Забытые литераторы на страницах забытого еженедельника «Русская будущность»

«Пройдут годы и, быть может, даже самые имена их станут звучать чем-то чуждым, вне всякой связи с совершенными им общественными веяниями, отражение которых усматривается довольно наглядно и в их жизнеописаниях, и в оценке их деятельности» [8, I], - размышлял Б.Б. Глинский о судьбах современников в предисловии к книге «Среди литераторов и ученых...». В главном он оказался прав. Революция 1917 года не только изменила судьбу России, но и расставила свои приоритеты исторической памяти. Человек бесследно исчезал в вихре событий. Постепенно выстраивалась новая иерархия: существенные и значимые деятели оказались противопоставлены искусственно обезличенному «серому большинству».

Борис Борисович Глинский (1860-1917) был заметной и достаточно известной личностью на культурно-общественном фоне рубежа веков, являясь активным участником различных общественно-политических организаций, таких как «Самодеятельная Россия» и Касса взаимопомощи литераторов и ученых, редактором журнала «Исторический вестник» и редактором-издателем еженедельника «Русская будущность». Судьба еженедельника чем-то напоминает судьбу самого литератора: сначала - известность, а потом - забвение на долгие годы. Ни в одном справочном издании «Русская будущность» даже не упоминается. Если говорить точнее, то несколько раз еженедельник упомянут в новейшем биографическом словаре «Русские писатели. 1800-1917», но и там ничего не сказано о месте его в истории отечественной журналистики. Что же представлял собой еженедельник? «Тонкий» общественно-политический журнал «Русская будущность» отражал происходившие военно-революционные события 1915— 1917 годов, настойчиво и резко выступал против правительства Керенского. Казалось бы, на страницах такого издания нет надобности в литературных произведениях, однако поэтическая страничка неизменно открывала новый номер, располагаясь практически всегда сразу после редакционной статьи. Например, в № 18 (37) от 30 апреля за 1916 год было опубликовано стихотворение Георгия Иванова: «О, несобранные нивы!»

Б.Б. Глинский прекрасно осознавал, что поэтический текст, соответствующий настроению редакционной статьи, способен усилить ее пафос. Уже первый номер «Русской будущности» включал, наряду с публицистическими текстами, тексты поэтические. «Мы переживаем страшное, кровавое, но вместе с тем и величавое время, - говорилось в редакционной статье. - В смутное время объединением всей земской России на защиту родной земли был решен давний спор о первенстве с братским славянским народом и дано доказательство неиссякаемой исторической живучести и наличия государственной мудрости русского народа» [1,1].

Вполне созвучны заявленному и призывы стихотворения К. Медвед-ского:

Я говорил тебе, что нечего смущаться

Угрозой облаков и увяданьем трав.

Вот одному лучу лишь стоило прорваться,

И засверкало все. Ты видишь, как я прав.

На нас надвинулись жестокие невзгоды,

И самый свод небес обрушиться готов,

Но сила родины, но дух ее свободы

И защитит ее, и разметет врагов.

И скажешь ты тогда, победный мир вкушая,

И павшим доблестно земной поклон отдав:

О, Русь великая, страна моя святая,

Кто верует в тебя, не может быть не прав [14, 8].

В № 20 (39) от 14 мая 1916 года в очередной редакционной статье Б.Б. Глинский, к тому времени единоличный редактор издания, отмечал, что еще год назад звучал лозунг «Все для войны», теперь же настал момент, когда дела столь ухудшились, что положение в тылу и обстановка на фронте напрямую зависят от экономики, переживающей в стране не самые лучшие времена. За редакторскими рассуждениями опять следовало стихотворение К. Медведского:

Восторженный звонарь, на Фоминой неделе,

Еще храня в душе пасхальный дивный сон,

Ударил “в тяжкие”, и звуки полетели,

И снова над землей пронесся красный звон.

Так я, забыв тоску и жгучие страданья,

Отбросив будничный житейский обиход,

Пою восторженно России ожиданья

И дня великого торжественный восход [12, 4].

Приведем еще один пример. 28 мая 1916 г. (№ 22 (41)) в еженедельнике снова обсуждалась национальная проблема: «Эти дни много, очень много говорили о новом выступлении кн. Е. Трубецкого против все того же национализма, сущность которого автор всеми силами старается уяснить» [2,1]. И вновь пафос редакционной статьи усиливался строками того же К. Медведского:

Ты пожинаешь то, что сеял,

Отравой жизнь твоя полна.

К чему же лгать, что враг навеял

Чужих просевов семена?

Добро восходит одиноко,

Зло неизменно льнет ко злу.

Чьи доли страсти и порока

Слились в зияющую мглу -

Не все ль равно? Страдаем все мы.

Возмездье грозное идет.

В его ушах стенанья немы,

Оно не терпит и не ждет.

Вся наша лживая болтливость

Жестоких карт не отвратить:

И на земле есть справедливость,

И на земле Господь царит [13,4].

Примечательно, что стихотворения публиковались и в других отделах «Русской будущности». В 1916 году интеллигенция особо остро воспринимала славянский вопрос, который стоял во главе угла с самого начала Первой мировой войны. В № 22 (41) от 28 мая обсуждалось положение сербского народа. Поэтический отклик это событие нашло в строках Н. Броницкой:

В дали веков я вижу пред собой

Святой народ, из пепла возрожденный,

С неколебимой, гордою душой:

То - Сербии народ непобежденный!..

Убитыми покрыта вся земля, -

Приникли к ней, как спящий к изголовью...

Пустынные молчат ее поля,

Залитые отцов и братий кровью!

Не изменив родимым очагам,

Ее бойцы погибли, но не сдались;

И женщины, чтоб не служить врагам,

В окрестных гор ущелья разбежались!..

Там ни тепла, ни пищи не найдут:

Там, в высях гор, орлов лишь диких гнезда...

И холоден, и мрачен их приют;

Над головой один лишь полог звездный... [5, 19]

Особого внимания заслуживает фрагмент, который прокомментировала автор:

Наш клич: “за честь, за право и свободу!” Трех вражьих армий серб разбить не мог, Но, мирным предложеньем их не внемля, Он уходил, оставив им в залог Лишь голую, дымящуюся землю!..

Он в жертву все для Родины принес!

И, словно феникс, в пепле оживая,

Из груд развалин, из потоков слез

Вновь Сербия восстала молодая! [5, 19]

Поэтесса сопроводила эти строки следующим примечанием: «Были предсказаны одним ясновидцем в Ницце семь лет тому назад все текущие события - Россия победительницей после долгой и кровопролитной войны и Сербия, возрожденная, увеличившаяся в объеме и могуществе» [5, 19]. Б.Б. Глинский всегда по-особому относился к поэзии, полагая, что именно поэтическое слово способно проникнуть в глубину души и вдохновить читателя на важные поступки. Не случайно практически одновременно с выпуском первого номера «Русской будущности» увидел свет подготовленный Глинским сборник «Современная война в русской поэзии». «Составитель сборника, - говорилось во вступлении, - имея перед собою обширный материал современного поэтического военного творчества, взял из него, как ему казалось, только самое характерное, причем его внимание остановили на себе не только произведения уже известных “признанных” поэтов, но и начинающих, молодых, маловедомых, чьи писания находили себе место по преимуществу на страницах провинциальных изданий. Быть может, настоящий почин найдет себе продолжателей, и тогда в историю русской поэтической литературы будет сделан своеобразный вклад, свидетельствующий, какие моменты и какие явления современной войны особенно вдохновляли русских поэтов» [17, XIII—XIV].

В этом сборнике было опубликовано 170 стихотворений, распределенных по разделам: Славянство, Галицкая Русь, Польша, Война, Родина, Казаки, Герои, Мать, Сестра милосердия, Англия, Бельгия, Франция, Враги, Юмор и сатира, Народное творчество и Добавление. Список авторов, отобранных составителем, не может не вызывать уважения, потому что в нем представлены А. Ахматова, А. Блок, В. Брюсов, Вл. Гиляровский, 3. Гиппиус, Г. Иванов, А. Измайлов ... Сам Б.Б. Глинский активно публиковал многочисленные статьи, очерки, заметки научно-публицистического характера на страницах различных изданий, но никогда не выступал в печати как поэт, хотя от написания стихотворных текстов, так сказать, на разные случаи не отказывался, о чем свидетельствует, например, его послание от 9 марта 1911 года, адресованное С.Н. Шубинскому:

«Мой милый генерал!

Когда к Вам ни придешь -

В кровати спящим Вас найдешь.

Я очень радуюсь сему

И оттого и потому,

Что вижу в сем залог здоровья.

Так спите ж, милый, на здоровье

И в укрепляющем Вас сне

Совсем забудьте обо мне,

И о сотрудниках докучных,

О посетителях Вам скучных,

О письмах с вежливым отказом

Иль с настоятельным приказом:

“Таким-то выдать N рублей

Под кучу скверных повестей”.

Б. Глинский» [15, 145].

Вполне вероятно, что и к поэтическому разделу своего еженедельника Глинский мог оказаться причастен. Архив «Русской будущности», к сожалению, не сохранился, поэтому остается неизвестным, кто скрывался под псевдонимами Немо, Стародум, Не-Крылов. Не скрылся ли за ними сам редактор?..

На страницах «Русской будущности» выступали многие литераторы, журналисты, ученые, политики и общественные деятели, среди которых были К.И. Абражин, А.А. Башмаков, С.В. Богданович, В.В. Бусянин, П.Е. Васильковский, П.П. Гнедич, А.И. Гучков, И.Н. Ефремов, А.С. Ермолов, Е.И. Игнатьев, А.А. Исаев, А.А. Измайлов, М.А. Караулов, А.Е. Кауфман, М.В. Клочков, И.С. Клюжев, Е.П. Ковалевский, Н.П. Кондаков, П.В. Лавров, Д.М. Левшин, А.И. Малеин, С.П. Мансырев, И.В. Никаноров, В.П. Опочинин, А.М. Оссендовский, А.А. Папков, А.М. Ренников, П.А. Россиев, В.И. Семенов, В.Г. Сенатов, А.П. Скугаревский, Б.А. Суворин, М. А. Суворин, Н.В. Титов, Н.А. Томин, А.П. Тупин, Н.Н. Фаресов (Рускин), В.П. Цеменович, Е.С. Шумигорский и др. Имена К.П. Медвед-ского, В.В. Уманова-Каплуновского, помещавших достаточно часто свои стихотворения в «Русской будущности», А.М. Фаресова, когда-то популярного публициста, сегодня известны лишь немногим специалистам. Достаточно трудно найти даже минимальные биографические сведения о них.

По поводу Медведского И.А. Книгин заметил: «Есть в истории отечественной литературы и литературной критики фигура практически забытая, вычеркнутая из традиционного, так сказать, обкатанного “используемого” списка, невостребованная и в нынешнюю полную непредсказуемостей постперестроечную эпоху, но невольно обращающая на себя заинтересованное внимание необычностью мироощущения, щедро одаренная интуитивно-пророческими качествами, без которых подлинное литературнокритическое дарование просто невозможно представить. Нельзя умолчать и о следующем: скандальная личность, разоблачитель мнимых и подлинных авторитетов, стойкий и убежденный консерватор, восторженный патриот, вдумчивый читатель и настоящий знаток русской словесности, носитель непримиримых убеждений. Кроме того, поэт с негромким, но характерным говором, не эпигон и вместе с тем не создатель выдающихся всходов на ниве российской поэзии, хотя, несомненно, поэт талантливый, обладающий не только собственной интонацией, но и безраздельно владеющий своим поэтическим миром. Аттестации его творчества и личности множить следовало бы и еще, проводить какие-то аналогии, задумываться о трагически безысходной судьбе, сетовать на предвзятость современников и невнимательность потомков. Притом надо заметить, что жизненный путь писателя отмечен множеством “белых” и “темных” пятен, и целый ряд подробностей его биографии, кажется, навсегда оказался утраченным, о чем, например, красноречиво свидетельствует до сего времени не установленная дата кончины. Безусловно, эта примечательная в истории русской литературы загадочная фигура ждет своего благодарного исследователя и объективного истолкователя» [9, 250-251].

К.П. Медведский выступал в печати под псевдонимами: Говоров К.; К.М.; К-ский; М-д-ский, К.; М-ский, К.П.; Петров, К.; Quidam [10, 308]. В разное время он помещал свои произведения в «Русском обозрении»,

«Русском вестнике», «Литературном приложении к “Ниве”», «Наблюдателе», «Столице и усадьбе», «Лукоморье» [16, 559] и других периодических изданиях. Критики и современники чаще всего негативно относились к поэту. Такого же взгляда, очевидно, придерживаются и авторы статьи в словаре «Русские писатели. 1800-1917»: «На протяжении всей литературной], карьеры М[едведского]. его стихи <...> никогда не поднимаясь над уровнем эпигонской “журнальной” поэзии с ее банальной “мелодичностью” и немощью выразительных]. средств» [16, 559]. После революции 1917 года следы Медведского теряются. Одно из последних известных ныне упоминаний о нем встречается в записях А.А. Блока и относится к 1919 году.

Минимальные биографические сведения о В.В. Уманове-Каплуновском можно найти в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона [4, 720] и Большой энциклопедии [3, 788].

Родился В.В. Уманов-Каплуновский 21 декабря 1865 (2 января 1866) года в Харькове. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Публиковался в различных газетах и журналах, помещал в них оригинальные и переводные поэтические произведения, также писал очерки, рассказы, повести, выступал в различных литературнокритических жанрах. Некоторые его произведения были выпущены отдельными изданиями. Публиковался он и в «Русской будущности». В качестве примера можно привести его стихотворение «В святые дни»:

Войны народной дни святые...

Нет места горю и слезам!

Потоки крови пролитые

  • (Родная кровь!) взывают к нам.
  • ***

Мы ждем, мы верим, мы готовы В конец пройти тернистый путь. Давно воинственные зовы Не позволяют нам уснуть.

***

Мечта таинственно уносит

Туда, где борется наш брат,

Где ходит смерть и жизни косит, Где строит ковы супостат...

Умолкни, трус с душою пленной!

Смутишь ли - совесть в ком чиста?

Пускай и клеветник презренный Сомкнет продажные уста!

***

В святые дни войны суровой Оплотом служат крест да меч

И не язвительное слово,

А ободряющая речь [18, 3].

Известно, что скончался писатель 31 декабря 1939 года.

Другой литератор-публицист, беллетрист и литературный критик, сотрудничавший в «Историческом вестнике» и параллельно писавший для «Русской будущности», А.И. Фаресов родился в 1852 году вТамбове, а умер в 1928-м в Ленинграде. Публиковался он под псевдонимами: А.И.Ф.; А.Ф.; Ан. Ф.; Анатольев; Ф-в, А.; Ф-в, А.И.; Ф-ов, А.И.; Ф-сов, А.; Ф-ъ, А.; Ф-ъ, Ан. [11,486]

В 1874 году А.И. Фаресов был арестован и в литературу вошел с автобиографическим очерком о своем тюремном заключении, помещенном в «Молве». В течение жизни он опубликовался в «Деле», «Живописном обозрении», «Неделе», «Всемирной иллюстрации», «Труде», «Русской жизни», «Новом времени», «Луче», «Новом мире», «Нови», «России», «Ниве»... С «Русской будущностью» А.И. Фаресов стал сотрудничать с первого номера. Его материал был посвящен проблеме трезвости в России и назывался «Народ без водки (Письма с дороги)». Это путевой очерк, опубликованный в нескольких номерах, фиксирующий происходившие изменения в России в связи с принятием закона, запрещавшего употребление водки. «Я поехал в черноземные губернии средней полосы России для ознакомления с последствиями прекращения продажи крепких напитков, - объяснялся с читателм автор. - Задача представлялась мне крайне своевременной, так как злоба дня исчерпывается двумя словами: война и казенка.

В мою же задачу входили не столько теоретические доводы ученых и цифры податных инспекторов, сколько по преимуществу живые речи самого народа по тому же вопросу о принудительном отрезвлении. Я ознакомился из первых рук с переживанием народным, если так можно выразиться, “эпохи трезвости”. Его отзывы о ней так художественны и полны значения, что надо признать их “историческими” переживаниями» [19, 12]. Социальные и этнографические темы всегда привлекали внимание А.И. Фаресова. Такие материалы, пользовавшиеся определенным успехом, он помещал и в «Историческом вестнике».

Б.Б. Глинский создал значительное количество биографических статей о современниках и предшественниках, но, к сожалению, ни об одном из выше упомянутых литераторов не оставил ничего подобного. Он вспомнил о них лишь в своей статье, посвященной 35-летию ставшего родным для него «Исторического вестника», где все они были постоянными авторами [7].

Вернемся же к литературным страницам «Русской будущности». В основном литературные материалы были сосредоточены в ежемесячных приложениях к изданию. Первое из них прилагалось к № 4 за сентябрь 1915 года. В среднем объем приложений составлял 116 страниц. Здесь печитались Л. Жданов, А. Коринфский, Н. Повалишин, В. Уманов-Каплуновский, кн. Ф. Косаткин-Ростовский, Ив. Соколов, Ф. Зарин-Несвицкий, П. Меркулов, М. Соколовский и др. В ежемесячнике помещались публицистические статьи, подробно раскрывающие темы, заявленные в еженедельнике. Находили место и художественные произведения: «Семья Кручининых» - повесть Н. Повалишина (к № 4, 1915 г.), «В заре пожаров» - рассказ Станислава Вотовского (к № 9, 1915 г.), «Призвание» - повесть И. Потапенко (к № 5 (24), 1916 г.) и т.д. Велся и раздел «Библиография», в котором давались сведения о книжных новинках и публиковались небольшие рецензии. К сожалению, приложение к «Русской будущнеости» просуществовало недолго. В 1915 году вышло 4 номера (сентябрьский, октябрьский, ноябрьский, декабрьский); в 1916-м - 8 номеров (январский, февральский, мартовский, апрельский, сдвоенные номера за май-июнь, июль, август, отдельные номера за сентябрь, октябрь). В 1917 году ежемесячное приложение прекратило свое существование. В этом году вышел лишь один сдвоенный номер за ноябрь-декабрь. Последний же номер самого еженедельника (№ 15-17 за 12 октября 1917 года) был выпущен строенным. Завершался он своеобразным поэтическим завещанием, обращенным к современникам и к потомкам:

В годину скорби, кротким словом

Останови потоки слез,

Нас осени твоим Покровом,

Спаси нас, Благостный Христос!

Взгляни на ужас разрушенья,

На кровь пролитую людей, На беспредельное паденье Несчастной Родины моей! Смотри; кровавой полосою Текут великой смуты дни И наважденья пеленою Нам жизнь окутали они... Под гул безумного витийства, Над честью, совестью смеясь, Бушует вихрь братоубийства... Повсюду слезы, кровь и грязь! Смотри: Твои вновь ризы делят, Готовы осквернить Твой храм, Клевещут, лгут и лицемерят, -Ликует Каин, весел Хам! И это - Русь Твоя Святая, Тобой любимая страна, Что, путь свой тяжкий совершая, Была крестом осенена...

Ты Сам страдал и принял муку За тех, кого Ты возлюбил, Так вознеси ж и ныне руку, Спаси Россию, Боже сил! За что забыты мы Тобою, Зачем теперь оставил нас Твоею милостью святою В наш, может быть, последний час? Моленья душу истомили, Трепещет горестный вопрос, Но скорбно говорит Христос: «Не Я, а вы меня забыли...» [6, 23].

Литература

  • 1. Б.п. От редакции // Русская будущность. - 1915.-21 августа. -№1.-С.1Ч
  • 2. Б.п. [Редакционная статья] // Русская будущность. -1916.-28 мая.-№22(41)-С. 1^1.
  • 3. Б.п. Уманов-Каплуновский, Владимир Васил. // Большая энциклопедия. Т. 18. Статистика - Ундозеро. - СПб.: Тип. «Просвещение», 1904.-С. 788.
  • 4. Б.п. Уманов-Каплуновский (Владимир Васильевич) // Энциклопедический словарь. Т. XXXV. Усинский пограничный округ - Фенол. - СПб.: Тип. Акционерного общества Брокгауз-Ефрон, 1902. - С. 720.
  • 5. Броницкая Н. Сербскому народу. (Прочитано на банкете в честь Н. Пашича) / Н. Броницкая // Русская будущность. - 1916.-28 мая. -№ 22 (41).-С. 19.
  • 6. Викторович А. В годину скорби / А. Викторович // Русская будущность. - 1917. - 12 октября. -№ 15-17. - С. 23.
  • 7. Глинский Б.Б. «Исторический вестник» за 35 лет: Портретная галерея / Б.Б. Глинский // Исторический вестник. - 1915. - № 1. - С. 180-207.
  • 8. Глинский Б.Б. Среди литераторов и ученых: биографии, характеристики, некрологи, воспоминания, встречи. С 31 портретом / Б.Б. Глинский. - СПб.: Новое время, 1914. - 570 с.
  • 9. Книгин И.А. К.П. Медведский о Ф.М. Достоевском / И.А. Кни-гин // Юлиан Григорьевич Оксман в Саратове. 1947-1958 / отв. ред. Е.П. Никитина. - Саратов: Изд-во Гос. УНЦ «Колледж», 1999. - С. 250-253.
  • 10. Масанов И.Ф. Медведский, Константин Петрович / И.Ф. Масанов // Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: в 4 т. / подготовил к печати Ю.Н. Масанов; ред. Б.П Козьмин. Т. 4. Новые дополнения к алфавитному указателю псевдонимов. Алфавитный указатель авторов. - М.: Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1960. - С. 308.
  • 11. Масанов И.Ф. Фаресов, Анатолий Иванович / И.Ф. Масанов // Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: в 4 т. / подготовил к печати Ю.Н. Масанов; ред. Б.П Козьмин. Т. 4. Новые дополнения к алфавитному указателю псевдонимов. Алфавитный указатель авторов .- М.: Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1960. - С. 486.
  • 12. Медведский К. «Восторженный звонарь, на Фоминой неделе...» / К. Медведский // Русская будущность. - 1916. - 14 мая. - № 20 (39).-С. 4.
  • 13. Медведский К. «Ты пожинаешь то, что сеял...» / К. Медведский // Русская будущность. -1916.-28 мая. - № 22 (41). - С. 4.
  • 14. Медведский К. «Я говорил тебе, что нечего смущаться...» / К. Медведский // Русская будущность. -1915.-21 августа. - № 1. - С. 8.
  • 15. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. - Ф. 874. Шубинский. - Оп. 124. - Л. 145.
  • 16. Петухова Е.Н., Чащев А.В. Медведский Константин Петрович / Е.Н. Петухова, А.В. Чащев // Русские писатели. 1800-1917: биографии, словарь. Т. 3. К - М. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. - С. 559 - 560.
  • 17. Современная война в русской поэзии / сост. Б.Б. Глинский. -Пг.: Типография т-ва А.С. Суворина «Новое время», 1915. - 277 с.
  • 18. У манов-Кап луновский В. В святые дни / В. Уманов-Каплуновский // Русская будущность. - 1916.-4 июня. - № 23 (42). - С. 3.
  • 19. Фаресов А. Народ без водки: Письма с дороги / А. Фаресов // Русская будущность. - 1915.-21 августа. - С. 12.

А.С. Майорова

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >