Возможности рентгеновской компьютерной томографии трупа в криминалистике и судебно-медицинской экспертизе

Исследования в области судебно-медицинской и криминалистической рентгенологии ведутся с декабря 1895 г., т. е. практически с момента великого открытия Вильгельма Конрада Рентгена (08.11.1995 г.). Отдавая дань возможностям традиционной рентгенографии в криминалистике и судебно-медицинской экспертизе, к которым относятся — рентгенологическая визуализация повреждений костей и суставов, огнестрельных и взрывных повреждений, определение возраста, идентификация личности, следует признать тот факт, что традиционная рентгенография далеко не всегда может помочь экспертам и криминалистам ответить на многие вопросы, связанные с причиной и механизмом смерти. В то же время, новые высокотехнологичные методы лучевой диагностики, такие как рентгеновская компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ), в течение многих лет применяющиеся в ряде зарубежных центров, однако пока не нашли применения в среде криминалистов и судебных медиков в нашей стране.

Метод КТ или МРТ исследования трупов за рубежом получил название «виртуальная аутопсия» или «виртуальное вскрытие». В связи этим во многих западных странах, а также странах, где государственной религией является ислам, стремительно развивается виртуальная аутопсия. Во-первых, из-за сокращения бюджета количество вскрытий в западных странах прогрессивно сокращается. Во-вторых, все чаще родственники покойных категорически отказываются от вскрытия, прежде всего, по религиозным причинам. При этом подавляющее большинство членов семей покойного не возражает против виртуального вскрытия, поскольку они заинтересованы в установлении причины смерти.

На сегодняшний день среди врачей, судебно-медицинских экспертов, полицейских и юристов всего мира доминирует мнение, что даже если виртуальное вскрытие не может быть полной альтернативой традиционному, оно дает возможность «отсечь» определенное количество трупов, у которых при виртуальной аутопсии не получено данных за насильственную смерть. Прежде всего это касается случаев внезапной ненасильственной смерти, а также хронически больных, умерших вне лечебных учреждений. Такие трупы не требуют дальнейшего вскрытия, что способствует снижению занятости судебно-медицинских экспертов, снижению затрат в области здравоохранения, а также устраняет многие религиозно-этические проблемы. Особый интерес для целей криминалистики и судебно-медицинской экспертизы представляет КТ трупа. Скорость,

1

См.: Brogdon's Forensic Radiology, Second Edition / 2-ed. M. J. Thali. Mark D. Viner, B. G. Brogdon. CRS Press. 2011.

с которой работают современные томографы, их мобильность, простота в использовании, возможность получения трехмерных (50) реконструкций, а также совместимость с металлическими фрагментами позволили КТ стать методом предварительного криминалистического исследования трупа на этапе первоначальных следственных действий, а также дополнительным к полному традиционному вскрытию трупа методом.

Впервые посмертная КТ проведена при огнестрельном ранении в голову еще в 1977 г.[1], но из-за плохого качества изображения и большого количества артефактов от металла особого интереса в среде криминалистов и судебно-медицинских экспертов она не вызвала. Интерес к посмертным КТ исследованиям начал расти только в конце 90-х гг. прошлого века. Огромный, если не решающий, вклад в развитие посмертной КТ внес известный швейцарский криминалист, директор Института судебной медицины Бернского университета, профессор Ричард Дирнхофер. До того, как стать «отцом-основателем» метода посмертной визуализации, профессор Р. Дирнхофер активно занимался вопросами фотограмметрии — метода, использующего цифровые фотоснимки для построения трехмерных изображений ран, кровоподтеков и других поверхностных повреждений. Будучи активным сторонником использования новых технологий в криминалистике, он в полной мере оценил возможности трехмерных КТ-изображений при наружном исследовании трупа и, увлекшись идеей применения КТ в судебной медицине, решил посвятить свою дальнейшую деятельность проекту, названному им «Виртопсия®» («виртуальный» + «вскрытие»).

Т акимобразом, «виртуальная» аутопсия была рождена медиками-криминалистами, и криминалистическое начало лежит в основе метода. Возможности КТ в судебно-медицинской экспертизе трупа:

  • - выявление костной травмы, определение характера переломов, механизма их образования;
  • - визуализация черепно-мозговой травмы — повреждений черепа и вещества головного мозга, внутричерепных гематом; травмы органов шеи (перелома подъязычной кости и хрящей гортани) при асфиксии и других типах воздействия;
  • - визуализация травмы груди: выявление свободного газа и крови в плевральных полостях с определением их объема, выявление газа (воздуха) в мягких тканях груди и шеи; выявление патологических изменений в легких и органах средостения;
  • - визуализация травмы живота и органов брюшной полости: оценка паренхиматозных органов брюшной полости, выявление крови и газа.

Также к достоинствам КТ трупа относятся:

  • - высокая скорость исследования и, следовательно, пропускная способность аппарата, что позволяет проводить исследования трупов в случаях массовой гибели людей (транспортные и природные катастрофы, боевые условия, террористические акты и т. д.);
  • - возможность проведения скринингового КТ-исследования трупов в случаях скоропостижной смерти для решения вопроса о дальнейшей тактике исследования.

Важно, что всеми основными рисками КТ, которые необходимо учитывать при исследовании живых лиц, — значительной лучевой нагрузкой, токсическим и аллергическим действием контрастных средств, при исследовании трупов можно пренебречь.

Любой новый метод исследования в медицине, в том числе судебной, должен пройти проверку на его точность и достоверность. Для оценки достоверности и точности

посмертного КТ-исследования его необходимо сравнить с эталонным методом, который называют «золотым стандартом», в данном случае — с традиционным вскрытием трупа. Наиболее крупным сравнительным исследованием на сегодняшний день считается работа l.Roberts и соавторы[2], в которой опубликованы результаты виртуальных и традиционных вскрытий 182 лиц, скоропостижно умерших в условиях лечебных учреждений. Подобные сравнительные исследования проводятся во многих судебно-медицинских центрах, в частности, в Институте судебной медицины Цюрихского университета, Институте судебной медицины штата Виктория (г. Мельбурн, Австралия), в Управление судебно-медицинской экспертизы Вооруженных сил США и др. Суммируя результаты многочисленных сравнительных исследований, можно констатировать, что на сегодняшний день большинство судебно-медицинских экспертов сходится во мнении, что посмертную КТ необходимо проводить во всех возможных случаях как насильственной, так и ненасильственной смерти, так как посмертная КТ дает возможность «отсечь» определенное количество трупов, не требующих дальнейшего вскрытия, и может использоваться в качестве метода первичного скрининга (сортировки) трупов, в том числе на месте обнаружения трупа с использованием передвижных КТ-комплексов. Посмертная КТ также решает многие этические и религиозные проблемы, связанные с традиционным вскрытием. В частности, в Институте судебной медицины штата Виктория (г. Мельбурн, Австралия), где с 2005 г. установлен компьютерный томограф, всем трупам, поступающим в судебно-медицинский морг, проводят КТ. По результатам исследования судебно-медицинский рентгенолог дает заключение, в которое входит описание патологических процессов, рентгенологический диагноз и рекомендации о необходимости вскрытия. Благодаря методу посмертного КТ количество традиционных вскрытий сократилось с 80 % до 40-50 %.

Посмертная КТ оказывает неоценимую помощь криминалистам на этапе предварительного следствия в случаях: насильственной смерти и подозрении на нее; смерти в лечебном учреждении при неустановленном диагнозе и при подозрении на насильственную смерть; смерти при подозрении на неправильные действия медперсонала.

Разумеется, у любого метода исследований, в том числе КТ и традиционного вскрытия, есть сильные и слабые стороны. На наш взгляд, сильные стороны посмертной КТ в большей степени будут реализованы при криминалистическом пути развития метода. Возможности посмертного КТ-исследования тела позволяют применять его как дополнительный метод судебно-медицинского исследования трупа перед проведением аутопсии, так и в качестве предварительного криминалистического исследования трупа в порядке ч. 1 ст. 178 УПК, до назначения судебно-медицинской экспертизы.

Применение посмертного КТ трупа как метода предварительного криминалистического исследования позволяет:

  • - при КТ-аутопсии возможно быстрое, уже на этапе первоначальных следственных действий, до проведения судебно-медицинской экспертизы, установить насильственный характер смерти, без нарушения анатомической целостности тканей и органов, направления и протяженности раневых каналов при огнестрельных, колото-резанных и иных ранениях;
  • -построение трехмерных реконструкций дает уникальную возможность в быстрой реконструкции событий, что крайне важно для органов следствия;
  • - возможность постобработки информации. Данные КТ-исследования трупа хранятся в цифровом формате, могут обрабатываться и интерпретироваться даже после

захоронения трупа, с их оценкой другими судебно-медицинскими экспертами и рентгенологами, комиссией экспертов, проверяющими органами. В случае возникновения у следствия дополнительных вопросов, подняв данные, которые хранятся на станции, можно ответить на них, не прибегая к эксгумации трупа;

  • - при КТ-аутопсии исключается «человеческий фактор» в случаях невнимательных, излишне спешных и технически малограмотных вскрытий трупов, данный вид исследований является оператор-незасисимым (объективным) методом лучевой диагностики;
  • - несомненным плюсом КТ является скорость исследования (5—10 мин), что важно в случаях массовой гибели людей. Разумеется, обработка и анализ результатов занимает существенно больше времени.

Ограничивают использование метода только такие факторы, как стоимость и доступность КТ сканеров, а также отсутствие соответствующих знаний и опыта у криминалистов и судебно-медицинских экспертов.

Значительным моментом, способствующим развитию виртуальной аутопсии за рубежом, является то, что там судебная медицина, в отличие от отечественной, не входит в систему здравоохранения, а относится к органам юстиции и существует в виде службы коронеров.

В качестве примера адекватного подхода к виртуальной аутопсии можно привести практику, принятую в Викторианском институте судебной медицины (г. Мельбурн, Австралия). В Австралии, как и в других странах англо-саксонской правовой семьи, существует должность коронера (англ, coroner). Коронер — лицо, специально расследующее смерть, имеющую необычные обстоятельства или произошедшую внезапно. Другими словами, в задачи коронера входит дознание в случаях скоропостижной смерти при неустановленной причине и в случаях, когда причина смерти неизвестна. В Российской Федерации, разумеется, аналога службы коронера не существует. Задачи, выполняемые коронером, условно можно разделить между дознавателем (следователем) и судебно-медицинским экспертом. Наиболее близкой к службе коронера являются криминалистические подразделения Следственного комитета России, которые по итогам осмотра места происшествия и предварительной проверки по факту смерти делают вывод о ее возможных причинах. Поскольку коронер не является судебно-медицинским экспертом (он вообще не врач, а лицо с юридическим образованием), в штате Виктория (Австралия) с 2008 г. в помощь службе коронеров действуют судебно-медицинские рентгенологи. Всем трупам, проходящим через систему коронеров в штате Виктория (население — 5,7 млн чел.), с 2008 г. проводят КТ, по результатам которой судебно-медицинский рентгенолог дает заключение, в которое входит описание патологических процессов, рентгенологический диагноз и рекомендации о необходимости вскрытия. Однако окончательное решение о направлении на вскрытие принимает коронер с учетом обстоятельств дела и пожеланий родственников.

В нашей стране, в практике работы криминалистических подразделений и в судебно-медицинской экспертизе КТ пока не применяется. Однако объективная необходимость в использовании возможностей посмертного КТ-исследования трупов, особенно в следственно-криминалистической практике, ставит задачи его ускоренного внедрения в практику. И такая работа уже активно ведется. Сегодня наша страна отстает на 20 лет в развитии и применении виртуальной аутопсии, однако возможности межведомственного взаимодействия в развитии современных методов исследований путем объединения научного потенциала передовых Российских ВУЗов, практического опыта криминалистов и рентгенологов, позволит в течение трех-четырех лет выйти на передовые позиции в мире в разработке и применении инновационных методик криминалистических исследований в области лучевой диагностики, создании отечественных высокотехнологичных криминалистических комплексов мирового уровня.

Харин В. И.,

студент 2-го курса юридического факультета ВГУЮ (РПА Минюста России),

ОБОБЩЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО

  • [1] См.: Wullenweber R, Schneider V, Grumme Т. A computer-tomographical examination of cranial bullet wounds. Z Rechtsmed, 1977. P. 227-246. 2 Cm.: Brueschweiler IV., Braun M., Fuchser H.J., Dirnhofer R. Photogrammetrische Auswertung von Haut- und Weichteil wundensowie Knochenverlet zungenzur Bestimmung des Tatwerkzeuges: grundlegende Aspekte. Rechtsmedizinl997; 7: 1976-1983. 3 См.: Стрелков А. А. Криминалистическое исследование трупа методом рентгеновской компьютерной томографии И Евразийский юридический журнал. 2015. № 7. С. 259-262.
  • [2] См.: Roberts I., Benamore R.E., Benbow E.W., Lee S.H., Harris J.N. et al. Post-mortem imaging as an alternative to autopsy in the diagnosis of adult deaths : a validation study. Lancet 2012; 379(9811): 136-142. 2 Cm.: O’Donnell C., Ranson D. Post Mortem CT Interpretation Short Course. 2015.Victorian Institute of Forensic Medicine. Dpartment of Forensic Medicine, Monash University. 3 Cm.: Aghayev E., Staub L., Dirnhofer R., Ambrose T., Jackowski C., Yen K., Bolliger S., Christe A., Roeder C., Aebi M., Thali MJ. (2010). Virtopsy — the concept of a centralized database in forensic medicine for analysis and comparison of radiological and autopsy data. J Forensic Leg Med. 15 (3): 135-40.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >