Методологические аспекты изучения институтов конфликторазрешения

Предварительным условием социологического анализа исторической динамики и современной градации институтов конфликторазрешения является освещение гносеологического инструментария их изучения и методологических основ. Речь идет, во-первых, о ключевых методологических подходах к анализу социальных конфликтов и институтов конфликторазрешения, представляющих собой объясняющие познавательные программы исследования, обеспечивающие получение достоверного и эвристичного социального знания о последних.

Во-вторых, под инструментарием изучения как социальных конфликтов, так и институтов конфликторазрешения подразумеваются основные гносеологические принципы и методы, с помощью которых добывается социальное знание о них. Рассмотрению данных учебных вопросов и посвящена настоящая тема.

Теоретико-методологические подходы к изучению институтов конфликторазрешения

Поскольку дисциплина «История и теория институтов конфликторазрешения» изучает разнообразные социальные институты, прямо и опосредованно связанные с предупреждением, урегулированием и разрешением социальных конфликтов, постольку объектом ее рассмотрения выступают как собственно институты конфликторазрешения, так непосредственно социальные конфликты, которыми занимаются такие институты.

Вот потому-то в рамках данной конфликтологической дисциплины одинаково важно рассматривать и сами институты конфликторазрешения, и объекты их регулирующего воздействия — социальные конфликты. И те, и другие можно достаточно полно и всесторонне изучить, объяснить; раскрыть их природу, специфику структуры и другие характеристики, лишь опираясь на солидный методологический фундамент.

К последнему относятся выработанные социальной философией, социологией и конфликтологией основные методологические подходы, представляющие собой объясняющие познавательные программы исследования, обеспечивающие получение достоверного и эвристичного социального знания о природе, специфике структуры, других свойствах и характеристиках социальных конфликтов, а также институтов конфликто-разрешения современного общества.

Особенно высоким объясняющим потенциалом в изучении социальных конфликтов и институтов конфликторазрешения современного общества обладают универсальные, или парадигмальные, методологические подходы. К ним правомерно относить следующие концепты.

Во-первых, диалектико-материалистическую методологию изучения общества, разработанную К. Марксом и Ф. Энгельсом. На основе этой объясняющей познавательной методологии они совершили настоящий научный переворот во взглядах на общество. Речь идет о том, что они раскрыли «социальную анатомию» человеческого общества и доказали, что вся эволюция человеческого общества представляет собой естественно-исторический процесс зарождения, расцвета и смены разнотипных общественно-экономических формаций, направленный от первобытнообщинного строя к настоящей «истории человечества» — коммунистической формации.

В основе этого процесса лежит непрерывный прогресс материальных производительных сил и производственных отношений, которые в единстве образуют способ производства материальных благ как базис общества. Детерминантами, то есть источниками и движущими силами этого процесса, являются разнообразные противоречия, выступающие неизменными спутниками всего развития классово-антагонистического общества.

Особую роль в понимании этих движущих сил играют антагонистические противоречия между трудом и капиталом, общественным характером труда и частным способом распределения его результатов, выражающиеся в непримиримом противоборстве буржуазии и пролетариата. Этот конфликт, по мысли основоположников материалистической диалектики, закономерно обусловливает характер и содержание всех других социальных противоречий, столкновений и должен разрешиться в результате победоносной революции рабочего класса.

В нашем случае существенную значимость имеют методологические указания К. Маркса и Ф. Энгельса о преимущественно классовой природе конфликтов антагонистического общества. В особенности это относится к разнообразным конфликтам и противоречиям классово-антагонистического капиталистического общества в современной России, природу и специфику которых следует учитывать в процессе предупреждения, урегулирования и разрешения таких конфликтов и противоречий.

Во-вторых, универсальной объясняющей парадигмой изучения общества и всех составляющих выступает методология системного анализа общества (Т. Парсонс, Н. Луман, Р. Мертон, П. Бурдье, В. Г. Афанасьев, В. П. Кузьмин и др.).

Согласно данной научной позиции, общество есть социальная система, основанием которой является устойчивая и крупная совокупность людей, объединенных, как правило, на одной территории исторически сложившимися формами совместной жизнедеятельности, а также способами совместного удовлетворения своих коллективных нужд, интересов и потребностей на основе выработанных ценностей, норм, институтов. Она характеризуется самоорганизацией, самовоспроизводством, саморегуляцией, саморазвитием, гомеостазисом и аутопойезисом.

Исходными социальными компонентами общества как самоорганизующейся целостной системы являются разнообразные социальные элементы, возникшие в процессе его естественно-исторической эволюции.

Эта парадигма, как известно, стала творческим развитием и продолжением структурно-функционального анализа Т. Парсонса. По его мнению, исходными компонентами структуры общества, образующими элементный состав социума, выступают:

  • • человеческие (индивиды, социальные общности и коллективы);
  • • институциональные (семья, Церковь, государство и др.);
  • • процессуально-нормативные (разнообразные социальные процессы в единстве с нормами, их регулирующими);
  • • ментальные или духовные (интересы, ценности, идеологические воззрения, религиозные верования, знания);
  • • инфраструктурные и материально-вещественные компоненты, являющиеся продуктами материальной культуры человечества.

Таким образом, в структуре общества сосуществуют и взаимодействуют несколько относительно самостоятельных сегментов: человеческий, институциональный, процессуально-нормативный и др. Н. Луман определял структурные компоненты социума как результат взаимодействия социальных систем с окружающей действительностью. Подобно глазам и ушам, они имеют разную форму, но, по сути, выполняют одну и ту же функцию взаимодействия с окружением: считывания социальной информации.

Применение системного подхода с использованием математических методов анализа социального конфликта позволило получить весьма важные результаты в понимании этого феномена в рамках Единой теории конфликта, созданной учеными Петербургской школы конфликтологии1.

В нашем случае особую методологическую ценность имеет научное положение, согласно которому конфликты относятся к такой разновидности структурных компонентов общества, как социальные процессы, и имеют весьма динамичную природу. А институты конфликторазрешения принадлежат совсем к другому сегменту — институциональных компонентов. При рассмотрении социодинамики последних, а также регулирующего воздействия на социальные конфликты необходимо строго учитывать тот факт, что они являются сущностями разного прядка, хотя при этом все входят в структуру общества как целостной системы.

В-третьих, высоким объясняющим потенциалом обладает социал-дарвинистская методология анализа общества, у истоков которой находился Л. Гумплович. Определенное отношение к социал-дарвинизму имели также Г. Зиммель и М. Вебер. Как известно, социал-дарвинисты творчески переложили на социальный лад теорию естественного отбора

Ч. Дарвина и показали, что в человеческом обществе происходит свой непрерывный естественный отбор, сопровождающийся постоянными противоборствами между отдельными людьми, социальными общностями и группами. Следовательно, в самой природе организованной социальности заложены конфликты между людьми, и они были, есть и будут естественными спутниками развития человечества до тех пор, пока существует общество.

Наконец, к числу в определенной степени универсальных методологических подходов, по-видимому, правомерно отнести социологию девиантного поведения (девиантология), которая раскрывает не столько природные и социально-психологические детерминанты весьма конфликтного отклоняющегося поведения отдельных лиц и социальных групп в обществе, сколько общественные причины этого (Э. Дюркгейм, Дж. Тойнби, Ф. Таненбаум и др.). [1]

Так, согласно разработанной Э. Дюркгеймом теории социально-аномийного общества, главными предпосылками, обусловливающими конфликтное поведение людей, является социальная аномийность, возникающая в нестабильных социальных системах в условиях общественных трансформаций или потрясений. Она влечет за собой частичную или полную дезорганизацию социума, вызывает нормативно-правовой вакуум, парализует правоохранительную систему и провоцирует всплеск девиантности, включая множество социально-экономических и других конфликтов в обществе. Именно поэтому важно стараться не допускать сползание социума в пропасть аномийности.

Высоким эвристическим потенциалом, наряду с универсальными объясняющими парадигмами изучения социальных конфликтов и институтов конфликторазрешения, в исследовании последних обладают частные, или профильные, методологические подходы. К ним имеют отношение и классическая теория социальных институтов (Г. Спенсер, Т. Веблен, М. Вебер и др.), включая концепцию неоинституционализма (Д. Норт), и социология конфликтов Г. Зиммеля, и методологические наработки Р. Мертона, Р. Парка, Л. Крисберга, Н. Ховарда, Р. Дарендорфа, Й. Гал-тунга и многих других.

Описание их вклада в становление и развитие как самой конфликтологии, так и научной дисциплины «Введение в историю и теорию институтов конфликторазрешения» содержится в следующей главе.

А теперь самое время перейти к гносеологическому инструментарию изучения социальных конфликтов и институтов конфликторазрешения в современном обществе.

  • [1] Светлов В. А. Конфликт: Модели, решения, менеджмент : учеб, пособие. М. — СПб. — Н. Новгород : Питер, 2005; В. А. Семёнов. Конфликтология: история, теория, методология. СПб. : Изд-во СЗАГС, 2008; Конфликтология для государственных служащих. СПб. : Изд-во СЗАГС, 2010; В. А. Светлов, В. А. Семёнов. Конфликтология. СПб. : Питер, 2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >