Особенности антикоррупционной экспертизы при осуществлении прокурорского надзора за исполнением федерального законодательства

Одним из эффективных средств противодействия коррупционным проявлениям является проведение антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов и самих актов органами прокуратуры Российской Федерации.

Проводя антикоррупционную экспертизу в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2010 № 96, прокурор имеет возможность выявить коррупциогенные факторы в целях недопущения нарушения прав граждан в будущем.

М. С. Бахтина выделяет отличительные черты антикоррупционной экспертизы, проводимой органами прокуратуры, к которым, в том числе, относит обязанность разработчика реагировать на требования прокурора (отказ от рекомендаций, сделанных в результате антикоррупционной экспертизы, проводимой Минюстом России и независимыми экспертами, не влечет для разработчиков никаких юридических последствий); независимость органов прокуратуры (ведомственная антикоррупционная экспертиза не исключает субъективного подхода в процессе нормотворческой деятельности, тогда как прокурорскому работнику, проводящему такую экспертизу, целесообразней делать объективные выводы), которые могут сыграть немаловажную роль в предупреждении коррупционных проявлений[1].

Учитывая, что перед прокурором стоит задача оценить нормативные правовые акты и их проекты на предмет их коррупцио-генности в различных сферах жизнедеятельности, органам прокуратуры целесообразно руководствоваться заключениями, полученными в результате работы привлекаемых специалистов в рамках ч. 1 ст. 22 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации».

Так, прокуратурой Санкт-Петербурга при проведении проверки положений постановления Правительства Санкт-Петербурга от 29.12.2014 № 1294 «О порядке внесения платы за пользование на платной основе парковками (парковочными местами), расположенными на автомобильных дорогах общего пользования регионального значения в Санкт-Петербурге» на соответствие действующему законодательству были привлечены специалисты Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга.

Проверкой установлено, что п. 1.4 Постановления утверждено Положение о парковочном разрешении инвалида.

Согласно п. 1.2 Положения правом на обращение за парковочным разрешением инвалида имеют инвалиды I и II группы, законные представители ребенка-инвалида, а также иные лица, перевозящие инвалидов или детей-инвалидов, в случае когда инвалид имеет противопоказания к управлению автотранспортным средством.

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 28.09.2010 № 831н утвержден единый образец медицинской справки о допуске к управлению транспортными средствами.

Пунктом 2.2 Положения установлено, что с заявлением о внесении в реестр парковочных разрешений инвалидов одновременно предоставляется медицинское заключение о наличии у инвалида (у иных лиц, перевозящих инвалидов I и II группы) противопоказаний к управлению транспортным средством.

Таким образом, получение названного заключения лицами, перевозящими инвалидов I и II группы, противоречит требованиям Федеральных законов от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» и от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в связи с тем, что влечет разглашение врачебной тайны и распространение персональных данных граждан, имеющих инвалидность.

Кроме того, п. 2.2 Положения произвольно ограничивает права инвалидов I и II группы, не имеющих противопоказаний к управлению транспортным средством (имеющих водительское удостоверение и не лишенных права на управление транспортным средством), на выбор способа их передвижения, в том числе посредством перевозки транспортным средством, принадлежащим иным лицам, поскольку для реализации названного права требуется вышеупомянутое заключение.

При этом действующим законодательством единый образец медицинского заключения о наличии у инвалида (иных лиц, перевозящих инвалидов I и II группы) противопоказаний к управлению транспортным средством и механизм его получения не определены, что подтверждено заключением Комитета по здравоохранению Санкт-Петербургу и является коррупциогенным фактором, поскольку устанавливает завышенные требования для реализации права — установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам.

По результатам проверки прокуратурой Санкт-Петербурга 16 сентября 2015 г. губернатору города на Постановление принесен протест, который рассмотрен и удовлетворен, требование об истребовании вышеуказанного заключения из Постановления исключено.

Однако практику привлечения прокурорами специалистов либо экспертов к исследованию нормативных правовых актов и их проектов не разделяет М. В. Гребенюк, который полагает, что объективность их деятельности вызывает сомнение1.

Существует проблема, заключающаяся в отсутствии в действующем законодательстве процессуального механизма рассмотрения исковых заявлений прокурора об оспаривании нормативных правовых актов по признаку их коррупциогенности. По мнению А. Ю. Гулягина, на практике далеко не всегда можно обосновать необходимость исключения коррупциогенных факторов через их прямое противоречие действующему законодательству, что осложняет механизм защиты прав конкретных субъектов и, как следствие, ослабляет возможность влияния на криминогенную ситуацию в России[2] .

Таким образом, несмотря на имеющиеся пробелы в законодательстве в части проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов и самих актов и несовершенство механизма ее проведения, можно сделать вывод о незаменимости такой экспертизы, проводимой органами прокуратуры, и необходимости в реализации ее главной функции — предупреждение совершения преступлений коррупционной направленности.

Г. В. ПОПОВА, аспирант кафедры уголовного права и процесса

Тюменского государственного университета

  • [1] Бахтина М. С. К вопросу о принципах проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов // Административное и муниципальное право. 2015. № 1. С. 108.
  • [2] Гребенюк М. В. Реализация законодательства о независимой антикоррупционной экспертизе и опыт работы интернет-портала «Независимая антикоррупционная экспертиза» // Реализация законодательства о независимой антикоррупционной экспертизе: проблемы и перспективы : первая Всероссийская науч.-практ. конф. : сб. материалов. М., 2012. С. 49. 2
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >