седьмая. Поздний Твен: смех сквозь слезы

Поздний Твен: СМЕХ СКВОЗЬ СЛЕЗЫ

Последнее десятилетие века: писатель в меняющемся мире 143 2. «Американский претендент»: англичанин в Новом свете

  • 2. «Американский претендент»: англичанин в Новом свете.
  • 3. «Простофиля Вильсон»: мудрость чудака.
  • 4. «Человек, который совратил Гедлиберг»: притча об Америке.
  • 5. «Таинственный незнакомец»: монологи Сатаны.
  • 1. Последнее десятилетие века: писатель в меняющемся мире

Книга о Жанне д’Арк — единственное произведение позднего Твена, озаренное светлым мироощущением, верой в добро. Примерно, с середины 1890-х гг. в творчестве Марка Твена начинают проявляться новые веяния. Наступает заключительный этап его художественных исканий, который охватывает время до кончины писателя в 1910 г., т.е., примерно, полтора десятилетия.

Меняется общая тональность поэтики «короля смеха»: все реже вспыхивают огоньки юмора, уступающего место сатирическим, ироническим краскам на его писательской палитре. Художник, казалось бы, олицетворявший саму американскую жизнерадостность, оптимизм, веривший в торжество демократических основ, начинает воспринимать окружающую жизнь с горечью. Более того, его пессимизм проявляется как в оценках цивилизации, так и человека в целом. Перемены, таким образом, затрагивают мировидение Твена, его жизненную философию. С грустью взирает «король смеха» на окружающий мир, а в людях ему видятся неискоренимые пороки, плоды алчности, зависти, злобы. Если Твен еще в 1870-е гг. признавался Хоуэллсу, что он «подрезает коготки» своей сатире, то в последние, примерно, полтора десятилетия он высказывается откровенно, резко, без обиняков. Правда, и в эти годы Твен продолжал писать в стол, а некоторые произведения были извлечены из архива и напечатаны после его смерти.

Утраты: великие тоже плачут. Эволюция Твена трудно объяснима вне учета как исторических факторов, так и обстоятельств личной жизни писателя. Судьба оказалась жестокой к стареющему Твену, который виделся современникам любимцем фортуны, эталоном «американского успеха» и семейного благополучия. Поистине, великие тоже плачут! Один за другим с пугающей беспощадностью уходят из жизни близкие люди, которых Твен безумно любил: старшая дочь Сузи (1896 г.); престарелая мать, чей темперамент и характер передались сыну; обожаемая жена Оливия (1904 г.), сыгравшая важную, но неоднозначную роль в его литературной судьбе; старший брат Орион (1897 г.), с которым тесно связаны годы его юности; младшая дочь Джин (1909 г.), которую он пережил на несколько месяцев. Образы этих людей запечатлены в его очерках, письмах; им посвящены разделы его «Автобиографии». В 1894 г. потерпело банкротство принадлежавшее Твену издательство. Кроме того, писатель потерял около 200 000 долларов, вложенных в типографскую машину. Твен оказался в долгах. Стало сдавать здоровье. В это время в ответ на одну из газетных «уток» он отозвался телеграммой с гениальной остротой: «Слухи о моей смерти преувеличены».

«По экватору». На исходе века панорама мира стала решительно меняться. Все рельефнее начали вырисовываться негативные плоды колониальной политики европейских держав. И это не ускользнуло от внимания Твена. В 1895-1896 гг. Твен совершил длительное кругосветное путешествие. Побывал в Африке, Индии, Австралии, Тасмании и др. Всюду, не щадя сил, выступал с лекциями, гонорары от которых постепенно позволили ему восстановить свой финансовый статус. Итогом этого вояжа стал уже третий по счету опыт в жанре путевых очерков, «травелог» «По экватору» («Following the Equator», 1897 г.). В отличие от прежних книг подобной тематики («Простаки за границей» и «Пешком по Европе»), ориентированных на описание историко-бытовых и географических реалий, на этот раз, Твен заметно обогащает свой социальный кругозор. В поле зрения оказываются также злободневные политические проблемы. Так в «австралийских» главах он с возмущением констатировал: белые поселенцы безжало стно «сокращали» туземное население. В 27 главе, иронически озаглавленной «Робинсон миротворец», представлены неопровержимые свидетельства того, как белые в Тасмании обрекли на вымирание коренных чернокожих жителей. Не проходит Твен и мимо конфликтов в Южной Африке, сопротивления, оказанного бурами экспансионизму английских колонизаторов и алмазных королей, возглавленных Сесилем Родсом. Это была прелюдия к англо-бурской войне 1899— 1902 гг., вызвавшей столь впечатляющий резонанс во всем мире, в том числе и в России. В «индийских» главах Твен пишет о восстании сипаев, потопленном в крови колонизаторами. Правда, склоняясь к точке зрения официальной историографии, писатель заметно идеализирует английское правление в Индии. В целом же, книга «По экватору», несколько аморфная по структуре, не входи т в основной тве-новский «канон». Однако она обладает немалой познавательной значимостью, аккумулируя, пестрый и богатый историко-географический, бытовой и культурологический пласт, касающийся тех стран и материков, которые посетили, с присущей ему основательностью, описал Твен.

2. «Американский претендент»: англичанин в Новом свете

В 1895 г. Твен отметил свое шестидесятилетие, будучи в хорошей творческой форме, полный писательских планов. Завершились работа над романом о Жанне д'Арк, а затем и насыщенное кругосветное путешествие, описанное в уже рассмотренной книге «По экватору». За плечами было два небольших по объему романа (их иногда относят к повестям) «Американский претендент» и «Простофиля Вильсон» (1894 г.), написанных в начале 1890-х гг. Они оказались не столь ярки и оригинальны, как роман о Томе Сойере, Геке Финне и Янки; слабее и в художественном плане. И вместе с тем, они характеризуют глубинные искания Твена; рассмотренные в перспективе, органически включаются в общий корпус книг Твена как определенной художественной системы.

В «Американском претенденте» (American Claimant, 1892 г.) Твен возвращается к теме, неизменно его увлекавшей: сравнению двух общественных принципов, аристократическою и демократического.

Замысел писателя реализовался в остром сюжете. Твен, знавший секреты писательского успеха, был уверен: читателю нравятся увлекательные коллизии, неожиданные ходы, сатирические мотивы, порой фарсовые, фантастические ситуации.

Как обычно действие начиналось с завязки. Главе английского аристократического рода графу Россмору адресуются настойчивые письма из Америки от некоего Саймона Лезерса, который настаивает на восстановлении его в правах как претендента на графский титул. Россмор высокомерно игнорирует, как бесплодные, подобные послания; для него их автор не более чем неуравновешенный самозванец. Наконец, из Америки приходит очередное письмо, из которого следует, что Лезерс скончался, а его права переходят к его дальнему родственнику полковнику Селлерсу. Сын графа Россмора, Беркли, молодой, благородно настроенный человек отправляется в Америку, чтобы во всем разобраться, а главное, уяснить для себя, как функционирует демократический правопорядок.

Беркли — фигура художественно бледная. Он выполняет функцию «простака» в его английском варианте, персонажа, наделенного «наивным» сознанием. Перед нами — прием, опробованный в «Простаках за границей»; но, на этот раз, он — европеец, так сказать, духовный антагонист янки, с привитыми ему аристократическими представлениями; он показан в столкновении с американскими реалиями, которые Беркли активно обсуждает.

Это достигается с помощью нехитрого сюжетного хода. Сразу же после приезда в США Беркли останавливается в отеле, делает первые записи в свой дневник. В ту же ночь случается пожар. Беркли удается спастись незамеченным. Газеты же сообщают о его гибели. Это обстоятельство открывает перед ним возможность в качестве рядового иностранца начать новую жизнь. Он никем не узнан и опробывает на себе все плюсы и минусы американского образа жизни. С одной стороны, Беркли убеждается: в Америке нет наследственной аристократии, все равны, отсутствуют привилегии и кастовость. С другой стороны, налицо неравенство имущественное, контраст богатых и бедных. При этом в руках богатых оказывается подлинная власть в обществе. Людям же, подобным Беркли, привыкшим к праздности, лишенним трудовых навыков и специальности, действительно, нелегко найти работу и вписаться в американское общество.

Случай сталкивает Беркли с полковником Селлерсом, одной из наиболее рельефных, экстравагантных фигур романа. Читателям он был памятен по роману «Позолоченный век» и по написанной совместно с Хоуэллсом (но не имевшей успех) пьесе: «Полковник Селлерс — ученый». Эту пьесу Твен в дальнейшем переработал в роман, найдя тему, более интригующую. В новом романе Селлерс постарел, но не утратил задора. В предвкушении графских привилегий и «интеграции» в клан Россморов он обуреваем самыми невероятными проектами. В образе Селлерса выведен не лишенный комизма тип неутомимого прожектера и фантазера, который измышляет фантастические способы обогащения. Среди его проектов — «материализация» душ умерших людей, возвращение усопших к жизни; Селлерс, например, собирается сделать их полисменами и попутно присваивать себе их жалование. Он убежден, что от стражей порядка такого рода будет не меньше пользы, чем от реальных, здравствующих, поскольку последние славятся лихоимством и «крышуют» игорные дома и питейные заведения.

Другой замысел Селлерса — покупка у русского царя Сибири; возможно, эта деталь — отзвук реального события, продажи Америке Аляски в 1867 г. «Русский» эпизод был, видимо, навеян знакомством писателя с книгой Степняка-Кравчинского «Подпольная Россия»; подробнее об этом позднее. В уста Селлерса вложены слова о России, в которой «живет великий, замечательный народ, заслуживший того, чтобы стать свободным». Твеновский герой желает освободить народ России от гнета. Он высказывается также о том, что «русские патриоты» (т.е. революционеры) используют «не самые лучшие методы»; он явно имеет в виду революционную борьбу и террор. Селлерс собирается скопить денег, купить Сибирь и устроить там республику. В этом ему должны помочь те, кто сосланы в Сибирь: «В тамошних рудниках и тюрьмах собраны самые благородные, самые лучшие, самые наиспособнейшне представители рода человеческого, каких когда-либо создавал Бог». Это враги режима; деспотическому строю нужно лишь «людское стадо». Трудно переоценить справедливость и актуальность подобных слов.

...Когда Беркли, выступающий под именем Трейси, оказывается в доме Селлерса, последний упрямо воспринимает его как материализацию некоего Однорукого Пита, им оживленного. Эта парадоксальная ситуация ведет к многочисленным недоразумениям и комическим ситуациям.

В финале сюжет дополняется не лишенной некоторой слащавости, любовной историей. Беркли встречает Салли, дочь Селлерса, красивую, идеальную американку. Между ней и английским аристократом вспыхивает любовь с первого взгляда. Легкие, надуманные размолвки, случающиеся у влюбленных легко улаживаются.

В Америке появляется отец Беркли, граф Россмор, который дает согласие на брак молодых людей, поставив финальную точку в этом «хэппи энде». Неугомонный Малберри Селлерс, тем временем, спешит в вояж по миру: он собирается заставить работать энергию солнечных пятен так, чтобы с ее помощью изменить климат на Земле, передвинуть тропики и зоны вечной мерзлоты. В итоге, это принесет огромные деньги и позволит Селлерсу «договориться с царем насчет Сибири...» Он шлет молодоженам «через всю вселенную свой поцелуй»...

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >