалов уголовного дела и других документов, проведения экспериментально-психологического исследования (ЭПИ) личности обвиняемого;
  • - оценка выявленных механизмов с точки зрения их соответствия критериям аффекта или эмоционального состояния, ограничивающего способность подэкспертного к осознанной регуляции поведения[1].

При оценке состояния аффекта у обвиняемого эксперты руководствуются специально разработанными экспертными критериями (они подробно раскрываются в практических руководствах для экспертов и описаны в литературе). Протекание аффективного состояния у несовершеннолетних подчиняется общим закономерностям и в целом соответствует основным критериям аффекта. Однако существуют и некоторые специфические особенности, обусловленные возрастными закономерностями.

Знания об особенностях аффективных реакций и состояниях несовершеннолетних обвиняемых, обусловленных возрастными закономерностями и индивидуальнотипологическими особенностями личности, необходимы не только сведущим лицам в области психологии, но и юристам при оценке заключения экспертов. Учитывая это, нами была поставлена цель — обобщить современные данные (доступные для изучения) об аффективной сфере несовершеннолетних подросткового и юношеского возраста и выделить наиболее значимые компоненты, имеющие значение для судебной экспертной практики.

В практике судебной экспертологии выделяются несколько видов аффекта: физиологический, кумулятивный, патологический, следовый[2].

По мнению специалистов, аффект у несовершеннолетних обвиняемых, как правило, носит кумулятивный характер. Условием возникновения кумулятивного аффекта является длительная психотравмирующая ситуация в области семейных отношений или другой, субъективно значимой сфере отношений личности несовершеннолетнего. Проведенный анализ научных работ и экспертной практики позволяет сделать вывод о том, что содержанием психотравмирующей ситуации, как правило, являются сложные конфликтные взаимоотношения обвиняемого с одним из членов семьи или другим значимым лицом, вызванные оскорбительным, унижающим поведением последнего, в отдельных случаях с применением физического насилия и элементами жестокости.

В работе Е. Г. Дозорцевой показано, что психотравмирующая ситуация затрагивает основные личностные смыслы подростка, систему его ценностных ориентаций, препятствуя удовлетворению жизненно важных потребностей: в физической и психологической безопасности для себя и своих близких, в их любви и привязанности. Продолжительная фрустрация основных потребностей подростка приводит к формированию у него комплекса неотреагированных и непереработанных негативных переживаний, что способствует возникновению и нарастанию состояния эмоционального напряжения. Предпринимаемые подростком попытки прекращения конфликта или разрешения проблемы не приводят к желаемым результатам. Причиной этого является, как правило, свойственная подростку узость стратегий совпадающего поведения и их деструктивные механизмы (реакции избегания, ухода от решения проблемной ситуации, нанесение демонстративных самоповреждений), а также пассивность в поведении и несамостоятельность в принятии решений. Нередко в случае длительного семейного конфликта подросток в силу своего зависимого от взрослых положения объективно не может самостоятельно изменить сложившуюся ситуацию.

Возникновению и накоплению эмоционального напряжения у лиц подростковоюношеского возраста в ситуации длительного психотравмирующего воздействия способствуют ряд личностных факторов, достигших уровня акцентуаций, таких как — сензитивность, повышенная чувствительность к фрустрирующим внешним воздействиям, недостаточная сформированность механизмов личностной защиты, склонность к фиксации на негативных переживаниях, трудности нахождения конструктивных решений в субъективно сложных и эмоционально насыщенных ситуациях, недостаточная сформированность прогноза возможных последствий своих действий, а также пассивность, несамостоятельность, зависимость от мнений и оценок окружающих. По мнению Е. Г. Дозорцевой (2014), несовершеннолетние подростково-юношеского возраста, совершающие противоправные деяния агрессивно-насильственного характера в состоянии

аффекта, нередко отличаются позитивной социальной и личностной направленностью, отсутствием выраженных гетероагрессивных тенденций.

Перечисленные выше особенности с позиции теории личностного потенциала, развиваемой Д. А. Леонтьевым[3], можно рассматривать в качестве характеристик сниженного адаптационного потенциала личности, способствующих аффективному реагированию в ситуациях конфликтного взаимодействия.

Проведение подробного психологического анализа возникновения и развития психотравмирующей ситуации, а также детальное изучение процесса переживания ее подростком являются обязательными составляющими работы психолога-эксперта при оценке аффективных состояний, предусмотрено правовыми нормами, закрепленными в ст. 421 УПК.

Вторая фаза в развитии состояния кумулятивного аффекта (ее называют стадией аффективного взрыва) начинается по механизму «последней капли» в ситуации ссоры, конфликта или драки. Для данной фазы характерны следующие особенности. Ситуация, непосредственно предваряющая совершение агрессивно-насильственных действий, представляет собой очередной тяжелый и субъективно неожиданный для подростка конфликт с лицом, создававшим предшествующую психотравмирующую ситуацию. Последний, выступая инициатором очередного конфликта, предпринимает действия агрессивного характера, высказывает угрозы в адрес несовершеннолетнего или его близких, унижает его человеческое достоинство, совершает аморальные поступки. Действия и высказывания инициатора конфликта воспринимаются подростком как реальная угроза и способствуют нарастанию состояния эмоционального напряжения, которое сопровождается переживаниями чувства обиды, несправедливости, страха. Попытки несовершеннолетнего разрешить вновь возникшую конфликтную ситуацию (избежать взаимодействия и конфронтации с принятием уступчивой позиции, нивелировать конфликт, успокоить потерпевшего, физически устраниться из ситуации) оказываются неуспешными в связи с дальнейшей эскалацией конфликта, противодействием и агрессивными действиями со стороны лица, спровоцировавшего конфликт. Неспособность подростка справиться с ситуацией привносит новый оттенок в его переживания: к чувству субъективной безвыходности ситуации и острого страха присоединяется злость. Уже на этом этапе могут отмечаться изменения в восприятии окружающего в виде сужения поля восприятия и его избирательного характера. На фоне уже имеющегося эмоционального напряжения, субъективно внезапно для несовершеннолетнего, происходит спонтанная аффективная разрядка эмоционального напряжения, отражаясь в деструктивных действиях. Она имеет взрывной характер, с резким повышением уровня энергетики, сопровождается ограничением способности к произвольной регуляции деятельности, целостному осмыслению ситуации и прогнозу возможных последствий своих действий, специфическими изменениями сознания и восприятия. Во временном интервале, сопровождающемся наивысшим эмоциональным напряжением, возможна дизрегуляция психических процессов когнитивной сферы, приводящая к амнезии.

Постаффективная фаза имеет некоторую специфику по сравнению с традиционно описываемыми при аффекте признаками физической и психической астении. У несовершеннолетних более выражена постаффективная дезорганизация психической деятельности, при этом деятельность может внешне выглядеть как упорядоченная, однако в реальности действия носят характер поведенческих «клише», отличающихся недостаточной целенаправленностью. Проявления астении могут быть несколько отсроченными и наблюдаться после подобных вариантов поведения.

Резюмируя изложенное, следует еще раз подчеркнуть, что существует определенная специфика непатологических аффективных проявлений у несовершеннолетних правонарушителей, которая должна учитываться психологом при проведении экспертных исследований.

Суфьянов Р. Б.,

студент 3-го курса Института юстиции

Уральского государственного юридического университета

  • [1] См.: Ситковская О. Д., Конышева Л. П., Коченов М. М. Судебно-психологическая экспертиза аффекта и иных эмоциональных состояний // Новые направления судебно-психологической экспертизы : справочное пособие. М.: Юрлитинформ. 2000. С. 46-59. 2 См.: Дмитриева Т. Б., Макушкин Е. В. Судебно-психологические экспертные критерии диагностики аффекта у обвиняемого : пособие для врачей. М. : ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, 2004. 3 См.: Романов В. В., Котлярова Л. Н. Научно-правовые критерии оценки результатов психологической экспертизы в процессе установления истины при расследовании преступлений // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. М. : Изд-во Академии Следственного комитета Российской Федерации. 2014. № 3. С. 143-145. 4 См.: Психология человека от рождения до смерти / под ред. А. А. Реана. СПб.: Прайм : ЕВРОЗНАК, 2006. С. 373—381.
  • [2] См.: Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза : учебник для академического бакалавриата. М. : Юрайт, 2014. 2 См.: Макушкин Е. В. и др. Указ соч. С. 99; Макушкин Е. В. и др. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних обвиняемых в головном процессе : руководство для врачей. - СПб. : Нестор-История, 2014. С. 95. 3 См.: Usachev A., Kotlyarova L. Criminal behaviour of an underage as a victim of domestic violence // Conference EAPL+WORLD 2015. Nurenberg, 4-7 August. Abstracts. «Current Challenges for Psychology and Law». P. 255-256. 4 Cm.Дозорцева E. Г. Аномальное развитие личности у подростков и юношей с делинквентным поведением : дис. ... д-ра психол. наук. М., 2000.
  • [3] См.: Леонтьев Д. А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции // Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д. А. Леонтьева. М. : Смысл, 2011. С. 42-59.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >