Сущность понятия конфликтологической культуры в отечественной

Принимая во внимание усиление культурологического компонента образования многие ученые считают, что основы культуры, элементы культуры должны составлять ядро обновленного содержания высшего образования. Воспитание человека культуры, способного жить в мире, согласии, терпимости и гармонии в современном обществе, умеющего ориентироваться в культурной среде, строить свою жизнь, достойную человека, становится основной миссией образования. Культура выступает доминирующим фактором образовательного процесса.

Прежде чем рассматривать сущность понятия «конфликтологическая культура», ее структурные компоненты и пути развития конфликтологической культуры, обратимся к анализу понятия «культура», составляющего определение «конфликтологическая культура».

Определение «культура» прошло довольно длинный путь исторического развития. Первоначально латинское слово «culture» употреблялось в значении «возделывание, обработка земли». Римский философ и оратор Марк Туллий Цицерон, живший в I веке до н.э., первый использовал это понятие в качестве метафоры, говоря о «возделывании души человека», о воспитании и личном совершенствовании [71].

Следует отметить, что в европейских языках (немецком, английском, французском) слово «культура» долгие годы служило сельскохозяйственным

29 термином (обработка, культивирование земли), а в философской, научной и художественной литературе употреблялось как метафора. Многие десятилетия потребовались, чтобы из метафоры сделать научное понятие и философскую категорию [79].

В настоящее время насчитывается более 500 трактовок понятия «культура», что свидетельствует о многообразии проявления данного феномена.

Л.С. Выготский определяет культуру как «продукт социальной жизни и общественной деятельности человека» [29, с. 145].

Определение культуры как основной формы человеческой деятельности доминирует также в работах Э. Маркаряна, М.С. Кагана, Е.А. Давидовича [151].

В работах И. Гердера, А.Ф. Лосева А. Швейцера, М. Шеллера сущность культуры представлена как сфера личностной реализации человека. Культура -это то, что позволяет внести в мир и личность смысл, человеческое значение, а также способность использовать то, что накоплено в опыте человека [93].

В рамках психологического подхода культура определяется как совокупность форм приобретенного поведения, возникающих в результате приспособления и культурной адаптации человека к окружающим условиям жизни. Культура - это модели поведения, которые передаются от одного поколения к другому, устойчивы к изменениям с течением времени [46]. Согласно определению В.П. Зинченко, культура представляет собой явление, позволяющее саккумулировать духовную энергию человека, дать импульс для самопознания, самореализации, определить границы поведения [47, с. 10].

Обобщая приведенные выше определения можно сделать вывод о том, что культура представляет собой многомерное и сложное явление, интегрирующее позитивный опыт, знания, ценности и «духовные достижения» человека, развивающееся во взаимодействии и реализующееся в поведении и деятельности человека. В такой трактовке различают общую культуру и ее дифференциации по видам и сферам деятельности: профессиональную культуру, коммуникативную культуру, психологическую культуру,

30 управленческую культуру, конфликтологическую культуру. Следует отметить, что, несмотря на общность, каждому виду культуры присущи свои отличительные черты. Являясь компонентами общей культуры, они связаны друг с другом и взаимообусловлены.

Анализируя конфликтологическую культуру, многие исследователи склонны рассматривать ее в качестве составляющей определенного компонента общей культуры (профессиональной, психологической, корпоративной).

Так, Н.В. Самсонова в своих исследованиях описывает конфликтологическую культуру как вид профессиональной культуры. За основу принято определение профессиональной культуры как «профессионально ориентированный вид культуры личности, которая является важнейшим показателем профессионализма специалиста», разработанное А.К. Марковой. Н.В. Самсонова полагает, что наличие в профессиональной сфере специалиста конфликтов, обусловливает выделение соответствующего вида профессиональной культуры - конфликтологической культуры специалиста.

При этом автор различает понятия «конфликтологическая культура личности» и «конфликтологическая культура специалиста». «Конфликтологическая культура личности» выражается в стремлении и умении человека предупреждать и разрешать социальные конфликты: межличностные, межэтнические и межнациональные. Под «конфликтологической культурой специалиста» понимается качественная характеристика способа жизнедеятельности специалиста в профессиональной конфликтогенной среде. По мнению автора, конфликтологической культуре специалиста свойственно усвоение и использование профессионально ориентированных конфликтологических знаний, необходимых для восприятия профессиональной конфликтогенной среды и последующей реализации профессиональных функций в условиях профессионального конфликта. Таким образом, профессионально-прикладная специфика отличает «конфликтологическую культуру специалиста» от «конфликтологической культуры личности» [131, с.18].

Вслед за Н.В. Самсоновой конфликтологическая культура рассматривается как вид профессиональной культуры в работах П.А. Бакланова, Н.В. Куклевой, Н.У. Нарычева, Н.В. Пидбуцкой, Т.Н. Черняевой.

Н.У. Нарычев, исследуя конфликтологическую культуру учителя, солидарен с Н.В. Самсоновой и рассматривает ее как интегративное личностное образование, включающее систему конфликтологических знаний, умений и способов деятельности, которые необходимы для осмысленного осуществления педагогических функций в конфликтогенной среде и разрешения противоречий, возникающих между различными субъектами педагогического взаимодействия. Отсутствие должных конфликтологических знаний, навыков и умений в области конфликтологии, а также личностно-профессиональных качеств, необходимых для разрешения конфликтных ситуаций, создают, по мнению автора, трудности педагогам не только во взаимодействии с учениками, но также с их родителями и своими коллегами [180].

П.А. Бакланов, описывая профессиональную культуру и профессиональную компетентность государственных служащих, относит конфликтологическую культуру государственного служащего к базовым элементам профессионализма специалиста, т.к. она связана «не только со знаниями, навыками, умениями и опытом в сфере деятельности, но и с профессиональной, общекультурной эрудицией, выступает мерой, показателем профессиональной компетентности государственного служащего, которая, в свою очередь, является одним из условий развития, одной из важнейших сторон профессиональной культуры»[10, с. 53]

Т.Н. Черняева, анализируя конфликтологическую культуру менеджера как вид профессиональной культуры, рассматривает ее как качественную характеристику менеджера, способного (знающего, стремящегося, подготовленного) к творческому решению профессиональных задач по управлению конфликтом в организации [164].

Н.В. Пидбуцкая понимает под конфликтологической культурой специалиста-машиностроителя интегрированную характеристику субъекта

32 труда, способного к преобразовательной деятельности в конфликтогенной профессиональной среде [117].

Н.В. Куклева выделяет конфликтологическую культуру педагога также в качестве важной составляющей его профессиональной культуры и определяет ее как способность и готовность педагога к распознанию конфликта, к его предупреждению или (если предупредить невозможно) конструктивному разрешению с целью достижения социально значимых результатов в совместной деятельности [85].

Опираясь на исследования Н.В. Самсоновой, Н.В. Куклева и Н.В. Пидбуцкая полагают, что конфликтологическая культура как вид профессиональной культуры взаимосвязана с другими составляющими профессиональной культуры (информационной культурой, психологической, методологической и коммуникативной культурами): реализуя конструктивные функции конфликта конфликтологическая культура сигнализирует об очагах социальной напряженности, расширяет возможности получения информации о состоянии организации, обогащая тем самым информационную культуру; способствует более глубокому познанию участниками конфликта друг друга, вскрывает существующие противоречия, ослабляет психическую напряженность (поддерживается функция психологической культуры); создает интеллектуально - эмоциональную напряженность, которая способствует возникновению различных стратегий поиска решения (происходит активизация методологической культуры); предотвращает столкновение и разрушительное противоборство участников конфликта и сплачивает членов трудового коллектива (поддержка функций коммуникативной культуры) [85,130,117].

Функционально конфликтологическая культура специалиста проявляется в регулировании процессов профессионального взаимодействия (общения, взаимной деятельности, взаимоотношений) и преобразовании конфликтогенных параметров профессиональной среды, в связи с чем, Н.В. Самсонова и А.Б. Белинская выделяют регулятивную и преобразующую функции, которые заключаются в:

  • • гармонизации взаимоотношений субъектов профессиональной деятельности;
  • • согласовании совместных действий;
  • • обеспечении эффективной профессиональной деятельности и профессионального становления в условиях профессионального конфликта;
  • • преобразовании конфликтогенной профессиональной среды с целью предупреждения возможных конфликтов [130, 12].

Исходя из вышеизложенных представлений следует, что конфликтологическая культура как вид профессиональной культуры носит деятельностный характер и отражает знания, умения и способности специалиста прогнозировать, регулировать и разрешать конфликты в профессиональной деятельности специалиста.

По мнению О.И. Щербаковой, представленные характеристики конфликтологической культуры не в полной мере отражают психологическую сущность данного явления. С позиции О.И. Щербаковой конфликтологическая культура тесно связана с психологической культурой. Исследователь рассматривает конфликтологическую культуру как «культуру поведения человека в конфликте, выражающуюся в сформированности социально значимых свойств и качеств личности, обусловливающих взаимовыгодное решение проблем межличностного взаимодействия людей». [175, с.80].

И.С. Почекаева разделяет точку зрения О.И.Щербаковой, полагая, что конструктивному взаимодействию в ситуациях конфликта способствуют личностные качества участников конфликта, которые необходимо развивать.

И.С. Почекаева исследует конфликтологическую культуру старшеклассников и определяет ее как «интегрально личностное образование старшеклассника, индивидуально-возрастные особенности которого определяют его ведущие специфические характеристики: в рациональной сфере - осознание необходимости предупреждать и конструктивно разрешать конфликты, осмысление конфликта как позитивной ценности; в эмоциональной

34 сфере - осуществление внутренней регуляции в конфликте; в поведенческой -умение применять данное личностное образование в практике предупреждения и конструктивного разрешения конфликтов» [119, C.14J.

Анализируя структуру конфликтологической культуры следует отметить, что, несмотря на различие существующих на данный момент описаний структурных компонентов данной категории, наблюдается сходство в их содержании.

Так, в структуре конфликтологической культуры И. С. Почекаева выделяет:

  • рациональный компонент (объем теоретических знаний о психологопедагогической природе конфликта, его структуре и динамике, видах, возможных причинах и эффективных способах разрешения);
  • эмоциональный компонент (эмоциональное состояние личности в конфликтной ситуации);
  • поведенческий компонент (наличие системы практических умений и навыков по предупреждению и конструктивному разрешению конфликтов) [119].

По определению О.И. Щербаковой, конфликтологическая культура личности представляет собой интегративное качество, основывающееся на экзистенциально-гуманистических ценностях, включающее культуру мышления, культуру чувств, коммуникативную культуру и поведенческую культуру и проявляющееся в оптимальных, соответствующих контексту, стратегиях взаимодействия в конфликтах, обеспечивающих конструктивное решение проблем. Описанные выше структурные компоненты конфликт©логической культуры характеризуются следующими особенностями:

• Культура мышления представляет собой способность рационально анализировать конфликтную ситуацию на основе определенных теоретических знаний, формулировать суть проблемы, выделять главное и второстепенное, делать выводы, использовать их в своем поведении.

  • Культура чувств выражает способность воспринимать конструктивный и деструктивный характер своих переживаний и управлять ими, в частности, преодолевать деструктивные переживания - гнев, агрессию, страх, депрессию; способность проявлять оптимизм, сохранять спокойствие, уравновешенность, эмоциональную устойчивость в проблемных ситуациях, проявлять эмпатию, толерантность.
  • Коммуникативная культура проявляется в готовности и способности к диалогу, способности адекватно вербализировать свои и чужие переживания, владении «я-сообщением», техниками «активного слушания», «ассертивного общения» и др.
  • Поведенческая культура отражает способность действовать и решать проблемы таким образом, чтобы не допускать конфликта и его эскалации, управлять конфликтом на всех его этапах [177].

Н.У. Ярычев характеризует структурные составляющие конфликтологической культуры учителя в соответствии с представлениями Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева об общей культуре личности, которая отражает отношение человека к миру, себе, другим, труду, природе, в связи с этим определяются три плана рассмотрения: культура личности, культура деятельности и культура социального взаимодействия. Это обусловило выделение следующих структурных компонентов конфликтологической культуры: когнитивного (совокупность теоретических представлений о природе педагогических конфликтов, причин их возникновения и способах их преодоления, определяющих выбор стратегий поведения учителя), перцептивный компонент (применение и расширение знаний в области эффективного восприятия человека человеком), аксиологический компонент (система ценностей, выстраиваемая вокруг таких главных ценностей, как «жизнь», «ценность Я», «ценность Другого»), мыследеятельностный компонент (способность учителя перерабатывать информацию и осуществлять действия, направленные на конструктивное разрешение конфликтов), коммуникативно-творческий компонент (коммуникативные навыки и творческий потенциал учителя, «культура участия» учителя в педагогическом взаимодействии в конфликтогенной среде) [180].

Н.В. Самсонова и Т.Н. Черняева рассматривают конфликтологическую культуру специалиста как совокупность интегрированных характеристик и их показателей, представляющих собой определенный уровень развития данной категории. В качестве интегрированных характеристик конфликтологической культуры специалиста исследователи выделяют конфликтологическую компетенцию специалиста, конфликтологическую готовность специалиста и конфликтологическую компетентность специалиста [131, 164].

Следует отметить, что понятия конфликтологическая компетентность, конфликтологическая компетенция, конфликтологическая готовность являются предметом изучения многих ученых. Для начала рассмотрим, как эти понятия определяются классиками в данной области исследования.

В качестве комментария нам представляется важным указать, что термины «компетенция» и «компетентность» являются творческим преобразованием английского слова «competence». Компетентность (competence происходит от латинского competentia) - «принадлежность по праву», то есть круг вопросов, в котором данное лицо обладает опытом, познаниями, позволяющими судить о чем-либо. Есть еще один аспект трактовки: competence - законно принятая способность общепринятого авторитета совершать определенные акты или действия в конкретных условиях.

Компетентный (competens) - знающий, сведущий в определенной области; имеющий право по своим знаниям и полномочиям делать или решать что-либо, имеющий право решать вопросы как подведомственные [44]. Придерживаясь данной трактовки понятия компетентность, мы разделяем позицию А.А. Кузиной, которая определяет конфликтологическую компетентность как совокупность теоретических знаний, умений и навыков, позволяющих цивилизованно выстраивать общение и выбирать достойные варианты поведения в конфликтных ситуациях [83], О.И. Щербаковой, по мнению которой конфликтологическая компетентность представляет собой

37 «систему научных знаний о конфликте и умений управлять им» [176, с. 57] и Б.И. Хасана, согласно которому конфликтологическая компетентность - синтез теоретических знаний о конфликте как социально-психологическом феномене, осведомленности о диапазоне возможных стратегий поведения в конфликте и умений реализовывать эти стратегии в конкретных жизненных ситуациях [44].

Существуют также другие формулировки данного понятия. Ряд авторов трактуют конфликтологическую компетентность как «подготовленность и способность к управлению конфликтами» [16, с. 10], «способность человека оптимальным способом преодолевать возникающие противоречия, противостоять деструктивному влиянию конфликтов и умение их конструктивно разрешать» [163, с. 138].

С точки зрения М.М. Кашапова, основу конфликтологической компетентности составляет конфликтоустойчивость. М.М. Кашапов склонен считать, что конфликтоустойчивость личности характеризуется умением в ситуациях конфликта брать инициативу по его разрешению в свои руки, умением держать себя в руках, а также умением посмотреть на ситуацию конфликта как снаружи, «глазами оппонента», так и изнутри [69].

У ученых также отсутствует единство в определении понятия конфликтологическая компетенция. Так, Н.В. Самсонова характеризует конфликтологическую компетенцию специалиста как совокупность конфликтологических знаний о профессиональном конфликте и связанных с ним явлений. Конфликтологическая компетенция выступает своего рода информационной базой для ориентировочно-преобразующей деятельности специалиста в ситуациях конфликта. В качестве показателей сформированное™ конфликтологической компетенции выступают два критерия: 1) адекватно понятый конфликт и 2) отсутствие ошибок в определении трудной ситуации межличностного взаимодействия как конфликтной [130].

А.Б. Немкова рассматривает конфликтологическую компетенцию составной частью общей социальной компетенции и определяет ее как способность и готовность к осуществлению деятельности по профилактике конфликта, в реальном конфликте как способность и готовность минимизировать деструктивные формы конфликта и перевести их в конструктивное русло, и при необходимости выступить посредником или медиатором в разрешении конфликта, то есть способность управлять конфликтами [107].

0.3. Муштук полагает, что конфликтологическая компетенция представляет собой способность личности в реальном конфликте осуществлять деятельность, направленную на минимизацию деструктивного потенциала конфликта на основе специальных знаний [104].

Анализ дефиниций «конфликтологическая компетентность» и «конфликтологическая компетенция» позволяет сделать вывод, что данные категории являются недостаточно разработанными, о чем свидетельствует неоднозначность трактовок данных понятий. Мы придерживаемся взглядов А.Б. Немковой и 0.3. Муштука и рассматриваем конфликтологическую компетенцию как способность личности устанавливать гармоничные отношения с окружающими людьми и осуществлять деятельность по управлению конфликтами на основе специальных знаний.

Одной из характеристик конфликтологической культуры специалиста Н.В. Самсоновой и Т.Н. Черняевой рассматривается конфликтологическая готовность специалиста[131, 165].

По мнению Н.В. Самсоновой, конфликтологическая готовность специалиста включает в себя различного рода установки на осознание профессиональной конфликтологической задачи, модели вероятностного конфликтного поведения в ситуациях конфликта, определение специфических способов деятельности в профессиональном конфликте [130].

Л.Б. Наумова рассматривает также такую категорию, как «готовность к продуктивному разрешению конфликтов». Изучая формирование готовности старших школьников к продуктивному разрешению конфликтов, автор определяет ее как «установку, возникающую в результате появления способности соотносить внутреннюю и внешнюю стороны конфликта,

39 намечать план действий и владеть инструментарием продуктивного разрешения конфликта» [105, с. 10]. С точки зрения исследователя готовность старшеклассников к продуктивному разрешению конфликтов предполагает у них, в первую очередь, наличие интереса к освоению способов продуктивного разрешения конфликтов; стремления не избегать, а урегулировать конфликты; умения владеть своими эмоциями и видеть разные способы разрешения конфликтов [105].

Конфликтологическая готовность включает в себя конфликтную позицию, которая, по мнению Т.А. Марщин, составляет ценностно-смысловое ядро конфликтологической культуры [96]. Конфликтная позиция представляет собой выстроенную систему отношений человека к самому конфликту как обострению противоречий, к оппонентам как равноправным субъектам, к способам влияния на других людей и достижения собственных целей. В своих исследованиях автор описывает три типа конфликтной позиции: деструктивную, которая характеризуется тем, что личность постоянно стремится к расширению и обострению конфликта, принижает партнера, негативно оценивает его личность, нарушает этику общения; непродуктивную или пассивную, которая выражается в непоследовательности оценок, суждений, поведении, склонности к уступкам, согласии с точкой зрения соперника; конструктивную, которая проявляется в стремлении личности урегулировать конфликт, направленности на поиск приемлемого решения для всех участников; личность характеризуется выдержкой и самообладанием, доброжелательным отношением к сопернику. Следовательно, конструктивная конфликтная позиция является показателем сформированности конфликтологической готовности и конфликтологической культуры. [96].

В результате анализа отечественной психолого-педагогической литературы можно констатировать, что конфликтологическая культура в большинстве работ исследуется как педагогическая категория, что позволяет выявить неполноту изучения психологических аспектов данного феномена. Несмотря на различия в представлении структурных компонентов конфликтологической культуры большинство авторов сходятся во мнении, что конфликтологическая культура включает в себя совокупность конфликтологических и коммуникативных знаний и умений, а также способностей осуществлять действия, направленные на конструктивное разрешение конфликта.

Анализ зарубежной литературы показывает, что исследования по данной проблематике ведутся и зарубежными авторами, что находит свое отражение в многочисленных публикациях.

Так, указывая на необходимость овладения специальными знаниями и умениями по разрешению конфликтов, немецкий автор Peter Heigl считает, что развитая конфликтологическая культура способствует «честному и справедливому конфликтованию». При этом исследователь различает Streitkultur (культуру ведения спора) и Konfliktkultur (конфликтологическую культуру) [188].

Культура ведения спора «Streitkultur» отражает способность человека, обладая необходимым объемом знаний, логично и последовательно приводить аргументы, отстаивать свое мнение в спорах и полемиках.

Конфликтологическая культура «Konfliktkultur» по Heigl представляет собой более широкое понятие, т.к. искусное ведение спора не свидетельствует о конструктивном поведении в конфликтном противоборстве. Конфликтологическая культура выражается в способности человека адекватно реагировать и конструктивно действовать в ситуациях конфликта. Согласно идеям Р. Heigl конфликтологическая культура включает в себя навыки эффективного слушания, способности к двухстороннему обсуждению проблемы, творческому поиску решения конфликта и мудрому разрешению противоречий в межличностном взаимодействии. Автор считает, что развитая конфликтологическая культура предполагает наличие следующих качеств:

  • • позитивное самоотношение, которое выражается в чувстве собственного достоинства, уважении к себе. Человек, обладающий позитивным самоотношением, с точки зрения Р. Heigl, не нуждается в постоянном самоутверждении посредством силы и агрессии, он не избегает конфликтов, открыт для диалога и готов к обоюдному поиску решений;
  • • коммуникативные способности проявляются в способности человека выражать свои чувства. Автор указывает на то, что в современном обществе люди не склонны говорить о своих чувствах и переживаниях, что приводит к проблемам в межличностном взаимодействии и конфликтам. Открытое выражение своих чувств, желаний, потребностей способствует установлению доверительных отношений, объединению и разрешению противоречий;
  • • способность анализировать ситуацию с разных перспектив. Peter Heigl отмечает, что люди, вовлеченные в конфликт, не всегда способны правильно и объективно оценить сложившуюся ситуацию. Отсутствие объективной оценки конфликта препятствует его разрешению. В связи с этим, автор указывает на необходимость анализировать конфликт с разных перспектив, изучая мотивы, интересы, цели и представления противоположной стороны [188].

Многими немецкими авторами она описывается как составляющая корпоративной культуры, которая вносит стабильность и способствует увеличению производительности на предприятиях.

Martin R. Kurray считает, что конфликтологическая культура является важным компонентом корпоративной культуры, так как от неё полностью зависит успех предприятия. С точки зрения Martin R. Kurray, конфликтологическую культуру следует рассматривать не отдельно, а в сочетании с другими компонентами корпоративной культуры, в частности коммуникативной культурой [192].

Мы полностью разделяем позицию Martin R. Kurray, т. к. считаем, что конструктивное разрешение конфликтов возможно лишь в процессе эффективного общения. Согласно определению В.А. Кручинина «общение направлено на установление психического контакта между людьми, благодаря которому в процессе общения происходит не только обмен познавательной информацией, но и осуществляется взаимовлияние на мысли, действия, поведение партнеров по общению» [80, с.З].

Находясь в конфликтном противоборстве, стороны, охваченные негативными эмоциями, не способны регулировать свое поведение и не стесняются в выборе средств противоборства, употребляя конфликтогены. Это приводит к потере психического контакта и доверительных отношений, формируется негативная установка. Оппоненты не способны услышать и понять друг друга, изложить свои позиции, в результате чего конфликт заходит в тупик. Все это является следствием отсутствия коммуникативной культуры, которая по определению И.Л. Береговой, проявляется в способности личности «контролировать свое речевое поведение, грамотно аргументировать свою позицию, продуктивно сотрудничать с помощью вербальных и невербальных средств общения в процессе решения задач» [15, с. 10].

Таким образом, следует отметить взаимосвязь конфликтологической и коммуникативной культур. Обладая коммуникативной культурой, личность стремится к конструктивному диалогу, взаимопониманию, продуктивному сотрудничеству, что обеспечивает эффективное разрешение конфликтов, обогащая тем самым конфликтологическую культуру.

Noa Davenport рассматривает конфликтологическую культуру как компонент школьной культуры. Она отождествляет «Konfliktkultur» (конфликтелогическую культуру) с «миролюбивым воспитанием» школьников. Изучая конфликты в немецких школах, она поднимает вопрос о необходимости формирования и развития у школьников и учителей специальных качеств, позволяющих им конструктивно мыслить и действовать, осознавать свою ответственность в ситуациях конфликта и разрешать конфликты на основе сотрудничества [186].Согласно идеям автора конфликтологическая культура включает в себя следующие характеристики:

  • конфликтологическая компетентность',
  • эмпатия, определяемая автором как способность представить себя на месте другого. Следовательно, эмпатия предполагает признание позиции другого человека, пусть даже противоположной, в конфликтном взаимодействии. Чем лучше человек понимает позицию оппонента, тем меньше он агрессивен, пишет Noa Davenport;
  • осознание собственных границ поведения в конфликте;
  • признание личной ответственности за участие в конфликте.

Как отмечают A.Becker и Н.Вескег большинство участников столкновений склонны перекладывать вину за случившийся конфликт на противоположную сторону. Осознание собственных границ поведения в конфликте, насколько стороны могут пойти дальше в конфликтном противоборстве, чтобы не обидеть и не нанести вреда своему оппоненту, а также осознание своей сопричастности в конфликте и принятие части ответственности на себя являются первыми важными шагами на пути разрешения конфликта [181].

  • способность творчески решать проблемы;
  • проницательность;
  • осознание своих потребностей; По мнению автора, неосознанные и неудовлетворенные потребности являются основными причинами насилия;
  • коммуникативная компетентность.

Автор полагает, что развитие данных качеств как основных составляющих конфликтологической культуры будет способствовать снижению агрессии и насилия в школах [186].

М. Rosenberg разделяет взгляды N. Davenport, называя неудовлетворенность потребностей молодых людей в качестве основных причин возрастающей агрессии в современном обществе. Решение проблем агрессии и насилия в молодежном социуме он видит в концепции «Gewaltfreie Kommunikation» (коммуникация без насилия), которая созвучна нашей категории «конфликтологическая культура». «Коммуникация без насилия» представляет собой концепцию разрешения конфликтов с учетом желаний, потребностей и чувств конфликтующих сторон [193].

«Коммуникация без насилия» включает в себя четыре компонента:

  • наблюдение (установление), которое подразумевает определение проблемы, причины конфликта, анализ своих действий и действий противоположной стороны, оценивая при этом факты, а не личность оппонента;
  • чувства, которые испытывает человек, в случае удовлетворения или неудовлетворения своих потребностей;
  • потребности, которые осознаются или не осознаются человеком. Осознание своих потребностей способствует самосознанию человека, что в свою очередь позволяет лучше понять другого человека, так как, по мнению М. Rosenberg, люди имеют одинаковые потребности;
  • просьбы, которые выражаются в четкой вербализации своих потребностей. Точно сформулированная просьба дает партнеру возможность понять, в чем нуждается человек, чтобы его жизнь стала богаче и счастливее.

М. Rosenberg убежден, что открытое и позитивное выражение своих потребностей дает человеку больше шансов на их реализацию, нежели критика, нападки и оскорбления - в этом заключается основной принцип «коммуникации без насилия» [193].

Следует отметить, что ряд зарубежных авторов (Р. Heigl, A.Becker, Н. Becker, A.v. Kanitz) полагают, что способность разрешать конфликты связана с эмоциональным интеллектом личности [ 181, 188, 190].

В зарубежной литературе эмоциональный интеллект рассматривается как способность личности осознавать свои эмоции и справляться с ними, а также расшифровывать чувства других людей и управлять отношениями [21,39, 190].

Отечественные исследователи разделяют взгляды зарубежных ученых и описывают эмоциональный интеллект как способность личности к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими [68]. При этом ряд отечественных ученых отождествляют эмоциональный интеллект с эмоциональной культурой (Г.Н. Казанцева, Н.А. Рачковская, О.М. Кулеба).

Искусство управлять собственными эмоциями состоит в умении направлять их в нужное русло. Следовательно, способность человека регулировать свое эмоциональное состояние позволяет ему действовать рационально в конфликтах, принимать правильные решения. Поэтому мы солидарны с мнением зарубежных авторов и полагаем, что эмоциональная культура (эмоциональный интеллект) способствует разрешению конфликтов и является значимым показателем конфликтологической культуры.

Рассматривая конфликтологическую культуру личности студента, нам представляется необходимым обратиться к понятию «культура личности».

Культура личности согласно взглядам О.С. Газмана выражается в гармонии культуры знаний, культуры творческого взаимодействия и культуры чувств и общения, дающей личности социальную устойчивость, продуктивную включенность в общественную жизнь и труд, а также личностный и эмоциональный комфорт [30].

На основании этого определения мы рассматриваем конфликтологическую культуру личности студента как совокупность когнитивных способностей и личностных характеристик студента, определяющих адекватное восприятие конфликта, позволяющих осуществлять эмоциональную регуляцию и саморегуляцию в конфликте, эффективное общение, а также управлять конфликтами на объективной, справедливой и творческой основе.

В структуре конфликтологической культуры личности студента мы выделяем следующие компоненты: содержательный, эмоциональный, мотивационный, личностно-деятельностный.

Содержательный компонент:

  • • Знания в области культурного межличностного общения.
  • • Знания об особенностях конфликта: его структуре, причинах возникновения, закономерностях его развития и протекания.
  • • Знания об особенностях поведения, общения и деятельности оппонентов в конфликтном противоборстве, их психического состояния.
  • • Знания основных видов конфликтов и способов психологической защиты.

Знания основных стратегий и норм поведения в конфликтах.

  • • Знания о способах управления конфликтами.
  • • Умения предвидеть возникновение конфликта и прогнозировать ход его развития.
  • • Умения осуществлять эффективное общение с участниками конфликта с учетом их личностных особенностей и эмоциональных состояний.
  • • Осознание своих мотивов, целей, потребностей.

Мотивационный компонент:

  • • Потребность в овладении знаниями о типах конфликтов, механизмах их возникновения и способах их конструктивного разрешения.
  • • Интерес в овладении инструментарием с целью продуктивного разрешения конфликтов.
  • • Потребность к самосовершенствованию и саморазвитию.
  • • Стремление к бесконфликтному разрешению противоречий.
  • • Потребность в продуктивном взаимодействии с людьми и умении ее реализовывать.

Эмоциональный компонент:

  • • Эмоциональный интеллект.
  • • Толерантность, представляющая собой уважение и признание равенства мнений партнеров, отказ от насилия и доминирования.
  • • Эмпатия.

Личностно-деятельностный компонент:

• способность личности эффективно взаимодействовать с

окружающими его людьми в системе межличностных отношений;

  • • способность бесконфликтно разрешать сложившееся противоречие;
  • • способность противостоять деструктивному влиянию конфликтов;
  • • способность видеть разные варианты и стратегии поведения в конфликте;
  • • способность к творческому разрешению конфликтов;
  • • способность эффективно управлять конфликтами.

В результате анализа научно-методической литературы, посвященной проблеме конфликтологической культуры, можно отметить, что современные отечественные и зарубежные исследователи активно занимаются изучением конфликтологической культуры. Анализ отечественной и зарубежной литературы позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на многочисленные исследования, психологические аспекты конфликтологической культуры развиты довольно слабо. Большинство авторов ограничиваются описанием дефиниций конфликтологической культуры и ее компонентов. Отметим, что ряд авторов описывают конфликтологическую культуру как инвариант профессиональной культуры специалиста, упуская из виду личностные особенности данного феномена.

Однако конфликтологическая культура личности студента с учетом индивидуальных и возрастных особенностей до сих пор остается недостаточно изученной. Мы предложили свой вариант определения конфликтологической культуры личности студента и выделили ее структурные компоненты.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >