С.П. Шевырев - один из первых собирателей фольклора в Саратовской губернии

Многогранное творчество С. П. Шевырева (1806-1864) вызывало живой интерес современников. В 30-е - 50-е годы XIX в. его имя было тесно связано с Московским университетом, в котором он преподавал более двадцати лет. В подготовке к празднованию столетнего юбилея университета в 1855 г. Шевырев, будучи деканом историко-филологического факультета, сыграл одну из главных ролей [2, 12]. Его автобиография была помещена в «Биографическом словаре профессоров и преподавателей императорского Московского университета», изданном к юбилею [18, 603-624]. Помимо преподавательской и научной деятельности, Шевырев принимал активное участие в журнальной полемике. Его личность и его общественно-политические и философские взгляды вызывали противоречивые 67 оценки современников. «Отрицательный образ» Шевырева, сложившийся на основе суждений о нем А.И. Герцена, С.М. Соловьева, братьев Аксаковых, Н.В. Станкевича, А.Н. Афанасьева, В.Г. Белинского, оказал влияние на оценки его деятельности у более поздних историков русской литературы и общественной мысли. Однако, как утверждает современный исследователь В.М. Маркович, авторитетные отзывы А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, И.А. Гончарова, И.Ф. Буслаева создают «положительный образ» Шевырева [10, 7]. В «Русском биографическом словаре» была отмечена не только его преподавательская деятельность, но и вклад Шевырева в изучение истории русской словесности, он охарактеризован как критик и поэт [И, 19]. В течение XX в. его имя чаще всего упоминалось в контексте истории русской общественной мысли. Как пишет Маркович, его обычно воспринимали лишь как одного из ярых поборников «официальной народности» [9, 5]. Можно сказать, что эта позиция Шевырева, ярко проявившаяся в его публицистике, продолжает оставаться его своеобразной «визитной карточкой» и в настоящее время [19, 103]. Тем не менее, в последние десятилетия наметилась тенденция к более глубокому изучению творческого наследия Шевырева. Так, Маркович, на основании изучения его критических статей, считает возможным отнести его к числу «основоположников отечественной литературной критики и науки о литературе» [9, 5].

Круг научных интересов Шевырева обычно характеризуется на основе его собственных указаний по этому вопросу, которые даны в его автобиографии. Ввиду того, что он не упоминал свои занятия по собиранию русского фольклора, эта сторона его деятельности не привлекала внимания биографов Шевырева, и остается мало изученной. Фольклорные исследования в его эпоху, по словам М.К. Азадовского, «еще не обособились в единое и самостоятельное целое и развивались в недрах историко-литературного процесса». Данная ситуация была характерна для XVIII в., она сохранялась и в первые десятилетия XIX в. «Первые фольклористы, -писал Азадовский, - это, прежде всего, литераторы и публицисты, и как таковые они ведут работы по собиранию и изданию фольклора» [1, 26]. Возможно, по этой причине Шевырев не считал свой интерес к устному народному творчеству достойным особой репрезентации.

В монографии Азадовского, посвященной истории изучения русского фольклора, имя Шевырева упоминается довольно часто. Так, автор ссылается на его «категорическое заявление» о прямом воздействии мнений и высказываний Пушкина на собирателей 30-х - 40-х гг. XIX в. [1, 254]. Правда, подчеркивая общественно-политические позиции каждого из участников обширного круга писателей и публицистов, которые занимались собиранием и пропагандой народного творчества в то время, Азадовский называет Шевырева представителем «крайне правого фланга фольклористики» [1, 173]. Позднее А. Д. Соймонов указывал на то, что Шевырев был в числе первых литераторов, поддержавших собирание народных пе-68 сен: «Пушкин заложил основы фольклоризма новой русской литературы. Это обусловило широкое развитие деятельности собирателей фольклора, в которой видная роль принадлежит русским писателям. Уже в начале работы Пушкина над собранием песен в ней начинают принимать участие С. П. Шевырев и А. X. Востоков, а когда собрание переходит к Киреевскому, в числе его участников оказываются десятки помощников и корреспондентов» [14, 134]. Кроме того, как показал Азадовский, Шевырев принадлежал к кругу литераторов, которые своими публицистическими выступлениями способствовали возбуждению интереса к собиранию и изучению произведений народной словесности. В этом отношении, по мнению специалиста, большое значение имела его рецензия на «Малороссийские песни Максимовича», напечатанная в журнале «Московский вестник» в 1827 г. Вероятно, Шевыреву принадлежали также примечания к опубликованному в этом журнале в том же году тексту разбойничьей песни. Примечания были составлены от имени редакции, но их автором, как пишет Азадовский, несомненно, был Шевырев [1, 222-223]. Неудивительно, что он оказался в числе участников «предприятия П. В. Киреевского», которому удалось объединить усилия множества энтузиастов для создания «первого и важнейшего монументального собрания русского фольклора» [1, 328].

Работа Шевырева в этой области, как показывают немногочисленные опубликованные источники, проходила, когда он приезжал на родину - в Саратовскую губернию. Данное обстоятельство было выяснено сравнительно недавно саратовскими исследователями М.А. Чернышевым и А.Н. Юматовым [17, 158-172]. Результаты изучения ими связей Шевырева с саратовской землей очень важны, поскольку местные историки редко обращали внимание на эти факты, хотя им было известно о том, что Шевырев был уроженцем Саратова. Об этом можно узнать из его автобиографии, помещенной в «Биографическом словаре профессоров и преподавателей императорского Московского университета» [18, 603]. Данный факт хорошо известен, он неоднократно повторялся в биографических справках и в исследованиях. Казалось бы, у саратовских историков были серьезные основания уделить внимание его личности, попытаться показать его связи с родной губернией.

Однако из числа дореволюционных регионоведов только Н.Ф. Хованский поместил биографию Шевырева в одном из разделов своей книги, посвященной истории губернии [16, 82-89]. Позднее, в 1923 г. А.А. Гераклитов упомянул Шевырева как уроженца Саратова в своем очерке по истории губернского города [8, 33]. И только уже в начале XXI в. в местной историографии проявился серьезный интерес к жизни и творчеству этого широко известного деятеля русской культуры. В 2005 и в 2006 годах в журнале «Волга XXI век» вышли статьи, посвященные Шевыреву. В 2006 г. в связи с двухсотлетним юбилеем со дня его рождения саратовский историк литературы Ю.С. Воронов опубликовал свою работу, 69

в которой он называет Шевырева выдающимся поэтом и мыслителем [7, 172]. Основное внимание автор статьи уделил взаимоотношениям нашего земляка с Пушкиным и Гоголем.

В совместной статье Чернышева и Юматова, о которой уже сказано выше, главный акцент сделан на эпизодах биографии Шевырева, показывающих его связи с Саратовской губернией [17, 158-172]. Авторы приводят сведения о его работе по собиранию фольклора на ее территории. Помимо уточнения данных о биографии Шевырева и его творческих интересах эти сведения важны для изучения культурного процесса в Саратовской губернии в первой половине XIX в. В частности, они дополняют характеристику начального этапа изучения устного народного творчества в Саратовском Поволжье. К настоящему времени наиболее ранними публикациями фольклорного материала по Саратовской губернии можно назвать записи свадебных обрядов и текстов соответствующих песен, сделанные саратовским исследователем А.Ф. Леопольдовым. В начале 30-х гг. XIX в он опубликовал две статьи - «Свадебные обряды крестьян в Саратовской губернии» («Московский телеграф». М., 1831. Ч. 36. С. 386-ЛОЗ) и «Статистическая записка о народах, населяющих Саратовскую губернию» («Московский телеграф». М., 1833. Ч. 52. С. 135-143).

В.К. Архангельская называет его первым собирателем устного народного творчества в Саратовском Поволжье [3, 50]. Первый этап этого направления в его деятельности она относит к 30-м годам XIX в. Второй этап - к 40-м годам, когда Леопольдов редактировал «Саратовские губернские ведомости». При этом, как подчеркивает Архангельская, он выступал и в качестве организатора сбора «различных местных материалов», в том числе, и фольклорных [3, 51]. Они публиковались в «Ведомостях». Устнопоэтические материалы Леопольдова были использованы В.И. Далем. Исследовательница указывает на важный факт - Даль поименно благодарил через «Отечественные записки» собирателей с мест «за доставление ему разных этнографических сведений», и первым он назвал «А. Леопольдова в Саратове» [3, 51].

Вероятно, именно это обстоятельство повлияло на отзывы позднейших исследователей о Леопольдове. Азадовский в своем капитальном труде писал: «Из публикаций по русскому фольклору особо следует выделить этнографические наблюдения и записи саратовского собирателя А. Леопольдова» [1, 238]. Статья Чернышева и Юматова содержит факты, позволяющие утверждать, что кроме него собиранием фольклора на территории губернии примерно в то же время занимался и Шевырев. При этом авторы статьи опираются на наблюдения и выводы П.Д. Ухова, которым в XX в. были обнаружены не известные исследователям обширные материалы собрания Киреевского. Тексты песен из этого комплекса, не опубликованные ранее, вошли в 79 том «Литературного наследства», который увидел свет в 1968 году. Составители данного сборника включили в него песни собирателей-литераторов. В числе этих собирателей был и Шевырев.

Ухов называет тексты, которые были записаны Шевыревым и вошли в публикацию «Песни, собранные П.В. Киреевским» (изданы в 1860-74 гг., так называемая «Старая серия» из десяти выпусков), - «Мастрюк», «Степан Разин», «Поездка Петра I в Шлиссельбург», «Илья Муромец на Соколе-корабле». В данной публикации есть указания относительно первых трех песен о том, что они записаны Шевыревым в селе Даниловке Петровского уезда Саратовской губернии. Четвертая из названных песен опубликована без упоминания автора записи, однако место записи - та же Дани-ловка - дает основание предполагать, что ее также фиксировал Шевырев. [15, 511] Ухов сделал предположение о времени, когда Шевырев осуществлял фольклорные записи. Он полагал, что записи были сделаны между 1830 и 1848 годами. Проверить эти данные у него не было возможности, поскольку автографы Шевырева в изученных им рукописных комплексах собрания Киреевского не сохранились. Никаких помет о времени записей ему найти не удалось [15, 511].

Из числа обнаруженных Уховым текстов, не вошедших в предшествующие публикации песен из собрания Киреевского, Шевыреву принадлежал только один - запись песни «Не шуми, мати зеленая дубрава». Примечание под текстом прямо указывает на то, что запись сделана Шевыревым [15, 511]. Сама по себе эта песня очень интересна. А.И. Баландин называет ее одной из популярнейших песен на разбойничьи темы и приводит сведения о том, что существует несколько записей ее текстов, начиная с XVIII в. Как известно, у Пушкина была собственная ее запись, и он ввел ее в свои произведения - в «Капитанскую дочку» и в «Дубровского». Баландин приводит свидетельство П. А. Бессонова о том, что эта песня была популярна даже в высших слоях московского общества [15, 512].

Ухов подготовил к публикации текст, записанный Шевыревым, и составил к нему вступительную заметку, в которой содержатся общие сведения относительно фольклорных записей Шевырева [15, 511]. В заметке сказано, что собирание фольклора в его деятельности было делом эпизодическим. В то же время, Ухов указал на замечание Киреевского в предисловии к текстам духовных стихов, которые он опубликовал в 1848 г. в «Чтениях в Императорском обществе истории и древностей российских». В нем Киреевский писал о том, что Шевырев доставил ему «собрание песен, записанных им в Саратовской губернии». Тем не менее, по мнению Ухова, вклад Шевырева в собрание Киреевского был «весьма скудным» [15, 511]. Однако вопрос об объеме фольклорного материала, предоставленного Шевыревым, нельзя считать решенным. Исследователи, изучавшие вопрос о составе собрания Киреевского, в том числе, и сам Ухов, пришли к выводам о неполноте его сохранности. Была утрачена довольно значительная часть записей, первоначально находившихся в нем. Остаются 71

не найденными рукописи, переданные Киреевскому Пушкиным, И.М. Снегиревым М.А. Максимовичем и еще целым рядом лиц. В числе не обнаруженных значатся и рукописи Шевырева [ 15, 115].

Вопрос о времени, когда он занимался фиксированием произведений устного народного творчества, тоже остается не решенным. По контексту статьи Чернышева и Юматова можно сделать вывод, что фольклорные записи Шевырева в Саратовской губернии авторы относят к лету 1827 г., когда он побывал в Саратове и в имении. Имение это - село Адоевщина Ивановское тож, находилось в совместном владении Шевырева с его братьями. Имеется свидетельство о том, что Шевырев был в Ивановском не только в 1827 г, но и следующим летом. Н.П. Барсуков в биографии М.П. Погодина приводит отрывок из его дневника за 1828 г., в котором автор цитирует фразу Шевырева из письма, написанного в Ивановском [5, 179].

В 1841 г. он также побывал в Саратовской губернии. В его письме к П. А. Вяземскому от 23 июля этого года сказано: «Третьего дня вечером возвратился я из Саратовской губернии, куда ездил с женою и сыном» [13, 137]. Почему Шевырев занимался собиранием песенного фольклора в родной губернии? Ответ на этот вопрос, вероятно, лежит в самой основе воззрений поборников изучения фольклора - современников Шевырева. Аза-довский подчеркивает, что для Киреевского основная ценность русских народных песен представлялась в их древности. Исследователи и собиратели, которые разделяли его взгляды, стремились обследовать в первую очередь только «наиболее отдаленные и глухие места». Песни, «на которых лежала в той или иной степени печать нового времени», не привлекали их внимания, поэтому фольклористы той эпохи не интересовались народным творчеством «в местах, прилегающих к культурному центру» [ 1, 342]. Шевырев выступал не только в качестве собирателей народной поэзии. Он изучал памятники народного творчества, чтобы рассмотреть их связь с произведениями древнерусской литературы. На это указывает Ф.И. Буслаев в своих воспоминаниях. Он слушал лекции Шевырева в Московском университете, когда профессор впервые читал курс истории русской литературы. По отзывам Буслаева, Шевырев, готовясь к своим лекциям, «сам постепенно разрабатывал источники русской старины и народности по рукописям, старопечатным книгам, народным песням и преданиям... В этих лекциях Степан Петрович уже пользовался знаменитым собранием русских песен, которое принадлежало Петру Васильевичу Киреевскому» [6, 132].

Работа Шевырева в качестве собирателя фольклора известна только специалистам в этой области и обычно не вызывает интереса у его биографов. Причиной этого, как отмечено выше, было отсутствие в его автобиографии упоминаний о данной сфере своей деятельности. Однако существует еще одно важное обстоятельство, на которое указал Азадовский. Огромное собрание песен и былин Киреевского, в создании которого при-72

нимал участие Шевырев, осталось не изданным при жизни собирателя. Начало публикации его материалов относится к 1866 г., когда уже не было в живых ни самого Киреевского, ни целого ряда «вкладчиков» в это собрание, в том числе, и Шевырева. По мнению Азадовского, если бы собрание Киреевского появилось в печати «своевременно и в том виде, как было им задумано и готовилось, то и по богатству материала, и по характеру сравнительного комментария оно превзошло бы все существовавшие тогда в России и в Западной Европе издания народных песен...» [1,337-338].

Таким образом, Азадовский указывает на то, что публикация собрания Киреевского не могла получить должной оценки - она оказалась несвоевременной, запоздалой, к тому же подготовка материала к опубликованию не отвечала принципам, которые разрабатывал Киреевский для этой цели. Шевырев не увидел в печати текстов, которые он передал Киреевскому, и у него не было оснований упоминать в автобиографии о проделанной в этом направлении работе. Исследователям пока неизвестно, каков был объем записей, сделанных Шевыревым в Саратовской губернии. Как считают специалисты, большая часть собрания Киреевского оказалась рассредоточенной и не избежала расхищения [14, 162]. Деятельность Шевырева по собиранию фольклора в Саратовской губернии требует дальнейшего изучения, что предполагает обращение к архивным материалам, в первую очередь, к его переписке.

Литература

  • 1. Азадовский М.К. История русской фольклористики. - М., 1958.
  • 2. Алексеева Е.Д. С.П. Шевырев и столетний юбилей Московского университета // Вестник Московского университета. Серия 8. История 2004. №2. С. 106-120.
  • 3. Архангельская ВК. Из истории саратовской фольклористики // Краеведческие чтения. Доклады и сообщения 1-3 чтений. - Саратов, 1993.

С. 50-55.

  • 4. Баландин А.И., Ухов П.Д. Судьба песен, собранных П.В. Киреевским // Литературное наследство. Т. 79. Песни, собранные писателями: новые материалы из архива П.В. Киреевского. - М.: Наука, 1968 С. 77- 120.
  • 5. Барсуков Н.П. Жизнь и труды М.П. Погодина. - СПб., 1889. Кн. 2.
  • 6. Буслаев Ф.И. Мои воспоминания // Московский университет в воспоминаниях современников. - М., 1956. С. 117-135.
  • 7. Воронов Ю.С. Патриарх русской «поэзии мысли» // Волга XXI век. 2006. №9-10. С. 171-181.
  • 8. Гераклитов А.А. Саратов. Краткий исторический очерк. - Саратов, 1923. 35 с.

9.Маркович В.М. От составителя И Шевырев С.П. Об отечественной словесности. - М., 2014. С. 5-6.

Ю.Маркович В.М. Уроки Шевырева // Шевырев С.П. Об отечественной словесности. - М., 2014. С. 7-56.

  • 11. Шевырев Н.Ч. Степан Петрович // Русский биографический словарь: Шебанов - Шютц. - СПб., 1911. Репринт, воспроизвел. - М.: Аспект-пресс, 1999. С. 19-29.
  • 12. Парсамов В.С. «История императорского Московского университета» С.П. Шевырева: от скандала к юбилею // Российская история. 2015. №1. С. 89-112.
  • 13. Письма М.П. Погодина, С.П. Шевырева и М.А.Максимовича к князю П.А. Вяземскому. 1825-1874 годов. (Из Остафьевского архива). -СПб, 1901.
  • 14. Соймонов А.Д.. Фольклорное собрание П.В. Киреевского и русские писатели // Литературное наследство. Т. 79. Песни, собранные писателями: новые материалы из архива П.В. Киреевского. - М.: Наука, 1968. С.121-166.
  • 15. [Ухов П.Д. Баландин А.И.] С.П. Шевырев // Литературное наследство. Т. 79. Песни, собранные писателями: новые материалы из архива П.В. Киреевского. -М.: Наука, 1968 С. 511-512.
  • 16 .[Хованский Н. Ф]. Очерки истории г. Саратова и Саратовской губернии Н.Ф. Хованского. - Саратов, 1884. Вып.1.
  • 17. Чернышев М.А., Юматов А.Н. Если коснуться сердцем: три страницы саратовской биографии Степана Петровича Шевырева // Волга XXI век. 2005. № 9-10. С. 158-172.
  • 18. Шевырев Степан Петрович И Биографический словарь профессоров и преподавателей императорского Московского университета за истекающее столетие со дня учреждения января 12-го 1755 года по день столетнего юбилея января 12-го 1855 года, составленный трудами профессоров и преподавателей, занимавших кафедры в 1854 году, и расположенный по азбучному порядку. - М., 1855. Ч. 2. С. 603-624.
  • 19. Шевырев Степан Петрович // Большая энциклопедия в шестидесяти двух томах. - М. 2006. Т. 59. С. 103.

Ю.Н. Аникеева

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >