Трансформации социального «лица» города

Первые российские поселенцы появляются на территории Ростова в начале XVIII века, переселившись из Азова и Таганрога, но, как было показано выше, прочные поселения, которые стали основой города, появились на территории Ростова благодаря строительству крепости Св. Анны на Васильевских буграх.

После учреждения Темерницкой таможни внешняя торговля из Черкасска, столицы Области войска Донского, перешла сюда. Однако у донского купечества не было достаточных средств для развития этой торговли. Правительство обратилось к российскому купечеству с призывом наладить торговлю с Константинополем. В 1756 году московский купец первой гильдии В.М. Хастатов, калужский первостатейный купец Н.Т. Шемякин и ярославский первостатейный купец А.И. Ярославцев основали товарищество «Российская в Константинополь торгующая коммерческая компания». Компания получила привилегированные права на торговлю с портами Черного, Эгейского и Средиземного морей. Были учреждены три конторы - в Москве, в Константинополе и в Темерникове, т.е. при Темерницкой таможне. Это создало условия для привлечения на ростовскую землю торговых людей, часть из которых селилась в Полуденке.

Со строительством крепости Св. Дмитрия Ростовского в 1761 году сюда переселяется гарнизон и жители форштадта крепости св. Анны, а именно: весь гарнизон, конный азовский казачий полк, купечество и прочие все обыватели. Императорским Указом от 31 июля 1762 года к крепости были приписаны: четыре пограничных батальона, артиллерийская

1

Ведомость и географическое описание крепости святого Дмитрия Ростовского с принадлежащими и прикосновенными к ней местами. Б.г., 1768. С. 21.

инженерная команда, конный азовский казачий полк, конные калмыки, 92 93 94

купцы, маркитанты , однодворцы , малороссияне , выехавшие из турецких земель греки, грузины, отставные военные, вдовы и сироты.

Помимо постоянных жителей, приписанных к крепости, сюда прибывали, выдержав карантин в Таганроге, (преимущественно в мае -сентябре) с товарами греки, армяне, турки и российские купцы из разных городов. Купцов, состоявших при крепости, было 129 человек[1] , и были они весьма небогаты. Их капиталов не хватало для ведения зарубежной торговли, и они участвовали во внутренней ярмарочной торговле, содержали заводы по обработке рыбы.

По обеим сторонам крепости располагались форштадты, простиравшиеся вдоль реки: на востоке Полуденка, а на западе Доломановка и Солдатский. Полуденка была заселена преимущественно торговыми людьми, выходцами из Малороссии, греками, грузинами. Доломановка, возникшая, по всей видимости, также раньше самой крепости, получила свое название из-за того, что здесь были расквартированы казаки Азовского конного полка (доломановские казаки) и сотня калмыков, служивших при крепости. Затем между Доломановкой и крепостью образуется поселение, получившее название Солдатская, а позже Купеческая слободка. Первоначально здесь селились отставные солдаты и торговые люди, а сама слобода располагала удобной гаванью, и через нее проходили важные торговые дороги.

Таким образом, население этих слободок было довольно разнообразным по национальному составу, роду деятельности. Кроме того, в страницы ростовской истории вписаны имена выдающихся российских военных деятелей А.В. Суворова, Ушакова. За стенами крепостной тюрьмы пришлось сидеть знаменитому донскому атаману С.Д. Ефремову,

воспетому поэтами и вошедшими в донские предания. В ноябре 1772 года Ефремов был арестован отрядом крепости согласно указу из Санкт-Петербурга. Атамана обвинили в неповиновении главнокомандующим и военной коллегии, распространению бунтарских настроений среди казаков и прочих проступках. Крепость стала его последним пристанищем на родной земле: после суда, состоявшего в столице, он был сослан в Пярну (Пернов), где и скончался в 1774 году.

В окрестности крепости стекались разные искатели приключений, так называемые «гулящие люди», среди которых можно было встретить и беглых крестьян, и дезертиров, и людей, скрывающихся от закона. Большой приток иностранцев обеспечила государственная политика по заселению новых земель.

Это национально-культурное многообразие было зафиксировано в народной памяти и отразилось в многочисленных сказаниях. Горожане хорошо помнили об истоках своего города. Еще в конце XIX века М.Б. Краснянскому удалось записать легенду, которую пересказывали старожилы об образовании Доломановки: «Ехал хохол-чумак с хлопцем на волах и надо было им переправиться через р. Темерник. Место было топлое и хохол пошел искать брод, а хлопец стал пасти волов. Когда отец вернулся, решили они пообедать. Развернули мешок с харчами, зачерпнули воды из Темерника и заварили кашу с салом, пошел запах на весь Темерник. Вдруг из-за бугра, со стороны Азова показался казак верхом на лошади. Слез с лошади и сел под возом, разговаривая с хохлом. С противоположной стороны идут еще двое: казак-коробейиик с товарами за плечами и грек-пшеничник, скупщик зерна из Крыма и подошли к возу. Позже на тарайке подъехали еврей-комиссионер и армянин-аттарник. Слезли с повозки и тоже присели к гостеприимному возу. Хохол угостил компанию кашей, которая их и сдружила. Спустя некоторое время к компании подошли еще двое: турок-пекарь и болгарин-огородник. Они стали участвовать в разговоре о том, что в Темернике всего много и воды, и рыбы, овощей, камышей - всего. Болгарин обещал устроить огород, хохол посеять хлеб, а армянин - доставить отару овец и скота. Казак - заняться рыболовством и держать связь с дружинами. Еврей - завести лавочку. А о переправе хохол с хлопцем так и позабыли. Все понимали, что лучшего места им не сыскать».

В этой легенде народная память запечатлела реальные события, связанные с историей заселения ростовской земли. Выше было сказано о том, что правительство Российской империи проводило политику регулярного освоения новых земель, строя крепости с форштадтами и

1

ГАРО. Ф. Р-2613. Д. 21. Л. 65. Легенды собраны и записаны М.Б. Краснянским. Сохранен оригинальный текст.

закладывая основы будущего развития этих поселений в качестве экономических и административных центров. Частью этой политики стало привлечение на пустынные земли нероссийского населения и добровольное их освоение российскими подданными.

С конца XVIII века ростовская земля и ее окрестности стали привлекать многих людей, искавших «воли» и спасения от правительства. Своевольно возведенные хатки и землянки окружали крепость и форштадты, а сами форштадты разрастались. Правительство смотрело на такое заселение края сквозь пальцы. Так, например, во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов жители форштадтов крепости, смешавшись с различными людьми, искавшими свободы, образуют поселения Ново-Донских казаков и расселяются по Дону. Во время войны российское правительство не обращало на них внимания, но после подписания мирного договора с Османской империей новым поселенцам было предложено войти в состав Донского Войска или стать мещанами форштадтов Ростовской, Таганрогской или Азовской крепостей.

В описании крепости св. Дмитрия Ростовского, составленной А.И. Ригельманом в 1760-е годы, содержатся следующие сведения о невоенном населении крепости: «Мещан из греков и других наций 8 человек, купцов -129 человек, однодворцев - 150 человек, дворовых людей - 26, малороссиян - 2863 человека»[2]. Иностранцев и других «ходящих» людей согласно правительственным указам следовало записывать в мещане или определять на военную службу , но «нехотя они в том быть, а ~ 101

всемигривенном малороссийском окладе записываться желают» .

Численный состав мещанского сословия на Донской земле пополнялся двумя способами - причислением и припиской. Причисление осуществлялось через демократическую процедуру приема в мещане на специальном собрании и давало право пользоваться всеми сословными правами. Приписка производилась по воле властей без учета мнения членов мещанской организации. Приписанные не имели прав на все сословные привилегии, до момента причисления к сословию они могли пользоваться только результатами попечительской деятельности.

Мещане происходили «от разных состояний, как-то: отпущенные и отчужденные на волю, уволенные из арестантских рот и из-под суда с представлением права выбора рода жизни, выключенные из духовного,

военного и других ведомств... и прочие... Оттого-то название «мещанин» для всякого ростовца было словом бранным...»[3] .

Разнообразие национальностей и вероисповеданий унаследовал, получив статус города и свой герб, Ростов-на-Дону. В XIX веке Ростов часто сравнивали с Америкой, называли Российской Америкой. Вот, например, отзыв о Ростове в книге К.А. Скальского: «Ростов-на-Дону, город американский, где население образовалось из весьма

подозрительных элементов, да еще с значительной примесью

103 инородцев» .

Однако не все современники так негативно отзывались об «элементах» Ростова и его культурном лице. Сохранились свидетельства французского путешественника, побывавшего на ростовской земле в 1840 году, и отозвавшегося о ростовчанах следующим образом: «... общество в Ростове несравненно приятнее, чем в большинстве губернских городов... Здесь полное смешение народностей, вкусов, понятий...», и далее: «Всё поражает иностранца в этом городе, в котором если есть что русское, так это чиновники, в отелях - отличные рестораны, комнаты, снабженные кроватями со спальным бельем, и много другого, что с трудом найдешь и в Одессе...».

История заселения ростовской земли в XVIII - начале XIX века не уникальна. Подобным образом заселялись и другие города и земли, вошедшие в состав Российской империи в это время. Заселение городов Нижнего Поволжья, Новороссии, Приуралья проходило по одинаковой схеме, включавшей в себя и стихийную колонизацию, и правительственные меры по организации заселения новых земель. Можно утверждать, что история заселения Ростова не отличалось от истории заселения других южно-российских торговых городов. Быстрый рост территории Российской империи заставлял правительство искать способы заселения этих земель. Начало этому процессу было положено Манифестом Екатерины II от 4 декабря 1762 года «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу». За тем последовал Манифест от 22 июля 1763 года «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах». В этом документе значилось: «В числе иностранных, желающих в Россию на поселение, случаться и такие,

которые для проезда своего не будут иметь довольного достатка, то оные могут являться у Министров и Резидентов Наших, находящихся при иностранных дворах, от коих не только на иждивении Нашем немедленно в Россию отправлены, но и путевыми деньгами удовольствованы будут». Помимо этого значительно упрощалась регистрация иностранцев по прибытию в Россию, они могли зарегистрироваться в любой местности, выбранной для проживания, у имевшихся там представителей власти. При регистрации им достаточно было объявить свое решение о том, как они хотят проживать в России: «записаться ль в купечество или в цехи, и быть мещанином, и в котором городе, или поселиться колониями и местечками на свободных и выгодных землях для хлебопашества и других многих выгодностей, то все таковые по их желаниям немедленное о себе определение получат». Все прибывшие в империю должны были принести верноподданеческую присягу. Императрица же гарантировала: свободу вероисповедания, возможности строить церкви и иметь своих пастырей; освобождение от всяких податей и государственных повинностей поселившимся на необжитых землях на 30 лет, на остальных - на 5 - 10 лет; наделение землей и обеспечение деньгами для строительства домов и заведения хозяйства.

Государственная политика обеспечила приток эмигрантов, в котором можно выделить три этапа: переселение поляков, литовцев из Польши в конце XVIII - начале XIX века, переселение крымских армян и греков в конце XVIII века, формирование поселений немецких колонистов.

Появление рядом с крепостью Св. Дмитрия Ростовского армянских поселений является частью политики переселения. Переселение в 1779 году армян из Крыма и образование города Нахичевани способствовало экономическому освоению малозаселенного края, с одной стороны, а с другой, создавало плацдарм для дальнейшего продвижения России на юг и включения в ее состав земель, населенных христианами, находящимися под турецким игом.

После упразднения крепости в 1835 году гарнизон переселяется из ростовских пределов. С этого времени количество военных в сословных показателях города уменьшается. К середине XIX века Ростов уже сложился как город торговый, и определилась его социальная структура, которая будет в дальнейшем меняться в связи с увеличением количества ростовчан, т.е. претерпевая количественные изменения при незначительных изменениях качественных.

Ростовчане, имея много возможностей заработать, бедными не были. Однако в это время и богатых в городе не было. Дело в том, что у ростовских купцов было недостаточно капиталов для развития торговли,

1

Полное собрание законов Российской империи с 1969 года ... Т. XVI. С. 313-316.

кредитных учреждений в городе еще не было, и вся торговля сосредоточилась в руках иностранцев и купцов из других городов, открывавших в городе свои конторы. В Ростове до 1855 года не было купцов 1 гильдии. Ростовское купечество лишь во второй половине века начинает постепенно вытеснять иногородних купцов, сосредотачивая торговлю в своих руках. Но процесс этот был достаточно долгим. Развитию этого процесса способствовало открытие кредитных учреждений, проведение железной дороги и главное, развитие промышленного производства, связанного с торговлей и приносившего прибыль ростовским купцам.

В летнее время в город стекались десятки тысяч рабочих. Так, в 1850 году в Ростов прибыло 15 494 человека[4]. Весной в городе работало около 200 извозчиков, а осенью всего 70, плюс к этому число временных, пришлых извозчиков достигало 15 000, одних рыбных извозчиков насчитывалось до 10 000. Из Ростова они везли рыбу и рыбные продукты, а в Ростов крымскую соль и другие продукты. К концу 1860-х годов в городе насчитывалось до 400 чернорабочих и около 1100 наемных слуг.

После отмены в 1861 году крепостного права на юг из центральных и северных районов страны стали стекаться крестьяне большими массами. Каждое лето большой наплыв рабочих наводнял улицы и площади Ростова-на-Дону, они расселялись также в жилых помещениях Таганрога, Новочеркасска и других городов Новороссии. В первые годы после отмены крепостного права малонаселенный Новороссийский край притягивал много рабочих рук. Рабочие имели возможность заработать здесь хорошие, по меркам центральной России, деньги. Крестьяне приходили сюда на заработок, а затем, после окончания полевых работ и сокращения портовых работ, основная масса возвращалась в центральные и северные губернии России. К началу 1880-х годов многие крупные сельскохозяйственные поместья оказались разорены. Крестьяне-рабочие стали пополнять ряды разбойников, пить, скитаться, надеясь заработать деньги, хотя бы для уплаты податей.

К концу 1880-х годов донское сельское хозяйство, ранее радушно принимавшее всякого умевшего держать в руках косу и вилы, не могло предоставить работу всем желающим сезонным рабочим; начинается отток рабочих рук в большие города. Ростов-на-Дону, постепенно разрастаясь, все же не мог органично вместить весь этот «босой батальон». В городе увеличивается количество нищих, растет число грабежей. Городу приходилось увеличивать полицейские силы. В 1880-е годы, когда в Ростове проживало около 100 000 жителей, на полицию городские власти

тратили 70 000 рублей в год[5]. Обеспокоенные представители земской управы обратились к администрациям тех губерний, откуда шел основной поток рабочих, с просьбой объявить о невыгодности ухода летом в донские степи, но это результата не имело.

Со временем все больше и больше таких отходников стали скапливаться по окраинам города Ростова, образуя новые незаконные слободы. Эти поселенцы жили, как правило, за счет грабежей, разбоев или попрошайничества. Городские власти, представители земства, отмечая, что остановить этот процесс не удается, с грустью твердили: «Трудолюбие в рабочем классе слабеет. Убожество и пьянство идут рука об руку. При малейшей на то возможности крестьяне бросают землю и селятся в городах в качестве бездомных батраков».

Рабочие места и стабильные заработки могла гарантировать развивающаяся промышленность города. Однако она не могла обеспечить хорошие условия труда и заработную плату. Так, например, при известном заводе Пастухова, расположенном за городом, имелся рабочий поселок. В поселке проживало в 1880 году около 3 000 человек. В день каждый рабочий получал около 1 рубля и продовольствие.

Сезонные наплывы рабочих в Ростов, вызванных, прежде всего, навигацией, продолжались вплоть до самой революции. Этот приток населения хорошо виден по данным переписи населения 1897 года. Так, коренные жители Ростова составляли 46 608 человек, жители, пришедшие из других районов области - 8 137 человек, иногородние - 58 487 человек. Однако эти цифры не дают полного представления о масштабах притока переселенцев в город, а вот в работе Г.Х Чалхушьяна приводится подсчет естественного прироста населения города за период с 1840 по 1850 годы, который составлял всего 586 человек.

За счет иногородних население Ростова росло быстро. К концу XIX века Ростов занимал первое место по численности среди городов Области войска Донского. По сведениям, приведенным Г.Х Чалхушьяном, в 1782 году жителей обоего пола в слободках при крепости насчитывалось 954 человека, в 1809 году их было уже 3 000 человек, в 1839 - 9 000 человек, в 1850 - 10 863 человека, в 1860 - 17 574 человека. По данным переписи 1897 года, в городе проживало 119 476 человек, а в Нахичевани - 28 427 человек. По национальному составу в Нахичевани русские численно

превосходили армян. Русских насчитывалось 14 885 человек, а армян 12 370 человек[6].

Из всех городов Донской области самая высокая смертность и самая высокая рождаемость наблюдались в Ростове-на-Дону. Естественный прирост населения в Ростове в 1898 - 1907 годах составлял 13,5 человек на 1000 населения, при том, что на 1000 жителей рождалось 51,5 человек. Так высока была смертность, падавшая главным образом на детский возраст до 5 лет. До 5 летнего возраста не доживала почти половина родившихся, то есть из 1000 родившихся в Ростове-на-Дону в 1888 - 1902 годах до 5 лет доживало 587 детей. Из умерших до 5 лет почти % умирало до 1 года. Высокая детская смертность вызывала высокую рождаемость.

На детскую смертность влияли многие факторы, при этом статистика позволяет проследить корреляцию детской смертности от вероисповедания. Так, из 1000 родившихся до 5 лет умирало: у православных - 576, протестантов - 363, мусульман - 331, католиков - 278, евреев - 268. Таким образом, уровень смертности напрямую зависел от традиционно сложившегося в той или иной культуре отношения к детям и способов ухода за ними.

В конце XIX века по сословиям ростовчане распределялись следующим образом: дворяне - 4 189, духовенство - 267, купцы - 1 693, мещане - 53 946, крестьяне - 51 892, войсковые казаки - 2 914. Все слободки, прилегавшие к городу (Затемерницкое поселение, Новое поселение...), были населены главным образом фабрично-заводскими и железнодорожными рабочими, ремесленниками.

Подавляющее большинство населения составляли мещане и крестьяне. Мещанское сословие играло большую роль в жизни города, начиная с момента его основания. Выше было показано отношение к мещанам или, как часто говорили, обывателям в дореволюционном Ростове. На процесс формирования мещанского сословия города смотрели часто пренебрежительно. Поэтому необходимо подробно осветить источники формирования мещанского сословия города и выявить их культурный и политический облик.

Выше приводились свидетельства современников, описывавших ростовских мещан как «сброд», однако уже в XIX веке стать представителем мещанского сословия в Ростове было непросто. Существовал целый комплекс требований к претенденту, включавший в себя возрастные, половые, нравственные требования и материальный ценз. Ведь мещане старались сохранить и приумножить высокий уровень своего

сословия, а сословные прерогативы делали вступление в их ряды желанным. Ростов-на-Дону и Нахичевань-на-Дону - города области, в которых было сложнее всего попасть в мещанское сословие. Мещанские организации этих городов были сильными, имели налаженные связи с администрацией, и здесь сложилась прочная мещанская субкультура. Законопослушание в этой среде ценилось высоко. Мещане редко участвовали в нарушении порядка государственного управления, ориентируясь на союзнические отношения с властями. Преступления против государственного управления были более характерны для рабочих, 117 крестьян .

Главными источниками пополнения мещанского сословия Ростова был естественный прирост и вступление в ряды мещан, прежде всего, крестьян и ремесленников. Кроме того, процесс урбанизации способствовал переселению сельских мещан в города. Казаки в Области войска Донского были привилегированным сословием, и переходить в мещанское сословие для них не имело смысла.

Вступление в мещанское сословие давало преимущества: более свободное передвижение, возможность заняться предпринимательской деятельностью, полную свободу распоряжения недвижимостью и право ее увеличения, низкие налоги, более высокие котировки на рынке рабочих рук.

Доля мещан по отношению к другим категориям населения в Ростове постоянно уменьшалась: в 1897 году их было 45%, а в 1913 году - 33%. Вместе с тем в конце XIX - начале XX веков на среднестатистическую 1000 городских мещан России приходилось до 1020 ростовских мещан. Доля мещан города Нахичевани-на-Дону была значительно выше, чем в Ростове. В конце XIX - начале XX веков более 50% нахичеванцев были мещанами[7] .

Буржуазное развитие городов, рост промышленного производства способствовали расслоению мещанского сословия. Но вместе с тем сословная связь оставалась достаточно прочной, чему способствовали органы самоуправления. Мещане совместно решали хозяйственные вопросы и проблемы попечительства. Незащищенность мещанского сословия от чиновничьего произвола, низкие темпы развития предпринимательства, опора на докапиталистические формы хозяйства (мануфактура, ремесло), отсутствие крупных капиталов приводили к еще большей консолидации мещанского сословия. Принадлежность к сословию гарантировала защиту и помощь. Эта тенденция была характерна для всей Российской империи. В 1910 - 1913 годах начинают проводиться

Всероссийские съезды представителей мещанских обществ, итогом которых стало создание Всероссийского мещанского союза.

Грамотность в Ростове, учитывая его социальный состав и особенности формирования пригородов[8] , была достаточно высокой. Согласно переписи 1897 года, процент грамотного населения Ростова составлял 45,6%. Для сравнения можно привести данные того же года, согласно которым средняя грамотность городского населения России равнялась 45,3 %12(). Процент грамотных в Нахичевани оставлял 42,9 %

На рубеже веков классовый облик Ростова, в какой-то мере, можно 122 воссоздать, рассмотрев занятия горожан по группам :

Занятие

Количеств о человек

Деятельность и служба частной прислугой, поденщиками

24 963

Торговля сельскохозяйственными товарами

10 084

Обработка металлов

8 028

Строительные работы и ремонт

5 715

Живущие на доходы с капитала и недвижимого имущества, средства родственников и родителей

5 165

Работающие на железной дороге

5 514

Извозный промысел

5 454

Табачное производство

3 398

Администрация, суд, полиция

1 855

Врачебная и санитарная деятельность

1 062

Учебная деятельность

1 000

Таким образом, основная масса городского населения была занята рабочим трудом, а миграционные процессы и урбанизация способствовали заселению города. Самой многочисленной была прослойка людей,

работавших в услужении, а на втором месте оказалась группа людей, занятых в торговле сельскохозяйственными продуктами, что является вполне закономерным, учитывая экономическую историю Ростова.

Помимо перечисленных, в Ростове насчитывалось еще более 60 групп занятий, но количество работников там было незначительно. Среди жителей города были и такие, которые указали своим постоянным занятием проституцию: 9 мужчин и 243 женщины жили на доходы от этого занятия. Лишенными свободы на момент переписи оказались 414 ростовчан.

Ростов-на-Дону изначально формировался как многонациональный город, чему способствовала политика государства, о которой было сказано выше. Павел I и Александр I продолжили политику, начатую Екатериной II. Вокруг Ростова, на территории Донского края, охотно селились выходцы из Малороссии, поляки, литовцы, греки, появляются немецкие колонии и армянские поселения. Миграционные процессы способствовали их переселению в город. К концу XIX века из 119 476 человек, проживающих в Ростове, 100 869 человек были русские, малороссы, белорусы; 11 183 человек - евреи; 2 216 - армяне; 1 444 человека - поляки; 1 182 - немецкие поселенцы; 1 172 - татары; 702 - греки; 30 - цыгане; 5 -калмыки.

Национальный состав Нахичевани в это же время был следующим: из 28 427 жителей 19 224 были русские, малороссы, белорусы; 8 277 -армяне[9]; 455 - евреи; 144 человека - поляки; 125 - немцы; 69 - татары; 36 - греки; 2 - цыгане. Таким образом, к концу XIX нахичеванцы славянских национальностей численно преобладали над армянским населением.

Приглашая иностранцев селиться в пределах Российской империи, Екатерина II гарантировала им свободу вероисповедания. Поэтому пестрому национальному составу города соответствовало наличие различных конфессий. В Ростове к концу XIX века православных насчитывалось 100 421 человек, иудеев - 11 838 человек, армяно-григорианского вероисповедания - 2 212 человек, приверженцев римско-католической веры - 1 836 человек, исповедовавших ислам - 1 300

человек, протестантов - 1 236, старообрядцев - 601 человек, буддистов - 1 человек. В Нахичевани проживало 19 240 человек православной веры, 34 старообрядца, 8 249 человек армяно-григорианского вероисповедания, 218 католиков, 138 протестантов, 74 человека, исповедовавших ислам, 471 иудей. Таким образом, распределение горожан по конфессиям в целом соответствовало их национальному составу.

Нахичевань была крупным центром армяно-григорианской веры. В городе располагалось Управление Апостольной Армяно-григорианской церкви. Только в самом городе, без окрестных армянских поселений, было 9 церквей и Армянская духовная семинария.

Приверженцев римско-католической веры в обоих городах было в процентном отношении немного. К этой вере принадлежали преимущественно поляки, литовцы и немцы. В Ростове костел появился в результате ходатайства римско-католической общины перед Городской Управой, которая в свою очередь обратилась за разрешением на строительство в Министерство внутренних дел. Получив разрешение, Городская управа в 1878 году выделила место под строительство. Около 1884 года на углу Сенной улицы и Соборного переулка был построен костел Св. Тайной Вечери. При нем находился дом священника и помещение для начального католического училища.

В 1900 году было создано католическое благотворительное общество для помощи бедным католикам. Общество проводило большую работу не только в Ростове, но и в других городах юга России. Кроме выдачи ежемесячных и единовременных пособий, общество выдавало пособия на оплату квартиры, лечение, оплачивало обучение бедных учеников в приходской школе, содержало собственную библиотеку, устраивало благотворительные лотереи и спектакли в театре Асмолова, проводило воскресные семейные вечера, для которых снималось специальное помещение. Однако в конце 1910-х годов это общество испытывало кризис, связанный с сокращением его членов, повлекшим нехватку денежных средств. Последнее упоминание о благотворительном обществе относится к 1911 году, после чего оно, скорее всего, прекратило свое существование[10].

Первые сведения о деятельности евангелическо-лютеранской общины, дошедшие до нас, относятся к 1856 году. В 1881 году община обратилась к городской Думе с просьбой выделить место для строительства кирхи. В 1888 году кирха была построена. Располагалась она на улице, которая ныне носит имя Седова. Позже при ней был построен дом для пастора и школа, в которой бесплатно обучались дети обоего пола.

Самой большой по численности, после русских, белорусов и украинцев, национально-религиозной группой в Ростове была еврейская. Еврейское население составляло примерно 10% от всего городского населения. В начале XX века в Ростове работали еврейские школы, еврейские училища, синагоги.

К сосредоточению еврейского населения на территории Ростова привела политика, начало которой было положено указом Екатерины II от 23 декабря 1791 года о введении черты постоянной еврейской оседлости, за пределами которой им запрещалось селиться. Этот указ был подтвержден в 1804 году и создан подробный перечень местечек, в которых дозволялось жить евреям, но их проживание в сельской местности не допускалось. В этот список вошла и Екатеринославская губерния. Результатом ограничений, а также сложностей в выборе профессии и получении образования стала высокая концентрация еврейских ремесленников и торговцев в разрешенных местах. После присоединения Ростовского уезда к Области войска Донского Ростов оказался вне черты еврейской оседлости. Однако евреям, проживавшим в городе до 1887 года, было предоставлено право на жительство.

Еврейский вопрос в Российской империи стоял достаточно остро, и черта оседлости являлась лишь одним из его проявлений. В 1880-е годы был введен допустимый максимум студентов-евреев в высших учебных заведениях, который в черте оседлости не должен был превышать 10% от общего количества студентов. Еврейский вопрос, обострившийся во второй половине XIX - начале XX веков, затронул и Ростов. Еврейские погромы 1881 - 1884 годов прокатились по Донской земле. Но самые кровавые погромы были вызваны революционными потрясениями 1905 -1906 годов. Сразу после обнародования Манифеста 17 октября 1905 года в Ростове-на-Дону состоялась манифестация рабочих и студентов, разгромленная казаками и черносотенцами. Это столкновение переросло в еврейские погромы, продолжавшиеся нескольких дней. Сначала черносотенцы разгромили Покровский базар, а затем двинулись на Новый базар и Московскую улицу. Они громили магазины, дома, квартиры, принадлежавшие евреям. «От зарева пожаров ночью на улице было светло, как днем. Евреи прятались в подвалах, чердаках, у сердобольных русских, а лава погромщиков катилась дальше, сталкиваясь с идущими из переулков толпами, образуя на мгновение бушующий водоворот, кружилась на одном месте и вдруг мчалась по измененному направлению». Основная часть жителей города не принимала участия в погромах. Стали формироваться еврейско-русские дружины самообороны. Гласные городской Думы и священники, выйдя на Соборную площадь, просили прекратить грабежи,

1

1905 год в Ростове-на-Дону. Ростов н/Д - Краснодар, 1926. С. 79

но погромщики продолжали свое дело. 20 октября «погром достиг таких размеров, что буржуазия просила рабочих организовать самооборону...»[11]. Когда все было разбито и разграблено, погромы мгновенно прекратились. Г.Х. Чалхушьян так описывал события 18-20 октября: «Она (толпа - авт.) вышла с иконами, национальными флагами и портретами государя, и, кощунствуя над этими святынями для сердца русского человека, остановилась у предназначенных к разгрому магазинов и при криках «Шапки долой!» и «Ура!» помогала громилам и ворам разбивать и расхищать магазины».

Еврейские погромы вписали черную страницу в историю дореволюционного Ростова, как и всей Российской империи. Еще печальней то, что по количеству жертв ростовский погром 1905 года стал лидером среди других городов Российской империи. По официальным сведениям жандармерии, было зарегистрировано 40 убитых и 160 раненых, разгромлено 514 лавок, 2 мельницы, 5 угольных складов, 8 квартир, всего сгорело 311 строений. Согласно донесению германского консула, в Ростове-на-Дону погибло 176 человек, около 500 было ранено.

После погрома в Ростове был создан Комитет помощи евреям, пострадавшим от погрома 18-20 октября 1905 года. Его члены установили, что было похищено и испорчено имущества на 7 000 000 рублей. В виде пожертвований Комитет получил 276 022 рублей 72 копейки. Были возвращены похищенные вещи на суму 100 000 рублей. Староста еврейской общины Ростова обратился в городскую Думу, сообщив, что более 10 тысяч евреев остались без средств к существованию. Городская Дума для помощи пострадавшим выделила 10 000 рублей.

Вместе с ростом численности городского населения росло и число религиозных зданий в Ростове и Нахичевани. Это, с одной стороны, является показателем благосостояния граждан, так как культовые сооружения строились за счет верующих, а, с другой, - свидетельствует о проведении большой культурно-религиозной и морально-нравственной работы, которая была неотделимой частью деятельности священнослужителей и религиозных организаций в целом.

Так, в 1760-е годы в крепости Св. Дмитрия Ростовского были деревянные соборная и приходская церкви. В 1780-е соборная церковь,

носившая имя Покрова Пресвятой Богородицы, была поставлена на каменный фундамент, а стены ее остались деревянными. Приходская церковь в крепости Св. Дмитрия Ростовского просуществовала до 1786 года, после чего была закрыта по причине ветхости. В 1800 году в Ростове уже существовало 5 православных церквей. Как справедливо замечает С. Ильин, люди, жившие в Ростове, дорожили каждой копейкой: «ибо здесь селился народ простой», не денежный[12]. Строительство такого количества церквей за 30 с небольшим лет было делом накладным, однако, сам факт этого строительства свидетельствует о первостепенной важности его для ростовцев. Увеличение численности жителей приводило и к увеличению количества приходов, которые нуждались в приходских церквях.

Поскольку население города никогда не было конфессионально однородно, то к 1899 году в Ростове действовали уже 17 православных церквей, Старообрядческий молитвенный дом, евангелическо-лютеранская церковь, католическая церковь, 3 синагоги и магометанский молитвенный дом. В Нахичевани было 7 армяно-григорианских церквей, 2 православные церкви и еврейский молитвенный дом.

В 1920 году комиссией по отделению церкви от государства города Ростова-на-Дону было отделено: 16 православных церквей в Ростове, 2 православные церкви в Нахичевани, 2 старообрядческие церкви в Ростове, 1 католическая церковь в Ростове, 1 евангелическо-лютеранская церковь в Ростове, 1 баптистский молитвенный дом в Ростове, 10 еврейских синагог в Ростове, 1 караимский молитвенный дом в Ростове, 1 мусульманская мечеть в Ростове, 8 армяно-григорианских церквей в Нахичевани.

Отделение церкви от государства проводилось в соответствии с антирелигиозной политикой большевиков. Противостояние власти большевиков и церкви началось еще до окончательного установления советской власти на Дону. Донское руководство Православной Церкви в лице архиепископа Гермогена осудило большевиков. В ноябре 1917 года Гермоген заявил о том, что церковь на Дону разрывает всяческие отношения с советской властью и не признает ее законов. Большевики ответили красным террором против священнослужителей. Под прикрытием голода 1921 - 1922 годов начались гонения на духовенство, изъятие церковных ценностей, что вылились на Донской земле в особо острое противостояние церкви и государства. Гонения на духовенство, изъятие церковных ценностей, принявшее огромный размах еще и по причине голода 1921 - 1922 годов, ликвидация храмов вылились на Донской земли в

особо острое противостояние церкви и государства. В 1922 году состоялся суд над донскими священниками, широко освещавшийся в периодической печати. Главными задачами этого процесса были подавление сопротивления и агитационно-политическая пропаганда. Поэтому его освещению отводились целые развороты донских газет, а заголовки «изобличали» предательство священников по отношению к народу. В итоге процесса шесть священнослужителей были казнены, остальные получили тюремные сроки[13].

Еще раньше, зимой 1921 года, в Ростове прошел судебный процесс над иудеями - хасидами. В 1924 и 1925 годах состоялись судебные процессы над членами организации Хе-Халуц.

После национализации зданий и имущества церквей комиссия по отделению церкви заключала договор от имени советского государства с прихожанами об аренде церковного здания, в котором могли продолжаться богослужения. Таким образом, в первые годы советской власти у верующих оставалась некоторая свобода. Хотя, по сведениям Ростовской-на-Дону епархии, к 1923 году в Ростове было уже зарыто 7 православных церквей.

Постановление ВЦИК И СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года «О религиозных объединениях» открыло новый этап в отношениях церкви и советского государства. Практически все церкви закрываются, а их здания подлежат либо сносу, либо отдаются под нужды культурно-просветительной работы. Это было тяжелое время как для верующих, так и для священнослужителей всех религиозных направлений, многие из которых были репрессированы.

После революции перестали совершаться богослужения в Александро-Невском кафедральном соборе Ростова-на-Дону, располагавшемся на Новой Базарной площади - пересечение Большой Садовой улицы и Большого Столыпинского проспекта (Ворошиловский проспект). В 1930 году собор был разрушен.

К началу войны в Ростове были закрыты почти все церкви, прекращена деятельность всех религиозных культурно-просветительных организаций. Работала одна православная церковь, костел не закрывался, но и активно функционировать не мог, так как не было священнослужителя.

Политика государства по отношению к церкви изменилась в годы Великой Отечественной войны. При Совнаркоме создаются Совет по

делам религиозных культов, в ведение которого входили все религии, кроме православия, и Совет по делам Русской Православной церкви. Эти советы регулировали работу религиозных организаций и следили за соблюдением всех постановлений советского государства. На местах, в том числе в Ростовской области, учреждались должности уполномоченных по делам религиозных культов при СНК СССР. В 1965 году Совет по делам религиозных культов был объединен с Советом по делам Русской Православной церкви в Совет по делам религий, который и просуществовал до 1991 года.

Таким образом, война способствовала тому, что государство пошло на уступки верующим, которые теперь могли регистрировать свои приходы и общины и «справлять религиозный культ».

А. Шадрина приводит интересную статистику прихожан ростовского католического костела в первые послевоенные годы. Всего прихожан, проживающих в Ростове, было зарегистрировано 323 человека, из которых мужчин было 55 человек. Вместе с тем, по данным Ростовского Облисполкома, в дни религиозных праздников костел посещали от 500 до 600 человек. По возрастному признаку основная масса верующих приходилась на людей, которым было от 83 лет до 53 лет. В социальном составе самыми многочисленными группами выступали рабочие и » 140

домохозяйки .

Вместе с тем советская власть старалась не допускать нормальной работы религиозных общин. В течение 14 лет прихожане оставались без ксендза, разрешение на въезд которого так и не было получено. В 1952 году Советом по делам религиозных культов при Совете Министров СССР было принято решение расторгнуть договор с католической общиной города Ростова об аренде костела, так как здание требовало капитального ремонта, который своими средствами община произвести не могла. В 1958 - 1959 годах на месте костела был построен жилой дом.

Еще печальней оказалась советская история евангелическо-лютеранской общины Ростова. Послабление в религиозном вопросе не коснулись прихожан кирхи. В 1945 году Исполком Горсовета указал, что данное здание подлежит сносу согласно плану реконструкции города.

В годы советской власти изменилась социальная структура города. Во время гражданской войны из Ростова эмигрировали представители буржуазии. В результате голода 1921 - 1922 годов и сокращения производства начался отток рабочих в сельскую местность, а сам город стал перевалочным пунктом для беспризорников, деклассированных элементов, направлявшихся на юг в поисках лучшей жизни. Они заполняли вокзалы, базарные площади, занимаясь воровством и попрошайничеством.

  • 1
  • 140 Подробно см: Шадрина А. Указ. соч.

Городские и областные власти прилагали большие усилия для решения этой проблемы в условиях острого экономического кризиса, а места заключения были переполнены.

Улучшение экономической ситуации к середине 1920-х годов способствовало восстановлению нормальной жизни города. В 1930-е годы было покончено с бродяжничеством, огромное количество сирот взято под государственную опеку.

В годы первых пятилеток численность городского населения увеличилась. Однако точную динамику проследить сложно, так как итоги переписи 1937 года были засекречены и еще полностью не опубликованы. По данным переписи 1926 года в Ростове проживало 327 661 человек, а в 1937 году 461 410. При этом необходимо учитывать, что в 1928 году Ростов был объединен с Нахичеванью, следовательно, цифра 1937 года являются общей для обоих городов.

В годы первых пятилеток - в соответствии с курсом партии на индустриализацию и строительством предприятий тяжелой промышленности - в Ростове увеличивается количество рабочих и технической интеллигенции. В 1930-е годы рабочие составляли половину городского населения. Значительно увеличилось количество советской интеллигенции, формировавшейся теперь из рабочих и крестьян.

В 1987 году Ростов-на-Дону стал городом, в котором родился миллионный житель. Звание города-миллионера он сохраняет и сегодня. После распада СССР Ростов занимает 10 место в стране по численности населения. В 2000 году Ростов стал центром Южного федерального округа. Он является средоточием многих религиозных объединений округа. Здесь находятся центры 14 религиозных объединений. Официально зарегистрировано более 30 вероисповеданий, из которых самыми многочисленными являются православие, Союз Церквей Евангельских христиан баптистов, «Христиане веры евангельской», Адвентисты Седьмого дня, ислам, иудаизм, римо-католицизм, армянская апостольская церковь.

1

Всесоюзная перепись населения 1937 года: общие итоги: Сб. документом и материалов. М.: РОСПЭН, 2007. С.62.

  • [1] Маркитант - мелкий торговец съестными припасами и предметами солдатского обихода, следующий за войсками в походе, на маневрах, во время войны. 2 Однодворцы в Российской империи - особый класс военных земледельцев, живших на окраинах страны и обязанных нести охрану. Занимали промежуточное положение между мелкими помещиками и крестьянами. Правительство давало однодворцам небольшой земельный участок и один двор крепостных крестьян для его обработки. Платили подушную подать и четырехгривенный оброк по тем же нормам, что и государственные крестьяне. Могли владеть землей и крестьянами, с которыми жили одним двором. 3 Малороссияне - название использовалось в Российской империи до начала XX века для обозначения восточнославянского народа, проживающего на территории современной Украины. 4 Ведомость и географическое описание крепости святого Дмитрия Ростовского ... С. 12. 5 Краснянкий М.Б. считал, что Доломановка возникла в 1750 году. См.: ГАРО. Ф. Р-2612. Д. 224. Л. 22. 6 Видимо около 1765 года. Подробно см. : ГАРО. Ф. Р-2613. Д. 224. Л. 22.
  • [2] Ведомость и географическое описание крепости святого Дмитрия Ростовского. Б.г., 1768. С. 12 2 Согласно Манифесту Екатерины II от 22 июля 1763 года поселившиеся в России иностранцы не могли быть определены на военную или гражданскую службу против своей воли. 3 Ведомость и географическое описание крепости... С. 12
  • [3] Чалхушьян Г. X. Указ. соч. Глава 6. 2 Скальский К.А. Наши государственные и общественные деятели. СПб, 1891. С. 76 - 79. 3 Ростов-на-Дону и Приазовский край в описаниях путешественников XVIII в. и первой половины XIX в.//3аписки Ростовского-на-Дону Общества Истории, Древностей и Природы. Т. 1. Ростов-на-Дону, 1912. С. 91. 4 Там же. С. 93. 5 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года... Т. XVI. С. 301.
  • [4] По данным Чалхушьяна Г.Х. Указ.соч. Глава 8.
  • [5] Кактаров И. Экономическое положение Новороссийского края и Войска Донского. СПб, 1880. С. 8. 2 |10Кактаров И. Экономическое положение Новороссийского края и Войска Донского. СПб, 1880. С.9. 3 ’"Чалхушьян Г.Х. Указ. соч. Глава 3. 4 Чалхушьян Г.Х . Указ. соч. Глава 3. 5 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 год. Том XII... С. 1
  • [6] 2 Сборник Областного Войска Донского Статистического Комитета. Выпуск X. Новочеркасск: «Частная Донская Типография», 1910. С. 156. 3 Первая всеобщая перепись населения... С.З.
  • [7] Смирнов И.Н. Мещанское сословие Области войска Донского в конце XIX - начале XX века. Автореферат диссертации ... канд.ист.наук. Ростов н/Д, 2007. С. 13. 2 Смирнов И.Н. Мещанское сословие Области войска Донского... С. 33.
  • [8] Дело в том, что согласно статистике в городах подавляющие количество грамотных приходилось на коренных жителей, а среди пришлого населения грамотные люди составляли маленький процент. Ростов же сформировался как крупный город за короткое время, поэтому процент пришлого населения здесь был очень высок. 2 Рашин А.Г. Население России за сто лет (1813 - 1913). Статистические очерки. /[Электронный ресурс] - Режим доступа: http://lost- eiTipire.ru/index.php?option=com content&task=view&id=86&Itemid=9, свободный. Загл. с экрана. 3 Первая всеобщая перепись населения... С. 1. 4 Подсчет по: Первая всеобщая перепись населения... С. 5-8. 5 Здесь и далее цифры включают лиц, непосредственно работавших, и членов их семейств.
  • [9] По данным: Весь Ростов и Нахичевань-на-Дону на 1914 год. Харьков, 1914. С.100. 2 Первая перепись населения... С. 3.
  • [10] Шадрина А. Католичество на территории Приазовья и Нижнего Дона [Электронный ресурс - Электрон.дан. - RELGA: Научно-культурологический журнал. № 14 - Режим доступа: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu- www.woa/wa/Main?textid=2877&levell=main&level2=articles, свободный. Загл. с экрана. 2 Подробно об истории евангелическо-лютеранской общины города Ростова-на-Дону см.: Роот Е.В. Евангелическо-лютеранская община города Ростова [Электронный ресурс] / Донской временник - Электрон, дан. Донская государственная публичная библиотека -Режим доступа: http://www.donvrem.dspl.ni/Files/article/m8/l/art.aspx7art id=168, свободный. Загл. с экрана.
  • [11] Там же. С. 279 2 Цит. по: Мовшович В.Е. Печальный юбилей [Электронный ресурс] - Электрон, дан. - Режим доступа: http://www.pseudology.org/Kojevnikov/Xrestomatiya/Rostov Pogrom 1905.htm, свободный. Загл. с экрана. 3 1905 год в Ростове-на-Дону... С. 14. 4 Мовшович В.Е. Указ. соч. 5 Там же.
  • [12] Ильин А.М. Указ. соч. С. 41. 2 Весь Ростов... С. 484. 3 Термин «караим» обозначает и этнос, и приверженца караимской веры (караимизма) любой национальности. Караимизм - иудаизм, не признающий Талмут. 4 ГАРО. Ф. Р-97. Оп.4. Д.53. Л. 25.
  • [13] Подробно история Донской РПЦ в 1917 - 1923 годах см.: Горбачев Д.А. Власть и Русская Православная Церковь на Дону 1917 - 1923 гг. Диссертация ... канд.ист.наук. Ростов н/Д, 2006. 2 Хе-Халуц - еврейское молодежное движение, целью которого была подготовка к поселению в Эрец-Исраэль. Возникло в начале XX века.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >