Семинар 12. Исламский мир и вызовы XXI века: современное политическое развитие Ирана и Саудовской Аравии

Проблематика темы

Итоги модернизации иранского общества в период правления шаха Мухаммеда Реза Пехлеви. Рост социальной напряженности и антиамериканских настроений. Политическая роль аятоллы Хомейни. Исламская революция 1978—1979 гг. Принятие Конституции Исламской Республики Иран (1979). Система «исламского правления». Изменение внешнеполитической стратегии Ирана. Влияние ирано-иракской войны 1980-1988 гг. на политические процессы в Иране. «Политика прагматизма» А. А. Хашеми Рафсанджани (1989-1997). Активизации реформаторской политики в период президентства М. Хатами (1997-2005). Либерализация общественно-политической жизни в условиях развития тоухидной экономики. Нарастание сопротивления со стороны консервативных социально-политических сил. Приход к власти М. Ахмадинежада. Усиление влияния шиитским духовенства. Новое позиционирование Исламской Республики Иран на международной арене. Проблема ядерной программы Ирана. Отношение иранского руководства к вопросу о холокосте, поддержка организации Хезболлах.

Роль Саудовской Аравии в исламском мире. Политическое наследие короля Фейсала ибн Абделя Азиза Аль Сауда. Государственная система и особенности экономической модернизации Саудовской Аравии. Умеренный политический курс Халида ибн Абделя Азиза Аль Сауд (1975—1982). Король-реформатор Фахд ибн Абдель Азиз Аль Сауд (1982—2005). Эволюция внешнеполитического курса Саудовской Аравии. «Война в заливе». Укрепление роли Саудовской Аравии как лидера исламского мира. Конституционная реформа 1992 г. Проблемы экономической модернизации. Трансформация ваххабизма и его роль в общественно-политической жизни Королевства Саудовская Аравия. Король Абдалла ибн Абдель Азиз Аль Сауд: политические и социальные реформы. Стратегия «национального диалога на основе умеренности и совеща-тельности». Саудовская Аравия и «арабская весна» 2011 г.

Проблемно-аналитическое задание для семинара (формат занятия: групповая работа деловой игры в форме дебатов)

Для подготовки к занятию студенты образуют две группы, каждая из которых получает задание по анализу основных тенденций политического развития Ирана и Саудовской Аравии в конце XX - начале XXI в. Особое внимание при этом необходимо уделить специфике государственно-политических систем этих стран, их конституционному развитию, реализуемой реформаторской стратегии, особенностям позиционирования на международной арене, в том числе в рамках исламского мирового сообщества и в ходе диалога с ведущими странами Запада и Россией. При изучении всех этих вопросов ставится задача выявить влияние шиитской и суннитской конфессиональной культуры на политическое развитие иранского и саудовского обществ, самоопределение Ирана и Саудовской Аравии в современном мире.

Занятие проводится в формате деловой игры. Сценарные условия воспроизводят участие делегаций Ирана и Саудовской Аравии на международном научно-практическом семинаре, посвященном проблемам современного мирового развития. В ходе пленарного заседания в выступлении одного из американских юристов прозвучала острая критика, направленная против идеи «исламского конституционализма» - как с точки зрения основных тенденций внутриполитического развития исламских стран, так и перспектив влияния исламского права на общество стран евро-атлантического региона. Тезисы этого выступления:

«На поверхностном уровне можно сделать вывод, что западная идея конституционализма прочно закрепилась в правовых системах стран, принадлежащих к самым разным цивилизациям и культурам. Все чаще можно услышать и рассуждения о так называемом «исламском конституционализме». Однако очевидно, что на глубинном уровне западные представления о праве фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. Так, в исламской культуре практически не находят отклика такие западные идеи, как естественные права человека, свобода, верховенство закона, демократия, народный суверенитет. Усилия Запада, направленные на пропаганду этих идей, зачастую вызывают враждебную реакцию против «империализма прав человека» и способствуют распространению в исламском обществе религиозного фундаментализма. В особой степени важно учесть, что основу конституционализма составляет идея народного суверенитета и верховной власти «политической нации». Но для мусульман признание этого принципа неприемлемо. Поэтому даже в тех случаях, когда в исламских странах «пишутся конституции», такие основные законы не имеют структурного единства и не обладают действительной высшей юридической силой. Одни их компоненты буквально воспроизводят канонические догматы ислама, другие воплощают собой некий реформаторский подход к современным проблемам государственного строительства, нередко можно встретить и выхолощенные идеи национального социализма. А подлинным лейтмотивом так называемого «исламского конституционализма» остается апелляция к исламу как единственной основе легитимизации властных правомочий и проводимого политического курса. Отметим также, что мусульманские мыслители любят повторять один тезис: ислам — это и религия, и государство. Но эта идея открывает путь для открытой или замаскированной теократии. Любая же конституционная модель предполагает, что демократия и теократия — два это несовместимых принципа. Конечно, Бог может мыслиться и быть признан высшим основанием и началом всего сущего, включая государственный строй и государственную власть (вспомним, например, идеи немецкой христианской демократии). Однако Бог не может обладать властными полномочиями в человеческом сообществе и распоряжаться ими через каких-либо «посредников» своей божественной воли, передавать их кому то или отбирать. В этом смысле демократия неразрывно связана с секуляризацией политического строя и общественного сознания. Воля Божья как высший закон имеет правовое и политическое значение не сама по себе, а только в той мере, в какой люди признают свою нравственную ответственность перед Всевышним».

Участникам делегаций Ирана и Саудовской Аравии необходимо в первую очередь сформулировать свою позицию в отношении прозвучавшей критики. Важно при этом обратить внимание на реальный опыт конституционных преобразований, историю и перспективы социальной и экономической модернизации общества в условиях сохранения исламской конфессиональной культуры, а также на роль ислама как фактора, способного противостоять угрозам и рискам глобализации. Следующее задание связано с необходимостью сформулировать два-три «неудобных» вопроса в адрес друг друга, с помощью которых можно было бы подчеркнуть приоритетную значимость суннитского (шиитского) понимания исламской демократии и доказать, что именно ваша страна по праву является лидером исламского мира в XXI в.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >