МЕСТО АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

МЕСТО

АДМИНИСТРАТИВНО -

ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ

ЮРИДИЧЕСКИХ

ПРОЦЕССОВ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Понятие, содержание и признаки юридического процесса

Юридический процесс долгие годы не находил соответствующего освещения ни в учебной, ни в научной литературе, а рассматривался узко, отождествляясь только с юрисдикционной деятельностью *. В 70-х и последующих годах в научных работах ряда учёных (В.М. Горшенева, В.Д. Сорокина, Д. II. Бахраха, В.М. Манохина, И.Л. Галагана, И.М. Зайцева. В.И. Яеушина, В.А. Лория и других) юридический процесс рассматривался как урегулированная нормами государственновластная деятельность по решению конкретных юридических дел, то есть, обосновывался широкий подход к названному явлению.

Процесс - древнейший регулятор, определённая совокупность действий и событий, приводящих к известному результату, итогу. Иначе говоря, в нём есть динамика, неоднократность, результат, чёткая фиксация и внешнее оформление. Социальные процессы различают на стихийные (миграционные, рыночные, демографические, ценообразовател ьные и другие) и управляемые (организованные).

Безусловно, процесс, являясь атрибутом любой социальной регуляции, представляет собой систему, которая: а) связана с достижением конкретного социального результата; б) состоит из последовательно сменяющих друг друга актов поведения и, как деятельность, внутренне структурирована целесообразными общественными отношениями; в) обладает моделью своего развития, предварительно установленной на нормативном или индивидуальном уровне; г) иерархически построена; д) постоянно находится в динамике развития; е) имеет служебный характер; выступает средством реализации основного, главного для неё общественного отношения.

’ См.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971. А многие представители общей теории государства и права в своих учебниках вообще не упоминали о процессе.

Юридические процессы обладают всеми названными признаками социальных процессов и имеют специфичные черты, обусловленные тем, что они действуют в правовой сфере: I) это - сознательная, целенаправленная деятельность; 2) она состоит в реализации властных полномочий субъектами публичной! власти, которые взаимодействуют с невластными субъектами; 3) опа запрограммирована на достижение определённого юридического результата, решение индивидуальноконкретного дела; 4) итоги процессуально!! деятельности промежуточные и окончательные находят отражение в официальных документах, к примеру, в правовом акте; 5) имеется процессуальная форма, то есть развёрнутая, детальная регламентация этой деятельности юридическими нормами '.

В связи с этим определение места процесса в юридической деятельности имеет концептуальную значимость, является важным как для теории, так и для практики. Хотя единого мнения по этому вопросу нет.

Ряд авторов абсолютно справедливо обращают внимание па цикличный!, процедурно-процессуальный характер юридической деятельности, что облегчает построение юридической деятельности как системы взаимосвязанных, специально-упорядоченных, следующих друг за другом операций и действий, подчинённых общей! цели и приводящих с помощью соответствующих приёмов и средств к конкретному результату. Эта цикличность порой значительно формализована, опосредована процессуально - правовыми требованиями, официально устанавливающим!! условия, порядок, этапы деятельности органов. Хотя, без сомнения, это - важная сторона (часть) юридической деятельности, однако, её (то есть, юридическую деятельность) нельзя отождествлять с юридическим процессом. Вместе с тем, ряд исследователей придерживается “широкого” понимания процесса (В.М. Горшенев, И.Б. Шахов и дру-

1 См.: Бахрах Д.Н. Административное право. Учебник. М., 1996. гне). Они определяют процесс как систему взаимосвязанных правовых форм деятельности органов государства '.

Юридическая деятельность в литературе также определяется неоднозначно [1] .

Представляется правильным понятие юридической деятельности, данное В.П. Карташовым, которое отражает её качественную определенность и может быть применено к анализу вопросов, связанных с исследованием её содержания, структуры, формы, функций. Нод юридической деятельностью он понимает объективированную в официальных актах, опосредованную правом, интеллектуально-волевую, управленческую, производственно-трудовую деятельность компетентных учреждений и организаций, которая осуществляется в определённых процедурно-процессуальных формах с помощью специальных юридических действий и операций, способов и средств, направленных на решение общественных задач и функций (создание законов, отправление правосудия, визирование фактов и т.п.) и удовлетворение тем самым публичных и частных потребностей и интересов .

Юридическая деятельность является самостоятельной системой и представляет собой целенаправленную деятельность, которая в качестве основных интегративных факторов имеет: цели - задачи и процессуальную форму. Процессуальная форма, как одна из главных систематизирующих факторов, упорядочивает все элементы содержания, обусловливает их организацию и взаимодействие, создаёт необходимый правовой режим для продуктивного её осуществления. Несмотря на та-

кос большое значение временной структуры (формы юридической деятельности), никогда юридическая деятельность в целом не может отождествляться с юридическим процессом, ибо последний является её формой (частью), норма-си в но установленной.

Научная концепция общего юридического процесса, как и любая новая теория, рождалась в спорах и с большим трудом. Признать её, означало покончить с односторонним рассмотрением процесса как юрисдикционной деятельности. Среди учёных - основоположников этой концепции следует назвать -С.С. Студеникина, Г.И. Петрова. Л.Е. Лунева, Л.И. Кима, В.С. Основипа, Д.Н. Бахраха, В.М. Манохина, О.М. Якубу, И.II. Пахомова, IO.M. Козлова, Б.Б. Хангельдыева и других. Напханные учёные в своих трудах обосновывали идею нахождения процессуальных норм и отношений в “пенроцессуальпых отраслях”.

Таким образом, концепция общего юридического процесса в целом возможна, ибо она, как и любая другая правовая теория отражает реально существующие явления.

Выработка единого общего понятия юридического процесса. вычленение общего и особенного в природе, соотношение с процедурой обосновываются его практической значимостью и теоретической целесообразностью, однако но этому вопросу высказываются абсолютно противоположные суждения.

Процедура - давний социальный регулятор. Ритуалы, обряды, церемониалы характерны для любого нормального регулирования. Но процедурность наиболее полное своё выражение нашла в правовом регулировании. В этом смысле правовая процедура - неотъемлемый элемент (часть) системы правового регулирования.

В литературе В.Н. Протасовым высказан такой подход к соотношению понятий “юридического процесса” и “правовой процедуры”, где последнее рассматривается как общее, родовое понятие, а соответственно процесс (процессуальная форма) как разновидность юридической процедуры, объем и со держание которой определяется тем. что она служит реализации особого отношения - материального охранительного правоотношения. Другой же разновидностью правореал изу-ющей процедуры является материальная процедура, которая, по мнению автора, служит реализации материального регулятивного правоотношения '. Суть анализируемой об-щеиравовой процессуальной теории состоит в том, что процесс и процедура разграничиваются друг от друга но признаку материальности правовых явлений.

Что означают материальные и процессуальные явления? Хотя одно только мнение по этому вопросу не даст ясного представления о границах процесса.

М.С. Шакарян и /.К. Сергун по этому поводу высказали следующее мнение: “Существование какого-то всеобъемлющего, глобального процессуального права, “процессуального права вообще”, и деление советского нрава па две части - материальную и процессуальную дается авторами как само собой разумеющееся положение, как исходный постулат, и задача только в том, чтобы выработать его систему. Но до сих нор в теории права существовало совсем другое деление. Советское право делится на ряд отраслей, из которых только две называются процессуальными: уголовно-процессуальпое и гражданско-процессуальное. Соответственно процессуальными нормами признаются нормы этих отраслей права. Понятие “материальной отрасли права" в системе нрава вообще не упоминается. О материальном праве, материальной норме, материальном правоотношении говорят только тогда, когда переходят к гражданскому пли уголовному процессу, когда надо отделить и не смешивать их с процессуальным нравом, процессуальной нормой, процессуальным правоотношением. Гражданское право само по себе никто не называет “материальным", так же как не называют “материальным” само по себе колхозное, трудовое.

’ См.: Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М..

1991. С.62.

земельное и другие отрасли права. Такого наименования нет ни в одной из существующих изложений системы нашего права; нет его и в заглавиях учебников по соответствующим отраслям права; его пет в законодательных актах. Необходимость в дополнительном эпитете “материальное” появляется только при обращении к процессу”.1

Приведённые рассуждения позволяют сделать вывод о том, что сам по себе признак материальности правовых явлений ещё не даёт полных представлений о границах процесса, хотя его не только нельзя исключить при рассмотрении поставленного вопроса, а наоборот, всегда помнить обусловленность процесса материальным правом.

К. Маркс писал; “Материальное право... имеет свои необходимые присущие ему процессуальные формы... Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни”. [2]

Связь этих отношений нашла своё развитие и в современной теории нрава. Так. Имре Сабо полагал, что процессуальные правоотношения являются прямым социальным следствием материальных правоотношений (но оказывающим на них и обратное воздействие) или иными словами - процессуальные правоотношения - это такие общественные отношения, непосредственное содержание которых определяют материальные правоотношения .

Иногда встречаются высказывания, в которых материальное в праве представлено в виде материи как философской категории .

Приведённое высказывание небесспорно. Хотя весьма важно отметить, что деление правовых явлений па материальные и процессуальные - самостоятельная (специальная) проблема юриспруденции, которая является основополагающей при разграничении понятий “процедуры" и “процесса".

Из вышеназванных положений, само собой разумеется, что материальность правовых явлений имеет объективную основу и может быть использована в качестве самостоятельного признака ряда правовых норм и отношений. Заканчивая анализировать первую концепцию дискуссионного вопроса юридического процесса (об общеправовой процессуальной теории ОПТ), не можем не пояснить основные позиции авторов.

По характеру правоотношения правовая процедура делится на материальную, процессуальную и правотворческую. Для материальной процедуры основным является материальное регулятивное правоотношение, где реализуется обычное, позитивное поведение субъектов. Для процессуальной процедуры - материальное охранительное правоотношение; для правотворческой главным является правоотношение, находящееся вне сферы реализации права. Отсюда и заключается, что порядок реализации диспозиций представляет собой правовую материальную процедуру, нормы которой имеются почти во всех отраслях; порядок же реализации санкций - это уже процесс (процессуальная процедура), но не материальная процедура, таким образом, авторы общеправовой процессуальной теории (в частности, ВЛ. Протасов) резюмируют, что юридический процесс - особая правовая процедура, то есть её разновидность. У данной теории, несомненно, много достоинств, она весьма аргументировано излагает общеправовой критерий различия материальных и правовых явлений. Вместе с тем представляется, что вывод её о юридическом процессе как элементе юридической процедуры не вполне логичен и точен. Достаточное распространение в литературе получила концепция “широкого" понимания процесса. Суть её заключается в том, что процесс и процедура рассматриваются как тождественные явления, хотя подходы - разные.

'Гак. В.О. Лучин пишет: “...“Процесс” практически равнозначен “процедуре”, между ними невозможно провести какую-нибудь разделительную грань”. 1

По мнению Ю.И. Мельникова и “процесс” и “процедура” ассоциируется с представлением именно какой-то совершающейся деятельности, подчиненной определённому порядку. В связи с этим трудно объяснить, почему в одних случаях об определённом порядке деятельности по применению норм материального права нужно говорить как о "юридическом процессе", а в других - как о "юридической процедуре". Постольку "процесс" и "процедура" оба понятия юридические, определяющие порядок деятельности по применению норм материального права, поскольку “процесс” практически тождественен, равнозначен “процедуре"2.

В качестве третьей точки зрения по анализируемому вопросу следует привести своеобразную позицию В.И. Каминской, которая считает, что в основе объединения “организационных и процессуальных” норм в одну общую группу лежит то, что они регулируют отношения, отстоящие от базиса дальше, чем те, которые регулируют нормы материального права. Отношение таких норм к экономическому базису определяет и их особенности л. Это положение о том, что процессуальные нормы совпадают с процедурными и отличаются от материальных тем, что регулируют отношения, дальше отстоящие от базиса, не представляется достаточно убедительным.

Среди представителей теории трудового права и социальною обеспечения распространён подход (четвёртый по счёту), согласно которому, процесс и процедура рассматри-

' См.: Лучин В.О. Процессуальные нормы в советском государственном праве. М., 1976. С. 25.

  • 2 См.: Мельников Ю.И. Природа и содержание норм процессуального права в социалистическом обществе. Автореферат... канд. юрид. наук. М., 1976. С. 7-8.
  • 3 См.: Демократические основы советского социалистического правосудия (П.П. Гуреев, В.И. Каминская, А.А. Мельников, В.М. Савицкий). Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. С. 67.

ваются как абсолютно разные, самостоятельные явления. Данная позиция страдает целым комплексом недостатков.

  • 1. И гнорирование родственности, взаимозависимости “процесса” и "процедуры" является, но .меньшей мерс, неточным. 'Гак. например, В.Л. Тарасова утверждает, что общим для процедуры и процесса является лишь то. что они -понятия юридические. Процедура - это только начальная форма урегулированности в деятельности соответствующих органов, которая при наличии объективной необходимости может перерасти в форму, именуемую процессом
  • 2. Разделение правовых явлений на материальные и процессуальные сливаются, выхолащивается. Позиции В.К. Суб-ботепко, В.А. Тарасовой, В.С. Аракчеева противопоставляют материальные отношения процессуальным [3] . В.П. Скобелкин юридические нормы делит па две группы: материальные и нематериальные нормы. По чёткого определения при этом признака материальности нс даст.
  • 3. При таком подходе невозможно рассмотреть особенности взаимодействия исследуемых понятий, так как материальные явления оторваны от процедуры.

Пятая точка зрения по исслсдовасмому вопросу представлена “релятивной” теорией Н.М. Рабиновича, который пишет, что "процессуальность - это такая регулятивная функция юридических норм, которую они приобретают только но отношению к определённым (“материальным”) нормам нрава, только “сотрудничая” с последними в процессе регулирования поведения". И ещё: "материальность и “процессу-алыюсть” юридических норм - это условные термины, которые отражают определённые функциональные свойства норм, обуславливаемые их ролью в правовом регулировании” Но

ведь между материальными и процессуальными отношениями существует не функциональная, а причинная связь. Особенностью этой позиции является то, что понимание юридического процесса вообще не связывается с применением права: процессуальными для П.М. Рабиновича являются любые процессуальные нормы. Ни материальные, процессуальные нормы, ни отношения не имеют при данном подходе абсолютных признаков, а рассматриваются в качестве таковых лишь в определённом соотношении согласно функциям, которые они в конкретном случае выполняют. В соответствии с регулятивным подходом процедурной может быть названа каждая норма, а процесс вообще получается без гранитных берегов закона (безбрежный).

Шестую точку зрения по рассматриваемому вопросу высказали в литературе учёные, зарекомендовавшие себя представителями “узкого” понимания правового процесса. Например. последователь названной концепции -Н.Г. Салищева понимает под административным процессом “деятельность по разрешению споров, возникающих между сторонами административных отношений, а также по применению мер административного принуждения... Разногласия, - по мнению Н.Г. Салищевой, между сторонниками узкого и широкого понятия административного процесса состоит в том, что первые понимают процесс как урегулированный правом порядок юрисдикционной деятельности при рассмотрении индивидуальных дел, а вторые - как вообще процесс применения норм материального административного права”. [4] Из этого следует, что названное теоретическое направление сводит юридический процесс, по сути дела, к юрисдикционному правоприменению. У юридического процесса масса функций, которые не исчерпываются применением мер принудительного характера, а затрагивают применение норм в рамках охранительных правоотношений. Изложенный подход в литературе называется

традиционным, хотя нет никакой традиции в разработке общеправовых проблем процесса, а в силу того, что его поддерживают представители традиционно признаваемых процессов (гражданского и уголовного), а также административного процесса. Данный подход не является ни общетеоретическим, ни общеправовым.

Седьмая (по счёту) точка зрения по исследуемому вопросу принадлежит сторонникам судебного права, которые судебный процесс, судопроизводство отождествляют с юридическим процессом, чем безмерно сужают последний. Гак. последователи теории судебного права утверждают, что “...процессуальное право - это судебное процессуальное право, юридический процесс, судопроизводство”. 1 Действительно, концепция судебного права, зародившаяся ещё в 1827 году, связала три (главных) процесса в одно целое и провозгласила единство науки процесса, но это ещё не может служить основанием для определения юридического процесса по характеру компетентного органа, то есть суда, который является далеко не единственным субъектом юрисдикции.

Критически проанализировав суждения, существующие относительно понятия юридического процесса, можно заключить следующее.

Для уяснения понятия юридического процесса существенное значение имеет обоснование категории юридической процессуальной формы. По вопросу определения последнего понятия в литературе высказаны различные суждения. Имеется группа учёных, отстаивающих лишь судебную процессуальную форму. Суждения Л.Т. Боннера о том, что введение широкого понимания процессуальной формы приводит к бюрократизации и удорожанию государственного аппарата [5] , также является спорным. Процессуальная форма служит одной из

гарантий правильного применения права и обязательным условием прочного правопорядка и законности.

Сторонники же широкой трактовки процессуальной формы не распространяют действие процессуальной формы в традиционном понимании на деятельность органов, а утверждают о наличии иных процедурных форм, которые представляют собой синтез всех тех повторяющихся признаков, которые были выявлены в результате рассмотрения процессуальных форм деятельности государственных органов.

Правоприменительной деятельности каждого органа присуши своя процессуальная форма, предопределяющая последовательность разбирательства дела, порядок установления фактических обстоятельств и др. Процессуальные формы различаются по их особенностям, появляющимся в объёме правовых гарантий, которые обеспечиваются объективным рассмотрением юридического дела. Данная тоука зрения по определению процессуальной формы вполне логична, правомерна и не имеет ничего общего с механическим слиянием всех процедурных правил.

Заслуживает одобрения попытка, предпринятая отдельными представителями права (В.М. Горшенев, П.Е. Нейбайло и др.) дать унифицированное определение процессуальной формы как специфической юридической конструкции, представляющей собой единство совокупности необходимых требований, предъявляемых к действиям участников процесса и нацеленных на оптимизацию достижения конкретного материально-правового результата. Совершенно очевидно, с помощью данного определения устанавливается индивидуальность процессуальной формы, её понятийная автономия в системе процессуальных категорий, оно также может быть использовано для характеристики процедурно-процессуальной деятельности всех субъектов управления, к которым традиционно применяется категория процессуальная форма, не ограничиваясь только органами правосудия.

Так, по мнению В.Д. Сорокина процесс как юридическая категория, обладает такими общими свойствами как: 1) процесс - специфический способ осуществления государственной власти; 2) это - динамическое понятие, означающее деятельность соответствующих органов государственной власти - судебных и исполнительных, посредством которых решаются задачи правосудия и государственного управления; 3) главная особенность процесса состоит в том, что это не любая деятельность, а исключительно юридическая, как по своему содержанию, так и своей цели; 4) процесс немыслим без специального правового регулирования всех его сторон, вплоть до требуемых интересами дела деталей Ч

Концепция общего юридического процесса позволяет осмыслить и объяснить процессуальной теорией на основе системы принципов и понятий всю сложность и многообразие различных юридических процедур в практике деятельности государственных и муниципальных органов.

Итак, обобщая изложенное следует констатировать, что ЮРИДИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС как разновидность социального процесса является нормативно-властной юридической деятельностью, осуществляемой в процессуальной форме, которая включает в себя судебные и иные процессы в публичных интересах.

Не всякая юридическая деятельность является процессом. Жизнь, с одной стороны, настолько многогранна, и всё невозможно разложить в правовые рамки, а другой стороны, нет надобности каждую процедуру возводить до уровня правовой процессуализации. Юридическим процессом становится такая процедура властной государственной деятельности, которая наиболее совершенна (развита) и разработана правовыми нормами. На сегодняшний период мы можем выделить юридическую деятельность, которая: а) процессуализирована (к при-

’ См.: Сорокин В.Д. Семь лекций по административному процессу. Административный процесс и административно-процессуальное право. Учебное пособие. Санкт-Петербург. 1998. С. 27-29.

меру, избирательный, арбитражный процессы); б) нуждается в процессуализации (административное судопроизводство) и в) не должна быть процессуализирована - в этом нет пи надобности, ни возможности (регламент совещания, собрания и т.п.). Всё изложенное позволяет говорить о принципе ограниченных процессуальных возможностей, который закономерным образом вытекает из характера управленческой деятельности и имеет реальное обоснование, связанное с оперативностью и непрерывностью правоприменительной деятельности исполнительных органов публичной власти.

Процессуальное законодательство устанавливает действия, их последовательность, решая при этом такие вопросы, как: 1) стадийность процесса; 2) цели и принципы деятельности; 3) круг участников процессуальных отношений, их полномочия; 4) властные акты; 5) процессуальные сроки; 6) подведомственность дел; 7) виды и источники доказательств; 8) гарантии соблюдения законности и обоснованности принимаемых актов; 9) санкции процессуального и иного характера; 10) возмещение расходов, связанных с осуществлением процессуальных действий.

Содержание юридического процесса заключается в следующем.

1. Юридический процесс как разновидность социального процесса - нормативно-властная юридическая деятельность субъектов публичной власти, осуществляемая в процессуальной форме, которая включает в себя судебные и иные процессы в публичных интересах. Особенность юридического процесса состоит в следующем.

Во-первых, этой деятельности присущ властный характер. Здесь реализуются властные полномочия государственных и муниципальных органов.

Во-вторых, ей свойственна достаточно полная регламентация деятельности юридическими процессуальными нормами.

В-третьих, это деятельность целевая, сознательная, и она направлена на достижение определённых юридических результатов, на решение юридических дел. В связи с этим она оформляется официальными документами как итоговыми, так и промежуточными.

Процессуальная форма - это юридическая конструкция, которая закрепляет целесообразные способы реализации исполнительными органами государственной, муниципальной власти, Банком России и иными органами властных полномочий, решения юридических дел.

  • [1] ’ См.: Теория юридического процесса. Под ред. В.М. Горшенева. Харь ков, 1985. С. 8 и др. 2 См.: В правовой литературе юридическая деятельность преимущественно рассматривается как жёсткое исполнение всеми обязанными к тому лицами установленных законом процедур, то есть, скорее, представляется как со держание процессуальных порядков. Орзих М.Ф. Право и личность. Киев, Одесса, 1978. 3 См.: Карташов В.Н. Юридическая деятельность: проблема теории и методологии. Автореферат дисс... докт. юрид. наук. М., 1990. С. 12.
  • [2] ’ См.: Шакарян М.С., Сергун А.К. К вопросу о теории так называемой “юридической процессуальной формы" // Проблемы соотношения материального и процессуального права. Труды ВЮЗИ. М., 1980. С. 64. 2 См.: Маркс К. .Энгельс Ф. Соч. т.1. С. 158. 3 См.: Сабо Имре. Основы теории права. М., Изд-во Прогресс. 1974. С. 55. 4 См.: Скобелкин В.Н. Нормы нематериального характера в трудовом праве // Вопросы теории и практики гражданского и трудового права и гражданского судопроизводства. Томск, 1981. С. 102.
  • [3] См.: Тарасова В.А. Процессуальная форма деятельности органов социального обеспечения // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 112-113 и др. 2 См.: Субботенко В.К. Право на пенсию и процессуальные отношения, Автореферат дисс... канд. юрид. наук. М., 1975. С. 9,11,12. 3 См.: Рабинович П.М. Упрочение законности • закономерность социализма. Львов, 1975. С. 274, 251.
  • [4] См.: Салищева Н.Г. Административный процесс в СССР. М., 1964. С. 13.
  • [5] ' См.: Проблемы судебного права. (Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, EJ.M. Савицкий, А.А. Мельников). Под ред. В.М. Савицкого. М., 1983. С. 28. 2 См.: Боннер А.Т. К. Маркс о соотношении права и процесса // Правоведение. 1978. № 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >