Объем и интенсивность нагрузок в тренировочном процессе

Наиболее принципиальным и важным для подготовки спортсменов является вопрос о нагрузке. Нагрузка — фундаментальное средство для повышения функциональной подготовленности и достижения физической спортивной формы. Рациональное использование нагрузки различного (максимально возможного или иного) объема и интенсивности, в определенной последовательности распределения во времени и режимах применения, с учетом ее направленности на развитие тех или иных качеств или их сочетания, возрастных и сензитивных (генотипических и фенотипических) периодов формирования и совершенствования индивида, уровня спортивного мастерства, индивидуальных особенностей личности, в различных макро-, мезо- и микроциклах, а также с точки зрения многолетней системы подготовки — вот далеко не полный перечень вопросов, над решением которых работают ученые в области спортивной и смежных наук, специалисты в различных видах спорта.

Однако в реальной спортивной деятельности (тренировочной, соревновательной и восстановительной) в центре проблемы нагрузки для теоретиков и практиков стал вопрос о ее объеме и тренирующе-развивающем характере воздействия. Обусловлено это тем, что объем нагрузки выполняет роль своеобразного универсального индикатора для остальных ее параметров, неся в себе объективные количественные критерии их измерения. Поэтому, когда речь идет о нагрузке, то чаще всего при обсуждении этого вопроса и специалисты, и ученые (правда в меньшей степени) все сводят к объему, упуская из виду другие, не менее важные ее параметры и характеристики.

Раскрывая предпосылки создания своей блоковой системы тренировки, Ю. В. Верхошанский апеллирует к документу Госкомспорта СССР, инициировавшему проблемное задание для поиска возможностей повышения эффективности подготовки советских спортсменов к Играм XXII Олимпиады в Москве. Это задание обосновывалось тем, что в организации их подготовки был выявлен ряд негативных тенденций, связанных с низким научно-теоретическим и методическим уровнем, используемой тогда концепции «периодизации спортивной тренировки».

К ним, в частности, относились следующие:

  • • хаотичное использование и относительное равномерное распределение в рамках годичного цикла нагрузок с различной преимущественной направленностью тренирующего воздействия на организм в годичном цикле;
  • • неспециализированное и бессистемное применение упражнений с отягощениями (в том числе со штангой), использование их главным образом для развития силы и в качестве «добавки» к решению главных задач тренировки;
  • • неоправданное использование нагрузок чрезмерно большого объема в микроциклах, исключающее рациональную регуляцию энергетического обеспечения тренировочной работы, что нарушало синтез белковых ресурсов организма, являющийся одним из основных компонентов механизма общей адаптации;

• общая тенденция к повышению суммарного объема нагрузки, что, по существу, превратилось в самоцель.

Эти тенденции были порождены одной причиной — комплексно-параллельной формой организации тренировочной нагрузки, считавшейся в то время (к сожалению, и сейчас считается) непогрешимым методическим принципом. В соответствии с этим принципом в одном тренировочном занятии и микроцикле рекомендовалось (как в ЗО-е годы) одновременно развивать различные формы двигательных способностей (быстроты, силы, выносливости и др.) в том, или ином их сочетании. Считалось, что такой прием способствует совершенствованию всех этих форм одновременно. При этом тренирующее воздействие на организм регулировалось главным образом тремя параметрами комплексной нагрузки: ее объемом, интенсивностью и волнообразным характером их сочетания.

Несмотря на то, что в практике уже развивалась тенденция дифференциации нагрузки по ее специфической направленности и энергообеспечению, сторонники комплексно-параллельной формы их упорно не замечали. И поскольку возможности этой формы давно себя исчерпали, выход из создавшегося положения стали связывать с повышением объема тренировочной нагрузки. Практика руководствовалась лозунгом: «Если хочешь победить соперника — надо тренироваться больше, чем он». В результате теория спортивной тренировки угодила из одного тупика в другой.

У спортсменов экстра-класса высоко развиты все составляющие спортивного мастерства (мощность и емкость энергоисточников, силовые способности, скорость движений и локомоций, техническое мастерство, специфическая выносливость и пр.). Чтобы еще повысить их уровни, необходимы высокоинтенсивные специфические воздействия на каждую из этих составляющих, что требует больших затрат энергии. И если решать эту задачу на основе комплекснопараллельной системы нагрузок, неизбежно возникают противоречия (несовместимость) между соответствующими адаптационными реакциями организма на эти нагрузки. В таких случаях организм нивелирует их специфический характер и превращает такую тренировку в примитивную «общую физическую подготовку» с весьма низкой эффективностью и большими несбалансированными затратами энергии.

Ю. В. Верхошанский предлагает следующие методические установки для организации тренировочного процесса, в рамках разработанной им блоковой системы:

• установка на опережающее использование нагрузок специальной физической подготовки по отношению к другим направлениям тренировки;

  • • установка на концентрацию нагрузок специальной физической подготовки в начале большого адаптационного цикла как на условие, обеспечивающее создание функциональной и энергетической основы для интенсификации последующих нагрузок;
  • • установка на разведение во времени нагрузок различной преимущественной направленности и включение их в тренировку в соответствии с объективной логикой развития процесса долговременной адаптации;
  • • установка на использование долговременного отставленного тренировочного эффекта концентрированных нагрузок специальной физической подготовки, на фоне повышенного функционального уровня которого создаются благоприятные условия для выполнения последующих нагрузок с высокой интенсивностью.

Обоснование и построение программ подготовки должно предполагать не только и не столько направленные на максимум задаваемые нагрузки, что во многом характерно для сегодняшнего дня, сколько получение запрограммированных двигательных действий и тренировочных эффектов срочного, отставленного и кумулятивного (устойчивого и долговременного) характера. В противном случае возникает реальная перспектива крайне нерационального построения спортивной тренировки, особенно на начальных этапах многолетней подготовки, неадекватного воздействия на организм спортсменов, что, по меткому выражению Г. Селье, «отца стрессологии», позволяет безрассудно расточать, проматывать способность к адаптации, «жечь свечу с обоих концов».

Н. Ж. Булгакова с соавторами также констатируют, что в конце 70-х годов тренировочные нагрузки пловцов достигли максимальных величин (рекордные значения 3800-4000 километров в год). Желание достичь или превзойти эти величины приводило к тому, что многие спортсмены лишь ухудшали результаты. В итоге, прекращение роста общего объема нагрузок и борьба с допингом вызвали резкое замедление темпов роста рекордов, а на некоторых дистанциях и временную стабилизацию достижений. Дальнейшее развитие тренировочного процесса в плавании уже с начала 80-х годов пошло по пути нарастания интенсивности тренировочной нагрузки при некотором снижении ее объемов и структуры.

Экстенсивный рост объема нагрузок, происходивший в 50-70-е годы, имеет под собой причины как субъективного, так и объективного характера. Выход Советского Союза на международную спортивную арену сопровождался в первую очередь идеологическими установками. Советские спортсмены, не имея объективной основы, должны были своими успешными выступлениями на международных спортивных соревнованиях и прежде всего Олимпийских играх способствовать повышению авторитета СССР в мировом сообществе и демонстрировать тем самым преимущества социалистической системы. Однако уровень развития спорта в бывшем СССР, а тем более спортивной науки в условиях изоляции («железного занавеса») совершенно не отвечал требованиям того времени. В. Н. Платонов по этому поводу утверждал, что, с одной стороны, развитие науки не достигло еще такой степени, которая позволила бы ей непосредственно и радикально влиять на практику и преобразовывать ее, с другой — уровень достижений в спорте еще не достиг тех величин, когда для дальнейшего его повышения уже остро не хватало одних эмпирических знаний и появилась бы неотложная необходимость в прямом использовании основных достижений фундаментальных и прикладных наук.

В спорткомитете СССР перед Московской олимпиадой была введена установка: советские спортсмены должны побеждать. Для этого нужно было в кратчайшие сроки ликвидировать не только отставание от системы подготовки зарубежных спортсменов, но и показать более высокие спортивные результаты. Однако крайне неудовлетворительная материальная обеспеченность и недостаточная изученность воздействия различных факторов (в начале 50-х годов вряд ли кто четко представлял себе, что такое тренировка в условиях гипоксии) на результат привели к тому, что тренеры и спортсмены пошли по наиболее легкому и доступному пути для достижения успеха — наращиванию объемов тренировочной нагрузки. Именно поэтому к концу 70-х годов данный фактор повышения физической и функциональной работоспособности практически себя исчерпал.

Тем не менее, природа и неумолимая логика развития тренировочного процесса, направленного на дальнейшее повышение роста спортивных результатов, такова, что увеличение тренировочных нагрузок неизбежно. На этом заостряет внимание Л. П. Матвеев, когда определяет понятие нагрузки и закономерности, характерные для нее в спортивной тренировке.

В то же время повышение результатов обеспечивается не только объемом нагрузки, но и множеством других факторов, как непосредственно относящихся к тренировочному процессу, так и внетренировочных, действие которых также лимитируется определенными адаптационными перестройками организма и временными рамками. Опираясь на проявившиеся закономерности в отношении объема нагрузок, нетрудно понять, что в действии любого другого тренировочного и внетренировочного фактора всегда наступает момент, когда он исчерпывает свои возможности. Невозможно тренироваться 24 часа в сутки, потому что это вступает в неустранимое противоречие с необходимостью процесса отдыха и восстановления. Интенсивность нагрузки, как и объем, также нельзя увеличи вать до бесконечности. Поэтому рано или поздно на каком-то определенном уровне объема и интенсивности тренировочной нагрузки, а также адаптации к действию других факторов наступает момент, когда организм перестает отвечать на их воздействие повышением уровня физической и функциональной готовности и результатов. Таким образом, создаются качественные предпосылки к новому количественному скачку, то есть переходу на новые, более высокие параметры, в первую очередь объема, интенсивности нагрузки и их сочетания, а затем и других факторов, способствующих дальнейшему витку роста спортивных результатов и достижений.

Пагубность механического подхода, когда рост достижений напрямую отождествлялся с увеличением объемов нагрузки, была осознана в ряде видов спорта, поэтому дальнейшие исследования и практическая деятельность начали смещаться к повышению интенсивности и поискам других методов и способов организации и оптимизации нагрузки, а также факторов, обеспечивающих повышение эффективности тренировочной деятельности.

Большинство тренеров по различным видам спорта сводит планирование тренировочного процесса к приблизительному распределению по месяцам и неделям рекомендуемых программами годовых объемов профилирующей нагрузки. При этом нагрузка, выпадающая на конкретное тренировочное занятие, зачастую не имеет даже логического объяснения, не говоря уже о научном обосновании. Результат работы таких «специалистов», как правило негативный, всплывает только на соревнованиях.

Значительно меньшая часть наставников использует в подготовительной и предсоревновательной практике различные педагогические и физиологические тесты, и даже биохимические анализы для идентификации, выполняемой тренировочной нагрузки и определения степени предстартовой готовности тренирующихся. Малая часть тренеров в своей работе используют целый ряд дополнительных компонентов структуры тренировочного процесса, позволяющих в значительной мере направлять и контролировать ход тренирующего воздействия.

Такое планирование следует ассоциировать с понятием «построения» тренировочного процесса. Здесь задается какая-то нагрузка, и после этого системой тестов выясняется, что дала такая нагрузка.

При «программировании» используются научно обоснованные параметры нагрузки и наперед (с высокой степенью точности) известны спортивные результаты проделанной работы.

При использовании варианта «построения» даже у немногочисленной категории наиболее квалифицированных тренеров, обращающих внимание на структуру тренировочного процесса, усматривается один существенный просчет. Об ратная связь планируемой нагрузки замыкается на динамику спортивного результата, а не на изменение соответствующих внутренних резервов организма спортсмена. При этом остается без ответа самый главный вопрос: каких усилий (энергетических и психических) стоил организму очередной прирост спортивного результата? Отсутствие подобной информации приводит, в конце концов, к «перетренировке», а неоднократно повторяющиеся явления «перетренированное™» заканчиваются стойкими патологическими изменениями в организме спортсмена (В. Н. Платонов, 2016).

В программировании тренировочного процесса нельзя не отметить его отличительную черту — унификацию параметров предлагаемой нагрузки. По этому поводу мнения специалистов и ученых разделились. Л. П. Матвеев, ссылаясь на негативный опыт бывшей ГДР, где наиболее систематизировано была построена спортивная работа с детьми и юношами в рамках ДЮСШ и где впервые в мировой практике спортивной деятельности появились поурочные программы, содержащие унифицированные параметры нагрузки, был категорически против такой системы подготовки спортсменов. Суть его возражений заключалась в том, что программы разработаны не под конкретного школьника, а для контингента конкретного возраста и спортивно-квалификационного уровня. При немецкой педантичности и исполнительности это приводило к усреднению уровня подготовки юных спортсменов, безликости и потере нестандартных, но потенциальных спортивных дарований. Контраргументом в пользу унификации нагрузки является мнение автора о том, что с 8-10-летними новичками, которые только переступили порог ДЮСШ и половина из которых может очень быстро отсеяться, вряд ли есть практический смысл заниматься индивидуальным планированием, так как это осуществляется в отношении элитных спортсменов, мастеров международного класса. Кроме того, если унифицированные параметры нагрузки научно обоснованы, они дают большую экономию тренировочных объемов в детско-юношеском периоде спортивного обучения и позволяют избежать нежелательных перекосов в тренировочной нагрузке, неизбежных при примитивном построении тренировочного процесса.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >