ХАРАКТЕРИСТИКА ТЕОРЕТИЧЕСКИХ И ПРАКТИЧЕСКИХ АСПЕКТОВ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО БРАКА ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И ПРАВУ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

Дифференциация условий заключения и препятствий к вступлению в трансграничный брак

Для заключения международного брака как в Российской Федерации, так и на территории иностранных государств необходимо соблюдение условий, при которых брачное правоотношение будет признано действительным в соответствии с законодательством как места заключения брака, так и по зарубежному праву. Иногда теоретики права подразделяют условия заключения брака на положительные и отрицательные1. Положительными признаются обстоятельства, при которых возможно заключение брака. Отрицательные - это обстоятельства, при которых вступление в брак не допускается[1] . Несмотря на данные положения, известный ученый Д.И. Мейер утверждал, что «это разделение условий не имеет практического интереса: значение условий для брака нисколько не зависит от положительного или отрицательного его характера, а иные положительные условия, будучи нарушенными, влекут за собой недействительность брака точно так же, как иные отрицательные, тогда как нарушение других положительных или отрицательных условий не делает брак недействительным. Поэтому скорее следовало бы разделить условия на такие, нарушение которых влечет за собой недействительность брака, и другие, нарушение которых не влечет за собой такого сурового последствия».

Данное высказывание становится императивом при применении к нему общеизвестных юридических принципов совокупного, всестороннего исследования доказательств и комплексного подхода к вопросам нарушения законодательных условий заключения международного брака1. Поскольку брачно-семейные отношения в целом не могут подлежать правовому регулированию в силу ряда особенностей личной и семейной жизни каждого отдельного субъекта, и государство Основным Законом определяет первоочередные и неприкосновенные права, подлежащие его защите, нарушение в отдельных случаях участниками частноправовых отношений некоторых условий вступления в трансграничный брак необходимо рассматривать через призму совокупности всех факторов, приведших к такому нарушению. Например, с целью сохранения двух и более семей, в одной из которых брак супругов был зарегистрирован в соответствии с действующим законодательством, а в другой, существующей лишь фактически, произошло рождение ребенка, отцом которого является супруг, состоящий в оформленных брачных отношениях. Действующее российское законодательство устанавливает прямой запрет на заключение брака лицами, одно из которых на момент вступления в брак уже состоит в зарегистрированном другом браке. В таком случае новорожденный ребенок автоматически признается рожденным в неполной семье, женщина -матерью-одиночкой, получающей пособие на ребенка, в разы не соответствующее прожиточному минимуму в регионе, а отец ребенка вынужден платить алименты, что накладывает на его семью дополнительные обременяющие обязательства. Одновременно с обозначенными последствиями на всех членов обеих семей налагается всеобщее неодобрение, влекущее к внутрисемейным конфликтам, социальному неравенству, психологической нестабильности, агрессии, снижению работоспособности, заболеваниям и прочим негативным последствиям. Выходом из сложившейся ситуации автор настоящего монографического исследования считает необходимость комплексного рассмотрения обозначенных проблем обеих семей и, в случае, когда супруга, состоящая в зарегистрированном браке, и мать новорожденного ребенка дают согласие на вступление отца ребенка в брак с его матерью, приобретающей статус второй жены, существен-ж

1 Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971. С. 22. ная доля имеющихся проблем будет разрешена1. Это решение поможет и государству снять с себя бремя ответственности за каждую неполную семью, уменьшить статьи расходов по выплате пособий матерям- и отцам-одиночкам, стабилизировать психологический климат в семье и позволит российскому обществу, разрозненному и разобщенному, достигнуть единства духа, возвратить в большинство семей ответственность ее членов друг перед другом, а наличие полных, больших и дружных семей окажет благотворное действие на политику и экономику государства.

Семейное право государств, в которых большинство граждан исповедует одну религию, во многом сходно. Существенны и труднопреодолимы различия в брачном законодательстве государств с различными религиозными традициями. Именно морально-этические устои общества, возникшие на основе религиозной морали, в первую очередь и формируют семейные правила. Поэтому принадлежность к разным конфессиям можно считать основной причиной возникновения коллизий в международном семейном праве. В сфере заключения и прекращения брака больше всего шансов на успех имеет международная унификация, проведенная в рамках государств, схожих в конфессиональном отношении, что исторически обусловлено регулированием семьи и брака религиозными догматами[2] .

В настоящее время во всех государствах без исключения для признания действительности брака должны быть соблюдены условия его заключения, которые в ст. 12 Семейного кодекса Российской Федерации получили официальное закрепление. В качестве таких условий законодатель указывает наличие взаимного добровольного согласия мужчины и женщины, вступающих в брак, достижение ими брачного возраста и отсутствие препятствий к заключению брака. Мусульманское право существенно упрощает процедуру заключения брака, не требуя регистрации. Действительным брак становится при соблюдении условий в виде предложения о заключении брака и одновременного и безоговорочного принятия этого предложения. Брак как

53

союз лиц различного пола в мусульманском праве представляет собой договор, соответствующий предъявляемым условиям1.

Мусульманское право признает брак между своими единоверцами, заключенный в соответствии с требованиями шариата, и отдельно выделяет брак между не-мусульманами, который может быть заключен не по шариату, а по религиозным или гражданским нормам последних. Действительность такого брака лиц, принадлежащих другим религиям вне зависимости от гражданства и места жительства лиц, вступающих в брак, может быть признан мусульманским правом действительным, если при его заключении соблюдались необходимые условия и процедура для заключения брака, предъявляемые шариатом. К числу таких условий относятся добровольность вступления в брак, отсутствие близкого родства будущих супругов, наличие свидетелей, согласие родителей и иные. Брачно-семейные и гражданско-правовые споры, вытекающие из такого, международного, брака, рассматриваются шариатским судом в случае, если брак соответствует условиям, предъявляемым к нему мусульманским правом. В противном случае рассмотрение таких споров осуществляется судами, созданными приверженцами той конфессии, к которой принадлежат супруги. Брачное сожительство без заключения брака в какой-либо форме признается мусульманским правом уголовным преступлением[3] .

В последние десятилетия многие ученые, такие, как Н.А. Матвеева, М.В. Антокольская, М.Т. Оридорога, Л.М. Пчелинцева и др. в своих трудах уделяют особое внимание такой категории, как брачная правосубъектность. Под ней принято понимать способность лица быть участником брачного правоотношения и носителем вытекающих из него прав и обязанностей, которая «определяется по закону двумя обстоятельствами: достижением брачного возраста и психической полноценностью гражданина, которая опровергается только судебным решением».

Целью брачной правоспособности является установление круга лиц, наделенных правом вступления в брак в соответствии с действующим законодательством. Так, «правосубъектность вступающих в брак является общей юридической основой для возникновения брачного правоотношения, свидетельствующей о том, что данные лица наделены правом вступать в брак и осуществлять вытекающие из брака права и обязанности. Но сама правосубъектность не создает брачного правоотношения и не наделяет лиц субъективными правами и обязанностями. Для этого еще необходим целый комплекс юридических фактов, то есть обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение брачного правоотношения»1.

Первым условием вступления в брак выступает добровольное согласие брачующихся на его заключение. С.П. Индынченко выделяет три основных стадии, выражающих согласие на вступление в брак: подача заявления, устное выражение согласия в момент регистрации брака и роспись вступающих в брак в книге записи актов гражданского состояния[4] .

Мусульманское семейное право, в противовес российскому, содержит институт принудительного брака - джебр. Так, согласие девушки, в раннем возрасте выдаваемой замуж, испрашивается лишь в определенных случаях.

Свойственное мусульманскому праву разделение на школы привело к возникновению различных взглядов их представителей на вопрос согласия брачующихся на вступление в брак. В соответствии с позицией шафиитской юридической школы предварительное взаимное согласие лиц, вступающих в брак, не является обязательным условием для его действительности. Согласие выступает необходимым условием лишь при заключении брака дееспособным мужчиной и женщиной, способной отвечать за свои поступки и руководить ими при условии, что ранее она уже состояла в браке. Указанные категории субъектов признаются способными в полном объеме понимать сущность семейных отношений и в должной мере защищать свои права при вступлении в брак. Для лиц, не относящихся ни к одной из приведенных категорий, договор брака может быть заключен отцом или дедом

при соблюдении ряда условий, к которым относятся отсутствие вражды между попечителем и опекаемым, между женщиной и супругом, а также равенство социальных положений будущих супругов. Если после заключения брака без согласия девушки она выступит против этого брака, такой брак признается недействительным[5].

Другая юридическая школа мусульманского права не допускает заключение брака с дееспособной девушкой в отсутствии ее согласия и признает возможность заключения брака без согласия попечителя девушки в случае, если она вступает в брак с равным по социальному положению.

Радикальные взгляды ханифитской и шафиитской юридических школ мусульманского права на вопрос о добровольности и выражении согласия лиц, вступающих в брак, основаны на различном понимании хадисов, утверждающих, что «любой договор брака, заключенный женщиной без разрешения вали (попечителя, - прим, автора), является ничтожным», и «не выдает замуж женщина женщину и не выдает женщина замуж саму себя». Представители ханифитской школы под женщиной в данных хадисах понимают любое лицо женского пола вне зависимости от возраста и положения; шафииты же трактуют данные хади-сы буквально.

В российском праве не допускается заключение брака через представителей.

Мусульманское семейное право содержит институт представительства и указывает, что представителем, попечителем (вали, вакиль) невесты, признается ее близкий родственник, которым может быть отец, дед, родной или сводный братья и дяди и их сыновья, и родственники иных степеней родства по восходящей и нисходящей линиям. Каждый последующий родственник получает право попечения в случае отсутствия предыдущего или его несоответствия требованиям, предъявляемым к попечителю.

К лицам, претендующим на статус попечителя, предъявляются условия, в соответствии с которыми кандидат должен быть свободным, дееспособным, принадлежать к одной религии с опекаемой, действовать по собственной воле, не на

ходиться на момент заключения брака в местах отбывания наказания или отсутствовать по иным причинам, лишающим его возможности лично заключить договор брака. Эти условия направлены на полноценную защиту интересов невесты представителем.

Попечители могут быть двух видов: вали муджбир и вали гайри муджбир. Мусульманское право не одобряет заключение брака без согласия девушки. Несмотря на данное обстоятельство вали муджбир может заключить договор брака без ее согласия в случае соблюдения им определенных требований, а вали гайри муджбир таким правом не обладает.

Согласием девушки на вступление в брак считается не только прямое волеизъявление брачующейся, но и молчание при отсутствии явных признаков ее недовольства, таких, как плач, просьбы, побег, укрывательство и другие.

Необходимость согласия на заключение брака со стороны девушки и ее представителей основано на хадисе, гласящем, что «любой брак, заключенный женщиной без разрешения вали, является ничтожным»1. Одновременно с приведенным положением отказ со стороны попечителя в заключении брака считается грехом, а троекратный отказ лишает его права представления, и данное право переходит к следующему из вышеперечисленных родственников.

Таким образом, анализируя основные требования для вступления брак в российском и мусульманском праве, автор настоящего монографического исследования приходит к выводу о наличии коллизии в условиях заключения брака. Так, отечественный закон не содержит указания на личное, самостоятельное заключение брака, а в п. 1 ст. 11 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает лишь положение, в соответствии с которым заключение брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак. Прямого запрета на заключение брака через представителя действующее семейное законодательство не содержит. В то же время мусульманское право допускает заключение договора брака представителем со стороны будущей супруги.

Следующим условием для вступления в брак является достижение сторонами брачного возраста. Брачному возрасту во все времена уделялось первостепенное значение. К. Кавелин в одном из своих трудов отмечал: «От вступающих в брак требуется, чтобы они достигли возраста, при котором брачное сожительство возможно без вреда здоровью»1. На современном этапе развития медицины доказано, что «физическая зрелость имеет большое значение для брака, ибо иначе брачное сожительство действовало бы разрушительно как на организм самих супругов, так и на их потомство»[6] . Одновременно с физиологическим становлением человека «развивается и умственная зрелость, необходимая для заключения брака ... Во всяком случае, возраст, устанавливаемый законодательством, вполне достаточен не только для физического, но и умственного развития брачащихся, чтобы они могли составить понятие о важности заключаемого союза».

Данное положение является актуальным и по настоящее время, поскольку немаловажно и материальное состояние будущих супругов, и их образованность. Требования к определенному уровню материального достатка на протяжении длительного периода времени существовали и в Западной Европе в XVII-XIX вв., где мужчина, не располагавший средствами, достаточными для содержания семьи на уровне, принятом в конкретной социальной среде, не вправе вступать в брак». На сегодняшний день российское семейное право не предъявляет каких-либо требований к материальному статусу будущих супругов, однако в обществе сохраняются тенденции учета каждым из лиц, вступающих в брак, материального положения второй стороны и личное имущественное положение.

Мусульманское право и по настоящее время содержит понятие михра ~ брачного выкупа, который зачастую составляет существенную сумму в денежном эквиваленте. По шариату михр -это деньги или имущество, передаваемое жене при заключении брака. В рамках данного института регулируются и особенности,

связанные с наличием нескольких жен, личных прав супругов, расторжения брака и признания его недействительным, содержания, предоставляемого жене, и иные.

Законодательное требование к соблюдению условия о брачном возрасте лиц, вступающих в брак, является достаточно гибким как в российском праве, так и в законодательстве иностранных государств. Так, в соответствии с п. 2 ст. 13 СК РФ при наличии уважительных причин брачный возраст может быть снижен до шестнадцати лет. Органы местного самоуправления по месту жительства каждого из желающих вступить в брак могут по их просьбе разрешить такой брак зарегистрировать. Законы субъектов Российской Федерации, учитывая особые обстоятельства, в виде исключения могут разрешить заключить брак лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Такие законы приняты более чем в двадцати субъектах Российской Федерации (Московской, Орловской, Новгородской, Калужской, Тверской, Рязанской областях и др.). Так, например, согласно ст. 1 Закона Московской области от 15 мая 1996 г. № 9/90-03 «О порядке и условиях вступления в брак на территории Московской области лиц, не достигших возраста шестнадцати лет»1 при наличии особых обстоятельств, в виде исключения, на территории Московской области может быть разрешено вступление в брак лицам, достигшим возраста четырнадцати лет. Такими особыми обстоятельствами на основании ст. 2 указанного Закона являются: беременность, рождение ребенка у лиц, желающих вступить в брак, непосредственная угроза жизни одной из сторон[7] .

По российскому праву допускается снижение брачного возраста до более низкого уровня, которое, как уже было указано выше, отнесено российским Семейным кодексом к полномочиям субъектов Российской Федерации, наделенных правом с учетом местной специфики принимать законы о снижении брачного возраста. Однако, российское законодательство не устанавливает низшего предела, до которого может быть снижен брачный возраст. В результате чего законами некоторых субъектов Российской Федерации, в частности Башкирией, допускается неограниченное снижение брачного возраста, что вступает в противоречие с Уголовным кодексом Российской Федерации,

устанавливающим ответственность за половое сношение совершеннолетнего с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста.

В соответствии с действующими законами шариата совершеннолетним в мусульманском праве признается лицо, достигшее половой зрелости. Несовершеннолетние, неспособные защищать свои интересы и в полном объеме не осознающие сущность брака, правом самостоятельно заключать договор брака не наделяются. Однако в мусульманском праве отсутствует нижний возрастной предел для лиц, вступающих в брак. Таким образом, заключать брак могут и несовершеннолетние1.

Некоторые государства, в которых большая часть населения исповедует ислам, ограничивают брачный возраст, ограничивая тем самым применение норм шариата. Так, принцип таксис ал-када (право правителя уточнять и ограничивать юрисдикцию своих судов) был применен в 1931 г. в Египте с целью препятствовать вступлению в брак несовершеннолетних. Закон лишил суды права принимать заявления на вступление в брак, если жених не достиг возраста восемнадцати, а невеста - шестнадцати лет[8] .

Договор брака несовершеннолетних, так же как и в случае вступления в брак умственно неполноценных лиц, заключают от их имени представители, которыми в данных случаях могут быть лишь отец или дедушка со стороны отца. Такой брак впоследствии может быть признан ничтожным, если супруги, от имени которых их представители заключили брак в период их несовершеннолетия, по достижении совершеннолетия возражают против брака.

В XIX в. в Российской империи был установлен верхний возрастной предел для вступления в брак и составлял для лиц обоего пола восемьдесят лет. Мнения доктрины совпадали с позицией законодателя и поддерживали идеи запрета на поздние браки. Так, Д.И. Мейер писал, что «если даже цель брака видеть в удовлетворении физическим и нравственным потребностям природы, в необходимости одному лицу дополнить себя лично-

стью другого, а рождение и воспитание детей рассматривать только как последствие брака, а не его цель, то все-таки запрещение лицам престарелым заключать браки нельзя не признать основательным, ибо браки таких лиц уже не соответствуют идее брака. Если лицо старческого возраста более другого нуждается во внимании, попечении, заботе о нем, то лицо такого возраста только и в состоянии пользоваться опорой другой личности, но уже не в состоянии составлять для нее опору, так что нет взаимности в удовлетворении потребностям, а без такой взаимности и брак не соответствует своей идее»1.

Данная позиция не безосновательна, поскольку вопрос неравных браков известен издавна большинству государств. Как правило, такие браки носили характер сделки, совершаемой с целью объединения собственного имущества супругов и увеличения семейного капитала[9] . В настоящее время ни российское, ни мусульманское права не содержат положений о верхнем пределе брачного возраста, однако на практике вопрос неравных браков существует повсеместно.

Еще один институт мусульманского семейного права, отсутствующий в российском законодательстве, имеет во многих исламских станах существенное значение. Так, отдельно выделяемый институт помолвки, направленный на возможность общения будущих супругов, снимает запрет взаимных встреч, существующий для мужчин и женщин, не находящихся в близкой степени родства. В соответствии с нормами шариата признается существенным лицезрение невесты до свадьбы, поскольку существует хадис, гласящий, что мудрец аль-Мугира бин Шу’ба рассказал: «Когда при жизни посланника Аллаха, я посватался к одной женщине, он спросил меня: “Видел ли ты ее?” Я ответил: “Нет”. Тогда он сказал: “Так сделай это, ибо лучше всего, если будет меж вами любовь и согласие!”».

Помимо основных условий для вступления в брак существуют и установленные законодательно препятствия к его заключению, которые частично совпадают в российском и мусульманском праве, однако и имеют существенные отличия.

Как известно, ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации содержит четыре категории лиц, браки между которыми не допускаются: состоящие в браке, близкие родственники, усыновители и усыновленные, недееспособные. На сегодняшний день вопрос обстоятельств, препятствующих заключению брака в российском праве, уже получил широкое освещение в трудах известных ученых-правоведов, и подробно останавливаться на нем автор настоящего монографического исследования считает нецелесообразным в силу всесторонней изученности. В противовес ему аналогичные положения в мусульманском праве и доктрине остаются за рамками международного семейного права, в связи с чем данное обстоятельство, с точки зрения автора, подлежит рассмотрению и обсуждению далее.

В отличие от российского права, не допускающего заключение брака между лицами, хотя бы одно из которых уже состоит в другом зарегистрированном браке, мусульманское право смотрит на полигамные браки демократично. Однако славянскому населению отечественного государства данный вопрос непонятен и, соответственно, интересен и подлежит изучению и обсуждению на протяжении нескольких столетий. При изучении института полигамии в восточных странах Д.И. Мейер писал: «...только магометанская религия допускает полигамию...»1. И.В.Афанасьева вносит коррективы в понимание общераспространенности полигамии и отмечает, что «в то же время шариат, допуская многоженство, предписывает соблюдение ряда условий: оно допускается при бесплодии жены, предоставлении доказательств материального благосостояния мужчины и его справедливого отношения к женам, получения разрешения суда»[10] . Однако это далеко не полный перечень условий, при которых мусульманское право допускает многоженство. Так, например, мужчины имеют право одновременно состоять не более чем в четырех браках. Одна женщина не может состоять в браке одновременно с несколькими мужчинами, то есть шариат строго запрещает полиандрию (многомужество) и устанавливает запрет на вступление в брак лица, состоящего в другом браке, только на женщин. Несмотря допустимость полигамии исламом многоженство не получило большого распространения в му-

сульманских странах1, поскольку мужчина, имеющий несколько жен, обязан содержать их в одинаковых условиях, предоставить каждой отдельное жилье, уделять каждой последующей внимания не меньше, чем предыдущей, в равной степени уважительно обходиться со всеми женщинами без выделения одной из всех и т.д.[11] , что не всегда возможно как с материальной точки зрения, так и исходя из человеческой природы. При заключении брака женой может быть поставлено условие о том, чтобы второй и последующие браки могли заключаться только с ее согласия; в этом случае брак, заключенный без ее согласия, является недействительным.

В середине XX в. в Сирии и Ираке была введена обязательная процедура одобрения судом любого полигамного брака с целью предоставления гарантий соблюдения всех требований Корана о справедливости в отношении со-жен. Тунис в законе 1956 г. запретил полигамию, ссылаясь на что, помимо Пророка, никто не может обеспечить справедливое отношение ко всем женам одновременно.

Немаловажен и интересен факт, в соответствии с которым Пророк Мухаммед имел не четыре, как устанавливает и допускает Коран, а девять жен. Специальная литература объясняет это обстоятельство путем приведения следующих доводов. В мусульманском праве существует утверждение, в соответствии с которым до Ислама в обществе не существовало никаких ограничений и условий для полигамии, и мужчина мог иметь произвольное количество жен. Ислам ограничил эту традицию, запретив иметь мусульманину более четырех жен. Тем, у кого было более четырех жен, требовалось расторгнуть брак с остальными. Однако Аллах разрешил Пророку Мухаммеду то, что не дозволялось ни одному другому мусульманину - оставить себе всех

63

жен, с которыми на момент принятия Ислама он уже состоял в зарегистрированном браке, запретив заменять их другими женами. Данное положение было обусловлено запретом женам Пророка вступать в другие, последующие браки, что существенно изменяло их социальный и правовой статус и ухудшало материальное положение1.

Вторым доводом выступает роль жен Пророка в распространении знаний об Исламе. Для осуществления этой цели Пророк воспитывал и обучал нескольких женщин - своих жен, которые в дальнейшем сами воспитывали других женщин и доносили до них основы исламского права. И если мужчинам сведения об Исламе были доступны через многочисленные встречи с Пророком, проповеди и разъяснения, которые он давал лично, то женщины, испытывая стеснение при озвучивании определенных тем, могли задавать вопросы его женам[12] .

Третьим, и заключительным доводом, объясняющим законность брака с девятью женами, исламская литература называет личные качества Пророка, к которым относят благодетель, доброту, искренность, надежность и другие.

Таким образом, шариат дает ответ правоверным мусульманам на вопрос о том, каким образом Ислам разрешил Пророку Мухаммеду состоять в браке одновременно с девятью женами, в то время как Коран допускает наличие лишь четырех жен.

Еще одним условием, препятствующим заключению брака как в праве всех без исключения государств, так и в основных религиях выступает запрет на вступление в брак близких родственников. Еще семейное законодательство Российской Империи запрещало «браки между родственниками по прямой линии; между родственниками же боковой линии и двухродными свойственниками запрещались браки до 6-й степени включительно, а между трехродными свойственниками - до 4-й». Так,

Ю.А. Королев в своих трудах указывает, что «за такое ограничение выступают как наша мораль, так и многовековой опыт изучения наследственности, медицинские показатели. В результате могут возникнуть неблагоприятная наследственность, повышенная детская смертность, передаются заболевания, аномалии»1. А.М. Рабец придерживается сходной позиции и, используя опыт иностранных государств, утверждает, что «запрет установлен для обеспечения рождения здоровых детей, а также по моральным соображениям, так как подобные браки издавна осуждались обществом. Давно уже пора расширить круг родственников, между которыми не допускается заключение брака, как это сделано в законодательстве других стран»[13] . «Запрет брака между родственниками основан на том, что он приводит нередко к более высокому, чем обычно, проценту наследственных заболеваний, порокам развития потомства - задержанию умственного развития, дефектам речи. Так, число детей, рожденных с болезнью Дауна и тяжелой патологией в семьях, где супруги являются двоюродными братьями и сестрами, в два раза выше, чем в обычных семьях. По данным ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) доля пораженных шизофренией среди родственников первой степени родства составляет 1:10».

Согласно мусульманскому праву количество родственников, с которыми не допускается вступление в брак, существенно шире, чем в российском праве. Запрещенные степени родства мусульманское право делит на три части: родственники по прямой восходящей и нисходящей линии лица, вступающего в брак, и его родители, полнокровные и неполнокровные дяди и тети.

Супругу, помимо брака со своими родственниками, запрещается вступать в брак с близкими родственниками жены, к которым относятся ее родные по прямой восходящей и нисходящей линиям. С указанными лицами брак невозможен и после расторжения брака с первой супругой. Однако мусульманское право отдельно выделяет категорию родственников супруги, брак с которыми запрещен только на период состояния в браке с первой женой. Шариат запрещает иметь в женах одновременно двух сестер. Также не допускается вступать в брак с бывшей женой отца или сына.

(<. alm лз Lo VI f-LwiiJI (j* L« I V j)

«Не женитесь на тех женщинах, на которых были женаты ваши отцы, разве только это произошло раньше»1.

Отношения усыновителя с усыновленным приравниваются к отношениям родителей и детей.

Кровное родство шариат приравнивает к молочному родству, на что указывает хадис: «Запрещено по молочному родству то, что запрещено по кровному»[14] .

Итак, следует отметить, что мусульманское право запрещает браки с кровными и молочными родственниками и со свойственниками, из чего следует вывод о том, что основой запрета, помимо недопущения инцеста, является недозволенность «разрушения отношений любви и уважения». При этом наиболее близкие родственники жены, ее мать и дочь, а также жена сына или отца уравниваются с кровными родственниками, в связи с чем заключение брака с ними запрещено и после расторжения своего брака.

Заключительным обстоятельством, препятствующим заключению брака, Семейный кодекс Российской Федерации называет недееспособность хотя бы одного лица вследствие психического расстройства. Данное положение российским законодателем введено в семейное право постольку, поскольку «лица, вступающие в брак, должны находиться в таком состоянии, когда они полностью отдают отчет своим действиям». Это ограничение обосновывается путем приведения существенных аргументов. Во-первых, лицо, страдающее психическим расстройством, не способно дать осознанное согласие на вступление в брак. Во-вторых, такой брак с медико-генетической точки зрения с высокой степенью вероятности приведет к рождению умственно неполноценного потомства, поскольку многие заболевания психики передаются по наследству. В связи с этим даже в период стойкой ремиссии, когда недееспособный может осознавать значение своих действий и руководить ими, заключенный им брак не будет признаваться действительным. В качестве препятствия к заключению брака рассматривается только формальное признание лица недееспособным по решению суда. Само по себе психическое расстройство

и вызванная им невменяемость не укладываются в рамки этого запрета. Автор настоящего монографического исследования считает, что в случаях, когда наличие психических заболеваний, ведущих к признанию лица недееспособным, не подтверждено судебным решением, заключение брака невозможно из-за отсутствия добровольности, поскольку фактически недееспособное лицо не может дать осознанного согласия на вступление в брак. В случае несоблюдения данного положения нарушается принцип добровольности вступления в брак недееспособным лицом и, в последующем, принцип равноправия в браке.

Шариат допускает заключение брака недееспособного лица с сообщением будущему супругу об имеющемся заболевании, но факт заключения договора брака осуществляется попечителем. Согласие недееспособного лица на вступление в брак не обязательно. С позиции медицинской науки при некоторых психических заболеваниях вступление в брак недееспособных лиц может оказать благотворное влияние на состояние их здоровья, а большинство пациентов могут осознавать сущность брака. В связи с этим признается неверным лишать их права на вступление в брак. В целях защиты при оформлении договора брака их имущественных и других интересов, как указывалось выше, вместо них указанный договор заключают их представители.

Рассматривая заключение международного брака по законодательству России и праву иностранных государств на примере законов шариата, автор настоящего монографического исследования приходит в выводу о наличии существенных различий в условиях заключения как внутренних, так и трансграничных браков.

Проблем, возникающих внутри национальных общностей и религиозных концессий по условиям вступления в брак, как правило, не возникает. Браки, признаваемые действующим российским семейным законодательством и соответствующие ему, не привлекают к себе внимание законодателя и деятелей науки. Браки, заключаемые по религиозным обычаям, традициям и обрядам, которые впоследствии также по формальным признакам не противоречат федеральному законодательству, тоже не подлежат скрупулезному изучению правоведами. Как правило, так называемые «внутренние» проблемы интересуют социологов, антропологов, историков и представителей иных гуманитарных наук, отличных от юриспруденции. Задачей, поставленной в Z7 данном параграфе перед автором настоящего монографического исследования, являлась необходимость сопоставления условий вступления в брак представителей мусульманского и российского права и определение возможности заключения ими трансграничных, международных браков.

Так, были выявлены существенные разночтения в части запрета российским семейным законодательством права на вступление в брак недееспособными гражданами и дозволенности его заключения в мусульманском праве. По данной проблеме автор считает необходимым внесение дополнения в ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации путем включения в него п. 2, имеющего следующее содержание: «В случае обхода положений, указанных в п. 1 настоящей статьи иностранным правом и государственной регистрации по праву иностранного государства международного брака, в котором недееспособным супругом является российский подданный, такой брак не территории Российской Федерации признается недействительным. Последствия признания недействительности такого брака регулируются в соответствии со статьей 10 и статьей 27 настоящего Кодекса». Такая формулировка призвана защитить впоследствии имущественные и личные неимущественные права российских граждан от несанкционированного посягательства на них со стороны иностранных граждан и граждан Российской Федерации, имеющих множественные гражданства.

Также в процессе проведения исследования условий заключения международного брака по российскому и мусульманскому праву автору удалось установить допустимость по шариату вступления в брак через представителей (попечителей, «вали»), что никак не регулируется отечественным семейным правом. Для устранения имеющегося пробела в действующем брачном законодательстве представляется целесообразным ст. 12 Семейного кодекса Российской Федерации дополнить п. 2 и 3 следующего содержания:

«2. В случаях, когда дееспособное лицо в силу наличия физических недостатков, не позволяющих ему самостоятельно в надлежащей форме изъявить свое желание на вступление в брак и выразить согласие на его заключение, а также в случаях, когда одно из лиц, вступающих в брак, в день государственной регистрации по уважительным причинам, подтвержденным официальным документом, не может явиться в орган записи актов гражданского состояния, его право вступления в брак может быть реализовано через представителя.

3. Полномочия представителя, указанного в пункте 2 настоящей статьи, подлежат оформлению по правилам статей 182-189 Гражданского кодекса Российской Федерации». Автор полагает, что данным положениям необходимо придать статус альтернативной коллизионной нормы, которая вступала бы в силу в случае, когда одна из сторон не может лично присутствовать при заключении брака, а, следовательно, императив части 1 пункта 1 статьи 11 Семейного кодекса Российской Федерации не может быть реализован».

Целью включения в действующее российское законодательство приведенных положений статей автор видит защиту прав лиц с ограниченными физическими возможностями и лиц, находящихся на длительном лечении в лечебных учреждениях, санаториях, пансионатах, интернатах, в домашних условиях, а также длительно отсутствующих в командировках, пребывающих в местах военных действий, на территории иностранных государств, экспедициях, плавании и др., на вступление в брак и создание семьи. Данные изменения не только положительно отразятся на здоровье таких граждан, но и их психологии, социальном и имущественном положении, работоспособности и ответственности, а также помогут различным уровням бюджетов Российской Федерации существенно сократить расходы на социальные выплаты неполным семьям и направить освобожденные финансовые средства на другие, социально важные, сферы.

Исполнение контрольных функций за деятельностью представителей на заключение брака автор настоящей работы считает необходимым возложить на специальный отдел, созданный при органах записи актов гражданского состояния, в обязанности которых следует включить рассмотрение заявлений на регистрацию брака и принятие, анализ, систематизацию, хранение информации о лицах, браки которых зарегистрированы с участием представителей, а также принятие решений в отношении подаваемых заявлений.

Обозначенным образом существующий пробел российского права в части отсутствия законодательного регулирования института представительства при вступлении в брак будет нивелирован, и круг лиц, которые по настоящее время в силу определенных уважительных причин не могут реализовать свое право на вступление в брак и создание семьи, будет реализовано.

Итогом рассмотрения последнего из условий, препятствую-щих заключению брака по российскому семейному законода тельству, которым является состояние в зарегистрированном браке на момент вступления в последующий, автор предлагает следующее решение.

Для граждан Российской Федерации, в соответствии с традициями, обычаями и культурой которых, а также по их религиозным убеждениям допускается состояние в полигамном браке, в том числе лиц, проживающих в отдельных республиках Российской Федерации, фактически имеющих несколько семей, в которых супруг участвует в качестве главы семьи, имеющего доход, позволяющий ему в равной степени содержать и заботиться о всех членах своей полигамной семьи, установить законодательную возможность урегулирования подобных форм отношений и придать им статус полигамной семьи путем осуществления государственной регистрации. Внести изменения и дополнения в действующее гражданское, наследственное, семейное и трудовое законодательство с учетом вышеизложенных положений.

Представляется, что рассмотренные правовые коллизии, их проведенный анализ, а также изложенные предложения по перспективам развития современного законодательства и рекомендации по его совершенствованию и унификации позволят в дальнейшем отечественному государству разрешить ряд вопросов не только правового, но и политического характера. В настоящее время участие Российской Федерации в ряде международных соглашений, рецепция и гармонизация отечественного права требует незамедлительного внесения изменений в ряд норм федерального законодательства по отдельным правовым отраслям, что впоследствии также позволит существенно сократить как материальные, так и временные затраты при регистрации международных браков, порядок заключения которых автором рассмотрен в следующем параграфе настоящей главы.

  • [1] Сафронова С.С. Международная унификация права, регулирующего заключение и прекращение брака: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.03. Саратов: СГАП, 2003. С. 71. 2 Матвеева Н.А. Институт брака в семейном праве России, Украины и Беларуси: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 45. 3 Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 715.
  • [2] См.: Крылова Н.Л. Особенности статистической регистрации детей-метисов от русско-африканских браков в России // Гендерное исследование в африканистике. М., 2000. 2 Орлова Н.В. Брак и семья в международном частном праве: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1966.
  • [3] Талыбов К.Г. Процессуальные особенности рассмотрения дел о расторжении брака и о признании брака недействительным: по материалам АзССР: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1973. С. 8. 2 ‘Абдуррохман ибн Мухаммад ‘Авзи аль Джузирийю. Китаб-уль-фикхи ‘алал мазахиб-иль-арба'ати (араб.). (Книга о законодательстве по четырем мазхабам). Бейрут, 1996. С. 173. 3 Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971. С. 22. 4 Индынченко С.П., Гопанчук В.С. Брачно-семейное право в вопросах и ответах. Киев, 1990. С. 6.
  • [4] Шерстнева Н.С. Принципы семейного права. М., 2004. С. 100. 2 Индынченко С.П., Гопанчук В.С. Брачно-семейное право в вопросах и ответах. Киев, 1990. С. 6. 3 Шерстнева Н.С. Принципы семейного права. М., 2004. С. 108.
  • [5] Машанов М. Мухаммеданский брак в сравнении с христианским браком, в отношении их влияния на семейную и общественную жизнь человека. Казань: Типо-лит. К.А.Тилли, 1876. С.225-226.
  • [6] Кавелин К. Очерк юридических отношений, возникающих из семейного союза. СПб., 1884. С. 13. 2 Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 716. 3 Там же. С. 717. 4 Афанасьева И.В. Особенности правового регулирования заключения брака в законодательстве зарубежных стран // Семейное и жилищное право. 2005. № 2. C.4. 5 Страхов Н. Брак, рассматриваемый в своей природе и со стороны формы его заключения. Харьков: Тип. Губ. правл., 1893. С 167-172. 6 Скобликова Е.Л. Правовая природа согласия супруга на совершение другим супругом сделки по распоряжению общим имуществом: Автореф. дис.... канд. юрид. наук: 12.00.03. М„ 2011. С. 10.
  • [7] Ведомости Московской областной Думы. 1996. № 7; 1997. № 9; 2003. № 5. 2 Матвеева Н.А. Институт брака в семейном праве России, Украины и Беларуси: Дис.... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 48-49.
  • [8] Шабанов Ф.Ш., Алиев Р.Я. Некоторые положения ханифитской юриспруденции. Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики. Сборник статей / под редакцией Ионова А.И. М.: Наука, 1985. С.160-172. 2 Ан-Наим. На пути к исламской реформации. М.: «Фонд А.Д.Сахарова», 1997. С. 16. 3 Добровольский В.И. Брак и развод: Очерк по русскому брачному праву. СПб.: Тип. СПб. Т-ва Печат. и Изд. дела «Труд», 1903. С. 148.
  • [9] Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 717. 2 Алексеев C.C., Чечот Д.М. Брак, семья, закон: Социально-правовые очерки. Л.: Изд-во Ле-нингр. ун-та, 1984 // Советское государство и право. М.: Наука, 1986. № 7. С. 148-149. 3 Мухаммад Али Аль-Хашими. Личность мусульманина. М.: Российский фонд «Ибрагим бин Абдулазиз Аль Ибрагим», 1997. С 78.
  • [10] Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 724. 2 Афанасьева И.В. Особенности правового регулирования заключения брака в законодательстве зарубежных стран // Семейное и жилищное право. 2005. № 2. С. 5.
  • [11] Сюкияйнен Л.Р. Концепция халифата и современное государственно-правовое развитие зарубежного Востока // Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики. Сборник статей / под ред. Ионова А.И. М.: Наука, 1985. С. 139-160. 2 Бабич А.Г. Многоженство. Советы и комментарии. Религиозное издание. М.: Издательский дом «Ансар», 2006. С. 38-42. «После полуденного намаза Пророк посещал каждую из супруг, справлялся об их здоровье и делах. Он не пропуска ни одного дня, чтобы не посетить своих жен. ... Если же ночью он вставал и шел к одной из фен, чтобы узнать, как она себя чувствует, то, не желая кого-нибудь обидеть, заходил и к другим, стараясь одинаково ровно относиться ко всем». Там же. С. 39. 3 «Даже вдень, когда он (Пророк - прим, авт.) женился на Зейнаб бинт Джахш, то зашел к каждой своей жене, интересуясь состоянием ее дел. И каждая его супруга поздравила его». Там же. С. 39. 4 Ан-Наим. Указ. соч. С. 56.
  • [12] Гибельгаус Л. Таджикистан первым из стран СНГ готов принять закон о гендерном равенстве. (Электронный ресурс) - http://www.centrasia.ru/ Электрон, ст. - Режим доступа к ст.: http://centrasia.ru/newsA.php4?st=1047194940 (дата обращения: 16.04.2013). 2 Там же. С. 44. 3 Орозобекова Ч. Многоженство как критерий достатка кыргызских мужчин. (Электронный ресурс) - http://www.centrasia.ru/ Электрон, ст. - Режим доступа к ст: http://www.navi.kz/ articles/?artid=359 (дата обращения: 16.04.2013). 4 Афанасьева И.В. Особенности правового регулирования заключения брака в законодательстве зарубежных стран // Семейное и жилищное право. 2005. № 2. С. 5. 5 Индынченко СП., Гопанчук В.С. Брачно-семейное право в вопросах и ответах. Киев, 1990. С. 8.
  • [13] Королев Ю.А. Супруги, родители, дети. М., 1985. С. 47. 2 Рабец А.М. Закон для семьи. Вопросы и ответы. Кемерово, 1991. С. 37.
  • [14] Коран сура «Ан-Нисаи», аят 22. 2 ‘Абдуррохман бни Мухаммад ‘Авзи аль Джузирийю. Указ. соч. С. 224. 3 Саййид Муджтаба Рукни Мусави Лари. Западная цивилизация глазами мусульманина. Баку. 1994. С. 160. 4 Ворожейкин Е.М. Право и семья // Советское государство и право. № 9. С. 57-65.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >