ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР

Лесные экосистемы Западного Кавказа

Исследуемая территория согласно ландшафтнофлористическим критериям относится к Майкопскому району Северо-Западного Кавказа (рис.1). Основу рельефа исследуемого района составляют Главный, Передовой, Скалистый и Боковой хребты.

Ландшафтно-флористическое районирование территории Северо-Западного Кавказа (Зернов, 2006)

Рис. 1. Ландшафтно-флористическое районирование территории Северо-Западного Кавказа (Зернов, 2006)

Основным климаторегулирующим фактором является перенос влажных воздушных масс через Главный хребет со стороны Черного моря. Этому способствует значительно пониженная (до 1500 м над уровнем моря) часть Главного хребта в верховьях реки Березовой, называемая ботаниками «колхидскими воротами». Большое климатообразующее значение имеют экспозиция и крутизна склонов. Особенности горного рельефа, высотная дифференциа ция климата и длительная геологическая история территории Западного Кавказа обусловили высокое ландшафтное и биологическое разнообразие (Соколова, 2013).

Леса с господством бука восточного {Fagus orientaiis) распространены на высотах до 1000 м над уровнем моря., выше и до 2000 м над уровнем моря в состав древостоя включается пихта Нордмана {Abies nordmanniana), она занимает верхний пояс буковых лесов и далее эти две породы образуют пояс буково-пихтовых лесов. На высоте до 1000-1500 м в лесных сообществах могут принимать участие дуб {Quercus petraea), граб {Carpinus betulus), клены {Acer campestre и A. Piatanoides), липа (Tiiia cordata).

Пихта кавказская является мощным доминантом среднегорных и высокогорных лесов Северо-Западного Кавказа. Ее ареал приурочен к западной части горного пояса Кавказа. На северном макросклоне пихта кавказская начинает встречаться с бассейна реки Афикс (Гулисашвили и др., 1975) и усиливает свое доминирование в древостоях бассейнов рек Пшеха, Белая, Малая и Большая Лаба. Далее на восток ее лесообразующая роль снижается и древостои с доминированием пихты кавказской выклиниваются лишь в верховьях водосборного бассейна реки Кубань. В Закавказье леса с участием пихты кавказской расположены от бассейна реки Шахе на западе до реки Риони на юго-востоке.

С высоты 1500-1700 м буково-пихтовые леса постепенно изменяются. Стволы пихт становятся тоньше, бука - корявыми и ниже, в лесу появляются открытые участки - поляны, заросшие лесным крупнотравьем {Ornithogaium ponticum, Euphorbia macroceras, Soiidago virgaurea, Senecio propinquus и др.). Появляются деревья клена Траутфеттера {Acer trautvetteri). На высоте 1800-1900 м пихтарники уступают место своеобразным растительным сообществам полосы верхнего предела леса. Здесь произрастают береза Литвинова {Betuia iitwinowii), рябина обыкновенная {Sorbus aucuparia), клен Траутфеттера, ива козья {Saiix саргеа), т. Е. виды деревьев, способные противостоять климатическим условиям вы сокогорья и конкуренции травянистой растительности. На северном макросклоне Главного Кавказского хребта в пределах Западного Кавказа субальпийские леса лиственного типа в ряде районов образуют хорошо выраженную переходную полосу между высокоствольными смешанными или темнохвойными лесами и субальпийскими (альпийскими) лугами и пустошами (Махатадзе, Урушаде, 1972). Сомкнутость крон древесного яруса значительно ниже, чем в смешанных и темнохвойных лесах. Стволы часто искривлены, особенно у основания; лесной полог обычно неравномерный с большим количеством полян и прогалин. Характерна также небольшая высота крон древесного яруса (Голгофская, 1967).

Е.А. Грабенко и Н.П. Татаренко (2010) в бассейне реки Белой провели исследования таких сильных ценозообразователей как пихта кавказская и бук восточный. Сопоставив данные анализов физических и химических свойств бурых горно-лесных почв с изменением состава произрастающих на них лесных фитоценозов, они обнаружили видимую связь между содержанием гумуса и усилением представленности пихты, которая усиливает свое доминирование в составе древостоя с повышением местности. Поскольку опад пихты очень медленно разлагается, в почве образуется кислый фульватный гумус. Поскольку гумусированность - функция, зависящая от состава произрастающего древостоя, то превалирование содержания гумуса по всему почвенному профилю в верхнегорном высотном диапазоне объясняется постоянством доминирования пихты в его составе. А его малое количество в этих же почвенных горизонтах низлежащих высотных поясов свидетельствует о флуктуации представленности в составе его доминантов.

Они вносят в климатические, почвенные и гидрологические режимы создаваемые ими собственные фиторежимы (фитоклимат, условия освещенности). В своих ареалах бук восточный (Fagus orientalis Lipsky и пихта кавказская (Abies nordmanniana (Stev.) Spach) являются мощными эдификаторами, произрастающими на своей территории еще с третичного периода. Так бук восточный распространен в основном на Кавказе, занимая предгорную, среднегорную, и высокогорную зоны, Черноморское и Каспийское побережья. Кроме этого он встречается в северной части Ирана, Турции и восточной части Балканского полуострова. Причем на Балканах помимо бука восточного встречается и бук европейский. Два этих вида отличаются между собой по экологогеографическим и фитоценологическим связям (Мальцев, 1988).

Суммарный запас углерода на покрытых лесом землях Северного Кавказа равен 254,1 х109 кг; 99,8х109 кг (39,3 %) приходится на пул фитомассы; 16,6 х Ю9 кг (6,5 %) - на мертвую древесину; 8,8 х103 кг (3,5%) - на подстилку; 128,9 х103 кг (50,7 %) - на пул углерода почвы. Средний для лесов Северного Кавказа запас углерода фитомассы равен 69,8 кг/га, что на 60 % выше аналогичной величины (43,7 кг/га) по лесам России в целом (Уткин и др., 2001). Указанное различие определяется более благоприятными по сравнению со среднероссийскими лесорастительными условиями Северного Кавказа, способствующими развитию продуктивных лесных насаждений с высокими запасами древесины. С учетом пулов мертвого органического вещества средний запас углерода в лесах Северного Кавказа равен 177,7 кг/га.

Чистый прирост фитомассы в лесах Северного Кавказа составляет 591,2хЮб кг/год, по среднему значению (0,41 х103 кг/га/год) почти вдвое превосходя леса России (0,24x103 кг/га/год) в целом (Исаев и др., 1993). Здесь сказывается специфика возрастной структуры лесов Северного Кавказа, характеризующихся преобладанием активно растущих молодых и средневозрастных насаждений.

Пополнение пула углерода фитомассы лесов Северного Кавказа существенно превышает потери с рубками и пожарами, в результате сток углерода в пул фитомассы составляет 493,3x106 кг/год. Наибольший вклад в сток углерода вносят леса Дагестана (29,9%), которые характеризуются наибольшей долей молодых и средневозрастных насаждений (80,6 %). Средняя величина стока углерода (0,34x103 кг/га/год) в лесах Северного Кавказа значительно превышает аналогичное значение (0,16x103 кг/га/год) для управляемых лесов Российской Федерации (Бакаева, Замолодич-ков, 2009).

Высокий потенциал поглощения углерода в лесах Северного Кавказа определяется предшествующей динамикой лесопользования. На площадях масштабных рубок 1945-1975 гг. к настоящему времени образовались молодые и средневозрастные лесные насаждения, активно поглощающие углерод атмосферы. Стабилизировавшиеся на уровне 200х103 м3/год размеры лесопользования и малые масштабы деструктивных лесных пожаров приводят к потерям углерода, заметно меньшим по сравнению с чистым приростом фитомассы (Бакаева, Замолодичков, 2009).

Лесопользование является одним из важнейших факторов, определяющих знак и величину углеродного бюджета лесов. Средний объем лесозаготовок в лесах Северного Кавказа за 2000-2005 гг. составлял 215x103 м3/год, причем 86,8 % древесины заготовлено при рубках промежуточного пользования (прореживания, рубки обновления и переформирования, выборочные санитарные рубки). В настоящее время лишь 30,5 % площади лесов Северного Кавказа относится к эксплуатационным категориям, остальная часть представлена охраняемыми и защитными лесными насаждениями. В недавнем прошлом лесопользование на Северном Кавказе было значительно более масштабным: в 1950-х гг. заготавливалось по 1500хЮ3 м3/год, в 1960-е - по ИООхЮ3 м3/год (Лесопользование..., 1996).

На Северо-Западном Кавказе производные (вторичные) леса формируются в результате вырубки леса для заготовки древесины и проведения других хозяйственных мероприятий, приводящих к утрате лесной подстилки, деградации почв, живого напочвенного покрова и других компонентов лесных экосистем. В этих лесах при ливнях высокой интенсивности зачастую формируется поверхно стный сток, что приводит к развитию плоскостной и линейной эрозии. При этом в горных почвах активизируются эрозионные процессы, особенно на нарушенных участках технологических коридоров, волоков и лесовозных дорог, а также - по линиям электропередач, нефте- и газопроводов и других линейных сооружений. В результате эрозия почв приводит к заилению горных водотоков, что усиливает опасность паводкового разлива рек при выпадении интенсивных ливней. В модельных опытах во вторичных лесах Западного Кавказа было установлено, что воздушно-сухая масса лесной подстилки и живого напочвенного покрова, равная 3,25 т/га, является критической, превышение которой обеспечивает при ливнях предотвращение эрозии почв под пологом производных лесов (Ивонин, Тертерян, 2013).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >