третья I. Почему это работает

1. ПОЧЕМУ ЭТО РАБОТАЕТ?

Развитие знаний в области нейрологии в последние десятилетия внушает восхищение. Те, кто оспаривает правомерность подобного утверждения в устах 3. Фрейда, К. Г. Юнга, Р. Дезу-айа и некоторых других, оскорбляют их память. Если бы они все еще были живы, то эти глубокие умы получили бы новую пищу для размышлений, которую предлагают сегодня открытия современной нейрофизиологии. Они дают нам надежду более полного понимания в близком будущем процессов, лежащих в основе сознательного мышления и чувств.

Чтобы оставаться в рамках сюжета, я должен, по крайней мере, ответить на следующий важный вопрос: образы, возникающие один за другим в сценариях свободного сна наяву, являются ли они исключительно продуктом той замечательной машины, которой является человеческий мозг, или же в случае некоторых типов онирической продукции мы имеем перед собой некий тонкий рецептор внешних воздействий, недоступных обычной чувствительности?

Некоторые наблюдения, сделанные во время обычных сеансов психотерапии свободным сном наяву, заставляют меня признать, что эта последняя гипотеза принимает в расчет явления, остающиеся вне ее необъяснимыми. Что бы там ни было, мне представляется уместным, во-первых, привести здесь некоторые данные из нейрофизиологии, которые позволят понять результаты, полученные при использовании дина мики воображаемого. Во-вторых, я постараюсь описать действие захватывающих образов преодоления порога. В-третьих, я представлю волнующие свидетельства невольного обмена информацией между терапевтом и его пациентами. Эти три раздела называются:

  • • Материя разума
  • • Изнанка вещей
  • • Общение без границ

Материя разума

Я заимствую это выражение у Жеральда М. Эдельмана4, который таким образом характеризовал нейроны - клетки, отвечающие за деятельность головного мозга. Согласно его точке зрения, именно сложные нейронные сетевые образования производят феномены сознания. Морфология и функционирование нейронов хорошо известны и детально описаны в многочисленных научных исследованиях. Я ограничусь здесь, как я сделал это в моей книге «Видеть сны и родиться заново», лишь напоминанием основных базовых элементов, достаточных, чтобы показать, как устанавливается соответствие между удивительными творениями воображения и их психологическим субстратом.

Мозг связывается с внешним миром посредством специализированных нейрональных клеток - нейропреобразователей, которые поставляют ему информацию, воспринятую органами чувств, то есть входные данные системы. Другие нейроны передают отдельным органам конечные решения, выработанные в центральных структурах и являющиеся выходными данными системы. Пирамидальные нейроны1, со-

• Джеральд Морис Эдельман (род. 1929) - американский биолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1972 г. (совместно с Родни Портером) «за открытия, касающиеся химической структуры антител».

t Пирамидальные нейроны, или пирамидные нейроны, - основные возбудительные нейроны мозга млекопитающих. Также обнаруживаются у рыб, птиц, рептилий.-Прим. пер.

ставляющие кору головного мозга, - наиболее сложные и разнообразные по форме. Ежесекундно они обмениваются между собой огромным количеством информации и даже способны порождать свои собственные импульсы.

Нейрон состоит из ядра, находящегося внутри тела нейрона, более или менее длинного волокна - проводника импульсов - и нервных окончаний, называемых дендритами. Эти окончания позволяют каждому нейрону устанавливать связь с десятками и даже с тысячами других нервных клеток.

Дендриты пирамидальных нейронов ветвятся и содержат множество дендритных ишпиков, способных выделять в больших или меньших количествах некую химическую субстанцию - нейропередатчик, который, попадая в синапсы - места контакта между дендритами двух нейронов, вызывает появление нервного импульса. Исходный нейрон, таким образом, передает возбуждение, которое последующий нейрон может принять или отвергнуть. Перед тем как вернуться к этому явлению фундаментальной важности, необходимо привести некоторые данные относительно прекрасного живого механизма, которым является мозг. В объеме мозгового вещества, равном объему спичечной головки, переплетается миллиард нервных соединений. И это лишь установленные в конкретный момент времени соединения в конкретном мозге. Если же надо учесть все возможные комбинации нейрональных соединений, то это число станет астрономическим, с более чем миллионом нулей после единицы!

И эта сеть связей между нейронами находится в процессе постоянного изменения. Лишь один только слой нейронов коры головного мозга содержит приблизительно миллион миллиардов связей. Хочу добавить последний штрих к этому впечатляющему описанию: стоит напомнить, что эта система способна одновременно обрабатывать десять тысяч информационных импульсов.

Чтобы понять то, что происходит во время сеанса терапии свободным сном наяву, покинем эти головокружительные вершины и вернемся к их истокам. Какими бы сложными ни были системы, которые я описал, их функционирование аналогично функционированию отдельных нейронов, а именно их способности передавать возбуждающие или тормозящие импульсы, а также способности последующих нейронов принимать или отвергать полученные стимулы. Это означает, что фактически в любом случае речь идет о процессах, генерирующих ответы типа да или нет. Бессмысленно усложнять понимание данного процесса, упоминая наличие разного рода нейропосредников. В конечном счете, как показывают новейшие исследования, они являются частью условий, определяющих возбуждающий или тормозящий характер ответа нейрона. Один нейрон (или нейрональная группа) способен поддерживать остаточное торможение, которое будет препятствовать прохождению нервных импульсов в течение длительных периодов, иногда в течение всей жизни. Нормальный процесс развития индивида предполагает, что миллионы нейронов прогрессивно специализируются в своем функционировании, то есть в передаче возбуждения или торможения. Именно на этой базе строятся автоматизмы, создаваемые в ходе обучения. Однако тысячи нейрональных групп центральной нервной системы, которые могли бы сохранить свободу выбора ответа типа да или нет, оказываются вынужденными вследствие некоего случайного события запретить передачу нервного импульса. Хочу предложить пример, иллюстриру ющий влияние этих физиологических процессов на психику. Пример кажется очень простым. Однако он представляет реальные ситуации, с разными вариантами которых мне пришлось встретиться в моей клинической практике.

Представьте себе маленького ребенка в возрасте между восемнадцатью месяцами и тремя годами. Для удобства родители решают поставить его кроватку рядом с их собственной. Это можно понять. Ребенок засыпает. Чуть позже родители испытывают желание заняться любовью и реализуют это желание. Ребенок просыпается. Он сталкивается с чем-то, что в его возрасте одновременно недоступно его пониманию и его способности эмоционального переживания. Что происходит в подобном случае? Природа хорошо устроена, она будет защищать его. Сцена, безусловно, регистрируется, но ин-гибиционные процессы, возникшие в одном или нескольких нейронах, превратят зону, где она зарегистрирована, в зону запрещенную. Воспоминание присутствует, но оно недоступно. Однако природа не запланировала некое оповещение типа «отбой тревоги». Личность взрослого формируется на основе совокупности запретов подобного типа, которые иногда сильно загрязняют психику.

Что происходит во время сеансов терапии свободным сном наяву, чтобы мешающие индивиду и иногда очень старые ингибиции могли быть устранены? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо сначала подчеркнуть роль нервных импульсов (электрической активности головного мозга) во время двух состояний, которые знает каждый человек, это состояние активного бодрствования и состояние сна.

Состояние активного бодрствования позволяет человеку взаимодействовать со своим окружением. Это рискованное состояние. Организм отвечает на потребности ускорением своего метаболизма. Кровь циркулирует быстрее, в мозг поступает больше кислорода. В соответствии с этим строится работа сознания и поведение. Это соответствие обусловлено тем, что движение нервных импульсов подчинено центральным управляющим механизмам.

Сон - это состояние восстановления сил. Он требует доверия и покоя. Метаболизм организма замедлен, потребление кислорода мозгом уменьшается. Работа сознания временно приостанавливается. Электрическая активность мозга больше не испытывает центрального организующего влияния. Но эта активность не прекращается. Какие же функции она в это время выполняет? Функции обслуживания, как технический персонал, который проверяет в каждом отсеке фабрики после ухода рабочих наличие возможных неполадок, чтобы сделать необходимый ремонт. Во время сна нервная электрическая активность наблюдается во всех зонах мозга. Когда она встречает нейрональную структуру, оставшуюся под высоким напряжением (вследствие некоего происшествия, которому индивид не уделил достаточного внимания в период бодрствования), то она воздействует на данную зону, чтобы устранить это паразитическое напряжение. Именно в этот момент во время ночного сна из-за возбуждения определенных нейронов у человека возникают сновидения.

Измененное состояние сознания, автоматически возникающее во время сеансов терапии свободным сном наяву, не является специфическим результатом данной методики. Любые методы, использующие положение лежа и предполагающие релаксацию, включая психоанализ, вызывают данное состояние сознания. Оно характеризуется замедлением метаболизма, которое вызывает притупление бдительности сознания. Клинические наблюдения показывают, что в этом промежуточном состоянии поток нервных импульсов в меньшей степени воздействует на недавно возникшие зоны возбуждения и в большей степени на ингибиции, сформированные в наиболее отдаленном прошлом пациента. Ниже я приведу примеры сценариев, образы которых отражают энграммы впечатлений, полученных в период внутриутробного развития. Не случайно и не по наитию 3. Фрейд уделял большое внимание восстановлению воспоминаний детства. Это потому, что сама терапевтическая ситуация его пациентов: лежа на диване -естественным образом отсылала их к архаическим зонам пережитых ими ощущений. Когда психоанализ постулирует, что осознание спасительно, то в такой формулировке я вижу, по меньшей мере, одну погрешность. Это равнозначно смешению следствия и причины. При некоторых условиях нервные импульсы изменяют физиологические энграммы, что приводит к возникновению эффекта осознания. Во время свободного сна наяву, как и во время ночных сновидений, образ не является соучастником изменения, а его индикатором. Символы являются свидетелями, ориентирами, намекающими на те аспекты проблематики, которые были затронуты во сне. Они являются логическим завершением нейрональной активности, сложность и обширность которой недоступны наблюдателю.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >