Психология дошкольного образования

Антропологический смысл дошкольного детства и целевые ориентиры дошкольного образования

  • 1.2. Возрастно-нормативная модель развития в дошкольном детстве
  • 1.3. Модель образовательного процесса и педагогической деятельности на ступени дошкольного образования
  • 1.1. Антропологический смысл дошкольного детства и целевые ориентиры дошкольного образования

Детство — самоценный период жизни человека. Детство как культурно-исторический феномен. Кризис современного детства. Целевые ориентиры дошкольного образования

Детство — самоценный период жизни человека

Утверждение качественного своеобразия и непреходящей ценности отдельных периодов детства, уникальных возможностей, создаваемых ими для максимальной реализации человеческих потенций, — центральная идея отечественной психологии и педагогики развития. Активным защитником идеи самоценности дошкольного детства как отдельного периода онтогенеза был выдающийся психолог, основоположник отечественной дошкольной психологии А.В. Запорожец. Он обосновал концепцию амплификации детского развития — его обогащения за счет ресурсов, присущих специфическим видам деятельности дошкольников (игре, продуктивным деятельностям, чтению художественной литературы, художественному творчеству и др.).

Свою концепцию А. В. Запорожец противопоставил радикальным и утилитарным, по сути, утверждениям, что ценой искусственной акселерации развития ребенка, путем сокращения детства может быть достигнут прогресс в его дальнейшем развитии. С этой точки зрения (названной А. В. Запорожцем «финалистской»), детский период жизни человека имеет преходящее значение, выполняет функцию подготовки ребенка к школьному обучению. Подлинно гуманистическая задача образования, согласно А.В. Запорожцу, заключается не в сокращении детства, а в совершенствовании содержания, форм и методов обучения и воспитания, адекватных данной возрастной ступени развития, в амплификации развития, т.е. в обогащении, наполнении ступени наиболее значимыми для дошкольника формами и способами деятельности.

Ведущей формой деятельности для дошкольника является игровая деятельность. Оценивая значение игры для психического развития ребенка, А.В. Запорожец писал: «Игра позволяет воссоздать в активной, наглядно-действенной форме сферы действительности, далеко выходящие за пределы личной практики ребенка. В игре дошкольник активно воссоздает труд и быт окружающих взрослых, события их жизни, отношения между ними и т.д. Тем самым складываются необходимые условия для осознания ребенком новых областей действительности, а вместе с тем и для развития соответствующих способностей»1.

На непреходящее значение дошкольного детства для последующего развития ребенка, для его подготовки к школе указывал выдающийся детский психолог, известный специалист в области психологии детской игры Д.Б. Эльконин. «У многих школьных педагогов наблюдается однобокий подход к дошкольному периоду развития. Все успехи дошкольного воспитания рассматриваются исключительно через призму подготовки детей к школе, да еще в очень узком диапазоне (умения читать, писать, считать). Вообще, подход к отдельному периоду развития в детстве нельзя рассматривать узкопрагматически, как подготовку к переходу на следующий этап развития. Все обстоит как раз наоборот. Сам переход на следующий, более высокий этап развития подготавливается и определяется тем, насколько полно прожит предшествующий период, насколько созрели те внутренние противоречия, которые могут разрешиться путем такого перехода. Если же он будет совершен до того, как эти противоречия созрели, — искусственно форсирован, не принимая в расчет объективных факторов, — то существенно пострадает формирование личности ребенка, причем ущерб может быть невосполнимым. Всякий переход от одного этапа развития к другому есть прежде всего переход к новой, качественно более высокой и глубокой связи ребенка и общества, частью которого он является и без связи с которым не может жить»[1] .

Результаты современных психолого-педагогических исследований неоспоримо свидетельствуют, что форсированная выработка у дошкольников школьной готовности негативно отражается на их психическом и физическом здоровье и развитии и создает барьеры для гармоничного включения детей в школьную жизнь. Насыщение же дошкольного образования творчески развивающими и обязательно многообразными формами «специфически детской», по выражению

А.В. Запорожца, деятельности (игровой, изобразительной, музыкальной, театрализованной, конструктивной, коммуникативной и т.п.) служит гарантом формирования полноценной психологической готовности ребенка к систематическому обучению в школе. Не утилитарно-прагматические соображения о подготовке детей к школе, а культурно-исторический и содержательно-психологический анализ современного детства должен служить основанием для определения содержания, форм и методов образования детей дошкольного возраста.

Высокая гуманистическая значимость дошкольного детства в настоящее время получила в нашей стране законодательное закрепление — в Законе Российской Федерации «Об образовании» дошкольное образование квалифицируется как базисная и отдельная ступень единой образовательной системы. Выделение дошкольной ступени образования в качестве самостоятельной — мировая тенденция. В последние годы в ряде стран произошла передача дошкольных учреждений из ведомства социальной защиты в ведомство образования.

В нашей стране дошкольные учреждения как институт общественного воспитания детей дошкольного возраста уже много лет находятся в подчинении органов управления образованием. Данная тенденция знаменует фактическое признание того, что ребенок дошкольного (и более ранних возрастов) нуждается не только в уходе и опеке, но в воспитании, обучении и развитии. Такое признание — необходимая (но недостаточная) предпосылка преобразования дошкольного образования в исходную, неотъемлемую и полноправную ступень образовательной системы в целом.

Однако такое признание налагает и большую социальную ответственность. До сих пор в общественном сознании продолжает господствовать логика: если дошкольное образование — это первое звено системы образования, то и ориентировать его надо на более высокие уровни, в данном случае — на школу. В итоге детский сад очень часто превращается если не в маленькую школу, то в место, где к ней готовят. Подготовка детей к школе и полноценное, содержа

тельное, самоценное проживание ими детского периода жизни — это принципиально разные социальные, образовательные и антропологические ориентиры дошкольного детства. Антропологический подход к образованию требует содержательного обоснования положения о самоценности дошкольного детства и возможности его реализации в дошкольном образовании.

Детство как культурно-исторический феномен

Подлинный смысл и конкретное содержание проблемы самоценности детства и образования детей дошкольного возраста можно выявить только при анализе соотношения двух духовно-практических реальностей: мира детства и мира взрослости. С позиции отечественной психологии и педагогики понимание природы детства (в любой его специфической форме) предполагает анализ истории его возникновения, становления и развития. В истории детства, а не в наличных социальных условиях лежат источники и основания для выделения в целостном процессе развития его различных стадий, причины возникновения критических периодов в развитии.

Для того чтобы понять закономерности развития ребенка-дошкольника, необходимо представить современное детство в историческом ряду онтогенезов. Именно в истории детства практически строятся те условия и границы, в которых данный онтогенез протекает сейчас, в которых возникают и осмысливаются отношения детей и взрослых. В противном случае то, что находится перед глазами, в частности современная картина детства, принимается за единственно возможный источник закономерностей развития и даже не возникает вопроса, почему детская жизнь имеет именно этот ход, а не какой-либо иной, имеет эти противоречия, а не какие-либо иные.

Например, почему сегодня нельзя начинать обучение в школе с конца раннего детства (с трех лет)? Зачем нужна игра или какой смысл имеет моделирование человеческих отношений в этой особой, оторванной от реальности деятельности, а не их прямое освоение в контактах со взрослыми? Да и вообще, является ли человеческая культура источником детского развития (как считает отечественная психология) или это лишь интеллектуальные фантазии ученых? И главный вопрос, лежащий в основе всех заданных: какова должна быть (не есть, а должна быть) специфика отношений взрослых и детей в современном обществе?

Историческое рассмотрение детства с необходимостью приводит к выводу, что так называемые детские деятельности (игра, предметно ориентированная деятельность, учение) общественны по происхождению, содержанию и форме. С этим выводом теряют всякие основания все преформистские варианты теории развития как созревания, а также двухфакторные теории развития. История становления детства (и это принципиально важно для понимания современного детства) — это история разделения жизни детей и взрослых, но такого разделения, при котором устанавливаются новые формы связей и отношений между ними, появляются новые формы со-бытийной детско-взрослой общности, возникают новые посредники их взаимности и, следовательно, оформляется новый облик детства.

Психологическая реконструкция человеческой истории показывает, что на самых ранних ее этапах дети очень рано включались в посильный для них производительный труд и реально участвовали в обеспечении жизни общины. Усложнение форм этой жизни, орудий труда приводит к появлению специфически детского вида деятельности — обучения-упражнения, которое оказывается прообразом будущей трудовой деятельности и которое вследствие этого становится смыслом и мотивом того, что ребенок делает «здесь и теперь». Последующая история детства складывается достаточно драматично.

Еще большее усложнение средств производства, расширение и углубление сфер духовной жизни (ритуалов, мистерий, мифов) — ее облечение в таинственную мистическую форму — приводит к дальнейшему отделению жизни детей от жизни взрослых. Положение детей в обществе изменяется и объективно, и субъективно. Отношения взрослых друг с другом начинают строиться по-другому, чем их отношения с детьми. Появляются запреты на вхождение детей в определенные сферы жизни, они как бы выталкиваются из этих сфер. В силу этого упражнение теряет для детей свой смысл, оно уже не обеспечивает их прямую, непосредственную и тотальную взаимосвязь с жизнедеятельностью взрослых.

Такая негативная (не в этическом, а в логическом смысле) форма общности взрослых и детей оборачивается вполне определенными положительными сторонами. Во-первых, возникает специфически детское сообщество, которое, не будучи включено во взрослую жизнь непосредственно, тем самым находится перед этой притягательной для него жизнью. Лишь теперь складываются условия моделирования в детском сообществе отношений взрослых.

Жизнь взрослых, их деятельность и отношения составляют для ребенка идеальную форму (Л.С. Выготский), освоение которой составляет их мотив и цель. Во-вторых, появляются особые посредни ки между взрослой и детской частями общества, носители и представители будущего детей — это старшие дети и старики, находящиеся на границе и над границей между детством и взрослостью. Именно таким путем в истории возникает особая стадия развития детей, появляются новые смыслы, ведущие их жизнь, новый способ их осуществления, т.е. новая ведущая деятельность — ролевая игра. Именно игра выполняет функцию преодоления разрыва связи между поколениями взрослых и детей, которое наметилось в силу указанных исторических обстоятельств.

Дошкольное детство — период возникновения и расцвета игры. В ролевой игре, благодаря условности действий и знаковому характеру вовлекаемых в них предметов, основным содержанием деятельности ребенка становится моделирование социальных отношений между людьми, ориентировка в них и в общественных смыслах труда взрослых. В ходе игры ребенок выделяет и усваивает задачи и мотивы разных форм человеческой деятельности. В игре ребенок узнаёт, что значит быть взрослым и что он еще не взрослый.

В процессе игры дети не овладевают операционно-технической стороной деятельности, как в случаях прямого обучения ей. Средствами игры они усваивают общие смыслы и мотивы человеческой деятельности, воспроизводят социальные отношения, складывающиеся в мире взрослых. Через игру дети в иной — опосредствованной — форме включаются в жизнь взрослых, удовлетворяя и собственную потребность в причастности к происходящему в этой жизни.

Игра оказывает многостороннее влияние на психическое развитие детей. Невозможно указать какую-либо психическую функцию или структуру детей дошкольного возраста, которая не получила бы качественного развития в игровой деятельности. Переоценить развивающее значение игры невозможно.

Кризис современного детства

Анализ истории становления современного детства показывает, что в этой истории были как стабильные, так и кризисные периоды — кризисы самого детства. Для таких кризисов характерен разрыв между жизнью взрослых и детей и, как следствие этого, потеря связи и посредников между настоящим и будущим детей, между сегодняшним и завтрашним днем. В результате обессмысливается идеальная форма будущего — идея, организующая деятельность детей. Эта деятельность перестает быть ведущей — расслаивается и размывается, поскольку становится неясным, куда «вести» детей. А в результате обессмысливается и прошлое (собственное детство), служащее ценностным основанием ближайшего будущего взрослых. Вспомним: «Все мы родом из детства!» — и другое: «Будьте как дети!».

Представляется уместным поставить вопрос, не происходит ли и в наши дни потеря образцов, идеальных форм, связывающих детскую жизнь с жизнью общества (взрослых), придающих ей смысл жизни в обществе и тем самым организующих ее? Не находимся ли мы уже в пространстве кризиса современного детства? Есть ряд фактов, дающих основания для положительного ответа на этот вопрос. Укажем на основные из них.

Исчезают формы общинной жизни детско-взрослых сообществ, межпоколенные разрывы выталкивают стариков из структуры молодой семьи, ребенок теряет явную представленность перед собой всех человеческих возрастов — малых и старых, молодых и взрослых. Полнота человеческой реальности уплощается до юридически заданных возрастных меток — школа, паспорт, вуз, загс, работа, пенсия.

Происходит обособление семьи от образовательных учреждений. Такое обособление уже привело к замене общественного воспитания приватно-семейным, с одной стороны, и формальногосударственным — с другой. И та и другая формы воспитания не открывают, а заслоняют сферу общественной жизни взрослых. В одном случае она заслоняется преобладанием интимно-персональных контактов, в другом — формально-социальных. В результате взрослый выступает перед ребенком не как представитель, «олицетворитель» идеальной формы — норм и форм общественной жизни, — а лишь как носитель частных черт и качеств. Он становится буквально между ребенком и обществом, не опосредуя их органическую связь, а разрывая ее и концентрируя все отношения на себе как конечной инстанции и истине.

Итак, есть основания полагать, что современный этап истории детства — этап критический. Происходит своеобразная инволюция к предистории детства, когда дети, по мнению М. Мид, не находят в жизни взрослых таких образцов, которые вызывали бы у них восхищение и желание подражать им.

Но с другой стороны, культурное оформление дошкольного детства не может быть сведено к обучению тому, что умеет делать общество взрослых (даже к чтению, письму, счету). Это также было бы возвращением к предистории, когда детей учили именно тому, что умеет делать взрослый.

Есть ряд объяснений кризисных явлений в дошкольном детстве; обозначим их смысловое содержание.

  • 1. Современные дети мало играют. Д.Б. Эльконин писал: «С сожалением приходится констатировать, что в практике дошкольного воспитания игра не занимает подобающего ей по значению места. В детских садах дети играют мало»1. Неиспользованные резервы игровой деятельности как ведущей деятельности в дошкольном возрасте приводят к ограничению в развитии детей.
  • 2. Из ролевых игр исчезает творческий порыв, импровизация. Дошкольные педагоги и психологи отмечают, что детские игры становятся шаблонными, приобретают черты «заорганизованное™», так как строятся взрослыми. Это также достаточно веская причина. По своей общественной природе и функциям ролевая игра была и остается мощным средством социализации детей и в этом смысле должна быть инициирована взрослыми. Следовательно, проблема заключается в самой организации игровой деятельности, в психологически обоснованном распределении позиций взрослого и ребенка в игре.
  • 3. Более глубокую причину снижения развивающих возможностей игры выделяет В.Т. Кудрявцев. Он указывает на необходимость выявления уникальной и самобытной функции детства в социокультурных процессах, представление детства в качестве производящего начала человеческой истории. С этой точки зрения «развитие ребенка должно рассматриваться как особая форма культурного творчества, как механизм, который реализует равным образом и преемственность, и поступательность в историческом развитии культуры (курсив наш. — Авт.)»[2] . По мнению ученого, в дошкольном образовании отдается предпочтение процессам социализации детей, освоения ими культурного наследия; культуросозидательный потенциал детства фактически игнорируется и не востребуется сообществом взрослых.

Культуротворческая функция детства состоит в формировании подрастающим поколением исторически новых универсальных способностей, новых форм деятельностного отношения к миру, новых образов культуры по мере освоения креативного (творческого) потенциала человечества. Этим современное детство отличается от исторически более ранних форм детства. Значительная роль в реализации этой функции принадлежит именно дошкольному детству.

«Итак, ведущий критерий развитого детства, — пишет В.Т. Кудрявцев, — наличие культуротворческой функции. В процессе своего духовного развития ребенок творчески осваивает не только исторически сложившиеся, но и исторически складывающиеся формы человеческой ментальности. Более того, он специфическим образом участвует в их формировании (курсив наш. — Авт.)»[3].

Данная фиксация выдвигает перед психологией и педагогикой задачу определения целевых ориентиров дошкольного образования, построения нормативной модели развития в детском возрасте, разработки модели образовательного процесса и адекватных образовательных программ, обеспечивающих полноценное развитие детей на данной ступени и нормальный переход к следующему этапу развития — отрочеству, культурной формой которого является начальное школьное образование. Развитие (реформирование, модернизация, преобразование) общества сейчас совершается слишком быстро, чтобы полагаться на стихийное (как это было в прошлом) разрешение указанных проблем, всегда требующее очень большого времени. В этой сфере, как и во многих других (экономике, экологии и т.п.), стало необходимым направленное вмешательство, но на основе фундаментальных научных исследований и проектных разработок.

Целевые ориентиры дошкольного образования

Непреходящая ценность дошкольного детства и целевые ориентиры дошкольного образования могут быть осмыслены в рамках теории общего психического развития. В основу антропологической теории развития субъективной реальности человека была положена предельная категория со-бытийной общности, одновременно схватывающая две стороны развития — его объект и источник (а также движущие силы, исходные противоречия, механизмы, направление, формы и результаты развития). Внутри со-бытийной общности образуются собственно человеческие способности, позволяющие индивиду, во-первых, входить в различные общности и приобщаться к определенным формам культуры, а во-вторых, выходить из общности, индивидуализироваться и самому творить новые формы, т.е. быть само-битным.

Каждая человеческая общность осуществляет определенную совместную деятельность, характеризуемую прежде всего содержанием этой деятельности, ее предметом. Способ «совместного держания»

(co-держание) этого предмета — характер распределения обязанностей, система взаимных ожиданий партнеров — определяет форму совместности, характерную для данной общности. Внутри детско-взрослой общности, реализующей определенную совместную деятельность, могут быть достигнуты различные уровни развития всех психологических функций, необходимых для пребывания внутри этих общностей, их преобразования и построения новых — формируются основные новообразования возраста.

В соответствии с интегральной периодизацией общего психического развития дошкольное детство входит во вторую ступень — ступень одушевления (от 1,5 до 6,5 лет). На этой ступени ребенок вместе с близким взрослым осваивает предметно-опосредствованные формы общения и в плане совместных имитационно-предметных действий с реальным партнером, и в плане изобразительных игровых действий с воображаемым партнером. Эта ступень лавинообразного овладения культурными навыками и способностями названа ступенью одушевления, для того чтобы подчеркнуть, что именно здесь ребенок впервые открывает для себя свою собственную самость, осознаёт себя субъектом собственных хотений и умений. Субъектность — это основной вектор развития человека, а ребенок-дошкольник характеризуется интенцией к освоению собственной отдельности и единичной самости в рамках сложившейся общности со взрослыми. Э. Эриксон полагал, что данный период детства характеризуется в первую очередь становлением у ребенка инициативности.

В результате многочисленных психологических исследований однозначно зафиксирована специфичность дошкольного детства. Определены содержание и допустимые средства развития дошкольника, их кардинальное отличие от содержания и средств развития ребенка в начальной школе. Установлено, что дошкольный возраст представляет собой благоприятный (сензитивный) период для становления в контексте игровых форм деятельности ряда способностей (воображения, общения, самоорганизации).

Самобытность дошкольного детства состоит в том, что в этом возрастном периоде складываются уникальные способности, которые не могут быть в таком виде сформированы в последующие периоды развития. Задача образования — создать такую образовательную систему, которая на деле будет утверждать и расширенно воспроизводить самоценные возможности дошкольного периода развития. Такая система должна быть нацелена на проектирование культуротворческой функции дошкольного детства. Внутри этой системы бу дут культивироваться специфические формы творческого преобразования детьми социокультурного опыта как необходимого условия его существования, приращения и развития.

Основное новообразование дошкольного возраста — появление у ребенка внутреннего мира и его дифференциация (воображение, идеальные ориентирующие образцы, первичные этические инстанции, рефлексия — осознание своих переживаний, самооценка). Для самого ребенка-дошкольника, если следовать возрастной периодизации Э. Эриксона, жизнь окрашена чувством «все возрастающей инициативы».

В дошкольный период ребенок проживает особый и ответственный, цельный и единый отрезок жизни: от закладки фундамента тех универсальных свойств, которые делают человека человеком (что, конечно, начинается много раньше), до возведения «первых этажей» человеческой личности. От возникновения простейших форм содействия и сочувствия ближнему до первоначального формирования способности поверять свои отношения с ним нравственными мерками. От создания элементарных образов действительности силой детского воображения до построения развернутой и внутренне гармоничной смысловой картины мира. От проблесков первых осмысленных переживаний до развитого в посильных для ребенка границах умения владеть собой и своим поведением, соподчинять свои мотивы под углом определенной цели, т.е. действовать произвольно и целесообразно.

Эти черты целостного образа ребенка к концу дошкольного детства могут выступать как возрастные нормативы и одновременно как целевые ориентиры в разработке образовательных программ работы воспитателей детского сада.

Ведущие позиции на всем отрезке дошкольного детства занимает игровая деятельность. В общих психологических концепциях развития ребенка игровое отношение дошкольника к действительности выделяется как ведущее. Давая базовую характеристику дошкольному возрасту, Д.Б. Эльконин выделяет «стремление ребенка к самостоятельности», которое реализуется в идеальной форме совместной со взрослыми жизни — ролевой игре. Игра — особая форма совместной жизнедеятельности ребенка и взрослого, символическое воспроизводство полноты их co-бытия. В этой форме ребенок одновременно оказывается и самостоятельным (сам действует), и тесно связанным с миром других, с социальным миром взрослых (действует как взрослый). В этом смысле игра всегда социально ориентирова

на — она является игрой для Другого и в Другого. Вместе с тем в игре ребенок впервые «учится» своему Я (познает себя), как он раньше «учился» своему телу (овладевал предметно ориентированными действиями). Здесь же впервые зарождается специфическая форма сознания «Мы — Они», в которой ребенок впервые выделяет себя из социального окружения.

Вместе с тем игровая деятельность не сводится только к сюжетной игре; основная характеристика дошкольного возраста — игровое отношение к миру в широком смысле непрагматичности, процессуальное™ действия. Весь возрастной диапазон — это время трансформаций игрового отношения: от некоторого непосредственного единства деятельности к ее дифференциации.

Многочисленные конкретные психологические исследования свидетельствуют о метаморфозах глобального игрового отношения на протяжении дошкольного детства. Постепенно из процессуальной игры вычленяются так называемые «детские деятельности», которые в младшем дошкольном возрасте (3—5 лет) тесно сопряжены с ней: процессуальные игра-рисование, игра-конструирование, игра-исследование.

К старшему дошкольному возрасту в деятельности ребенка возникают разные мотивирующие моменты, акцентирующие либо смысл действия (сюжетная игра), либо возможности преобразования предмета действия (исследование-экспериментирование), либо цель-результат (рисование, конструирование). Иными словами, дифференцируются, выделяются виды деятельности, по словам Д.Б. Эльконина, «родственные игре». «Замыкая слишком рано, — пишет Н.А. Короткова, — начальную и конечную точки возраста, не дав ребенку времени прожить этот необходимый этап трансформаций игрового отношения к миру, то есть задавая извне требования узкой целенаправленности через жесткую внешнюю “учебную” организацию деятельности, мы слишком ограничиваем возможности самореализации дошкольника и освоения им мира в его многообразии»[4]. Таким образом, игра выступает как ведущая форма реализации и развития субъектности ребенка-дошкольника, которую дополняют другие виды деятельности, характерные и существенные для этого возраста.

Дошкольное образование действительно должно получить статус суверенной и самоценной ступени образования, а не только формы воспитания определенной возрастной группы от 1 до 6-7 лет жизни.

Эта ступень должна быть органично вписана в систему общего образования. Готовность ребенка к школе не может выступить даже в качестве финальной цели дошкольного образования, поскольку задает тенденцию к определению целей дошкольного образования преимущественно исходя из требований школы. Иначе говоря, особый этап детства, со своим содержанием, которое состоит в интеграции ребенком своей индивидуальности на основе самостоятельной реализации определенного способа действия, подверстывается в качестве вспомогательного довеска к этапу интенсивного предметного обучения и уподобляется присущим ему формам и целям. Целью дошкольного образования на всех его этапах должно стать обеспечение многостороннего психического и физического развития ребенка, становление его в качестве субъекта многообразных действий.

Сегодня дошкольная психология и педагогика развития вплотную подошли к рубежу, за которым открываются существенные возможности дальнейшего продвижения. Для отечественной науки они связаны, прежде всего, с исследованиями личности, общения и предметного действия, которые проводятся в контексте более глубокого осмысления возрастной ритмики развития. Результаты проводимых исследований уже сегодня позволяют рассчитывать на ощутимое повышение эффективности дошкольного образования при одновременном снижении тех негативных тенденций в сфере физического и душевного здоровья детей, которые наблюдаются в последнее время.

  • [1] Запорожец А.В. Избранные психологические труды: В 2 т. Т. 1. М., 1986. С. 241. 2 Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1989. С. 98.
  • [2] Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1989. С. 97. 2 Кудрявцев В. Т. Смысл человеческого детства и психическое развитие ребенка. М., 1997. С. 52.
  • [3] Кудрявцев В. Т. Смысл человеческого детства... С. 55.
  • [4] Короткова Н.А. Образовательный процесс в группах детей старшего дошкольного возраста. М., 2007. С. 19.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >