Интернет-технологии в политических процессах XXI века

Формирование глобального информационного общества

Политические процессы XXI в. невозможно анализировать вне контекста становления и формирования глобального информационного общества. Бурное развитие информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) на протяжении последних пятидесяти лет позволило многим исследователям констатировать факт вступления человечества в новую фазу развития, которую зачастую называют эпохой «информационного общества». В основе концепции «информационного общества» лежат теоретические положения доктрин постиндустриализма, которые подчеркивают центральную роль знания в развитии общества и констатируют ускоряющийся сдвиг от производства материальных благ к производству услуг и информации.

Теория постиндустриального общества появилась в результате синтеза различных подходов к оценке динамики развития и состояния общества. В 1960-е гг. произошло широкое распространение идей постиндустриализма параллельно с осознанием того обстоятельства, что фактор технологического развития начинает превалировать над политическими и социальными различиями общественных систем.

Как отмечает Ф. Уэбстер, существует пять критериев для определения информационного общества и все они связаны с параметрами идентификации новизны:

- технологический;

  • - экономический;
  • - связанный со сферой занятости;
  • - пространственный;
  • -48
  • - культурный .

Особенности политического развития, представленные в различных концепциях, не обязательно являются взаимоисключающими, хотя теоретики акцентируют внимание, как правило, на определенном аспекте модернизации политической системы. Общим для всех этих теорий является убеждение, что количественные изменения в сфере информации и коммуникации привели к возникновению качественно нового типа социального устройства - информационного общества.

Распространение новых информационных технологий привело к корректировке классических теорий политического развития. Отход от однолинейности в трактовке политического процесса происходит параллельно с уточнением понимания «современности». В частности, Б. Барбер определяет современность с политической точки зрения через институты демократии, а с социальной - через технологическую циви-49 лизацию .

Таким образом, признание индивидуального характера политического развития переходных стран в то же время не отрицает и наличия общей для всех траекторий модернизации цели - вхождение в постиндустриальное общество. В числе основных системообразующих факторов такой модернизации называются: идеологический, политический, экономический, информационный[1] . Идеологический фактор представляет собой систему жизненных принципов и идеа

лов каждого индивида и общества в целом, ориентированную на либеральные ценности и идейно основанную на признании суверенитета личности, человека, его прав и свобод как высшей ценности. Политическим фактором является политическая система демократического типа, способствующая как свободному и равноправному развитию каждого гражданина и гражданского общества в целом, так и формированию государственной власти, обеспечивающей признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина и ориентированной на оказание услуг населению. Экономический фактор - это социально-экономический уклад, основанный на праве частной собственности, либерализации и глобализации рыночных экономических отношений. Информационный фактор представлен открытой информационной средой, в которой посредством сетевой информационнокоммуникационной инфраструктуры обеспечиваются свобода массового обмена информацией, свобода массовых коммуникаций, информационная безопасность личности общества и государства.

Дискуссии среди ученых и политиков вызывают следующие вопросы: о характере влияния Интернета на демократические институты и процессы; основные направления изменений; эволюция прежних и возникновение новых политических институтов; максимальное использование новых информационных технологий и сохранение стабильности и устойчивости политической системы; влияние новых средств коммуникации на электоральное поведение граждан; тип демократии, формирующийся в информационном обществе.

В дискуссиях о влиянии Интернета на политическое развитие выделяют два ведущих направления: популистский тезис о том, что Интернет позволяет воздействовать на власть и проводимую ею политику на индивидуальном уровне, и коммунитарный тезис о способности Интернета изме нить саму природу социальных сообществ и основания общественного устройства[2].

Представитель популистской точки зрения Э. Коррадо отмечает, что Интернет может обеспечить общение граждан с правительством «без посредников», а также уменьшить зависимость простых граждан от выборных должностных лиц, политических партий и группировок, отстаивающих свои экономические интересы. Таким образом, во-первых, произойдет усиление влияния простых граждан на политику, а во-вторых, будет ослаблено влияние тех, кому в настоящее время принадлежат СМИ. Иными словами, чем больше возможности для граждан напрямую общаться с правительством, тем, вероятно, более вовлеченными в политику они будут. Интернет, с популистской точки зрения, децентрализует доступ простых граждан к обмену информацией. Личное участие граждан в политике будет возрастать с ростом их влияния на общественную жизнь.

По мнению представителя коммунитаристской точки зрения, Г. Рейнгольда Интернет будет способствовать перестройке определяющих общественную жизнь связей между различными социальными слоями населения. Основная функция Интернета будет заключаться в формировании и развитии «сообщества». Освобождение сообщества от ограничений, накладываемых географическим местонахождением, расширяет то, что в настоящее время называется локальным сообществом, до масштабов государства или всего мира в целом. Это в свою очередь предоставляет широкий спектр возможностей: увеличение взаимопонимания, большее уважение к точке зрения других людей, устранение дискрими

нации по расовому или половому признаку, создание общих ценностей. Если популистская теория касается изменений во взаимодействии граждан с правительством, то ожидания сторонников коммунитаристской теории основываются на усилении взаимодействия граждан между собой.

Дискуссии о влиянии новых информационных технологий на политические процессы привели к появлению такого термина, как «электронная демократия». Выделяют как минимум два толкования понятия. Первое, более раннее и конкретное, предполагает реализацию политической активности посредством новых информационно-коммуникационных технологий. Второе, более позднее толкование электронной демократии базируется на представлении ученых о том, что новые технологии улучшают гражданство в самом широком смысле, становясь центром политики и управления. Основной целью электронной демократии декларируется повышение уровня политического участия.

Концепции «электронной демократии» относятся к теориям, которые рассматривают компьютеры и компьютерные системы в качестве важнейшего инструмента в работе демократической политической системы. Общим для всех концепций является уверенность в том, что различные свойства новых средств информации, такие как интерактивность, более быстрые способы передачи информации, возможности связи большого количества пользователей друг с другом, изобилие информации и новые пользовательские возможности по управлению процессами могут положительно влиять на демократическую политическую систему. В то же время отмечаются и возможности негативного воздействия на процесс демократизации, так как появляется угроза того, что в государстве, где повсеместно распространены интернет-

1

См.: Вартанова Е. Финская модель на рубеже столетий: Информационное общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе. - М., 1999.

технологии, можно осуществлять надзор за действиями любого гражданина[3].

Проникновение новых информационных технологий во все сферы общественной жизни привело и к изменению характера политического и, прежде всего, государственного управления. Информатизация государственных служб и их появление в Интернете привели к появлению концепции «электронного правительства» (e-Government). Предполагается, что услуги «электронного правительства» переносят акцент с коммуникационной персонификации чиновника, обладающего правом предоставлять услугу, на проблему интерактивной коммуникации, то есть возможности свободного доступа в Интернет. Проекты создания «электронного правительства породили дискуссии о степени открытости и демократичности информационного общества, об эффективности политического управления в таком обществе.

Вступление в постиндустриальное общество характеризуется снижением доверия населения большинству современных политических институтов, что вынуждает политическую систему более активно заниматься политической коммуникацией. В связи с этим политическая система рассматривается не только как состоящая из отдельных компонентов (институционального, нормативного и т.д.), но и как целиком погруженная в информационно-коммуникационную среду. По сути, любая динамика политической системы несет в себе, таким образом, коммуникативную составляющую.

Возможно выделить несколько факторов, влияющих на политическую коммуникацию в информационном обществе. Во-первых, это глобализация, которая является одной из ведущих сил, вызывающих трансформацию современных средств коммуникации. Прежде масштаб деятельности большинства средств массовой коммуникации определялся масштабами страны. В настоящее же время для прохождения политически значимой информации национальные границы уже не имеют такого значения. Во-вторых, все основные средства массовой коммуникации претерпевают технологические изменения, стираются старые различия, которые когда-то отделяли их друг от друга, то есть происходит конвергенция. Многие традиционные СМИ переместились в Интернет, и наоборот, все чаще сообщения из глобальной компьютерной Сети становятся основой для новостей традиционных средств коммуникации. И, в-третьих, политикокоммуникативное взаимодействие становится интерактивным. Именно это отличает новые модели коммуникации от прежних, которые акцентировали внимание лишь на прямой связи с получателем информации.

Интернет представляет собой многогранное средство массовой коммуникации, то есть включает множество разных конфигураций коммуникации. Интерактивность и как следствие возросшее значение обратной связи приводят к отказу от линейных моделей политической коммуникации, поскольку теперь традиционное деление участников процесса политической коммуникации на отправителей и получателей информации во многом стало условным.

  • [1] См.: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. - М.: Аспект Пресс, 2004. - С. 14. 2 Barber В. Three Scenarios for the Future of Technology and Strong Democracy / Political Science Quarterly. - Vol. 113. - № 4. - 1998-1999. - P. 573. 3 Нисневич Ю.А. Аудит политической системы посткоммунистической России. - М., 2007. - С. 22.
  • [2] См.: Туронок С.Г. Интернет и политический процесс // Общественные науки и современность. - 2001. - № 2. - С. 55. 2 См.: Corrado A. Elections in Cyberspace: Toward a New Era in American Politics / A. Corrado, Ch. Firestone. - Washington, DC: Aspen Institute, 1996. 3 См.: Рейнгольд Г. Умная толпа. Новая социальная революция. - М.: ФАИРПРЕСС, 2006.
  • [3] Корытникова Н.В. Интернет как средство производства сетевых коммуникаций в условиях виртуализации общества // Социс. - 2007. - № 2. -С. 92. 2 См.: Херманн М.К. Политическая коммуникация: воздействие средств массовой информации на общество в современных государствах / Выступление на конференции «Свободные средства массовой информации» в Московской Школе политических наук 9 декабря 2000 года. - URL: www.NetHistory.Ribbiblio/1043179735.html. - Дата обращения: 01.03.2012.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >