Право в иерархии социальных ценностей

Рассматривается соотношение вопроса о том, «что такое право» и «что есть истина». Подчеркивается, что если целью разума является истина, то целью философии права выступает поиск истины о праве.

Ключевые слова: право, истина, закон, государство, мораль.

Рим не стал создателем философских школ, как это происходило в Древней Греции, но зато создал свою систему права. Изучение права непременно включает в себя курс римского права — системы права, существовавшей в Древнем Риме. Оно включало частное право и публичное право. Содержало стройную разработанную систему норм, регулировавших различные виды имущественных отношений, вещных прав.

Философия права начинается с возникновения идей об объективной природе и смысле права. Эти идеи стали основой для всех последующих концепций о взаимосвязи и единстве права, свободы и справедливости. Философско-правовые исследования восходят к истокам философии и юриспруденции.

С точки зрения позитивного права вся истина о праве — в самом позитивном праве, под которым имеются в виду все властно-признанные источники действующего права, официально установленные, наделенные законной силой. Проблема соотношения права и закона и обозначает предметную область философии права [Нерсесянц В. С. Философия права : учебник для вузов. М., 2004. С. 8].

Уже в античной философии активно обсуждались такие проблемы философии права, как соотношение права и справедливости, права и закона, права и силы, о месте права в иерархии социальных ценностей и др. Значительное место философия права занимала в философии эпохи Просвещения (доктрина естественного права) и в немецкой классической философии (философия права Канта и Гегеля), выступая как форма социальной философии, обосновывавшей определенный общественный и государственный строй [Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 734].

С конца XVIII в. философы права (во Франции и других странах) осознавали свою работу как важнейший компонент Просвещения. Свою задачу они видели в том, чтобы разъяснить каждому человеку и гражданину ценность и прирожденное достоинство права, продемонстрировать опасность гражданской безответственности и нигилистического отношения к законности, «чтобы уважение к правам стало непременной частью цивилизованного этического кодекса» [Философия : учебник / под ред. В. Д. Губина, Т. Ю. Сидориной. М., 2003. С. 497].

Вопрос «Что такое право?» имеет для философии права такое же фундаментальное значение, как для философии вопрос «Что есть истина?». И как основной вопрос философии «Что есть истина?» остается всегда открытым и актуальным, так и вопрос «Что такое право?» тоже всегда открыт для исследования.

Целью разума выступает истина, и философия права занята поисками истины о праве. Философско-правовые вопросы в соотношении с другими видами права и способами изучения проблемы являются высшей духовной формой познания права.

Философия права есть высшая форма проявления (и закрепления) экзистенциального бытия. Вопрос о соотношении права и закона, об их отождествлении или различении также имеет существенное значение для понимания предмета.

Объем такого понятия, как «правовая норма», по сути приближается к объему всего действующего, официального, позитивного права. Именно в эпоху складывания абсолютизма для утверждения монопольных позиций государственного законотворчества право стали понимать как совокупность властно установленных норм общественного регулирования.

Мораль и право. Если первое отвечает на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо, то второе указывает, что можно, что нельзя. Когда мы задумываемся о соотношении этих понятий, то, вероятнее всего, приходим к простому выводу: из морали (из общепринятых норм) вышло право (норма-закон), не наоборот. Но это есть скорее проявление норм обычного права, чем законодательно закрепленного. Авторитетное суждение юриста Павла в римском праве звучит так: «Не из правила выводится право, но из существующего права должно быть создано правило» [Нерсесянц В. С. Указ. соч. С. 51]. Другими словами, право (как закон) тогда становится действующим правом (законом), когда его соблюдение становится всеобщим правилом.

Особо следует сказать о такой отрасли, как гражданское право: «Гражданское право занимает одно из центральных мест в системе российского права (надо полагать, не только российского. —В. Г). Эта отрасль регулирует большую часть отношений, возникающих в гражданском обществе. Под гражданским обществом наряду с государственными институтами власти и управления понимается совокупность социально и экономически независимых субъектов, инициативно осуществляющих различные виды деятельности в своих интересах и в интересах общества. Государство не вправе вмешиваться в сферу жизни и деятельности участников гражданского общества иначе, как осуществляя свои функции в рамках закона» [Гражданское право : учебник для вузов : в 2 ч. / под общ. ред.Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М., 1998. Ч. 1. С. 1].

Двигаться вперед — значит идти от незнания к знанию, как от тьмы к свету. Уметь отказаться от того, что не нужно, это, по сути, и значит идти верно; подобно тому, как выражения, ставшие поговорками: «Молчание — золото» и «Краткость — сестра таланта», верны не вообще, но только как способ не говорить то, что не нужно. «Если законодательство будет заниматься только исключениями, игнорируя общее правило, то суть останется недоступной. И, напротив, если увлечься общим правилом, не замечая, что в жизни были, есть, будут и должны быть исключения, то это идеализм. Не случайно родилась формула: исключение подтверждает правило. (Другое дело, что иногда исключения (их количество или существо) “ломают” правило. По-видимо-му, в таких случаях следует констатировать “смерть” общего правила)» [Гонгало Б. М. Идеи частного права: должное и сущее // Цивилистические записки : межвуз. сб. науч. тр. М., 2004. Вып. 3 : К 80-летию С. С. Алексеева. С. 91].

Честный человек всегда готов повторить слова Сократа: «Я знаю, что я ничего не знаю». Обычный человек на это не способен, понимая, что можно и не знать, но надо знать и лучше знать. Так как середины здесь нет, то он «переворачивает» слова Сократа и говорит: «Я все знаю!» И не столько потому, что это так, сколько для того, чтобы действительно противопоставить себя другому. Инстинктивно понимая, что хорошее (дело) легким не бывает, человек выбирает «упрямство». Следуя этим путем, преодолевая тьму, мечтает о небе, стремится к знанию и свету.

В. О. Дубинин, А. А. Печёнкина

(г. Омск)

ПРОБЛЕМА СОЧЕТАНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ И ПРАВОВЫХ

СРЕДСТВ ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРСКОГО СОСТАВА

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >