Бремя мышления

В предыдущих двух главах мы посвятили достаточно времени и места тому, чтобы показать, насколько наш разум не соответствует тем ценности, виду и роли в нашей жизни, которые обычно ему приписываются. Тем не менее, и это надо подчеркнуть особо, он не выступает в качестве чего-то банального и тривиального. Напротив, можно говорить о том, что наш интеллект - это то, что отличает человека от животного, пусть и не так, как об этом, как правило, заявляют, но всё же.

В этой части нашего исследования мы сконцентрируемся исключительно на человеческой перспективе и не будем посвящать много внимания другим видам. Однако стоит напомнить, что все живые существа уникальны. И потому те проблемы, о которых речь пойдёт ниже, есть участь почти только наша, а не чья-либо ещё. Важно, впрочем, не забывать, что слово «почти» нельзя изъять. Но в дальнейшем мы упустим его ради экономии.

Может показаться странным, что мы пытаемся смотреть на наше мышление именно как на обузу, даже тяжкий груз. Но, во-первых, мы делали это на протяжении всей нашей работы, а, во-вторых, тут мы попробуем сосредоточиться на проблеме не столько в энергетических или целевых терминах, что, вообще-то, было проделано раньше, сколько на действительной обременительности интеллекта в свете его использования как в повседневной практике, так и для решения по-настоящему сложных задач, с которыми мы сталкиваемся не так часто.

Как и прежде, здесь мы будем решать и отвечать сразу не несколько, взаимно связанных, но не сводимых друг к другу вопросов. Первый. Почему на самом деле применение разума невыгодно? Второй. Какие всё-таки преимущества он даёт, если к нему обращаются в принципе? И третий. Как современные технологии делают его, в сущности, ненужным и даже излишним, по крайней мере, в том объёме, который у нас актуально и присутствует?

Однако, до того, как мы приступим, необходимо, как и во многих других случаях, внести ряд оговорок. Во-первых, и это самое главное. Мы ни в коей мере не призываем к тому, чтобы отказаться от мышления насовсем. Как раз напротив, мы всячески призываем к тому, чтобы не только некоторые, но и вообще все люди начали активно и по назначению им и пользоваться, и руководствоваться. Честное слово, жизнь всех нас была бы и стала намного лучше, если бы мы думали, а не только ели в голову.

Во-вторых, и это в действительности есть продолжение первого замечания. Мы ни в коем случае не пытаемся кого-то обидеть. Проблема состоит в том, что подавляющее большинство людей априори не представляет собой ничего выдающегося. Но, как мы показали выше в связи с генетическим пулом, а равно и потому, что по-другому и не бывает, это не означает того, что надо оставить только тех, кто наделён серьёзным интеллектуальным потенциалом, который, между прочим, ещё необходимо реализовать. Нам всем нужны другие, и их инаковость, в 78

том числе, может проявляться в сфере разума, как и, естественно, во всех прочих.

В-третьих, как станет ясно ниже, мы никого ни в чём не обвиняем. Общество, мир и Вселенная даны нам такими, какие они есть. Глупо и даже дико было бы рассчитывать на то, что они изменятся только потому и в соответствии с тем, как нам хочется или мечтается. Жизнь, повторимся, есть искусство возможного, и нам всем нужно помнить и действовать в соответствии с этим. И потом, в реальности всё не так уж и плохо, хотя, вероятно, вам покажется, что мы так не думаем.

И последняя, но далеко не по значимости. Люди склонны считать -не совсем, отметим сразу, оправданно - что знания и разум являются чуть ли не синонимами. Это не так, точнее, это не так в большинстве случаев. Количество информации, которую мы можем хранить, само по себе мало о чём говорит. Конечно, тем, кто обладает достаточным числом данных о мире, довольно затруднительно совершать глупости, и, тем не менее, они на ней регулярно попадаются.

Интеллект, в свою очередь, это не столько сами знания, сколько правильный или же логичный или - вставьте, что посчитаете нужным -некий иной способ обращения с ними. Сильный или стойкий разум -это связанный определённым образом мозг. И вот тут начинается самое интересное.

Информацию о мире получить способен всякий. Достаточно взять книгу или любой другой источник и, вуаля, вы уже обогатились. Однако, чтобы понять, а, тем более, выяснить что-то о своём окружении самостоятельно, необходимо именно мышление, причём не абы какое, но такое, которое позволит вам проводить соответствующие операции.

Отсюда вывод. Знания может получить абсолютно каждый. Для того чтобы сделать это, нужно не так уж и много, а в современный век информационных технологий, требования вообще снижены чуть ли не до плинтуса. Высокий же интеллект - это по большей части счастливое наследство, щедро приправленное наиболее адекватным - в смысле, естественно, приобретения искомого состояния разума - личным опытом.

Как бы это ни звучало для кого-то обидно, но без должного генетического подспорья, а также без верной его поддержки и после определённого возраста исправить что-то в этой сфере почти нереально. Ум или тупость - это в некоторой степени приговор, и, опять же, для большинства диагноз давно вынесен, вне зависимости от того, старик это или юноша, беззубая карга или девушка. Знания же предоставлены любому желающему, впрочем, к сожалению, последних не так много, как бы того хотелось. Что ж, имея это в виду, мы теперь приступаем.

Всем нам приходилось сталкиваться с тем, что нас постоянно и на регулярной основе призывают к тому, чтобы включить мозги. Даже не вдаваясь в подробности того, какие результаты это даст, загвоздка состоит в том, что они работают и так, без того, чтобы мы делали некие сознательные или же нет усилия по их запуску. Вне зависимости от того, думает кто-то или нет, серое вещество в его голове всегда чем-то занято, другой вопрос, конечно, чем именно.

Общепризнанно, что использование разума помогает нам чуть ли не во всех наших начинаниях и свершениях, и если обращаться к нему за помощью почаще, можно чуть ли не горы свернуть. Проблема, впрочем, сводится к тому, что реальность редко, если вообще требует от нас серьёзных интеллектуальных усилий, не говоря уже о подвигах или открытиях. Но так ли это на самом деле?

Мир, как мы писали выше, устроен далеко не самым совершенным -даже в наших собственных категориях - образом. Зонты, но также и автомобили, научное сообщество, а равно и другие приведённые и нет нами иллюстрации прекрасно подтверждают это. Достаточно выглянуть на улицу или просто посмотреть вокруг себя, чтобы сразу же в этом убедиться. И, тем не менее, мы не то, чтобы редко, но, как правило, вообще ничего подобного не делаем. И всё же стоит попробовать. Взглянем на пример, который, как кажется, никак не связан с нашей темой.

Всем, наверняка, доводилось слышать в детстве от родителей - преимущественно это были мамы - вопрос, ставящий под сомнение либо вашу, либо окружающих вас людей разумность, здесь, как говорится, всё зависит от трактовки. Звучит он до боли знакомо - А если бы все с крыши прыгали, ты бы сделал или сделала то же самое? Умоляем, уважаемые читатели, не интересуйтесь подобным у своих детей или внуков. На самом деле это очень глупо.

Во-первых, крыши в мире бывают разные. Есть находящиеся на большой высоте, есть - на малой. Характер почвы или грунта, в общем, поверхности, на которую предстоит приземляться, также неоднороден. Это может быть и снег, и вода, и камни, и много чего ещё. Ситуации, опять же, не сводимы друг к другу. Например, во время пожара, есть огромный смысл сигануть из окна, так, по крайней мере, у вас больше шансов спастись. Существуют почти наверняка и иные, сугубо технические детали, которые более чем оправдывают подобные прыжки, совершает ли их кто-то или нет.

Но самое важное, это во-вторых. Человек представляет собой стадное животное. Мы все с такой готовностью следуем за остальными, что как раз это и ставит под сомнение нашу гипотетическую разумность, а вовсе не лежащие в основании нашего поведения иные причины. Если все будут прыгать с крыши, это априори говорит о том, что сиганёте и вы, как, впрочем, и любой другой, сколько бы пядей во лбу он ни имел. Поэтому задавать подобные вопросы бессмысленно, ответом на них всегда окажется уверенное «да». Но какое отношение это имеет к нашей теме?

Все эти призывы к включению головы в реальности также бессодержательны, как и интерес к вашему будущему поведению в связи с нахождением на крышах. И то, и другое, помимо прочего, оценивает степень разумности того, к кому обращаются. Но почему эти просьбы не оборачиваются успехом? И могли бы в принципе? Как, наверное, нетрудно догадаться, ответом на последний вопрос будет нет. Но отчего это так?

Мир в действительно устроен довольно глупо. Трудно сказать, в чём причина такого положения дел. Это может быть результатом того, что созидали его не самые умные люди, что большинство устраивают плохо, но работающие решения, что наличие тупости вызвано необходимостью подчеркнуть и оттенить её противоположность и много чего ещё. Нас, однако, интересует иной аспект данной проблемы, лучше сказать, самой социальной и биологической реальности. Суть его сводится к тому, почему применение интеллекта не даёт его пользователю каких-либо внятных и понятных преимуществ по сравнению с теми, кто голову предпочитает не включать вовсе.

Этот вопрос, в свою очередь, разбивается на два других. Первый. Что это значит для человека в принципе обращаться за помощью к своему разуму? Какие в таком случае он несёт издержки и испытывает ли в связи с этим определённые неудобства? И второй. Позволительно ли это, если мы пребываем среди себе подобных? Не окажется ли так, что из-за этого мы обнаружим себя в состоянии применения с их стороны некоторых санкций, которые ставят под угрозу ценные для нас аспекты сосуществования с ними? Начнём рассматривать их по порядку.

Как было неоднократно отмечено выше, наш мозг тратит порядка пятой части всей энергии, доступной нашему организму. И это, повторимся, очень много и дорого. Но что, если упростить себе жизнь и не напрягать свои мозги? Т.е. перестать думать и размышлять напряжённо, пользоваться своей головой в режиме по умолчанию, что фактически означает переход на механический способ бытия? Возможно ли это?

И вновь, ничего сложного тут нет. Да, это не только реализуемо, но, вообще говоря, к этому обычно нас и склоняют, несмотря на то, что на словах призывают совершенно к другому. Люди лицемерны и двуличны, кто бы с этим спорил, хотя здесь, наверное, лучшим объяснением были бы отсутствие привычки и невежество. Но почему тогда создаётся впечатление, что без мозгов прожить нельзя?

Приведём три примера. Не так давно на пару автора этих строк зашёл посторонний молодой человек и попросил уделить ему немного времени. Разрешение было им получено, после чего в аудитории появились, по всей видимости, его друзья с воздушными шарами, шампанским и конфетами. Затем он произнёс короткую речь перед одной девушкой, бывшей на семинаре, суть которой сводилась к предложению руки и сердца. Помимо вопроса о целесообразности именно такого выбора места и времени, самое интригующее и интересное состоит на самом деле совсем в другом. И да, не будем томить читателя, она согласилась.

Молодые, да и не очень тоже, люди, так случается, женятся, а до того некоторым образом обговаривают это своё решение. Оригинально ли поступил тот самый юноша или нет - судить вам, здесь же нас волнует нечто более существенное. На самом деле брак - дело весьма ответ ственное. Поэтому немного арифметических выкладок. На данный момент на нашей планете проживает чуть более семи миллиардов человек. По полу они разделены приблизительно поровну, что означает, что себе в супруги вы или любой другой может взять довольно много людей, причём совершенно неважно, кого именно мы рассматриваем, гетеросексуалов или гомосексуалистов, речь, всё равно, идёт о потенциальных числах, а не о реальных. Но это только начало.

Далее необходимо произвести вычет по возрасту, внешности, каким-то иным характеристикам, которые важны для кого-то лично. Затем мы должны отнять недоступных нам территориально или пространственно, а то и по времени, живём-то мы в определённую эпоху. И это, заметим, лишь самые общие соображения, потому что всегда остаются социальный статус, культурная грамотность, уровень образования, индивидуальные предпочтения, совместимость - самая разная - благосостояние и многое другое. В сухом остатке это очень и очень узкий круг лиц, в состав которого рекрутируются преимущественно те, с которыми мы регулярно и вследствие случая, а также иных банальных причин соприкасаемся или сталкиваемся.

Мудро ли поступили те самые молодожёны? Не очень, если не сказать глупо. Потому что они не рассмотрели все в реальности доступные им варианты. Согласимся, скажем, в Парагвай они слетать бы не сумели - из-за отсутствия денег или потому, что не знают, что это такое - но даже тот город, который актуально предоставляет им простор для поиска будущего партнёра по жизни, не был прочёсан ими в надлежащих -для такого решения - степени и мере. Они не посетили все его районы, не познакомились со всеми, кто им подходит, не выяснили, в конце концов, многое друг о друге. Вообще, они об этом, скорее всего, не задумывались вовсе. И так поступают почти все люди, снова, вопреки собственным интересам, предпочтениям и желаниям, а также заверениям о том, что они хорошо обмозговали свою будущую судьбу. Короче, свой разум они явно не использовали.

Мы все, включая автора этих строк, принимаем судьбоносные решения, ничуть не озаботившись тем, какие переменные нам необходимо принять в расчёт, чтобы они были действительно выверенными, рациональными и правильными, пусть даже и в наших собственных категориях оценки. И это касается не только будущего супруга, но и вообще всего спектра различных жизненных ситуаций. Как и в случае нашего организма, наши поступки - это самые настоящие клуджи, состряпанные на коленке ответы ad hoc. Но почему это возможно в принципе? Ведь не так сложно задаться простыми вопросами, которые мы озвучили в предыдущем абзаце.

Для этого у нас есть второй пример. Буквально на днях автора этих строк посетил его друг, который довольно эмоционально негодовал по поводу наличия педофилии в лоне православной церкви. Как это может быть, спрашивал он, чтобы люди, призванные служить Богу, совершали такие мерзкие и дрянные поступки? Ответ на самом деле банален и пу-гающ. Они ходят туда как на работу. И это, увы, относится чуть ли не всем представителям нашего вида, которые, по правде говоря, должны делать по-настоящему стоящие вещи, но не те, которые они в реальности демонстрируют.

Проблема заключается в том, что на великие свершения способны и отчаиваются далеко не все. Более того, в этом нет никакой необходимости. В тот же день, что были предложены рука и сердце, автор спросил у своих студентов, есть ли у них мечта. К сожалению, как выяснилось, нет, хотя ничего удивительного для себя автор не узнал.

Для того чтобы иметь заветное желание, надо и много знать, и ко многому стремиться. И ровно то же самое релевантно в отношении поиска супруга. В терминах рассмотренного энергетического баланса, да и вообще это стоит колоссальных усилий. Потому что вы или кто-либо иной должны сесть, как следует подумать, перебрать все, пусть и только доступные варианты, взвесить все за и против, проконсультироваться с теми, кто подобные решения уже принял или кто является специалистом в таких вопросах, критически взглянуть на свою позицию, изучить альтернативы, а, соответственно, их достоинства и недостатки, обратиться к истории, понять, в конце концов, что действительно хочется и что осуществимо и только затем...

И это ещё мы не перечислили всего, что потребуется в данной ситуации. И так, подчеркнём, с любым возникающим вопросом. Потому что всякое решение меняет и нашу жизнь, и судьбы окружающих нас людей, а равно весьма ощутимо сказывается на будущем всего человечества вследствие систематического, лучше сказать, синергетического характера устройства мира и различного рода эффектов бабочки. А предсказать все последствия очень и очень затруднительно, хотя и крайне необходимо. Ясно тогда, почему этого не происходит, а то, что выдаётся за мысли, в действительности - лишь изображение соответствующей и нередко весьма бурной деятельности.

Думал ли тот юноша о том, каково это будет жить с этой девушкой всю оставшуюся жизнь? Наверняка. Вероятно, хотя мы и не уверены в этом, он даже выбирал между несколькими кандидатурами, спрашивал совета у родителей, интересовался у друзей, просто смотрел по сторонам, благо, примеров в избытке. Но сделал ли он всё, что был должен? Нет. И, кстати, то же касается и его будущей невесты, если, разумеется, они не передумают.

Если подходить к каждому вопросу со звериной серьёзностью, конечно, ничего хорошего - об этом чуть ниже - мы не получим. Как уже было отмечено, в таком случае мы просто обязаны отказаться от всех видов спорта, даже от самого этого понятия, от всех искусств, перестать пользоваться языком, учить только тому, что действительно пригодится в жизни, перестать воевать, поголовно сесть на диеты и т.д. и т.п. В категориях реального мира это попросту неосуществимо.

Но в таком случае третий пример. Коллега и по совместительству друг автора этих строк как-то раз предложил задаться вопросом о том, что будем, если выиграет зло. Даже не вдаваясь в тонкости различения положительного и отрицательного, хотя это и очень важно, ответ вас, мы полагаем, разочарует. Ничего плохого на самом деле не произойдёт. И вот почему.

Во-первых, добро вообще-то тоже не победило. Соответствующие намерения, как известно, вымащивают дорогу в ад, так что нам всем известно, что это значит, когда мы сталкиваемся со злом. Опять и снова, мир, как и жизнь в нём - это длинная и утомительная череда компромиссов, недомолвок, оговорок, ошибок и неудач. И иначе быть не может в принципе. Но важно другое.

Во-вторых, одержавшее вверх зло неизбежно вынуждено будет иметь дело с тем же окружением, что и его противник. В таковом качестве окажутся люди, территория, необходимость обеспечения нормального функционирования общества и множество других критичных факторов собственного его выживания и сохранения. Потому что подопечные хотят есть, пить, учиться, работать и хотя бы изредка получать удовольствие. А для этого нужно возделывать землю, строить водопроводы, школы и заводы, снимать фильмы и ставить спектакли. Т.е. по факту озаботиться тем же, что и добро, а не бесконечно потирать руки под пугающую и громкую музыку. И нет, уничтожить всех тоже не получится, а иначе как тогда обеспечивать самого себя?

Мы не призываем к тому, чтобы зло повсеместно побеждало. Мы только указываем на то, что разницы, по большому счёту, в том, кто одержал вверх, нет. И это ставит вопрос о звериной серьёзности в новую плоскость. Почему это, собственно говоря, её нельзя применять, особенно учитывая, что наш мозг способен на много большее, чем это актуально наблюдается? Тому есть ряд причин. Рассмотрим некоторые из них.

Первая. Как мы отметили выше, думать - значит тратить силы и энергию, которые бы могли пойти и на другие занятия. В случае с нашими брачующимися у них возникла бы необходимость действительно сесть и как следует всё обмозговать. Боимся, что результат подобных экзерсисов был бы, в лучшем случае, печальным, если не фатальным для их будущего совместного проживания, разумеется. А как может быть иначе? Они сверстники, а, следовательно, они будут наблюдать старение своей половины в режиме реального времени. У них пока, скорее всего, нет работы, и потому им придётся как-то решать этот вопрос. Потом появятся дети, домашний быт, рутина бытия, в конце концов. И это при том, что на горизонте всегда окажутся более привлекательные, умные, молодые, потому что соблазнов никто пока не отменял.

Мы принимаем огромное количество решений, никак не согласуя их с тем, что нам, вообще-то говоря, прекрасно известно и подумать о чём не требует колоссальных усилий - ни воли, ни самого разума. Приведём пример. Наверняка у наших читателей есть друзья. И можно - хотя не обязательно - спросить себя о том, существуют ли люди, которые бы лучше выполняли эту роль. Боимся, что ответ будет неприятен большинству из нас. Обычная практика, принятая в подобных случаях, сводится к тому, чтобы рекрутировать в круг близких тех, кто физически находится рядом, а не тех, кто действительно того заслуживает.

Мы не призываем к тому, чтобы отказаться от друзей, мы лишь указываем на беспощадную логику. Те, кто, как правило, волей случая оказался поблизости с нами, не обязательно, да и в принципе не должен быть идеальным кандидатом на ту роль, которую он после соответствующего предоставления затем играет. На свете живут те, кто есть и будет лучше. Вероятность этого вплотную приближается к ста процентам.

И то же самое касается, между прочим, и многих других аспектов нашей жизни. Выбор супруга, друга, но также и работы, местожительства, занятий, распорядка дня и т.д. в реальности осуществляется без какого-либо учёта всех доступных вариантов, несмотря на их действительное, а не мнимое наличие. Но, постойте, все эти решения самым непосредственным образом влияют как на саму нашу жизнь, так и в немалой степени на её качество. Почему бы не включить мозги и не получить по-настоящему желаемое, тем более, что оно есть на самом деле и никто не пытается его у нас отнять или некоторым образом сделать его недосягаемым?

Проблема в том, что при самом лучшем раскладе мы приобретаем не идеал, не совершенство и не сказку, а почти то же самое, что и без того, чтобы задействовать свои мозги. Победа добра или зла, эта невеста или та, данная работа или другая - разница между ними невелика. Вспомните о том, что интеллектуально все люди сильно похожи, и даже гении не настолько превосходят всех остальных, чтобы это как-то влияло на качество получаемой ими жизни.

Конечно, тем, кто не думает, эти мысли в голову не придут ни при каких обстоятельствах. Но даже если бы нечто подобное произошло, то результатом бы они вряд ли остались довольны. Одержавшее вверх зло тоже будет строить детские сады и школы. Все женщины анатомически устроены одинаково. А любой труд сегодня - это, в сущности и об этом ниже, наблюдение за экраном или монитором. Кардинально улучшить что-то в условиях нынешней структуры и социального, и индивидуального бытия невозможно. Для этого надо создавать другой мир и помещать в него иной вид, но не нас с вами.

Поэтому, если уж и выбирать, между думать и нет, то уменьшенная интеллектуальная нагрузка, по крайней мере, сбережёт вам энергию, хотя, разумеется, лишит вас чего-то ненамного лучшего. Сомнительно, чтобы именно через подобные размышления было принято соответствующее решение, но факт остаётся фактом - разум здесь нам по-настоящему усовершенствовать наш мир не поможет. Тем не менее, мы должны понять логику обывателей, поэтому продолжаем перечислять причины.

Вторая. Вопреки тому, что нас постоянно призывают использовать свои мозги по назначению, мир вокруг нас, как правило, ничуть не располагает к тому, чтобы начать думать. Проблема сводится к тому, что почти всегда - за редкими в действительности исключениями - нам предоставляют уже готовые и сформулированные ответы, либо, как говорится, проверенные временем, либо, как утверждается, верные и даже истинные. Мы ещё коснёмся этого аргумента ниже, в связи с воздействием на нас мира, но здесь важно подчеркнуть следующее.

Автор этих строк в своё время посещал занятия на военной кафедре. Там, среди прочего, его и других студентов учили тому, как правильно держать в руках гранатомёт. Вначале нам казалось, что показанный способ неудобен, неудачен и неверен, что лучше было бы воспользоваться другим, более привычным для всех нас. Стрельбы на полигоне убедили всех нас в обратном. Этот пример показателен тем, что не все очевидные решения и вправду таковыми являются.

Данная иллюстрация показательна тем, что она представляет собой именно исключение. Необходима была практика, т.е. действительная работа разума, чтобы понять, что подсказанный способ обращения с гранатомётом не дан нам априори. Но то же самое нельзя сказать обо многих других ситуациях, в которые все мы время от времени попадаем.

На первый взгляд может показаться, что каждый случай уникален. Однако это не так. В реальности то, что с нами происходит куда более тривиально, чем принято думать. Даже то, что изначально представляется как нечто необычное, как правило, легко свести к банальному и стандартизированному. И в этом смысле нам поможет разделение человеческой жизни на два периода - детства и всего остального срока нашего пребывания на Земле.

Как известно, у новорожденного в мозгу гораздо больше нейронов, чем у взрослого. Впрочем, на первых этапах его становления это всего лишь куча клеток, которые никак друг с другом не связаны. Собственно говоря, упомянутый процесс и инициируется окружающей средой, и ею же обуславливается. Увы, но мы не выбираем, как и чем будет организовано наше серое вещество, а равно и его потенциал.

Как бы то ни было, но важно тут следующее. Механизм связывания нейронов в головном мозгу представляет собой в чистом виде работу разума, причём настолько напряжённую, насколько она только способна быть. Посмотрите хотя бы на детей, учащихся ходить. Это очень и очень тяжело. Необходимо скоординировать колоссальное количество разных систем организма так, чтобы они действовали в унисон. Но то же самое касается вообще любого первого опыта.

Увы, но со временем количество, как и качество последнего резко идёт на спад. С одной стороны, это биологическая данность, потому что к порядка тридцати годам процесс связывания оказывается завершённым. С другой, это есть результат того, что мы усваиваем достаточное число умений, навыков и компетенций, которые позволят нам вполне сносно существовать в той культуре, в которой нам случилось обитать. И это при том, что сегодня общество устроено гораздо сложнее, чем это было ещё полтысячелетия назад.

Печальный факт состоит в том, что после тридцати лет лишь единицы продолжают чему-то учиться. Мы редко, например, пытаемся усвоить новый язык хотя бы потому, что уже имеем довольно приличное и удовлетворяющее наши коммуникационные запросы количество собе седников. Мы нечасто предпринимаем вылазки в незнакомую нам местность. Даже те путешествия, которые люди совершают во взрослом возрасте, как правило, похожи друг на друга как две капли воды. Да и личный опыт автора этих строк по наблюдению за искателями приключений убеждает его в том, что в аэропортах, на вокзалах, на речных и морских портах преобладает молодёжь. Мы, как правило, с трудом меняем место жительства, потому что это означает трансформацию привычной рутины бытия в нечто незнакомое, а оттого зачастую и пугающее. Конечно, кто-то делает всё это, а равно и не указанное нами, но в том-то и соль, что подобное поведение есть, скорее, исключение, чем норма. И опять же, не стоит забывать о том, что современный мир куда более открыт и доступен, чем это было раньше.

В сущности, всех нас приучают к мысли о том, чтобы каждый сверчок знал свой шесток. Все эти бесконечные литания о том, что нас никто нигде не ждёт, что у нас не получится, что уже слишком поздно, что это глупо и дико, что, в конце концов, так попросту не принято, призваны закрепить status quo, намертво заякорить людей в их положении, каким бы то ни было. Но самое забавное или - кому как - печальное состоит в том, что мы все и не желанные гости, и часто терпим неудачи, и крайне редко успеваем вовремя, и совершаем тупые поступки, и да, нарушаем правила.

Жизнь здесь и сейчас и так, как она тут организованна, на самом деле ничуть не проще или, если уж на то пошло, безопаснее и надёжнее той, о которой люди порой - далеко, увы, нечасто - мечтают. Однако, и это важно, как говорится, по крайней мере, в русском языке, фантазировать не вредно, но ещё лучше купить специальную машину по закатыванию губы. И это касается не только конкретной культуры, но и вообще всего человечества. Новое неизвестно, а то, что мы не знаем, обычно не рассматривается в качестве варианта.

В подобных условиях мало кому приходит в голову попробовать что-то до сих пор неизведанное. И мы не говорим о чём-то экзотическом или экстремальном. Что, спрашивается, такого опасного в том, чтобы записаться на курсы испанского языка? Вообще-то на нём разговаривает почти вся Южная и огромная часть Северной Америки, ну, и, разумеется, также в Мадриде. Или, например, можно получить водительские права какой-нибудь новой категории, тем более, что принципы управления различными транспортными средствами более или менее похожи. Или самостоятельно научиться играть на гитаре, благо, что и справочного материала, и роликов в Интернете более, чем достаточно для достижения поставленной цели.

И, умоляем, не надо указывать на высокую стоимость или бессмысленность и отсутствие практической ценности указанного. Во-первых, это выгодно, пусть и не всегда преимущество очевидно, а, во-вторых, сегодня учиться можно и бесплатно, было бы желание. И да, высокая занятость - это всегда только отговорка. Вспомните хотя бы о том, сколько времени мы проводим в той же Сети.

На самом деле у всех нас после определённого возраста складывается такая картина мира, в которой нет места экспериментированию. Дороги и тротуары уже проложены, а колеи накатаны, так что выбраться из них удаётся довольно редким птицам. Люди мало думают не потому, что не способны на это, но оттого, что это и тяжело, и, самое главное, не дано явно. Нет соответствующей социальной инстанции или запроса, а, значит, и сформированной привычки, которые бы позволили мозгам работать.

Мир, как не только нами было неоднократно подчёркнуто, создан без нашего участия. Как прекрасно было сказано в фильме «Операция Ы и другие приключения Шурика» всё уже украдено до нас. И кто мы, в самом деле такие, чтобы выворачивать его наизнанку? А вдруг порвётся, не выдержит, сломается или ещё, чего доброго, перестанет существовать вовсе? И потому мы не лезем на рожон, не нарываемся, не выпячиваем грудь, в общем, не выделяемся. Так и проще, и, как утверждается, правда, как нередко водится, ложно, мудрее.

Третья причина. К сожалению, многие люди лишены всяческого, даже следа воображения. В последнее время это вообще стало сильно заметно. Стоит хотя бы посмотреть на афиши кинотеатров, как станет понятно, что сегодня явно в моде сиквелы, перезапуски, рефранчайзинги, рестайлинги, хотя последнее, если честно, относится к автомобилестроению. Тем не менее, обилие подобных слов само по себе наглядно демонстрирует то, что с фантазией сегодня плохо.

Как уже упоминалось выше, не так давно автор этих строк спросил у своих студентов, есть ли у тех мечта. Читатели наверняка спросят, почему ставятся столь странные задания и каков предмет. По крайней мере, для данной работы это была психология. Да, согласимся, не совсем педагогично делать нечто подобное, особенно в ущерб изучению самой дисциплины, но так они хотя бы начнут о чём-то думать - мы очень на это надеемся - в противном же случае случится то, что обычно и происходит и чему, собственно, и посвящён этот текст.

Ответом же на поставленный выше вопрос была тишина. Затем было объяснено, что, если человек выискивает мечту среди своих насущных или текущих желаний, то это фактически ведёт к признанию того, что её как раз и нет. Потому что если она есть, то тут не о чем думать, люди, её имеющие, уже и так пересмотрели и перевернули её со всех сторон, так что просто сказать, присутствует ли она или нет - никто не просил раскрывать её содержание - не составляет никакого труда.

Людей, в сущности, учат быть обычными. Само по себе это неплохо, но для личного развития это на самом деле не очень. Отсутствие высоких устремлений объясняется двояко. С одной стороны, и об этом речь пойдёт ниже, мир сегодня стал гомогенным, те же незначительные различия, которые ещё существуют, в действительности представляют собой вариации, но не альтернативы. Пребывая в подобном окружении, трудно ожидать от кого-либо настоящего воображения. Потому что оно находится в весьма стеснённых границах общепринятого.

С другой стороны, в современном мире человеку и не надо особо заморачиваться тем, чтобы что-то выдумывать самостоятельно. Стоит зайти хотя бы в магазин игрушек, чтобы понять это. Каких товаров там только нет. И если раньше, детям приходилось самим представлять себе всё то, в чём они нуждались, притворяться, делать что-то понарошку, то теперь всё происходит по-настоящему. Если это пистолет, то он производит взаправдашние звуки, если самосвал - у него есть откидываемый кузов, если солдат, то его конечности движутся по всем направлениям. Извиняемся, что обошли куклы и всё, что к ним прилагается, но и здесь история аналогичная.

Но то же самое верно и в отношении взрослых. Не нужно утомлять себя тем, чтобы придумывать что-то оригинальное - его и так уже производят в промышленных масштабах. Человек в таких условиях лишается всяческой мотивации к творчеству. Отсюда и процветают всевозможные курсы, тренинги и, да, мастер-классы, которые в реальности сводятся к тому, чтобы повторить то, что было создано до того, как их посетители обратились за их помощью. А ведь есть ещё колоссальная индустрия компьютерных игр, развлечений всех сортов и мастей, виртуальная реальность, социальные сети и многое другое. И всё это в совокупности уничтожает любое поползновение к личному самовыражению.

Мы не говорим о том, что творчество исчезло как таковое. В какой бы ситуации не находился человек, всегда найдётся тот, кто противостоит любой удушающей ситуации. И, тем не менее, господствует креативность, этот нелепый паллиатив, эрзац и заменитель естественного стремления проявить и через это найти себя. Есть стиль, но нет содержания, есть оболочка, но нет сути. Впрочем, мы несколько увлеклись.

Вторая сторона вопроса, рассматриваемого тут применения разума, касается реакции окружающих. Отчасти мы уже описали, что происходит, когда мы обращаемся к своему интеллекту по-настоящему. Никто не существует в изоляции, и было бы несколько странно предполагать, что оба эти ограничителя - мы имеем в виду личные мотивы и интересы и предпочтения тех, кто рядом с нами - нашего мышления кардинально расходятся друг с другом как в содержательном, так и в поверхностном плане. И всё-таки различия есть. Как и в предыдущем случае, сосредоточимся на причинах подобного положения дел.

Первая. Как давно известно, никто не любит белых ворон. Если, скажем, у индюка будет какое-нибудь «неправильное» или «лишнее» пятно, допустим, на шее, то его заклюют именно туда. Сказка Х.К. Андерсена «Гадкий утёнок» посвящена именно такому отношению обывателей к тем, кто разительно от них отличается. И примеров не счесть.

Человек по своей природе существо, в общем и целом, комформное. Вследствие социальной направленности нашего вида ожидать чего-то иного и не приходится. Во все времена и во всех культурах приветствовалось согласие, а не диссонанс. Отсюда и давление, оказываемое на индивида ради того, чтобы он или она соблюдали установленные сообща правила и нормы. Шаг влево или вправо всегда приравнивался к измене.

Нам только кажется, что во все эпохи приветствовались инновации, изобретения и открытия. На самом деле отношение к ним изменилось сравнительно недавно и, по большому счёту, сегодня оно аномально, а не нормально. Человеческие сообщества - это очень ригидные образования. Разумеется, что-то в них происходит, но темп событий обычно замедлен настолько, чтобы все успевали за ним следовать.

В этом есть огромный смысл. Как и в случае языка, в культуре необходимы и востребованы преемственность и потенциал включения. Если связь поколений рушится, то коллектив коллапсирует. И то же самое случается тогда, когда из его состава - по разным соображениям - выводятся значительные группы людей. Все должны быть похожими. Не обязательно, заметим, идентичными, хотя и тогда не наступит конец света, но очень близкими друг к другу по широкому кругу вопросов.

Кроме того, правда состоит в том, что каждый из нас не столь уникален, как об этом принято думать и говорить. Все эти призывы к тому, чтобы быть или стать личностью, все эти бесконечные - особенно в последнее время - конкурсы и состязания, все эти марки и бренды свидетельствуют в пользу того, что различия, вообще-то, минимальны, а мы только и заняты тем, чтобы их раздуть и как-нибудь подчеркнуть.

В этой связи крайне показателен личный опыт автора. Однажды он имел удовольствие - чего уж греха таить - оказаться во Флоренции и посетить в этом городе известную на весь мир галерею Уффици. Всё было замечательно и чудесно, но лишь до тех пор, пока он не прошёл несколько залов. Нам, конечно, сразу возразят, что мы не разбираемся в искусстве, что музеи - это явно не для нас, что, в конце концов, у нас просто дурной вкус, но правда в том, что все эти картины эпохи Возрождения, ну, или определённого периода и школы, крайне однотипны, а оттого невероятно унылы, и производят слишком гнетущее впечатление своими одинаковостью и шаблонностью. Честное слово.

И, увы, такова же и сама Флоренция, особенно если взглянуть на неё сверху. Никто не станет спорить с тем, что она красива, но уже на второй день пребывания всё её изящество, вся её прелесть и всё её очарование практически сходят на нет. Визуальные стимулы настолько похожи друг на друга, что больше не впечатляют и не захватывают внимания. Но зачем мы тут описываем личные оценки и переживания автора?

Ответ довольно прост. Как и в эпоху Возрождения, так и сейчас и как вообще во все времена людьми были востребованы не столько революционные изменения, если они приветствовались в принципе, сколько постепенные, такие, чтобы не разрывать связь поколений и не подвергать опасности чувство постоянства и стабильности. В этом смысле абсолютно прав Т. Кун - новые идеи принимаются после смерти носителей старых.

Повторимся, наше время больше похоже на аномалию. Идеи Просвещения, которыми мы сегодня живём, плохо вписываются в историю человеческого рода. Но, вообще говоря, даже это не мешает людям оставаться прежними. Рутина бытия теперь ничуть не меньше, чем раньше. Обыватели составляют большинство, и их судьбы прекрасно демонстрируют тот факт, что мы мало изменились с тех пор, как появились на Земле. Поэтому и гениям, несмотря на все их отличительные черты, нужно быть предельно осторожными, чтобы не слишком выделяться.

Как бы то ни было, но важно следующее. Биология человека - а это основа всего нашего существования - претерпела незначительные трансформации, и потому трудно ожидать, чтобы мы, как вид, стремились к переменам и их одобряли. Выскочек не любят именно потому, что они выбиваются из общего ряда, невольно, а зачастую и открыто вызывая подозрение в их комформности и лояльности.

Вторая. Социум, как мы писали в другой своей работе, имеет собственные мотивы и интересы, а также преследует определённые цели и ставит потому такие задачи, которые не обязательно совпадают с устремлениями и желаниями его членов. Что бы там ни говорилось о необходимости инноваций, изобретений, открытий и свершений, правда состоит в том, что общество легко проживёт и без них. Приведём пример.

Экономисты, политики, журналисты, и простой народ сегодня обеспокоены состоянием дел с валовым внутренним продуктом, инфляцией, безработицей, котировками, курсами валют и прочими показателями здоровья или же хвори национального хозяйства. Предполагается, что его рост делает нашу жизнь лучше, а падение, наоборот - хуже.

В действительности каждый из нас пребывает на локальном уровне, а не на государственном или даже больше - глобальном. Нас всех интересует погода за окном, а не на другой стороне света. И нам всем совершенно неважно, растёт там что-то или падает. Хорошо, согласимся с тем, что в условиях краха приходится туго всем. Но в том-то и дело, что коллапс или обвал - это явления в глазах смотрящего. Просто мы организовали производство, распределение и потребление таким образом, но это вовсе не означает, что наш способ в чём-то лучше или оптимальнее любого иного.

Если, скажем, экономика прибавила в прошлом году, это не ведёт автоматически к тому, чтобы в вашем кошельке возникли дополнительные - сопоставимые с ростом - купюры или банкноты. На самом деле подобного не происходит вовсе. Можно сколько угодно долго и муторно разглагольствовать о том, что прилив поднимает все лодки, но реальность не такова. Вообще, все эти разговоры о рыночных показателях, как правило, не стоят и выеденного яйца. Однако какое отношение этот пример имеет к использованию или нет нами нашего разума?

Люди должны во что-то верить. Но то, что именно станет предметом наших воззрений, определяем не мы сами, но те, кто был или же присутствует на Земле, но появился здесь раньше нас самих. Критично тут то, что мы в действительности имеем лишь тот выбор, который нам предоставлен, но не весь возможный. Что это значит? Как и во многих других подобных случаях, это вопрос критериев, но также инструментов и шаблонов. Поясним, что мы имеем в виду.

Осуществимо ли независимое и оригинальное мышление? Вряд ли. Помимо прочего, мы также учимся и думать. Способ и организация этого процесса определяются извне. Все мы должны смотреть на мир через определённую призму. Последняя же создаётся не индивидуальными усилиями, но коллективными. Коротко говоря, необходимо согласие, иначе, как в басне И.А. Крылова, разнонаправленные движения приведут к застою или того хуже - к развалу целого.

Общество - это компромисс, который может быть достигнут далеко не всяким образом, но лишь теми, которые бы позволили ему состояться в принципе. Скажем, социум просто обязан регулировать взаимоотношения между полами хотя бы для того, чтобы у него сохранялась база для собственного существования. Какими бы жестокими и нелепыми практиками это ни достигалось, нельзя подрывать способность женщин к деторождению. И, пожалуйста, именно это мы и наблюдаем в реальности. И так по широкому кругу вопросов.

В отношении мышления действует та же логика. С одной стороны, организовать его можно только ограниченным числом способов, просто потому, что его биология задана заранее, с другой - набор последних определяется именно нашим окружением. Это очень похоже на ситуацию с языком. Нельзя создать какую угодно речь, но также её конечный вид будет во многом зависеть от того, что необходимо обществу, её выработавшему.

Как и с первой причиной социум заинтересован не столько в умных, сколько в покорных людях. И смысл здесь не в том, чтобы промыть мозги - это, кстати, не так сложно сделать, чем регулярно и успешно пользуется власть - а в том, чтобы заставить человека думать по довольно строгим лекалам и шаблонам. В качестве же желанного результата выступает нужная обществу позиция. Приведём пример.

Буквально в день написания этих строк автор поставил зачёт одной своей студентке первого курса. Та в свои двадцать лет уже успела выйти замуж, а также родить ребёнка. На занятия она, естественно, не ходила, так что нужную роспись она заработала ни своими знаниями, ни жалостью преподавателя, а исключительно его ленью. Показательно тут, впрочем, другое. Человек, пока ещё не имеющий ни нормального образования, ни стабильного заработка, ни, вообще говоря, хотя бы бестолковых мозгов, уже стала матерью с неясными перспективами на будущее, а также, очевидно, с ветром в голове. Почему бы было не подождать до тех пор, пока жизнь устаканится, пока на горизонте не замаячат какие-то внятные варианты дальнейшей судьбы, пока, наконец, она бы не поняла, как нужно воспитывать детей, а также, что тоже немаловажно, обеспечивать их всем необходимым? Вопрос, надо полагать, излишен.

Обществу - как целому и как людям с определёнными воззрениями -совершенно неважно, что там у неё с мозгами и каковы у неё шансы на то, чтобы поднять своего ребёнка на ноги и сделать из него хотя бы нормального человека. Существенно то, что она породила его на свет, тем самым гарантировав, что одним членом социума стало больше.

И если её теперь спросить о том, зачем она это сделала, она, что ни в коем случае не удивительно, выдаст нам на гора огромное количество всем давно известных оправданий - от цветов жизни до почётной обязанности быть матерью. И самое главное в том, что для остальных этого будет более, чем достаточно, потому что думают они аналогичным образом и ровно теми же самыми категориями.

Или другой пример. Часто на улицах российских городов можно встретить парочки молодых людей, которые рассказывают следующее. Юноши - как они с кем-то столкнулись и вышли в итоге победителями, с обязательным употреблением в колоссальных количествах ненормативной лексики, девушки - о платьях, причёсках, сплетнях и тому подобном, тут уже без мата. На самом же деле ни тем, ни другим неинтересны соответствующие темы, но слушают они всё это просто потому, что преследуют цели, как правило, не озвучиваемые вслух.

Можно, конечно, говорить в данном или во множестве иных аналогичных случаях о некоем коммуникационном этикете, но реальность прозаичнее и грубее. В действительности никто и не думает о чём-то другом. Альтернативы нет, и обычно её не озвучивают в принципе. А происходит это из-за того, что общество заинтересовано не столько в познавательных разговорах, сколько в наличии последних как таковом с обязательным включением определённых практик и протоколов, которые бы и служили сцепляющим элементом между людьми.

В таких условиях думать о том, что никого не волнует и не интересует, довольно тяжело. Не вследствие сложности самой этой операции, хотя и здесь есть некоторые проблемы - вспомните хотя бы категорию вещей, в чём-то напоминающих Иисуса Христа - но благодаря отсутствию потенциальных собеседников, если, разумеется, вы не рассматриваете в таковом качестве самих себя.

Помимо прочего, обществу гораздо удобнее и проще иметь дело с теми, чьи мысли сходятся - невольно на ум приходит соответствующая группа людей. И это не означает, что в современном социуме с его широко рекламируемой толерантностью и прямо-таки распухшим возвеличиванием личного самовыражения и индивидуальной свободы дела обстоят иначе. Напротив, сегодня разнообразие содержимых голов низко и мало как никогда прежде. Пример?

Автор этих строк - по сугубо познавательным причинам - иногда смотрит профили своих студентов в одной из социальных сетей. Как ожидается и как обычно представляется, человеку ничто не мешает там проявлять себя любым из доступных ему или ей способов. Реальность, однако, весьма удручающа. Профили однотипны до отупения и до безумия. Если вы купили хороший или хотя бы сносный фотоаппарат, всё, вы теперь фотограф. Селфи похожи и по мимике, и по жестам, и по позам, и, да, ужас, по местам, где их снимают. Высказывания классиков или современников тиражируются сотнями тысяч, если не миллионами. Поделки руками, казалось бы, и те изготовлены как под копирку. И т.д. и т.п. И это даже не говоря о музыке, фильмах, комментариях и прочем, ещё больше стандартизированном на самом деле информационном хламе. Впрочем, здесь мы несколько забежали вперёд.

Третья причина. Быть умным невероятно и запредельно дорого. Причём это касается не только стоимости книг или инструментов, времени, потраченном на приобретение и, самое важное, понимание новых сведений о мире, энергетических затрат организма или чего-то подобного, хотя это тоже имеет значение. Роскошь интеллекта состоит в том, что вложения в него не окупаются в принципе, или же они далеко не очевидны.

Структура любой, а не только современной социальной реальности такова, что мышление в ней - это малооправданный продукт. Не то, чтобы его не на что было направить и не к чему приложить или оно не дало бы определённых выгод и преимуществ при должном использовании в ряде ситуаций. Проблема состоит в другом. В отличии от прочих систем нашего организма, вложения в которые почти сразу же или, по крайней мере, явно дают положительные результаты, об интеллекте сказать этого нельзя. Хуже того, нет даже внятных или прозрачных критериев, по которым можно было бы судить об успешности вливаний в него средств и времени. Поясним, что мы имеем в виду.

Скажем, если вы решили накачать свои мышцы, то со временем обнаружите, что их масса или объём увеличились, что означает, что вы достигли своей цели. Если вы бы вознамерились научиться играть на скрипке, то нужно купить данный музыкальный инструмент и тренироваться, после чего вы обнаруживаете мелодии, а не набор звуков в своём исполнении. Если вы купили неплохой фотоаппарат, ну... сегодня это конец истории. Смысл всех этих, а также бесчисленного множества подобных примеров состоит в том, что, прикладывая усилия, мы все способны чего-то достичь. С мозгом, увы, всё это не работает, и даже не совсем понятно, что должно дать результат в принципе. Чтение книг? Нет. Богатый личный опыт? Не обязательно. Обучение, допустим, в престижном университете? Сомнительно.

Закавыка заключается в том, что высокий интеллект либо есть, либо его нет. Третьего не дано. Сколько бы энергии мы ни направляли на увеличение его уровня или повышение его мощности, всё тщетно, ну, или не демонстрирует очевидного прогресса. И самое отвратительное, пожалуй, состоит в том, что никто этого и не оценит. Приведём пример.

Не так давно известный российский математик и затворник Г.Я. Перельман доказал одну из задач тысячелетия. Оставляя в стороне вопросы практической востребованности данного рода деятельности, проблема состоит в том, что понадобился труд десятков учёных на протяжении года, чтобы понять, что он был прав. В этом смысле наш соотечественник попал в ловушку самого умного. Для того чтобы найти такого человека, необходим он сам, другие же попросту тупее, чтобы осознать это. Или другая иллюстрация. Физики элементарных частиц в первобытное время не существовало в принципе, поэтому любой, сколь бы одарён он ни был в этой сфере, остался бы безвестным опять же из-за того, что некому было бы оценить его или её гений, и, конечно, не было условий для его реализации.

Часто приходится слышать о том, что кто-то намного опередил события, и в этом смысл того, о чём мы тут ведём речь. Вне зависимости от конечного признания или же его отсутствия, суть заключается в том, что и менее высокий по сравнению с гениями уровень интеллекта обычно никак не вознаграждается и не поощряется. Скажем, автора этих строк, как, впрочем, и его коллег по цеху часто обвиняют в том, что мы занимаемся пустословием, обычным трёпом, болтовнёй или же ненужными бумагомарательством и графоманией, а также витанием в облаках, и на предложение поучиться восемнадцать лет делают удивлённое лицо.

Разумеется, существуют лакуны и отдельные области социальной действительности, в которых развитый и глубокий разум более или менее получает по заслугам. Но, во-первых, они пренебрежительно малы, чтобы говорить о необходимости высокого уровня мышления для общества в целом, и, между прочим, вознаграждение там тоже не особо щедро, а, во-вторых, они обычно располагаются на задворках совместной жизни людей, причём нередко в буквально смысле этого слова.

Как вам скажет любой экономист, вложения, которые не дают ощутимой и видимой отдачи, глупы по определению. Не то, чтобы инвестиции в интеллект совсем ничего не приносили - нужно, правда, помнить, что лишь при его наличии как таковом - но они имеют, скорее, утешительный характер, вроде тех поощрительных призов, которые раздают самым неудачливым участникам многих соревнований. Приятно, разумеется, ощущать себя умным, но ни денег, ни уважения, ни повышения социального статуса, ни, если уж на то пошло, новых, красивых и многочисленных половых партнёров за это вам никто не предоставит. Мир устроен иначе.

Можно, разумеется, представить себе альтернативную реальность, где всё вышеперечисленное было бы верным, но тут мы не занимаемся спекуляцией на извечную тему, а что было бы, если. В отдельных случаях это бывает полезным и даже нужным, но явно не в данной ситуации. Как бы то ни было, но важно понимать, что мир не предрасположен раздавать конфетки и прянички за то, что вы умны.

Но всё-таки, что было бы, если бы люди начали пользоваться хотя бы тем интеллектуальным потенциалом, который актуально им дан? Это второй большой вопрос данной главы, и мы теперь приступаем к его рассмотрению.

В некоторой степени мы уже ответили на него. Победа зла, по гамбургскому счёту, мало чем отличается от триумфа добра. И потом нам крайне тяжело судить, но ещё сложнее представить себе, какой бы была наша жизни, одержи вверх плохие люди. История пишется, как известно, теми, что выиграл борьбу, и далеко не факт, что судьба была благосклонна именно к хорошим. Но это только часть объяснения.

Автор этих строк нередко обсуждал со студентами качество, если так позволительно высказаться, человеческого материала. Вывод обычно был неутешителен. Люди, как правило, довольно примитивны и предсказуемы - по разным причинам, но с одинаковым результатом. Вне зависимости, отчего это так, нам теперь нужно взглянуть на проблему под двумя углами. Первый - с позиции, собственно, умных. Второй - соответственно, с точки зрения всех остальных. Начнём с последних.

Те разговоры на самом деле заканчивались на позитивной ноте. Девушкам говорилось, что лучше найти себе не выдающегося, а средненького парня. Вторым, правда, таких рекомендаций не давалось. Причина подобного полового расхождения, в общем-то, довольно тривиальна. Гауссовское или нормальное распределение в действительности не всегда релевантно реальности. Проблема состоит в том, что оно хорошо описывает именно женщин. Хвосты, как их называют, или отклонения среди прекрасной половины человечества незначительны. По сути, это ведёт к утверждению о том, что и гениев, но и абсолютных тупиц там мало.

Ситуация с мужчинами несколько иная. Здесь мы видим, что вероятность встречи с девиантом куда выше. А это говорит о том, что сильный пол более разнообразен, опять же, как в плане одарённости, так и в отношении совершеннейших болванов. Именно поэтому юношам не стоит особо переживать по поводу того, что им попадётся девушка выдающаяся - и снова имеется в виду отклонение от нормы в обе стороны, а вот наоборот - это уже неверно.

Так получается потому, что природа склонна экспериментировать как раз на сильном поле. Это обусловлено тем, как устроен мужской генотип. Дело в том, что у последнего есть две разных цепочки X и Y, тогда как у женщин есть только пара X. Это, в свою очередь, ведёт к тому, что число и вероятность ошибок в первом случае и больше, и выше, а во втором всё относительно стабильно. Но почему мы говорим об отклонении, как о чём-то нежелательном?

Если с низким интеллектом всё понятно - зачем мучиться всю жизнь с дураком? - то в отношении высокого этого уже не скажешь. В конце концов, приятно же беседовать с умным человеком, разве не так? А если это длится весь срок вашего пребывания на Земле, то вообще не понятно, отчего это нежелательно.

Проблема состоит в том, что любое отклонение, в сущности, плохо. Стабильность не позволяет скатываться в крайности, а, значит, не подвергает вас опасности. Например, Ж.Ж. Руссо отдал всех своих детей в приют, но зато создал педагогику. А А. Эйнштейн знать ничего не хотел о своих отпрысках от первого брака, но, в качестве, наверное, компенсации, подарил миру прекрасную и великую теорию относительности.

Если мы пробежимся по всем гениям всех времён и народов, то обнаружим очень похожую картину. Все эти люди были, в тех или иных степени и мере, невыносимы с бытовой точки зрения, да и сугубо по-человечески тоже. Они чудили, устраивали дебоши, кутили, изменяли, предавали, высмеивали, глумились, надругались, презирали, злоупотребляли чем только можно, стрелялись, проигрывали состояния и много чего ещё. И под каждый вид поведения очень легко привести соответствующую персону. Некоторые вообще практиковали весь список.

Обществу, по большому счёту, не нужны такие люди. Оно, наоборот, заинтересовано, как указывалось выше, в средних представителях нашего вида. Гении и таланты существуют на его обочине, и нетрудно догадаться почему. Куда сложнее, правда, ответить на вопрос, отчего они страдают - хотя кто это сказал? - девиантным поведением. Может, это своеобразная компенсация за высокий уровень интеллекта или за бремя колоссального превосходства в той или иной сфере науки или культуры. Или же виной всему потакание их прихотями и капризам со стороны окружающих. Вполне вероятно есть и другие объяснения. В любом случае нужно понимать, что просто так ничего не даётся, и потому всегда будут какие-то компромиссы, не всякий раз, естественно, приемлемые во всех своих отношениях.

А теперь представьте себе - если это, разумеется, необходимо - что вы находитесь в положении девушки, которая ищет себе жениха. Конечно, всегда здорово и замечательно, встретить гения. Но, во-первых, это обычно маловероятно, хотя бы из-за того, что их не очень, прямо скажем, много, а, во-вторых, какой в этом смысл? Он станет изменять, издеваться, презирать и далее, всё в том же духе. Такова природа его одарённости. И даже если он ничего подобного делать не будет, он в любом случае уделит внимание не своей дражайшей половинке, а творчеству или предпочтёт что-то иное, более важное и оттого не понятное ей с его точки зрения. И как бы вы поступили?

Всё правильно, лучше выбрать среднего, зато любящего вас. Но что бы произошло, если бы гениев стало больше в разы или на порядки? На самом деле ничего хорошего. Общество всегда развито настолько, насколько это необходимо. И если на первый взгляд это кажется неправильным, то это исключительно потому, что сегодня мы живём в век небывалых по своей скорости и по своим масштабам изменений. Прогресс в том виде, в котором мы его актуально наблюдаем, да и вообще сам по себе как таковой - это, скорее, аномалия, а не норма.

Вспомните хотя бы судьбу кассетных плееров. Куда они делись? Исчезли чуть ли не в мгновение ока. А Интернет? В благополучных, да и не очень тоже странах он повсеместен, хотя автор ещё не забыл, как приходилось присоединяться к Сети через телефонный кабель. И так с огромным количеством вещей и явлений. Мир стремительно меняется, и это пагубно сказывается на нас самих, потому что мы физиологически не в состоянии приспосабливаться и трансформироваться так же быстро.

Если бы гениев стало больше, ситуация бы попросту превратилась в невыносимую и, хуже того, неустойчивую, а, значит, в любой момент склонную коллапсировать. С непредсказуемыми для всех нас, отметим, последствиями. И тот факт, что одарённых людей в действительности не очень много, это великолепно. По крайней мере, с точки зрения тех, кто должен с ними уживаться на одной для всех нас планете. Но как быть с ними самими? Здесь ситуация на самом деле почти аналогичная, но с некоторыми важными поправками.

Во-первых. Несмотря на то, что гении тоже бывают разными, общим для них выступает то, что по сравнению с обычными людьми они все хуже встроены в социальную ткань. У них просто иные приоритеты и мотивы. Вследствие того, что киосков времени не бывает, они тратят свою жизнь на то, на что все прочие посмотрели бы, по меньшей мере, с удивлением. Опять же, если бы их стало больше, они чаще бы попадались на глаза, включая друг друга, а это не привело бы ни к чему хорошему.

Можно, конечно, сколько угодно фантазировать по поводу того, каким бы прекрасным и чудесным стал мир, если бы гении появлялись в значительных количествах, но правда состоит в том, что при таком раскладе мы бы наблюдали довольно страшные и пугающие явления. Поясним, что мы имеем в виду.

У великих людей и ошибки того же рода. Например, лорд Кальвин серьёзно просчитался с возрастом Земли, и не будь других учёных, это могло бы пагубно сказаться на дальнейшем развитии и геологии, и археологии, и биологии, и иных наук. Но хуже всего даже не это, а то, что их упущения имеют куда более далеко идущие последствия, чем действия обывателей. Гений, как правило, хотя, увы, не всегда, заметен. И если он допускает промах, то его отголоски обнаруживаются сразу или позже, а это ещё отвратительнее, в огромном числе мест и ситуаций. Рассмотренная выше иллюстрация с Ч. Дарвином прекрасно это подтверждает. Но то же самое касается всех подобных ему.

Все мы люди, и никто не застрахован от ошибок. А это означает, что великие подвержены тем же рискам, что и все прочие, но с куда более высокими издержками от своих поступков, относящихся, между прочим, ко всем нам. Тот же, скажем, Аристотель - каковы бы ни были другие его заслуги - своим авторитетом на две тысячи лет поместил нас в центр мироздания, тормозя и науку, и прогресс.

Во-вторых, хотя тут мы ступаем на зыбкую почву спекуляции. Можно предположить, но ни в коем случае не постулировать, что гении отличаются от всех остальных в психическом плане. Сегодня высказываются предположения, что многие великие были аутистами или у них был синдром Аспергера. Не знаем, является ли это болезнью или нет, хотя в предельных случаях, это, безусловно, крайне тяжёлое состояние, но в лёгком виде ничего страшного в чём-то подобном нет.

Как известно, аутисты плохо социализированы, но не в том же самом смысле, что в нашем первом пункте. Они, по сути, и мы не хотим этим никого обидеть, разрушают общественный порядок, как это делают наркоманы, алкоголики, преступники и другие девианты. Но если последние совершают это относительно сознательно, то с предметом нашего интереса не всё так просто.

Социальная жизнь - это, прежде всего, связи между людьми. Если кто-то обрывает их или же деформирует настолько, что они перестают нормально функционировать, то последствия такого поведения не ограничиваются узким кругом близких этому индивиду лиц, но распространяются гораздо дальше, вследствие так называемого эффекта бабочки. Если опять же некто плохо или ненадлежащим образом включён в общее для всех коммуникационное пространство, то последнее начинает проявлять признаки ухудшения своей работы и демонстрирует повышенную склонность к сбоям. Приведём пример из личного опыта.

Тот факт, что прямо сейчас автор этих строк сидит за своим ноутбуком и набирает данный текст, означает, что он не делает всего остального. И, кстати, то же самое касается и его читателей. Какие-то разговоры не проводятся, какие-то мероприятия душатся в зародыше, какие-то действия не совершаются, и у всего этого обязательно будут последствия. Нам неизвестно, окажутся ли они губительными или вредными, но сами по себе они непременно дадут о себе знать.

В случае с гениями ситуация более пугающа. Сами распорядок, темп и структура их занятости таковы, что они и не располагают к чему-то, что бы пусть и не укрепляло, но хотя бы не подрывало социальную ткань. Из-за того, что их мало, конечные результаты относительно нейтральны, но если бы их стало больше, боимся, мир бы просто рухнул, особенно учитывая уже упоминавшуюся склонность всех людей к ошибкам, а у них к великим провалам.

В-третьих. Если мы внимательно присмотримся к списку гениев, то обнаружим один, довольно занятный момент. В мире не существует такого числа сфер, чтобы в них мог бы доминировать только один человек. Проблема в том, что великих людей больше, чем тех областей, где бы они сумели себя проявить. Но почему это плохо?

Конкуренция в состоянии как созидать, так и разрушать. Например, А. Сальери не был посредственным композитором. Но его соперничество с В.А. Моцартом было, в сущности, губительно для него. Мы не говорим о том, что он был именно гением, мы просто не берёмся об этом судить, но факт состоит в том, что сегодня его помнят исключительно благодаря этой борьбе или (по крайней мере, в нашей стране) произведению А.С. Пушкина, а не самого по себе, чего он, кстати, вполне заслуживает. И так происходит всюду, куда бы мы ни кинули свой взор.

Конечно, случается и так, что выдающийся человек создаёт сферу приложения своих сил чуть ли не с нуля, но это довольно редкое явление хотя бы оттого, что это невероятно сложно и затратно в любых категориях оценки. И проще, и на самом деле эффективнее использовать уже имеющиеся поля, правила игры на которых более или менее прописаны, ну, или задан общий фон. А это и создаёт проблемы.

Как говорится, когда дерутся паны, у холопов лбы трещат. Споры гениев могут быть и часто являются крайне тяжёлыми по своим последствиям. Это не значит, что великие сами затевают их, хотя подобное тоже случается, но так происходит из-за склонности всех остальных некоторым образом трактовать их, а нередко и слепо верить и следовать им. Скажем, Т.Д. Лысенко был не настолько неправ, особенно в свете последних открытий в области эпигенетики, но, боимся, сторонники оболганного и дискредитированного когда-то Н.И. Вавилова нас не поймут. Мы не хотим никого реабилитировать или осуждать, а уже тем более судить, но факт остаётся фактом - в нашей стране данная дискуссия имела, а также, что не столь маловероятно, до сих пор издаёт очень неприятный душок.

Возможно, есть и другие моменты, которые мы упустили, однако должно быть ясно одно. Если бы число гениев значительно прибавило, жизнь на самом деле превратилась бы в полный кошмар - как для них самих, так и для всех остальных. Но мы рассмотрели только наиболее выдающихся представителей рода человеческого, как тогда быть с очень или просто умными? Даст ли использование их повышенного по сравнению с прочим интеллекта и первым, и вторым какие-либо преимущества? И что из этого выйдет? Как и в случае с великим, тут нам нужно обратить внимание на две перспективы - точку зрения самих башковитых и позицию не столь одарённых или обделённых, в зависимости от того, как мы хотим это представить.

Однако прежде чем начать, нам следует сделать одно небольшое, но критичное замечание. Вообще все люди делятся на два рода - тех, кто адекватно оценивает самих себя, и тех, кто на это не способен в силу разных причин и обстоятельств. Проблема состоит не в завышенном или заниженном самомнении, но в том, что из этого следует. Одно дело быть, другое - казаться. Поэтому ниже мы будем говорить только о тех, кто по-настоящему умён, вне зависимости от того, проявляется и осознаётся ли это хоть как-нибудь или нет. Как и раньше, начнём с подавляющего большинства.

Люди склонны считать - и мы уже не раз упоминали это - что в определённых сферах преобладают средние индивиды. Это не так. На самом деле господствуют те, кто несколько, но не очень сильно - это важно - хуже медианного уровня. Например, по росту работает нормальное распределение, а вот с красотой, а равно с интеллектом ситуация иная. Это может показаться странным, но если мы вспомним пример с языком, то всё станет понятно.

Мир не требует от человека высокого уровня разума. Так происходит потому, что он давно построен и организован, и нет особого смысла в том, чтобы думать, как его создать или же некоторым образом преобразовать. Большинство людей за всю свою жизнь так и не столкнутся с необходимостью сделать что-то самостоятельно, без обращения к уже готовым шаблонам и лекалам. В этом есть свои преимущества и недостатки, но суть вещей от этого не меняется.

Отсюда следует, что применение мышления в каком бы то ни было виде не сильно нужно. Т.е., конечно, случаются такие ситуации, где всем нам необходимо подумать, но, по большому счёту, они редки, особенно учитывая продолжительность нашей жизни и то количество задач и проблем, которые нам приходится решать. Ум в подобных условиях мало что даёт, а чаще наоборот - отнимает. Поясним, что мы имеем в виду.

Та самая ситуация с поиском жениха показательна и в данном отношении. Если девушка выберет себе высокоинтеллектуального супруга, то это неизбежно заставит её, даже принудит хотя бы изредка - а именно в те моменты, когда они будут общаться - включать свои мозги. Как мы показали выше, это очень затратно в терминах расходуемой энергии. Человек может и на деле переутомляется тогда, когда думает. Напряжённая же работа разума ещё более требовательна в плане издержек.

Умным людям хочется беседовать на такие же темы. Им неинтересно и скучно обсуждать то, что всем давно известно. А это означает, что их супруги, партнёры, друзья, коллеги, дети, сослуживцы, просто случайные встречные в некоторой степени облагаются налогом, который они вынуждены платить за привилегию общения с ними. Мужья же и жёны - здесь ситуация зеркальная - стоят первыми в очередь в кассу.

Можно, разумеется, представить себе, что разговоры между умным и не очень людьми всё-таки имеют место быть. И, вообще говоря, это довольно частое явление. Но в том-то и дело, что подобное вряд ли реализуемо на постоянной основе в рамках брака. В противном случае он приобретает своё второе значение и становится крайне склонен к развалу. Именно поэтому, как и в ситуации с гением, девушке, а также и юноше лучше выбрать себе не очень башковитого супруга, коих, собственно, пруд пруди. Это, во-первых.

Конечно, исключительно браком социальная жизнь не ограничивается. Как следствие, во-вторых. Гранатомёт лучше всё-таки держать так, как вам говорит инструктор. Если же вы продолжите настаивать на своём, то ничего хорошего из этого не выйдет. Проблема состоит в том, что готовый мир также требует от нас совершенно конкретных способов с ним обращения. Мы не можем, например, читать книгу с конца, если, разумеется, хотим понять, о чём она, или сделать это будет крайне трудно. Клавиши на ноутбуке автора расположены в чётко определённых местах, и игнорировать данный факт значит обрекать себя на написании полнейшей белиберды. И так везде, куда бы мы не обратили своё внимание.

Но есть во всём этом и более тонкий момент. Он заключается в том, что некоторые технологии преобладают. Не то, чтобы какие-то методы не работали, но обычно их не рассматривают вовсе. Скажем, в каждый данный момент времени у всех нас есть огромный выбор последующих действий. Автор этих строк часто совершал перед аудиторией странные движения просто для того, чтобы это продемонстрировать. Например, знаете ли вы, как и чем пахнет ваш пишущий стол? Каково это гладить безымянный палец на левой руке мизинцем и большим правой? Что будет, если поставить все книги корешком не наружу, а внутрь? Кстати, последняя иллюстрация реально имела место быть.

Понятно, что не все умные люди задаются подобными вопросами. И смысл здесь не в том, чтобы заморачиваться ими. Заметьте, мы специально придумали такие примеры, которые не нарушают никаких правил - явных или нет. И в этом соль. Ходить можно боком, укрывать зимой руки шапкой, писать гусиным пером. Ничего противозаконного или предосудительного в этом нет. Но так не принято. И, как следствие, ничего из данного списка, а равно и многое другое попросту не попадает в головы людей.

Мы все ходим по наезженным маршрутам, вечерами отдыхаем, ругаем - в России - власть на кухнях, любим пятницы и ненавидим понедельники и т.д. и т.п. Наше поведение настолько предсказуемо и рутинно, настолько шаблонно и банально, что нам даже лень описывать это, тем более, что читатель и так всё это знает. Но какое это имеет отношение к умным людям и тем технологиям, методикам и практикам, которые определяют наше взаимодействие с миром?

Всё довольно просто. В случае, если мы нарушаем и опровергаем ожидания окружающих и делаем что-то непредсказуемое или выбивающееся из общего ряда, всегда можно и даже нужно опасаться соответствующих ответных санкций. Буквально сегодня, в день написания этих строк, автор понял, что самое интересное, увлекательное, удивительное, восхитительное, чудесное и прекрасное в действительности происходит не в физической реальности - тут подобные эпитеты применимы крайне редко - но в его воображении, проводит ли он время с книгой, с этим текстом или же абстрагируясь от мира в своих фантазиях. Жизнь скучна чуть ли не по определению, и, если мы хотим получить что-то по-настоящему волшебное, нет особого смысла искать его у себя под ногами, потому что его там, скорее всего, нет.

Мы не говорим о том, что с людьми не происходят удивительные вещи, нет, они случаются. Мы лишь указываем на то, что протоколы давно прописаны, и довольно глупо ожидать от них какой бы то ни было новизны. Не то, чтобы она невозможна вовсе, но это довольно редкая птица в наших краях и пенатах. Поэтому не стоит испытывать мир на прочность, и, надо полагать, умные люди как раз это прекрасно и понимают.

Надо, впрочем, заметить, что сегодня, по крайней мере, молодёжь, но в расширяющихся масштабах также и другие категории населения, всё чаще демонстрируют поведение, явно расходящееся с представлениями о приемлемом и нормальном. Зимой ездят на велосипедах, могут запеть прямо на улице, носят дикие причёски и одежду и т.д. и т.п. Всё это так. Однако верно и то, что это не особо приветствуется и не поощряется, а, вообще говоря, просто терпится. Кроме того, эти и многие подобные им поступки вовсе не от большого ума, а, по всей видимости, от его отсутствия. У нас всех, скажем, есть головы, и на них любой в состоянии налепить какой-нибудь дурацкий убор, но это свидетельствует только о том, что фантазии у обладателя данного предмета гардероба кот наплакал. И потом, нарушения всегда случались, но они, всё равно, попадают в рамки допустимого, тем более, что границы последнего имеют свойство раздвигаться.

И, в-третьих, хотя, опять и снова, мы все ошибаемся и что-то упускаем. Вопреки предыдущему пункту нормы и предписания на самом деле обычно состряпаны на коленке. У автора этих строк в прошлом были соседи, которые были ну очень правильными. Они подчёркнуто вежливо здоровались, выключали свет, когда уходили из помещения -это происходило в общежитии - чётко соблюдали очерёдность мойки полов и т.д. И, как многим знакомо, это дико раздражало. Или взять пример с так называемой итальянской забастовкой. Соблюдайте все правила, и вы разрушите систему.

Конечно, возразят нам, по крайней мере, в России нормы нарушаются на регулярной основе, чем, кстати, многие гордятся, но в том-то и дело, что это тоже правило. Смысл же состоит в том, что если бы мы и вправду начали соблюдать решительно все предписания и следовать им от и до, то наступил бы самый настоящий хаос. Законы создаются людьми, а все мы склонны ошибаться, включая и сферу регуляции нашего совместного и индивидуального бытия. К тому же прав был В.С. Черномырдин. Умные люди, будучи предрасположены сделать мир лучше, скорее всего, ввергнут его в пучину тотального беспорядка.

Действительность хороша ровно настолько, насколько это и осуществимо, и необходимо. Больше или меньше - и мы окажется у разбитого корыта. И это нисколько не противоречит тому, что мы сказали выше. Любое экспериментаторство, особенно в общественной жизни, чревато колоссальными провалами, а потому миру не нужно больше интеллектуалов, чем в нём актуально живёт. Но верно ли обратное?

Автор нередко говорит своим студентам, что с огромной долей вероятности их жизнь будет скучной, унылой, бессмысленной, бессодержательной, серой, убогой, никому не нужной, никчёмной, неинтересной, пресной и всё в том же духе. Почти всем нам уготована подобная судьба. С одной стороны, как мы показали на примере с гениями, это неплохо, с другой обидно признавать, что появился на свет, в сущности, зря.

Быть умным тяжело. В таком случае у вас появятся, если вообще, мало собеседников, вы почти наверняка окажетесь в изоляции, друзей вы будете лишены, а личная жизнь напомнит пребывание в монастыре. И да, нескончаемое раздражение по поводу недалёкости других станет вашим верным и надёжным спутником, не покидающим вас никогда, разве только вы не приглушите его законными или нет субстанциями или каким-либо иным способом.

Такова реальность. И тут есть два варианта. Первый - испытывать это самое чувство на постоянной основе, на что вряд ли кто-то соблазнится. Второй - слиться с остальными в их полной уверенности, что все мы живём в лучшем, или, по крайней мере, очень близко к этому, из миров. Обе перспективы выглядят сомнительно. Как уже было отмечено, всё хорошо ровно настолько, насколько это необходимо, поэтому сделать что-то лучше вряд ли у кого-то получится. Но как тогда быть с технологиями, особенно современными, которые, как предполагаются, выполняют как раз эту функцию? К их рассмотрению мы теперь и приступаем.

Ажиотаж и даже восхищение, которые сегодня вызывают последние достижения науки и техники, мало кого оставляют равнодушным. Кто-то, точнее, большинство, разделяет эти чувства, другие, и их куда меньше, пытаются осмыслить, как они влияют на нашу жизнь, что приносят нового и какие последствия вызовут. Здесь нас интересует нечто совсем иное, а именно, как всё это сказывается на нашем интеллекте.

Выше мы вскользь упоминали о том, что современные студенты плохо приспособлены к тем требованиям, которые им предъявляют в связи с их пребыванием в вузе. Но почему это так? Проблема состоит в том, что нейроны в их головах подвергались совершенно другому воздействию по сравнению с тем, что оказывали все предыдущие технологии. Последние, как это обычно неверно считается, далеко не нейтральны в том, какие результаты они вызывают. Генетически мы все более или менее одинаковы, что отличает нас - это наш личный опыт, а он как раз и несхож у молодёжи и более старших поколений.

Уже избитыми стали истории о детях, пытающихся приблизить что-то раздвиганием пальцев, будь то птица за окном или изображение кружки на обложке журнала. Да, они так думают, потому что их опыт обращения с миром говорит им о том, как надо действовать в соответствующих ситуациях. И они не настолько неправы, как это любят представлять, потому что до сих пор у них всё более или менее получалось. Мир меняется. И как следствие также модифицируются методики проживания в нём. Но как это связано с нашим разумом?

У автора этих строк иногда складывается впечатление, что студенты органически - подчеркнём это - не в состоянии читать книги. Загвоздка состоит в том, что, несмотря на все усилия, хотя, боимся, весьма скромные и не слишком настойчивые, учителей в школе заставить их это делать, они так и не приучились иметь дело с соответствующими текстами, вопреки тому, что с другими они сталкиваются чуть ли не ежеминутно.

Все эти социальные сети на самом деле напичканы словами под завязку. Бесконечные подписи, комментарии, фрагменты, высказывания, вообще говоря, это текст. Но очень и очень разрозненный, бессвязный, пустой и поверхностный. Его источник, как правило, утопает в огромном количестве ссылок, так что оригинал обычно неизвестен, да никто, собственно, и не хочет выяснить его происхождение. Это порождает определённый подход к тому, как молодые и не очень люди смотрят на реальность и что в ней видят.

Незнание структурно вписано в их мировоззрение. Нет особого смысла в том, чтобы быть действительно осведомлённым. Достаточно лишь набрать - не обязательно правильно - что-то в строке поиска или того проще произнести это вслух, как нужная информация почти тут же отыщется. Как следствие запоминать что бы то ни было не нужно, что мы и наблюдаем в реальности. Если, скажем, раньше работал принцип семи плюс-минус два, то сегодня специалисты склонны говорить лишь о четырёх единицах, а это чуть ли не двойное сокращение мощности памяти.

Информационные технологии расхолаживают и постоянно держат в напряжении наш интеллект. На первый взгляд это выглядит парадоксально, ведь первое противоречит второму. Но на самом деле это не так.

Они дополняют друг друга идеальным и бесшовным образом. Как это происходит? Приведём пример.

Сегодня у многих людей есть смартфон, и это очень и очень сложный аппарат. Однако если вы проведёте опрос, то с огромной долей вероятности обнаружите, что мало кто знает, по каким принципам он работает. Тем не менее, это нисколько не мешает пользованию им. И то же самое, вообще говоря, касается чуть ли не любого девайса или гаджета - от микроволновки до банальных щипцов для волос, даже не принимая в расчёт компьютеры и более сложное оборудование, вроде автомобилей и промышленных станков.

Конечно, возразят нам, это так, но зачем это знать хоть кому-то, кроме специалистов? В конце концов, так было всегда. Были профессионалы и профаны, и никто не причитал по поводу осведомлённости первых и неведению или невежества вторых. Но вообще-то это не совсем верно. Да, разумеется, цеховые навыки и умения обычно хранились в строжайшем секрете, и то же самое касается современных технологий и патентов, но, положа руку на сердце, прежде люди были куда более самодостаточны, чем сегодня.

Как мы неоднократно указывали выше, наше время представляет собой, в сущности, аномалию. Нас слишком много, мы чересчур долго живём и да, мы куда ограниченнее, чем может показаться на первый взгляд. Как было продемонстрировано во второй главе, человек, да и не только, склонен экономить усилия и энергию при любом удобном случае. Зачем, скажем, писать реферат, если в Интернете выложены десятки миллионов текстов? К чему запоминать даты и имена, если сетевые энциклопедии доступны даже уже не в один клик, а по первому же требованию? Для чего долго учиться чему бы то ни было, если видеокурсы повсеместны, а инструкции и шаблоны уже готовы и лишь ждут, когда к ним обратятся? В подобных условиях, т.е. в отсутствии всякой мотивации, у людей пропадает и желание, и потребность узнавать что-либо новое, пусть и нужное, самостоятельно. Но давайте по порядку.

Во-первых, современные информационные технологии и не только они значительно упрощают - или так кажется - жизнь. Если раньше человеку требовались специальные навыки и умения для получения чуть ли не всего, что ему было необходимо, то сегодня они избыточны по определению, потому что в любом месте и в любое время всегда есть готовые решения.

Студентов автора, например, не удивляет, что их будущая работа потребует от них выполнения механических инструкций, которые давно прописаны. В сущности, они станут сидеть за монитором и следить за тем, что тот покажет. Сегодня существуют программы, которые ставят диагноз, создают модели домов, управляют самолётами, даже пишут музыку и тексты. Грядущее, скорее всего, окажется ещё более продвинутым и изощрённым.

Мы так быстро привыкли к тому, что с нами можно связаться в любое время и где бы мы ни находились, выяснить, в каком веке и местах жил, скажем, Л.Н. Толстой, послушать, да и вообще вспомнить о любимой мелодии, узнать, есть ли поблизости то или иное заведение, проложить маршрут куда бы то ни было, и многое другое, что уже перестали удивляться этому, хотя ещё несколько десятков лет назад всё это надо было либо хранить в своей голове, либо уметь это делать с помощью довольно сложных приборов и техник. И, как представляется, это только самое начало тех чудес, которые ещё ожидают нас, если, конечно, не случится никаких катаклизмов и катастроф, там, за горизонтом.

В таких условиях нет особого смысла в том, чтобы что-либо учить и запоминать, не говоря уже о том, чтобы открывать для себя нечто новое. Всё это сделают за вас либо другие, либо технологии, которыми мы обеспечены в широком изобилии. Вследствие этого мозг перестаёт работать самостоятельно и постоянно полагается на помощь извне, тем самым запуская порочный круг зависимости и отсутствия мотивации совершать над собой усилия. Какой прок в том, чтобы напрягаться, если достигнуть цели можно и без этого? И результат налицо - никто, как говорится, и не парится.

У комфорта есть обратная сторона. Как и тогда, когда мы сами себя приручили, мы продолжаем одомашнивать себя и упрощать себе жизни, вызывая цепную реакцию релаксации и расслабленности, всё больше и всё уверенней позволяя себе отказываться от тяжёлого интеллектуального труда.

Во-вторых. Сегодня пропал смысл в собственном опыте. Нет, конечно, мы продолжаем получать его, но сами его структура, содержание и качество изменились. Опять же, если, допустим, вы захотели узнать, что произойдёт, если провести ту или иную химическую реакцию, достаточно выйти в Интернет и посмотреть, что будет. Сеть полна роликов о чём угодно. Отрубание пальцев, поедание насекомых, виды улиц и городов, танцы, лекции, фильмы и много чего ещё только и ждут того, чтобы их увидели. К чему риск, если кто-то уже это сделал?

Исследователи говорят о том, как трансформировался опыт. Нынче мы получаем его, участвуя не непосредственно, а с помощью и через технологию, т.е. сидя у экрана и в полной безопасности и передвигая пальцами, не испытывая при этом никакого дискомфорта и не навлекая на себя никаких санкций. И снова, какой прок в том, чтобы суетиться и что-то выдумывать, если кто-то нечто подобное уже совершил?

Нам, естественно, укажут на то, что мы не наблюдаем огромного числа затворников, сидящих перед своими ноутбуками с горячим кофе и под пледом и без конца рыскающим по просторам Интернета, страстно или апатично выискивая новые впечатления или старые скуку и уныние. Нет, мы этого не видим, хотя таких людей довольно много, но, разумеется, могло быть больше.

Далеко не все уединяются или любят одиночество. Люди - существа социальные, и им необходимо общение, да и физические параметры нашей среды обитания пока ещё никто не отменял, а, значит, с ними нужно как-то согласовывать свои действия и поступки. То, что произошло, более тонко и незаметно, чем банальное опосредование взаимо действия с миром с помощью каких бы то ни было устройств или технологий. Суть в другом.

Опыт стал поверхностным и, но об этом ниже, однотипным. Скольжение пальцами по экрану не равносильно настоящему контакту с реальностью. Слова не передают всей глубины эмоций и переживаний. Картинки - это суррогаты действительности, лишь блёклое и тусклое указание на неё. И будучи погруженными в подобную среду, довольно резонно и логично сделать вывод о том, что настоящий мир таков, каким он видится - без изъянов, без досадных трещин и щелей, без назойливого давления грубого материала, из которого он создан, но чистый, ровный, бесшовный, порхающий, почти невесомый.

Мы отдаём себе отчёт в том, что никто так не думает. Но это естественные выводы из тех стимулов, которым мы все теперь предоставлены. Пусть и не в таком гротескном и кричащем виде, но картина в головах людей сдвинулась именно в эту сторону. Опыт автора этих строк по просмотру профилей его студентов в одной из социальных сетей говорит о том, что они не замечают разницы между воображаемым, если такой эпитет вообще к ним применим, и настоящим. Полные телеса выдаются за норму и даже красоту, отсутствие эстетического вкуса - за творчество, дурацкие и бессодержательные занятия - за осмысленное времяпрепровождение. И т.д.

Мы никого ни в чём не обвиняем и, уж тем более, не брюзжим. Но сегодня описанное в предыдущем абзаце - это данность, с которой надо как-то согласовываться и считаться. Опыт этих людей сделал своё дело - он превратил их в тех, кем они и являются. Потому что другим воздействиям они и не подвергались. Вследствие чего ожидать какого-то другого результата было бы и странно, и наивно, если не сказать, глупо. Они такие же дети своего времени, как и все их предшественники.

В-третьих. Как уже было отмечено, увы, но они однотипны. Это может показаться удивительным, особенно учитывая бесконечные уверения в обратном, но в том-то и соль, что потерянное обычно возвеличивается и возносится на пьедестал как раз из-за того, что его больше нет. Лейблы и бренды, марки и логотипы не способны заменить действительное разнообразие. Его теперь нет.

Бесспорно, люди продолжают заниматься каждый своим. В городе, где живёт автор этих строк, зимой на реке группа, как бы помягче выразиться, единомышленников, что ли, вытоптала слово «пупок», а ближе к лету на одной из парковок уже другие составили из машин следующее послание «мы за дороги, регион 70». Всё это, а равно и многое другое -стоит хотя бы вспомнить вязание, составление коллажей, создание торговых марок и прочее-прочее - как кажется, свидетельствует в пользу того, что молодёжь, а также те, кто думает похожим образом, неординарны по самому своем определению. Креатив, как это обозначается, вроде бы зашкаливает.

Пусть нас и обвинят в некоторой доли высокомерия, но эти занятия бессмысленны и в реальности демонстрируют лишь ограниченность тех, кто к ним обращается. Слово «пупок» на льду - это пустая трата времени, а послание - кому и зачем? - о дорогах, по крайней мере, в указанном виде бессодержательно как таковое. Безусловно, люди что-то делают, но не всякие действия к чему-то ведут. Они, как сегодня считается, самоценны и выступают целями, а не средствами. Но какое отношение это имеет к однотипности?

Самое прямое. В отсутствии настоящего разнообразия единственный способ выделиться - это совершить какую-нибудь глупость. Оденьте дурацкую шляпу, покрасьте волосы в зелёный, долбите по кастрюле часы напролёт на главной улице города, орите на весь свет, что у вас родился ребёнок, поместив надпись об этом на свой автомобиль, снимите себя в шаблонной позе в лифте, купите уже, в конце концов, палку для селфи, чтобы не быть похожим на всех прочих. И ведь всё это примеры из реальной жизни! И, увы, все они до тошноты знакомы всем нам, вне зависимости от того, где мы проживаем.

Автор этих строк с некоторой грустью наблюдал за тем, как одета молодёжь по всему свету. Да, крайне одинаково. Как ведёт себя. Аналогично. Чем интересуется. То же самое. Технологии сделали доступной чуть ли не всю информацию на Земле практически по первому требованию, но это привело лишь к бесконечному подражательству и имитации. Потому что ключевое слово здесь не что-то новое, а прикольное.

И потому думать вновь не надо. Достаточно порыться в Интернете, найти то, что вас забавляет и повторить. А там, может, покажут по телевизору или напишут множество - опять как из-под кальки - комментариев. Как следствие привычка размышлять не развивается, что ещё сильнее усугубляет ситуацию.

В-четвёртых. Современные технологии, как никогда раньше и в невиданных доселе масштабах позволяют людям скрывать их недостатки, превращая те чуть ли не в достоинства. И ладно бы это касалось исключительно внешних дефектов, вроде излишнего веса, неправильных черт лица, других изъянов. К сожалению, это относится также и к интеллекту.

Разумеется, скажем, то же Интернет-сообщество выработало негативные определения и обозначения для тех, кто, как говорится, не в теме или не в тренде. Боже упаси вас в определённых аудиториях писать «тому подобное» аббревиатурой. Нецензурная речь, а также оскорбления или сомнения в интеллектуальной состоятельности тоже нередки, как довольно часты обвинения, в том числе, в низком уровне разума собеседника вследствие его или её зомбированное™. Никто не станет спорить с тем, что всё это имеет место быть.

Тем не менее, гораздо важнее то, что человек оказывается в состоянии выглядеть умнее, чем он есть на самом деле. Приведите цитату без ссылки на источник, подпишитесь на группу, которая публикует творчество неизвестных, но остроумных лиц, запостите, как это обозначают, картинку с осмысленной подписью или, в конечном счёте, просто перефразируйте всем давно знакомое, если, конечно, вы на это способны. Таковы нынешние методики.

Безусловно, никто не будет отрицать того, что далеко не все из нас предрасположены к творчеству, таких людей вообще всегда было крайне мало. Но в прошлом мы писали письма сами, читали книги, придумывали поздравления. Из-за того, что теперь есть столько всего готового желания, да и стремления к напряжению собственных мозгов почти не наблюдается.

Всё это разжижает и уменьшает общий уровень. Скажите банальность или что-то избитое, и вам непременно одобрительно покачают головой и прокомментируют в духе того, что они и сами так считают. А кто бы спорил? Они и вправду так думают, потому что мысли-то у всех одинаковые, как идентичны аватары, фотографии, позы, жесты, мимика, цели, занятия, увлечения, хобби и т.д., если всё это, конечно, есть в принципе. Быть тупым в категориях прошлого теперь вполне нормально.

Поймите нас правильно, мы никого не пытаемся тут обидеть. Всё, на что способен недалёкий человек, это надуть губы и скрестить руки на груди. Проблема в том, что ему или ей сложно, если вообще осуществимо, понять, что он несёт полную ахинею. Почитайте комментарии в любой социальной сети. Люди действительно полагают, что они обладают отменным чувством юмора, что их идеи свежи и злободневны, что то, чем они занимаются, стоит того, что их - ох уж это ужасное слово -креатив нов и красив, что сами они, как минимум, симпатичны и много чего ещё, несмотря на то, что всё это обычно от недостатка вразумительной и оправданной оценки самих себя. Впрочем, мы несколько увлеклись.

В-пятых. Вследствие лёгкого доступа к каким бы то ни было сообществам, информации, ресурсам или идеям люди перестали работать над самими собой. Т.е. нет, что-то они, разумеется, делают, но это носит, скорее, косметический или же поверхностный, нежели чем преобразующий характер, да и по меркам прошлого это, в сущности, пшик и только. Поясним, что мы имеем в виду.

Выше мы уже упоминали фотоаппараты, приобретя которые вы сегодня сразу же становитесь специалистом, а также дурацкие наряды, шляпы, причёски. Можно также добавить в этот список автомобили, аксессуары, татуировки, пирсинг и прочие внешние атрибуты. Понятно, что не надо быть семи пядей во лбу, чтобы выделиться подобным образом. Так уж получилось, что у всех нас есть тела, которые довольно просто видоизменить, не прибегая к кардинальным средствам.

С интеллектом ситуация иная. Он требует, буквально взывает к огромным вложениям, без, как указывалось ранее, внятных и наглядных результатов и выгод. Ум - это некая вещь-в-себе, которая, тем не менее, сразу заметна, естественно, знающим. И то же касается и других, столь же затратных в плане времени занятий и сфер приложения своих сил. Например, чтобы стать хорошим врачом, необходимо много лет обучения и последующей практики, но и после этого, как прекрасно писал М.А. Булгаков, у вас не будет никакой уверенности в том, что вы действительно всего добились и всё знаете.

Однако, в соответствии с предыдущим пунктом, сегодня нет особого смысла вкладываться, потому что всегда существует возможность скрыть и собственное невежество, и низкий уровень интеллекта, спрятавшись за спину кого-то другого, зачастую вообще неизвестного. Именно поэтому люди обращаются к другой, менее затратной стратегии, а именно проявить себя на поверхностном уровне, не слишком углубляясь в детали и мелочи.

Автор этих строк, когда идёт на работу, часто вспоминает следующие слова - олух, оболтус, обалдуй, растяпа, раздолбай, недотёпа, а также другие эпитеты, которые прекрасно описывают большинство его студентов. Мы нарочно не станем указывать, кто не попадает в эту категорию с тем, чтобы каждый наивно и счастливо считал, что уж он-то или она-то наверняка не таковы. Смысл, впрочем, здесь в другом.

Скажем приходит некто подобный на зачёт или экзамен и начинает мямлить, жевать сопли, выискивать подходящие - ну, он или она так думают - слова, гундеть, мычать, нукать, загадочно - и снова в молоко - молчать, говорить совершеннейшие нелепицы и несуразицу и прочее. Эти люди ничего не знают из прочитанного им курса, они не способны понять материал, не читают книг, а в сообщениях, которые они пишут в изобилии, допускают такое невообразимое количество и грамматических, и орфографических ошибок, что становится страшно. И ведь они-то студенты, т.е. по определению не самые тупые создания на Земле.

Автор не пытается надавить, как, по крайней мере, раньше говорили, на гниль или пожаловаться. Этот этап давно пройден, теперь ему абсолютно наплевать. Но дело заключается в том, что эти молодые люди потом выйдут во внешний мир и начнут определять его судьбы, и от подобной перспективы, честно говоря, становится не по себе. Проблема, однако, в том, что это уже произошло. Дороги российской, да и не только реальности давно поставляются в комплекте с их вечным по Н.В. Гоголю спутником.

И это прекрасно подтверждается обстановкой на первых. Сообщения об авариях стали настолько прозаичны и привычны, что уже не удивляют. А ведь всё потому, что при отсутствии интеллекта человек, имеющий транспортное средство и водительское удостоверение - мы намеренно говорим об этом именно так, потому что он или она не водят машину, а просто ею обзавелись, как и студенты, которые не учатся, но лишь числятся - тем не менее, полагает, что он или она умнее всех остальных и ведёт себя соответствующим образом. И так происходит везде, а не исключительно на дорогах. Да, человек вложился, постарался, помучился, но слегка, по касательной, так, чтобы сильно не переусердствовать, а то и жилы надорвать можно. А потому работы над собой не происходит.

И последнее, но не по значимости, о чём мы хотели тут написать. Проблема даже не в пяти предыдущих пунктах, а в том, что довольно резко изменились паттерны и аттитюды, переживания и эмоции, а также их объекты, принципы и даже логика, короче, мировоззрение.

НО

Например, не так давно автор с удивлением понял, что опоздания стали нормой. Несмотря на то, что сегодня почти у каждого есть сотовый телефон, а, значит, и часы, очень многие не в состоянии прийти вовремя. И да, это выяснилось благодаря студентам. Или другие иллюстрации. Сидеть с наушниками на лекции или семинаре тоже отныне приемлемо. Или смотреть в смартфон. Или вообще даже не скрывать, что вам неинтересно, но более того показывать, будто вы делаете преподавателю одолжение своим присутствием в аудитории. Или спать. Или требовать зачёта на основании того простого факта, что вы появились ради его получения. Или попытаться здороваться за руку с лектором - честное слово, автор столкнулся с этим.

Понятно, что времена сегодня другие. Будь у автора или критиков его толка в их, скажем, студенчестве те гаджеты и девайсы, которыми теперь обладают даже школьники, кто бы из них не делал бы то же самое? Лекции и вправду бывали неинтересными, было скучно, и хотелось скоротать время. Так почему бы не поиграть, не послушать музыку, не попереписываться с друзьями, не посмотреть видео или новости и прочее, и прочее?

Все эти вопросы на самом деле не имеют ответов. Никто не знает, что было бы, если. Нынешняя молодёжь попала в те условия, которые мы актуально и наблюдаем, и демонстрирует те реакции, которые вполне оправданы в свете соответствующих стимулов. Технологии, как мы заявили выше, далеко не нейтральны в своём воздействии на своих пользователей.

И ещё одно. Мы должны были бы сделать здесь какой-нибудь вывод. Но мы не будем. Оставим эту задачу до заключения. Тут же закончить хотелось бы следующим, как нам, представляется, важным соображением. Мировоззрение человека - это результат его взаимодействия с окружающей средой. Оценивать плохо оно или хорошо - бессмысленно. Сегодня в ходу одни критерии, в прошлом были другие, а в будущем обязательно появятся третьи. Принципы тоже меняются, как и всё на этом свете. И это, как ничто иное, касается и предмета нашего интереса.

Интеллект или его уровень сами по себе ничего не значат. Здорово ли это быть умным или не очень - не ясно. В одних случаях - бесспорно да, в других - нет. К тому же мир тоже предъявляет определённые требования, и они также зачастую носят отчётливо двойственный характер, что не добавляет прозрачности в нашу проблему. Как бы то ни было, но здесь мы не пытались оценить существующее положение вещей, но лишь попробовали описать его. И, как и любой другой человек, автор этого не сумел, неизбежно включив в рассмотрение вопроса своё личное к нему отношение. За это мы и просим прощения. В остальном же, надеемся, читателю было приятно следовать за нашим ходом мысли и самим всё хорошенько обдумывать.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >