РЕАЛИЗАЦИЯ

Н. Вознесенский, старший юрист, к.ю.н.

Правомерны ли некоторые условия дилерских соглашений?

Отношения между крупными автопроизводителями (импортерами автомобилей) и их дилерами строятся на основе дилерских соглашений. Подобные соглашения обычно включают ряд типовых условий, среди которых можно выделить и те, правомерность которых вызывает сомнения с точки зрения антимонопольного законодательства. О каких условиях обычно идет речь в этом контексте? Например, о тех, которые устанавливают:

  • а) ограничение территории;
  • б) запрет на приобретение и сбыт автомобилей или запасных частей других поставщиков;
  • с) запрет продажи автомобилей посредникам.

Данная тема интересна и в связи с текущими изменениями действующего антимонопольного законодательства. Дилерские соглашения относятся к категории так называемых «вертикальных» соглашений, для которых планируется либерализация антимонопольного регулирования. К «вертикальным» относятся соглашения не конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его по тенциальным продавцом[1]. В настоящее время на данные соглашения в принципе распространяются все запреты, изложенные в части 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, как и на картельные соглашения между конкурирующими хозяйствующими субъектами. Эти запреты, например, касающиеся соглашений о разделе рынка по территории или кругу покупателей, установления цен и др., являются абсолютным и не предусматривают исключения для отдельных случаев.

Однако ввиду сравнительно меньшего риска ограничения конкуренции на рынке в результате заключения «вертикальных» соглашений планируется предусмотреть для них отдельный, значительно более узкий перечень абсолютно запрещенных условий. Условия, ограничивающие участников соглашения, но не включенные в этот список, не будут признаваться автоматически недопустимыми. Для их запрета антимонопольные органы будут вынуждены доказывать в каждом конкретном случае опасность ограничения конкуренции на рынке, устанавливать доли рынка, занимаемые участниками соглашения, а участникам соглашения при этом будет предоставлена возможность доказать положительный эффект от заключения соглашений и, как следствие, их допустимость.

Выводы в статье основаны на действующем антимонопольном законодательстве. Вместе с тем в статье дается комментарий в отношении допустимости рассмотренных положений после принятия вышеупомянутого законопроекта. На наш взгляд, некоторые основания для анализа перспектив применения измененного антимонопольного законодательства дают дела, рассмотренные судами или антимонопольными органами, в которых применялся принцип разумности, доказывалось ограничение конкуренции. Эти дела не утратят актуальности и после вступления в силу предполагаемых изменений, поскольку, как мы указывали ранее, сохранится известная вероятность незаконности ряда условий дилерских («вертикальных») соглашений, если будет доказано ограничение конкуренции в результате заключения и исполнения указанных соглашений.

Попытаемся дать правовую оценку вышеизложенным положениям, а также рассмотрим возможность приведения их в соответствие с действующим законодательством Российской Федерации и предполагаемыми изменениями в него.

Территория

Обычно дилерские соглашения содержат условие об ограничении территории деятельности дилера. Это условие может предусматривать, что дилер должен реализовывать продукцию исключительно в пределах определенной территории. Дилер также обязуется не осуществлять рекламную деятельность, а также не привлекать иным образом клиентов за пределами территории.

Как отмечено выше, п. 3 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции содержит запрет на соглашения между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести к разделу товарного рынка по территориальному принципу. Данный запрет, согласно буквальному тексту Закона, может распространяться на соглашения не конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов: продавца и покупателя продукции, т. е. в данном случае на дилерское соглашение.

Единообразной судебной практики применения действующих положений Закона в отношении условий о территории в дилерских соглашениях к настоящему моменту не сложилось. Равно как отсутствует последовательная административная практика антимонопольных органов. Известные нам случаи оценки дилерских соглашений на предмет соответствия или противоречия аналогичных или близких по содержанию условий антимонопольному законодательству[2] позволяют сделать следующие выводы:

  • а) при обнаружении антимонопольным органом таких условий в заключенном дилерском соглашении по действующей на настоящей момент редакции Закона существует высокий риск возбуждения дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства — ч. 1 и (или) ч. 3 ст. 11;
  • б) риск вынесения антимонопольным органом решения о нарушении по крайней мере одной из частей ст. 11 Закона до внесения изменений в Закон мы оцениваем как высокий. Однако результат рассмотрения дела может зависеть также от того, насколько подробно будут исследованы обстоятельства дела, в частности, каким образом будут установлены границы товарного рынка,

будет ли условие об ограничении территории сопровождаться иными ограничениями, например, запретами на торговлю товарами конкурентов, как названное условие будет оцениваться дилерами, привлеченными к участию в деле, и др.;

в) существенное значение может иметь сама формулировка положений об ограничении конкуренции. Так, условия об ответственности дилера за нарушения территориального ограничения повышают вероятность признания сторон нарушителями антимонопольного законодательства. С другой стороны, включение некоторых оговорок, например, обуславливающих действительность ограничений по территории соответствием антимонопольному законодательству, действующему в каждый определенный момент времени, может позволить избежать административных штрафов.

Таким образом, указанное условие до внесения вышеназванных изменений в Закон должно быть сформулировано так, чтобы право дилера реализовывать товары за пределами территории не было бы принципиально ограничено.

В случае смягчения регулирования «вертикальных» соглашений в Законе ограничения по территории для дилера в принципе станут допустимыми. В законопроекте они не подпадают под перечень абсолютных (per se) запретов. С другой стороны, нельзя полностью исключать претензии антимонопольных органов в некоторых случаях. Например, если несколько дилеров заключат одновременно с несколькими производителями аналогичные условия о разграничении территории между дилерами, это может привести к ограничению конкуренции между названными дилерами особенно в случае занятия существенных долей рынка дилерами и производителями.

При заключении ряда дилерских соглашений с аналогичными условиями и при подтверждении факта навязывания дилерам ограничений по территории продаж может быть нарушена ч. 3 ст. 11 Закона. Речь идет о запрете координации экономической деятельности, которая приводит или может привести к ограничению конкуренции, в том числе к разделу рынка по территориальному принципу. Нарушение этой нормы, как представляется, может иметь для производителей достаточно серьезные последствия, принимая во внимание законопроект, устанавливающий административную ответственность за такое антимонопольное правонарушение в виде штрафа, рассчитанного в процентах от оборота хозяйствующего субъекта[3].

Сбыт конкурирующей продукции

Нередко дилерские соглашения запрещают дилерам прямо или косвенно продавать автомобили иных марок, кроме марок автопроизводителя (поставщика). При этом обычно дилер не имеет права получать продукцию от третьих лиц. Дилер также обязуется не продавать и не использовать при ремонте продукции запасные части или аналогичные товары конкурентов и иных поставщиков продукции.

В связи с этим в действующей редакции Закона необходимо обратить внимание на пп. 3 и 8 ч. 1 ст. 11, которые содержат запрет соглашений между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести к разделу товарного рынка по составу продавцов или покупателей (заказчиков) и (или) созданию препятствий для доступа на товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. При заключении ряда дилерских соглашений с аналогичными условиями и при подтверждении факта навязывания дилерам таких ограничений может быть наруше

на ч. 3 ст. 11 Закона, которая запрещает координацию экономической деятельности, приводящую к вышеуказанным последствиям.

По данной категории нарушений существует весьма ограниченная судебная практика, однако опубликована административная практика антимонопольных органов[4], на основании которой можно прийти к следующим выводам:

  • а) при обнаружении антимонопольным органом таких условий в заключенном дилерском соглашении существует высокий риск возбуждения дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства в ч. 1 и (или) ч. 3 ст. 11 Закона;
  • б) риск вынесения антимонопольным органом решения о нарушении по крайней мере одной из частей ст. 11 Закона мы оцениваем как высокий. Однако результат рассмотрения может зависеть также от того, насколько подробно будут исследоваться обстоятельства дела, в частности, от того, будет ли установлено, что рассматриваемые условия действительно создают или могут создать препятствия для доступа на рынок другим производителям, импортерам, продавцам автомобилей и (или) запасных частей и аксессуаров к ним и др. Так, в одном из рассмотренных дел антимонопольный орган обратил внимание на то, что запрет на продажу запасных частей конкурентов исходил от крупного производителя автомобильных агрегатов, который поставлял дилерам широкую линейку продуктов, тогда как конкуренты продавали каждый лишь отдельные виды автокомпонентов. Дилер, согласившись продавать продукцию одного из таких конкурентов, рисковал бы пре

вращением поставок и/или лишением скидок со стороны крупнейшего производителя и дистрибьютора подобных запасных частей. В то же время каждый из конкурентов не был способен создать собственную сеть реализации ввиду узкой специализации производства и ряда других причин. В результате, согласно позиции антимонопольного органа, создавалась реальная возможность ограничения конкуренции, действенные барьеры для входа на рынок[5].

Таким образом, общий вывод таков: право дилера реализовывать продукцию конкурентов не должно быть принципиально ограничено. Допустимо рассматривать условия, при которых дилер не осуществлял бы реализацию конкурирующей продукции в торговых залах и иных помещениях, специально обозначенных и оборудованных для реализации продукции определенной марки. При достаточном обосновании участникам соглашений могут помочь ссылки на предотвращение недобросовестной конкуренции, в частности торговли контрафактными товарами.

При планируемом изменении антимонопольного законодательства ограничение круга поставщиков дилера, продукцию которых он потом перепродает, скорее всего, не будет дозволено. В проекте закона запрет подобных ограничений включен в число абсолютных и для «вертикальных» соглашений. Столь строгое отношение к запрету в законопроекте, подготовленном Федеральной антимонопольной службой, в сочетании с планируемым небольшим общим количеством абсолютных запретов для «вертикальных» соглашений обещает пристальное внимание и негативное отношение антимонопольных органов к таким условиям и в будущем.

Запрет продажи автомобилей посредникам

Одно из важных положений большинства дилерских соглашений — это запрет на сбыт продукции посредникам, не входящим в дилерскую сеть. За нарушение данного условия иногда предусматривается санкция в виде расторжения договора или неустойки.

Данное положение по действующей редакции Закона может рассматриваться в качестве нарушения указанных выше пп. 3 и 8 ст. 11, ч. 3 ст. 11, а также п. 4 ч. 1 ст. 11 Закона, который содержит запрет соглашений между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести к «экономически или технологически не обоснованному отказу от заключения договоров с определенными продавцами либо покупателями (заказчиками)».

Это условие для автопроизводителя, несомненно, очень важно. К предприятиям официальных дилеров предъявляются высокие требования, начиная от архитектуры сооружения дилерского центра и заканчивая уровнем клиентского сервиса. Такие стандарты позволяют поддерживать имидж марки, способствуют увеличению продаж. Наличие фактических перепродавцов продукции, не отвечающих указанным требованиям, способно не только нанести урон имиджу в глазах потребителей, но и сделать для официальных дилеров такие меры экономически невыгодными: они вынуждены конкурировать с продавцами, уровень затрат которых значительно ниже. В результате, особенно при нынешней тенденции сокращения издержек, уровень сервиса может значительно снизиться, что не отвечает интересам ни производителя, ни потребителя.

К сожалению, до предполагаемых изменений Закона право дилера реализовывать продукцию посредникам не может быть полностью ограничено в соглашениях. Допустимо рассматривать условия, при которых дилер вправе реализовывать продукцию лишь тем посредникам, которые соответствуют определенным, экономически и технологически обусловленным требованиям к дилерским предприятиям. Обоснованию таких требований должно уделяться значительное место в документации и программах автопроизводителя, подготовка которых только силами юристов невозможна. Требования к дилерским предприятиям должны быть направлены не только на соблюдение законных интересов импортера, но и на соблюдение прав и законных интересов потребителей.

В известном нам проекте изменений в Закон ограничение дилера в отношении продажи товаров посредникам или какой-либо иной категории покупателей не отнесено пока к категории полностью запрещенных условий (запретов per se). Это позволяет полагать, что при определенных условиях такие ограничения будут рассматриваться как допустимые. Сказанное, однако, не отменяет необходимости достаточной экономической и технологической обоснованности включенных в дилерские соглашения условий.

Список ограничительных условий дилерских соглашений можно расширить, например, за счет положений, направленных на установление цены перепродажи автомобилей и/или запасных частей, однако объем данной статьи не позволяет охватить все подобные условия, требующие тщательного разбора. Отметим лишь, что как в действующем антимонопольном законе, так и в известных проектах его изменения положения дилерских соглашений, которые приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товаров, признаются недопустимыми (абсолютно запрещенными). При этом формулировка легального запрета, охватывающая также случаи, когда условия соглашения могут привести к установлению цены перепродажи товара, позволяет широко толковать данный запрет, признавая нарушением также косвенные способы воздействия на ценовую политику дилеров, например, за счет скидок за соблюдение рекомендованной цены перепродажи. Представляется, что, как и сейчас, все условия о цене перепродажи останутся в зоне риска для сторон дилерских соглашений.

Ответственность

Согласно действующему законодательству заключение хозяйствующим субъектом ограничивающего конкуренцию и недопустимого в соответствии с антимонопольным законодательством соглашения или осуществление хозяйствующим субъектом ограничивающих конкуренцию и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством согласованных действий влечет наложение административных штрафов. Для должностных лиц он может достигать от 17 000 до 20 000 рублей. Также возможна санкция в виде дисквалификации должностного лица на срок до 3 лет. На юридических лиц могут быть возложены штрафы в размере от 1 до 15% суммы выручки такого лица от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение[6].

Как видно из проекта изменений в Кодекс РФ об административной ответственности (КоАП), данные нормы, закрепляющие так называемые «оборотные» штрафы, принципиально не изменены. Планируются лишь некоторые поправки с целью более эффективного применения мер ответственности. Так, например, указанные меры административной ответственности планируется применять не только за заключение недопустимых с антимонопольной точки зрения соглашений, но и за исполнение и само участие в таких соглашениях. Отметим в связи с этим, что нормы, устанавливающие или повышающие административную ответственность, не имеют обратной силы и потому не могут применяться к сторонам соглашений, заключенных до момента их вступления в силу. Формулировка диспозиции нормы, указывающая на участие

в соглашениях или их исполнение, позволяет возложить ответственность и на стороны ранее заключенных соглашений при условии, что они после вступления изменений в силу не расторгнут такие договоры и продолжат их исполнять. Не углубляясь в предложенные в проекте формулировки, отметим, что диспозиция нормы, указывающей на одно лишь участие в соглашениях, представляется дискуссионной. Такое условие наступает уже на следующий день после вступления в силу поправок в КоАП, тогда как на расторжение соглашения может потребоваться куда больше времени с учетом необходимости проведения переговоров, а также для соблюдения установленной в самом договоре и/или в гражданском законодательстве процедуры изменения контракта.

Еще одно изменение направлено на закрепление аналогичных штрафов за недопустимую по антимонопольному закону координацию экономической деятельности. Здесь законодатель заполнил существующий пробел в ряду норм об административной ответственности.

Кроме того, в соответствии с Законом о защите конкуренции антимонопольный орган вправе выдать обязательное для исполнения предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства[7].

Условия договоров, противоречащих антимонопольному законодательству, могут быть признаны в судебном порядке недействительными по иску антимонопольного органа. Антимонопольный орган вправе выдать предписание о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции.

В завершение отметим, что параллельно рассматриваются поправки в ст. 178 Уголовного кодекса РФ, направленные на применение и мер уголовной ответственности за наиболее опасные нарушения антимонопольного законодательства.

В. Бондарь, руководитель группы «Коммерческая практика»

  • [1] Статья 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции». 2 По состоянию на 31 марта 2009 г. 3 Проект Федерального закона № 148357-5 «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации». 4 В силу части 2 ст. 12 Закона о защите конкуренции запрет, предусмотренный частью 2 ст. 11 данного Закона, не распространяется на соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением соглашений между финансовыми организациями), доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает 20%. 5 См. ч. 2 ст. 11, ст. 13 и ст. 35 Закона о защите конкуренции.
  • [2] Постановление ФАС Центрального округа от 19 декабря 2006 г. по делу № А35-14218/05-С22; постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Пермской области от 11 мая 2006 г. по делу № А50-3601/2006-А1; постановление ФАС Уральского округа от 24 июля 2006 г. по делу № Ф09-6178/05-С1; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27 августа 2007 г. по делу № А43-14309/2006-43-457, а также опубликованная на официальном сайте Федеральной антимонопольной службы в Интернете административная практика рассмотрения дел по признакам нарушения антимонопольного законодательства (www.fas.gov.ru).
  • [3] См. проект Федерального закона № 148-369-5 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации».
  • [4] См., например, постановление ФАС Московского округа от 7 октября 2004 г. по делу № КА-А40/8549-04, а также опубликованную на официальном сайте Федеральной антимонопольной службы административную практику рассмотрения дел по признакам нарушения антимонопольного законодательства (www.fas.gov.ru).
  • [5] Об этом свидетельствует, в частности, рассмотренное Федеральной антимонопольной службой дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства в отношении ОАО «Заволжский моторный завод».
  • [6] Статья 14.32 Кодекса РФ об административных правонаруше ниях.
  • [7] Подпункт «к» п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции. 2 Подпункт «б» п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >